Книги жарь

@bookngrill Нравится 1

Literature is our type of revolution.
SoundCloud: https://soundcloud.com/bookngrill
ВК: https://vk.com/bookngrill
Мои короткие истории и упражнения @chickenchicken
Вопросы, отзывы, предложения @bookngriller
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Книги


Написать автору
Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Книги
Добавлен в индекс
18.08.2017 04:32
реклама
Надёжная биржа каналов
Купить канал с доходом от 20 до 500к/мес.
Биржа каналов
Купить канал с доходом от 20 до 200к/мес.
До сих пор руки трясутся
Столько денег за рекламу еще не получал
4 053
подписчиков
~1.4k
охват 1 публикации
~3.2k
дневной охват
~3
постов / день
34.6%
ERR %
27.41
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
303 упоминаний канала
90 упоминаний публикаций
313 репостов
Me & Rotten Kepken.
Ксения Лурье
Ксения Лурье
Dramedy
the TXT
Pal o' Me Heart
Agavr Today
Ксения Лурье
Полка
Опыты чтения
A hyphen
Writer's Digest
Носо•рог
Носо•рог
НеЧехов
НеЧехов
Фантастика
От авторки
Книгиня про книги
Dramedy
Me & Rotten Kepken.
Canal du Midi
Слова и деньги
Стоунер
Вам, чтецам
A hyphen
САША И ЛЕВ
Опыты чтения
Журнал «Нож»
Me & Rotten Kepken.
Женя читает
От авторки
Изба-читальня
fox heres' stuff
Подосокорский
Каналы, которые цитирует @bookngrill
Agavr Today
Книгиня про книги
Ксения Лурье
Marie_Lit
Backtracking
DOXA
САША И ЛЕВ
Мрачное обозрение
Многобукв
Dramedy
Жизнь в коммуне
Книгиня про книги
Me & Rotten Kepken.
После пар
Стоунер
Опыты чтения
Prochtenie
Вам, чтецам
Многобукв
Многобукв
greenlampbooks
Журнал «Нож»
Носо•рог
Bored in the USA
Yashernet
Многобукв
Ковен Дур
Prochtenie
Agavr Today
От авторки
Носо•рог
Dima Cabre
Многобукв
TechSparks
Слёзы писателя
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Книги жарь 15 Dec, 20:36
Благодаря @latenightshyamalan прочел интересный список советов, что делать, если вы не можете придумать финал рукописи https://io9.gizmodo.com/strategies-to-make-sure-you-actually-finish-that-novel-5958162 Техники интересные: написать финал заранее, написать всю историю от лица антагониста, продумать структуру истории во время прогулки, пообещать себе награду за окончание черновика, запретить себе писать финал (sic!) и другие.

Вообще материал предназначался редакторами для писателей под занавес ноябрьского NaNoWriMo, но дописывать рукописи можно круглый год, да и техники универсальны.
Читать полностью
Книги жарь 14 Dec, 14:23
Нобелевская лекция Ольги Токарчук. Тезисно. Часть III

– Выяснилось, что количество доступной информации может быть чрезмерным. Ее сложность, двойственность вызывают отклик в виде разных защитных механизмов – от орицания до подавления мысли, упрощения, идеологического и группового мышления.

«Фейк ньюз» заставили нас переосмыслить понятие «фикшена», вымысла. Читатели, которых обманывали, дезинформировали, которыми манипулировали, испытывают отвращение от вымысла. Это обеспечило взрывной интерес к нон-фикшену. Когда ложь стала оружием массового поражения, фикшен потерял читательское доверие. Все чаще я слышу от читателей вопрос: «А то, что вы написали, правда?»

Вопрос этот с точки зрения писателя звучит апокалиптично. Что мне тут сказать, объяснить онтологический статус Ганса Касторпа, Анны Карениной и Винни-Пуха?

Такие вопросы мне кажутся регрессом цивилизации. Ведь это означает отрыв от нашей способности принимать участие в событиях, которые составляют нашу жизнь, сразу на нескольких уровнях: конкретном историческом и символическом, мифологическом. Жизнь состоит из событий, но только после того, как мы попытаемся их интерпретировать, понять их и осмыслить, события становятся нашим опытом. Опыт – это факт, который был нами осмыслен и расположен в памяти. Опыт также создает некую структуру значений, на основе которых мы осмысляем то, что с нами происходит. Функцией этой структуры и является миф. Миф никогда не был реален, но все время воспроизводится. Жизни обитателей Олимпа теперь воспроизводит сериал «Династия», а героические поступки мифических героев – герои видеоигр вроде Лары Крофт.

В глубине этого разделения между правдой и ложью истории из нашего опыта, которые создает литература, приобретают иное измерение.

– Я никогда не считала, что разница между фикшеном и нон-фикшеном существует на самом деле, это разделение во многом декларативно и поверхностно. Как говорил Аристотель, фикшен – это всегда немного правда (На самом деле оригинальная цитата звучит по-русски так: В поэтическом произведении предпочтительнее вероятное невозможное, чем невероятное, хотя и возможное.)

Уместно вспомнить и то, какой видел разницу между фактами и сюжетом Э.М. Форстер. «Сначала умер король, а затем королева» – это факты. «Сначала умер король, а королева умерла от горя», – это сюжет. Всякая фикционализация следует путем отталкивания от причинно-следственных связей к попытке осмыслить событие, основываясь на человеческом опыте «Почему получилось именно так?».

Литература начинается с этого «Почему?», даже если ответ всегда будет «Я не знаю».

Литература ставит вопросы, на которые нельзя ответить с помощью Википедии, потому что они касаются не фактов и событий, а нашего опыта напрямую.

– Литература и чтение стали маргинальным процессом. Изображения и виртуальная реальность стали его альтернативой. Но чтение – это сложный психологический и перцептивный процесс. Сначала неясные образы оформляются в символы и знаки, которые затем обратно из области языка переводятся в область нашего опыта. Это требует внимания и фокуса, которые сегодня в мире постоянного отвлечения не так доступны. Сначала человечество передавала опыт устно, затем – после изобретения книгопечатания – с помощью текстов, а сегодня получилось возможность транслировать образы напрямую. Вы больше не ведете дневник путешествий – вы фоткаете виды в Инстаграме. Вы не встречаетесь с друзьями, вы играете в онйлан-игру. Вы не пишете письма, а записываете голосовуху.

Тексту сегодня противостояит не образ в кино или сериалах. Ему противостоит другое измерение мира: возможность напрямую воздействовать на наши органы чувств.
Книги жарь
Дело, конечно, не в селебрити и сериалах. Об этом была хорошая статья в Guardian: на британском рынке бестселлерами становится нон-фикшен, который профессионалы пишут о своей повседневной работе: учителя, медсестры, пожарные. Просто сегодня читатель настолько боится фейковых новостей и вымысла, которым его пичкают политики и подкормленные СМИ, что ему хочется услышать невыдуманные истории людей, которые просто делают свою работу. Книжки, написанные селебрити, тоже переживают кризис. Сегодня тебе не нужна книга, написанная гострайтерами звезды, чтобы узнать о ее жизни: достаточно верифицированного Твиттера и ленты "Инстаграма". А вот о том, как живут и работают медсестры, из соцсетей не узнаешь — проще найти книжку об этом. Поэтому, кстати, и растет популярность документальных книг, написанных журналистами: условно говоря, я лучше почитаю, как невыдуманный Иван Иваныч пытался с коррумпированными чиновниками бороться, чем выдуманную историю, как тот же Иван Иваныч боролся с вампиром-председателем ЖСК.…
Читать полностью
Книги жарь 12 Dec, 14:17
В стране нет ни одного органа, который эффективно бы занимался защитой прав работников креативных индустрий. Максимум, чем занимаются Союзы писателей (тысячи их), это творческие семинары – что само по себе полезно, конечно, но писателю защищать свои права не поможет. Профсоюзы в стране убиты в принципе как институт, поэтому эта ситуация не уникальна.

Что в этой ситуации делать? Перестать обсуждать конкретного блогера и то, является он блогером или нет, а пристально изучить системные проблемы и искать пути их решения, а также способы взаимодействия работников текста друг с другом в защиту своих прав.

Скоро, насколько мне известно, намечается конференция, посвященная авторскому праву, и я собираюсь принять в ней участие. Надеюсь, площадка будет открыта всем желающим.

Буду держать вас в курсе.

P.S. Пока взаимодействие издательств с блогерами выглядит так: блогеров приглашают на вечера, где их задабривают угощениями, книжками, трейлерами грядущих киноадаптаций и розыгрышами призов, как бы в обмен на лояльность бренду. А потом воруют тексты и называют «варварами». Не надо так.
Читать полностью
Книги жарь 12 Dec, 14:17
Коллеги @KLurye и @kniginya вчера снова подняли тему статуса блогеров в современной литературе, но, как мне показалось, копают недостаточно глубоко.

Тезис таков: издатели и литературные медиа зависят от блогов и размещаемого там контента: блогеры информируют читателей о книгах, пишут заметки, книжные подборки и рецензии. Однако взамен критики их как бы в шутку называют «варварами и дикарями», а издатели указывают, как и кому фотографировать книги, после чего организуют как бы извинительные дискуссии об этике разговора с блогерами.

И дело вовсе не в том, кого называть блогером, а кого нет. Какая вообще разница? Это вопрос незначительный и малоинтересный.
Дело в том, что блогер – пока не очень понятная с точки зрения экономики и права категория.

До широкого распространения книжных блогов расклад был понятный. Издатель получает от авторов и переводчиков контент, а взамен продвигает книги. Условия договоров с генераторами контента могут быть разными: от откровенно кабальных до более-менее справедливых – но основную прибыль, вполне в согласии с экономическими законами, все равно получает издатель как субъект, перерабатывающий контент в продукт – книгу.

Либо автор сам загружает книгу на электронную площадку, заключая с ней договор, и получает какие-то деньги – на более выгодных условиях, но с вынужденной необходимостью самостоятельно продвигать книги.

Одновременно у издательства существует штат сотрудников, от выпускающих редакторов до корректоров, которые занимаются переоборудованием «сырья» – рукописи – в книгу. Условия трудовых договоров с этими сотрудниками тоже могут быть разными.

Критики брали на себя функцию информирования о выходе книг и навигации читателя в мире книг. Навигация может быть простой (обзор или подборка) или сложной (рецензия или литературоведческая статья). Расклады тоже понятны: критик (по идее) получает гонорары от своего издания и книги от издательства.

Но тут появляется блогер, с которым не очень понятно, что делать. Блог – сам себе издание, зарабатывает на рекламе или подписках или донациях, при этом так же непосредственно влияет на читательское поведение, как и критик, и зачастую выступает и автором, и переводчиком, но юридически не привязан ни к чему, кроме своей цифровой площадки (с которой издатель взаимодействовать не умеет).

Из этого непонятного статуса блогеров рождается непонимание, как с ними себя вести. Получаются казусы: один главред издательства говорит, что «книга должна жить», влияние блогов во многом случайно, а его коллега буквально пять минут спустя говорит: «Мы относимся к блогерам как к первым читателям (читай – покупателям) и внимательно следим за отзывами и стараемся их поддержать». Так что же, нужно с блогерами договариваться или нет?

Появление на литературном рынке субъекта, который избегает закрепления своего правового и экономического статуса и при этом непосредственно взаимодействует с аудиторией издательств, порождает определенный невроз и непонимание. Но эта свобода от правовых ограничений играет с блогерами и дурную шутку: некоторые издатели считают вполне приемлемым не спрашивать разрешения и копировать цитату-блерб блогера с одной книги на другую, например, или отказывать в информационной поддержке из-за того, что издателю не понравилось мнение блогера.

Все это тесно связано с системной проблемой в креативных индустриях, в которых работники младшего звена вынуждены перерабатывать и получать мизерные зарплаты, в то время как владельцы компаний и топ-менеджмент получает сверхприбыли и приобретает дорогостоящую недвижимость. Все это тесно завязано на сверхмонополизации литературного рынка, 97 процентами которого владеют две монополии, каждую из которых раздирает внутренняя конкуренция (одна поглощенная компания переманивает авторов у другой, переработки порождают текучку кадров и пр).
Книгиня про книги
Пока одни обсуждают «Большую книгу» и почему первые три места это опять коты, дети и, внезапно, Ерофеев, (заходят как-то в бар Яхина, Служитель и трио авторов книги «Венедикт Ерофеев: посторонний», а Елена Шубина им говорит – так, никому не налью, пока новые романы не напишете), другие как-то немного удивлены победителем в номинации «_Литблог» - похоже, всё-таки, оно случилось. Блогерскую премию дали неблогеру без блога. Я обожаю все тексты Марии Лебедевой – она одна из лучших книжных обозревателей в моём личном рейтинге, пишет она в том числе и для «Прочтения» (читать её тексты лучше тут, подкиньте хорошему проекту просмотров), но блога в том виде, про который, видимо, все подумали, найти не получится, потому что блога нет. Блогеры без блогов, писатели без романов, книжные блогеры без книг, Константин Мильчин без сайта «Горький» (сменился главный редактор) - куда уж, казалось бы, падать ниже, но всегда есть, куда. В эту субботу на ярмарке нон-фикшн случился круглый стол блогеров и издателей, организованный…
Читать полностью
Книги жарь 12 Dec, 11:06
​​М значит магия. Нил Гейман. АСТ, 2019

Ну вы знаете, как это бывает.
Когда быстро и много читаешь по работе или учебе, в какой-то момент начинается читательское выгорание. Не идет вообще ничего. Некоторые это называют «читательским блоком».
Два способа борьбы . Отвлечься на другой тип текстов (философия/драматургия/комиксы) или забить и какое-то время позволить себе пожить в этом состоянии.
Под рукой как раз был переизданный сборник рассказов Геймана, поэтому я выбрал первый вариант.

Что сказать. Во-первых, конечно, почти никакой «магии» в сборнике нет — это маркетинговый ход, чтобы собрать классы. АСТ здесь ни при чем, у книги сохранилось оригинальное название. Просто издатель решил собрать ранние рассказы Геймана (в предисловии он признается, что писал их, чтобы набить руку) и как-нибудь выгодно продать — например, под видом рассказов для детей.

Во-вторых, детского в сборнике мало. И дело не в том, что в рассказе «Троллев мост» автор зачем-то решил сообщить читателю, как выглядит член тролля (эта информация никак не мотивированна сюжетно, разумеется). Большая часть тем будет понятна подростку или взрослому: страх пубертата («Как знакомиться с девушками на вечеринках»), экономические махинации («Как продать Понтийский мост»), страх смерти («Троллев мост», «Октябрь в председательском кресле», «Надгробие для ведьмы»). Я не то чтобы считаю, что на эти темы с детьми нельзя говорить: наоборот, можно и нужно. Но не так, как в этих рассказах делает Гейман. В «Деле о двадцати четырех дроздах» он пишет «круто сваренный» детектив под Чандлера, в качестве героев используя сказочных персонажей. Стилизация выходит так себе: в одной сцене детектив попивает лимонад, а уже в следующей прикидывает, какова в постели роковая красотка.

По-настоящему классных рассказа в сборнике три. «Цена» — жутковатая зарисовка с реверансом Эдгару По; не нуждающийся в представлении «Как общаться с девушками на вечеринках» (Гейман на своем курсе рассказывал драматичную историю о том, как этот рассказ писался); и самый, на мой взгляд, удачный и смешной — «Рыцарство» . Там такой сюжет: милая старушка покупает в магазине сувенир, который будет классно смотреться на каминной полке. Вот только сувенир оказывается ни много ни мало Святым Граалем, и в какой-то момент на пороге дома пенсионерки появляется сэр Галахад верхом на боевом коне.

– Милостивая госпожа, хранительница Святыни Святынь, позволь мне теперь удалиться с Благословенной Чашей, дабы завершились мои скитания и исполнились обеты.

– Прошу прощения? – переспросила миссис Уитекер.

Подойдя к ней, Галаад взял ее старческие руки в свои.

– Мой поход завершен, – сказал он. – Наконец я зрю Санграаль.

Миссис Уитекер поджала губы.

– Вы не могли бы поднять с пола чашку и блюдце, сэр? – попросила она.

Извинившись, Галаад поднял чашку.

– Нет, не думаю, – сказала миссис Уитекер. – Мне нравится, как он там стоит. Между собачкой и фотографией моего Генри ему самое место.


Идеальный мастер-класс для начинающих писателей о том, как из системы ценностей персонажей растет их мотивация и вызревает конфликт.

В общем, «М значит магия» — наглядный пример того, что даже у такого мастера, как Нил Гейман, может не получаться. Но попробовать стоило — хотя бы ради того, чтобы родились три чудесных истории.

А на самом деле четыре. «Надгробие ведьмы» — этюд, который позже вырастет в роман «История с кладбищем» — один из лучших у автора. В виде рассказа история выглядела оторванной от корней, вот и взялся Гейман написать, откуда взялся герой, почему он общается с мертвыми и кто вообще все эти люди.

Писательский путь, как и любая карьера, состоит не только из успехов, но и из провалов. Но без этих провалов успеха не случилось бы.

Это и есть настоящая магия творчества.

#книги_жарь
Читать полностью
Книги жарь 11 Dec, 18:01
Вы едете в путешествие за рубеж. Представьте, что вам предлагают взять с собой всего одну книгу, причем именно ту, с которой у вас ассоциируется страна, которую вы посещаете. Что вы возьмете с собой?

И пока вы раздумываете над ответом на вопрос, представлю вам в сегодняшнем #рекомендации_жарь канал @Marie_Lit. Автор рассказывает о книгах с необычного ракурса: как связан текст и места, по которым ты путешествуешь? Об эрудиции автора говорит ее вкус: в Норвегии Мария читает книгу Дагни Педерсон «Корзина с еловыми шишками», крепость Зальцбурга навевает воспоминания о монастырском лабиринте в «Имени розы» Умберто Эко, Лондон – с Вудхаузом и повестью Алессандро Барикко «Мистер Гвин», а тесные улицы Амстердама – с дневником Анны Франк.

В общем, перед нами еще один (пока) небольшой канал с симпатичными мини-обзорами и необычной точкой зрения – всячески рекомендую.
Marie_Lit
​​Все, чем вы располагаете - несколько часов в самолете и желание настроиться на путешествие, сотню дней назад спланированное, а может, абсолютно спонтанное. Книга была бы как нельзя кстати, но ведь нужна идеальная: без пошлостей и «розовых соплей», увлекательная и с глубокими мыслями (но «только не Война и мир»!) и чтобы в ней обязательно говорилось о той стране, в которую вы направляетесь. О, как я вас понимаю. Я сама очень часто оказываюсь застигнутой врасплох, когда пытаюсь выбрать книжного спутника в дальнюю дорогу. Поэтому мне захотелось поделиться с вами небольшой подборкой книг, которые вы могли бы взять с собой в путешествие. В день или около того - по книжке. Ручаюсь за каждый предложенный вариант 🌏 On y va! Поехали! 🇬🇧 Можно ли научиться рисовать портреты словами? И дорогого ли стоит получить такой портрет в подарок? Чтобы «прочитать» своё лицо, натурщик, которым может стать самый обычный человек, должен, отбросив всякий стыд, полностью обнажиться перед своим «портретистом» и забыть о его присутствии.…
Читать полностью
Книги жарь 11 Dec, 17:16
​​Нобелевская лекция Ольги Токарчук. Тезисно. Часть II

— Коммерциализация литературного рынка привела к появлению жанров как индустрий. По каждому из жанров проводятся фестивали и ярмарки, и читатели и писатели посещают только ярмарку определенной литературы. Деление на жанры, которое придумали, чтобы упростить каталогизацию литературы и помочь читателю ориентироваться в мире книг, привело к тотальному разделению, к тому, что писатель сегодня должен воспроизводить определенный жанр, кто лучше всех воспроизведет клише — тот и молодец. Но это — ложный путь.

Интуитивно я всегда сопротивлялась этому порядку, потому что он ограничивает авторскую свободу, не поощряет эксперименты и трансгрессивность. Но ведь в конечном счете именно они и являются целью творчества.

Без эксцентрики, эксперимента искусства не существует. Хорошая книга не нуждается в том, чтобы к ней приклеивали ярлычок. Современная модель брендинга и таргетинга книги как продукта – изобретение капитализма.

– Рассказывать истории в формате сериалов умеют с древности. В сущности, Геракл, Ахилл, Одиссей – первые сериальные герои. Но еще никогда сериалы не оказывали такого влияния на коллективное воображение, как теперь. Это влияние революционно.

Суть сериала в том, чтобы приковывать зрительское внимание как можно дольше, поэтому сюжетные линии сериалов ветвятся до самых безумных масштабов. Характеры персонажей меняются в угоду необходимости связать сюжетные линии. А потребность бесконечно продлевать сюжет ради новых сезонов порождает открытые концовки. Зритель лишается таинственного ощущения, именуемого катарсисом – опытом наполненности смыслом, внутренней трансформации, свершившейся благодаря соучастию в истории. Навязчивое усложнение, взамен завершения, откладывание катарсиса гипнотизирует зрителя. Fabula interrupta, «прерванный рассказ», известный со времен Шахерезады прием, стал основным инструментом сторителлинг, завораживая нас, словно стимулятор.

В то же время, в эпоху сверхтекучести, постоянной изменчивости и нестабильности сериалы – наиболее креативный медиум, находящийся в поисках новой формулы истории.

– В предшествующие истории люди верили, что всеобщий доступ к информации поможет построить справедливое общество. Великий педагог Ян Амос Коменский вынашивал идею пансофии – универсальное знание, доступное для мышления любого человека. Когда появился интернет, казалось, что мечта Коменского свершилась – у нас есть доступ практически ко всем знаниям мира, к примеру, с помощью Википедии, которой я пользуюсь и уважаю.

Но мечта свершенная может разочаровывать. Вместо универсального доступа к информации и справедливого общества мы получили мир разрозренных нарративов и информационных пузырей. Вместо обеспечения универсального доступа к информации капиталистические монополии программируют наше поведение в сети – как показал кейс Cambridge Analytica. Вместо гармоничной мелодии всеобщего знания мы слышим какофонию звуков, помехи, из которых в отчаянии пытаемся наскрести тихий мотив.

Перефразируя Шекспира, Интернет – сказка в устах глупца, где много звонких фраз, но смысла нет.
Читать полностью
Книги жарь 11 Dec, 13:09
Вчера повесили огненную заметку Яны Москаленко о взаимоотношениях русских литературных журналов и цензуры в XIX веке, из которой нужно сделать следующие выводы:

1) компромисс с властью не поможет спасти репутацию или дело жизни — сожрут и не заметят;
2) создание бессмысленных бюрократических структур заканчивается хаосом и переходом на «ручное управление» государством из центра (который и несет ответственность за создание идеологии и аппарата ее установления);
3) паранойя и подозрительность приводят к тому, что самые безобидные суждения кажутся вызовом системе.

Цензура не нужна.
Читать полностью
Книги жарь 10 Dec, 20:20
Из запоминающегося: Быков вручил Попову двуручную пилу (у Попова есть рассказ, где упоминают, что двуручная пила — лучший семейный подарок)

А Степашин пошутил про тюрьмы. «Поздравляю тех, кто сидит. На сцене. Лучше сидеть на сцене».

Шутки про политзаключенных — это же так смешно, так смешно, прямо ух.

Спасибо Лекманову, что со сцены вспомнил Юрия Дмитриева и политзеков.
Книги жарь 10 Dec, 20:10
#новости_жарь Итоги Большой книги 2019

🥇 Победитель — Олег Лекманов, Михаил Свердлов, Илья Симановский. Ерофеев: посторонний
🥈 Второе место — Григорий Служитель. Дни Савелия
🥉 Третье место — Гузель Яхина. Дети мои

Приз «За вклад в литературу» — Валерий Попов

Премия «_Литблог»за лучший книжный блог — Мария Лебедева. Блог на платформе «Мел» и в журнале «Прочтение»

Приз «Особый почерк» онлайн-ритейлера Ozon — Григорий Служитель. Дни Савелия
Читать полностью
Книги жарь 10 Dec, 17:09
Лекцию Токарчук перескажу в течение недели. Вопрос: стоит ли сделать пересказ нобелевской лекции Петера Хандке?
Опрос
  • Ja
  • Nein
157 голосов
Книги жарь 10 Dec, 17:06
​​Нобелевская лекция Ольги Токарчук. Тезисно. Часть I

«Я есть», — самое важное и самое странное сочетание слов в мире.

— Старый радиоприемник с зеленой лампочкой и двумя переключателями был для Токарчук главным спутником детства. Она слушала голоса разных городов. Но ее интриговали не только голоса, но и помехи, которые неизменно слышались на волнах между Прагой и Нью-Йорком, Москвой и Мадридом. Токарчук казалось, что так с ней говорит сам космос — просто она не может разгадать зашифрованный в странном шипении код.

— Токарчук вспоминает, как в детстве смотрела черно-белые фото матери. На них мать казалась ей очень грустной. Токарчук спросила маму, почему та грустила. «Ты еще не родилась, а я уже по тебе скучала». «Разве можно скучать по кому-то, кто еще не родился?» — задумалась Токарчук. «Наоборот тоже бывает. Если тебе кого-то не хватает, значит, он уже есть», — ответила мама.

По словам писательницы, этот разговор дал ей силы на всю последующую жизнь. Она смогла мыслить за пределами законов материального мира и теории вероятностей. «Меня было намного больше во всем, что меня окружало, чем я могла бы представить».

— Мы живем в мире, когда истории о событиях создаются здесь и сейчас. Если о чем-то нет истории или нарратива, значит, этого и не было, ведь так?

— При этом у нас нет не только устойчивого видения будущего, но и четкого представления о стремительно меняющемся настоящем. Нам не хватает языка разговора о настоящем, точек зрения, метафор, новых мифов и сказок. Вместо этого нам пытаются навязать архаические культурные нормы и «традционные ценности». Действует логика «лучше худое прошлое, чем никакое настоящее», но это так не работает.

— Мы живем в полифоническом мире, полифоническом шуме, мире нарративов от первого лица. Истории от первого лица всегда рассказываются с точки зрения конкретного человека, его узкого взгляда на мир, и при этом нарратив от первого лица — самое человечное, естественное и честное изобретение культуры. Которое при этом не исключает ограниченность индивидуальной перспективы по сравнению со всем, что происходит в окружающем мире.

Индивидуальное захватило центр внимания культуры. И не зря — западная цивилизация основана на понятии самосознания, на представлении о разуме, который познает себя и этим меняет мир. Рассказ от первого лица подарил нам истории, не сравнимые ни с чем по своему правдоподобию. Больше нет непостижимых героев и богов эпоса, каждый из них благодаря рассказу от первого лица стал таким же человеком, как мы сами, со своими уникальными голосами и историями. Рассказ от первого лица стирает грань между нарративным и читательским «я», мы воспринимаем опыт героя. Каждый герой таким образом получает право голоса — это демократия литературы.

— Сегодня истории, рассказанные от первого лица, — самый популярный метод наррации. Отчасти еще и потому, что писательство становится доступной формой искусства для все большего числа людей. Каждый получает возможность найти самовыражение в тексте.

Однако такой подход отдаляет текст от универсального опыта человечества. Коллективный опыт людей слабее отражен в текстах от первого лица. Поэтому нам не хватает историй-парабол, притч, в которых герой — не просто субъект плюс окружающие его исторические и географические условия, но и отражение опыта Человека как вида. Не имея таких парабол, мы потеряли возможность признаться себе в собственной беспомощности.

— Делить писателей на жанры — все равно что распределять их по видам спорта, в каждом из которых должны быть профессиональные игроки.

Полная версия лекции на английском: https://www.nobelprize.org/prizes/literature/2018/tokarczuk/104871-lecture-english/
Читать полностью
Книги жарь 9 Dec, 17:53
По моему сценарию вышел комикс Аскольда Акишина про Шиес https://bit.ly/36mLJ7f

Идея нового сезона «Кафки» в том, чтобы показывать протесты по стране с точки зрения госпропа — как бы выглядели вещи, если бы страшилки пропагандистов про деньги Сороса и т.п. оказались правдой?

Даже с такой точки зрения Шиес иначе как рукотворную экологическую катастрофу описать нельзя, так что в чистую пародию у меня скатиться не получилось.

В комментарии пришли защитники Шиеса и возмутились пародийным отображением протестов. Я их понимаю. И это повод задуматься о стратегии проекта в будущем. Пародия сегодня перестает работать, особенно в ситуации столь серьезной, как столкновение экологического протеста с властью.

В любом случае, Аскольд проделал титанический труд, и с художественной точки зрения у нас получилось не так уж плохо.
Читать полностью
Книги жарь 9 Dec, 17:53
Продолжаем проект «Кафка-кодекс» (сборник комиксов первого сезона продается во всех онлайн- и офлайн-магазинах). Есть чувство, что с тональностью мы ошиблись – но иначе, как методом проб и ошибок, творчество не работает.
Книги жарь 9 Dec, 17:01
#антистол Морализаторство – ложный союзник писателей. А второй ложный союзник – стереотипы. Отказываетесь изучать внутренний мир героев и место, в котором они живут? Рассказ получится сырым.

Будьте конкретны, интересуйтесь людьми, о которых пишете, независимо от того, реальны они или нет.

https://telegra.ph/Kto-krasivee-12-09
Книги жарь 7 Dec, 20:22
Граф во время спектакля, сидя в ложе, записывал все ошибки, которые он замечал по ходу действия, затем в антракте брал плетку и отправлялся за кулисы наказывать забывчивых актеров. Зрители слышали из-за закрытого занавеса вопли наказуемых. Каменский не жалел денег на декорации, а его артисты жили впроголодь и ходили побираться в город. Еще граф не спускал глаз с молодых актрис. Он лично каждый вечер запирал их комнаты и держал ключ всегда при себе, запрещал им смотреть в зал (когда по пьесе требовалось обратиться в зал они должны были зажмуриваться) и жестоко наказывал за малейшие проступки.

Многомерность эксплуатации человека человеком, отрыв философских диспутов от реальных проблем — Герцен весьма проницателен и по-своему профетичен.
Читать полностью
Книги жарь 7 Dec, 20:22
Для работы над черновиком романа читал о крепостных театрах, и наткнулся на первый текст русской литературы, посвященный харассменту — повесть Герцена «Сорока-воровка», написанную в 1846 году.

Герцен написал ее за год до эмиграции на документальном материале: актеры театра графа Сергея Каменского в Орле славились своим мастерством, но при этом ходили слухи о жестоком обращении Каменского с артистами и в особенности с артистками.

Сюжет таков: ангажированный богатым помещиком художник наблюдает представление крепостного театра. Он очарован юной актрисой, которая играет солдатскую дочь. Взяткой и словом (князь запрещает общаться со своими артистами посторонним, это принцип) художнику удается добиться встречи с актрисой, которая рассказывает ему свою печальную историю: в качестве дворни предыдущего хозяина она объездила всю Европу, но после смерти благодетеля попала в театр князя, который склонял ее к сексу в обмен на карьерное продвижение. История знакомая и актуальная, но дело происходит, напомню, в крепостном театре в XIX веке. Князь сначала не дает актрисе значимых ролей, а потом и вовсе угрожает, пытается запирать ее в комнате, ограничивает ее передвижения. В конечном итоге девушка прибегает к единственному способу избавиться от назойливого покровителя: беременеет от неизвестного господина. История вызывает у рассказчика-художника крик ужаса, он покидает имение князя, а позже выясняется, что девушка умерла во время родов.

Интересно не только то, насколько феминистский посыл Герцена созвучен настоящему моменту, но и то, что точка зрения героя-художника колеблется между романтическим восхищением «чистотой» девушки (тоже по-своему патриархально-колониальный взгляд) и ужасом перед свершившейся несправедливостью, и в итоге склоняется в последнюю сторону.

Любопытна и рифма между сюжетом повести и сюжетом постановки, которую играли артисты крепостного театра. «Сорока-Воровка» — историческая мелодрама французских писателей Кенье и д'Обиньи. Бедную служанку Анету обвиняют в краже. Зрителю очевидно, что девушка невиновна (драгоценность на самом деле украла залетевшая в окно сорока), но у суда и местных властей свои интересы, и несмотря на все перипетии и страдания героини ей не везет — в конце Анету, которую играет та самая крестьянка, ждет плаха.

Но это было в оригинальном предании. В драме же Анету в самый последний момент спасает «бог из машины»: внезапно выясняется, что за преступлением стоит злополучная птица, Анету освобождают, но — и это то, что цепляет художника — она сама находится в оцепенении, подобном тому, в котором пребывал Достоевский после «фейковой» казни. В итоге освобождение Анеты, ее моральная победа обернулась для героини повести ее же смертью. Патриархальное искусство лицемерно и непоследовательно по природе своей — открытие Герцена, сильно опережающее свое время.

При этом рассказ художника находится внутри рамки — диалога западника и славянофила, которые спорят о том, почему, дескать, есть великие русские актеры, а великих актрис нет. Там есть, например, такое:

Что сказали бы мы сами, если бы в нашу беседу, очень тихую и не имеющую в себе ничего оскорбительного, вдруг явилась одна из знакомых дам? Я уверен, что и нам и ей было бы не по себе; мы совсем иначе настраиваем себя, если предвидим дамское общество: в этом недостаток уважения к женщине.
— Как вы начитались Жоржа Санда. Мужчина вовсе не должен быть с женщинами нараспашку; и зачем женщина пойдет делить его беседу? Мне ужасно нравятся мужские собрания, в которые не мешаются дамы, — в этом есть что-то строгое, неизнеженное.


Аргументы знакомые: славянофил считает, что эмансипация женщин приводит к безнравственности, а западник — что русская женщина не смогла бы изобразить на сцене типы европейской культуры, не прочитав необходимых для постижения «общечеловеческого чувства» книг.

А речь, напомню, о крепостном театре, то есть в спектаклях играют рабы. Где происходило в реальности всякое:
Читать полностью
Книги жарь 6 Dec, 18:10
Делюсь с вами свежим #анонсы_жарь. Людмила Улицкая вместе с «Такими Делами» отобрала лучшие тексты портала – и теперь они выходят отдельной книжкой «Такие дела. Живем в России» в издательстве Individuum. Презентация с участием Людмилы Евгеньевны и Театра.док пройдет завтра на «Нонфике» в 19:00 в Зоне семинаров №3 https://www.facebook.com/events/437558587168002/
Книги жарь 6 Dec, 13:29
Давайте проговорим еще раз. Литература и культура в принципе вне политики не существуют. Дело Голунова и дело «Седьмой студии» — наглядный пример скептикам и конформистам.

Если вас пытаются убедить в обратном, то врут либо вам, либо себе.

Выводы делайте сами.

Я работал судебным корром с ‘17 года. Вся надежда у подсудимых всегда — на внимание журналистов и общественности. В системе, когда приговоры выносятся не исходя из принципов справедливости и законности, а исходя из конкретных политических, карьерных, плановых соображений конкретных людей, адвокаты мало что могут сделать без общественной поддержки.

С этой машиной (и это даже не метафора) можно бороться только словом.

Поддерживайте независимые медиа, пишите письма политзаключенным, ходите на суды и пишите о том, что там увидели.

Глядишь, когда-нибудь что-то изменится.
Читать полностью
Книги жарь 6 Dec, 10:48
Неожиданный поворот в деле Скрипалей https://www.theguardian.com/books/2019/dec/05/albert-camus-murdered-by-the-kgb-giovanni-catelli