Уроки истории с Тамарой Эйдельман


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Познавательное


Наши уроки истории — это не те уроки, которые происходят в школе, это рассказ о проблемах и событиях, которые всем нам стоит обдумать — а значит, чему-то научиться.
Контакт для коммерческих запросов: eidelman@blogo-sphere.com


Гео и язык канала
Россия, Русский
Статистика
Фильтр публикаций


ПОМОГАТЬ ИЛИ НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ?

«В народе и правда много смеялись — и смеялись восхищенно — над тем, как Иосиф, хладнокровно играя на ценах, когда дело касалось богатых и знатных, заботился о том, чтобы его господин, Гор во дворце, стал золотым и серебряным, и наполнял фараонову казну огромными ценностями, вырученными за проданное имущим зерно. В этом сказывалась проворно-услужливая преданность божества, олицетворяющего всякое беззаветное, прибыльное для господина служенье. Но рука об руку с этим шло даровое распределенье хлеба среди голодающей бедноты городов, — распределенье от имени юного фараона, богомечтателя, что приносило тому столько же и даже больше пользы, чем озлащенье. Это слияние социального попечительства с государственной политикой казалось очень новым, веселым и хитроумным, хотя всю прелесть его на основании первого изложенья нашей истории представит себе разве лишь тот, кто умеет вникать в каждое слово и читать между строк».

Томас Манн писал свой великий роман «Иосиф и его братья» с 1926 по 1943 год. За это время в Германии пришел к власти Гитлер, писателю пришлось покинуть родину и переехать в США, где в это время президент Рузвельт проводил свой «Новый курс» и боролся с Великой депрессией.

«Иосиф и его братья» — роман, в основе которого — библейская история Иосифа Прекрасного. Этот сюжет дал писателю возможность рассказать о стойкости человека, о любви и преданности, об отношениях человека и Бога, об истории и о мифе. Сам он писал о том, что хотел вырвать понятие мифа у нацистской пропаганды и придать этому слову новое, светлое и радостное значение.

Смех, шутка, юмор — эти слова были очень важны для Томаса Манна, они стали для него во многом символом той радостной жизни, которую отрицали нацисты. И когда он пишет, что египтяне смеялись и «смеялись восхищенно», глядя на то, что делал Иосиф Прекрасный, он по сути дела восхваляет своего героя. Но не случайно в конце приведенного выше отрывка появляется обращение к тем, кто умеет «читать между строк». Как признался потом писатель, описывая политику Иосифа Прекрасного на службе у фараона, он осознанно сделал ее немного похожей на Новый курс Рузвельта…

Конечно, это просто шутка великого писателя, но она говорит о том, каким замечательным политиком он считал тогдашнего американского президента. Но далеко не все разделяли мнение Томаса Манна ( и тысяч других поклонников Рузвельта). Как тогда, так и сейчас, его обвиняли и обвиняют в тысяче грехов, среди которых отказ от «американской мечты», удар по свободе отдельной личности, неоправданное вмешательство в экономику — может быть, одни из самых мягких.

Рузвельта называют спасителем Америки — и ее губителем, великим реформатором — и фашистом или коммунистом… Для одних он тот — кто, несмотря на свое происхождение и личное богатство, заботился о слабых и обездоленных. Для других — демагог, не дававший свободно развиваться рынку и лишавший американцев их исконных прав.

И эти споры, на самом деле, не только о Рузвельте. Каждый новый экономический кризис снова и снова возвращает нас к вопросу о том, как следует действовать: кидаться спасать тех, кто тонет, или поддерживать большие и мощные корабли бизнеса, в надежде на то, что тонущие каким-то образом доберутся до них?

О Франклине Делано Рузвельте, ярком, харизматичном, противоречивом, и пойдет речь в новом выпуске «Уроков истории с Тамарой Эйдельман».

ВЫНУЖДЕНЫ СООБЩИТЬ, ЧТО НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕН ЗАСЛУЖЕННЫМ УЧИТЕЛЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТАМАРОЙ НАТАНОВНОЙ ЭЙДЕЛЬМАН, КОТОРУЮ ТАК НАЗЫВАЕМОЕ МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ ВКЛЮЧИЛО В РЕЕСТР ИНОСТРАННЫХ АГЕНТОВ


НУЖЕН ЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ МИРНЫЙ ПРОТЕСТ?

Дорогие израильтяне!

12 декабря я буду читать лекцию в Иерусалиме. Снова и снова я возвращаюсь к разговору о мирном протесте, о гражданском неповиновении — к той теме, которая, казалось бы, в нашем кровавом мире теряет свой смысл.

Недавно после одного из моих выступлений одна дама задала мне очень странный вопрос: «Вы так много говорите о мирных формах протеста, вы что же, считаете, что Украина не должна сопротивляться?» Если честно, то на несколько секунд я просто онемела.

Отвечаю еще раз: Украина имеет полное право сопротивляться агрессору. Как и любая другая страна или общество, на которое нападает вооруженный враг. Но значит ли это, что мирные способы борьбы с деспотизмом и тиранией следует отвергнуть?

Мирный протест — это определенный взгляд на мир, на жизнь, на собственную совесть. Для меня, по крайней мере, ясно, что есть ситуации, в которых, увы, невозможно ограничиться мирными действиями. Но не стоит забывать, как велико значение именно мирного неповиновения. Вот об этом я попробую поразмышлять с помощью моих слушателей в Иерусалиме.

И эта лекция не будет повторением ни той, что когда-то была прочитана на Оккупай Абай, ни той, которая выложена на моем канале — я просто постоянно продолжаю думать на эту тему, и поэтому меняется и мой рассказ.

Приходите!!! Будем думать вместе.
Билеты можно купить здесь.

ВЫНУЖДЕНЫ СООБЩИТЬ, ЧТО НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕН ЗАСЛУЖЕННЫМ УЧИТЕЛЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТАМАРОЙ НАТАНОВНОЙ ЭЙДЕЛЬМАН, КОТОРУЮ ТАК НАЗЫВАЕМОЕ МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ ВКЛЮЧИЛО В РЕЕСТР ИНОСТРАННЫХ АГЕНТОВ


ВОЗВРАЩЕНИЕ РАССТРЕЛЯННОГО ВОЗРОЖДЕНИЯ

В Мадриде, в музее Тиссен-Борнемиса, открылась выставка «Украинский модернизм 1900-1930». Подзаголовок: «En el Ojo del Huracan» — можно перевести как «в центре бури», но по-английски и по-испански центр урагана называется «глаз». И это отличное название для рассказа о тех, кто был глазом всех тогдашних ураганов — художественных и политических.

Заходишь на выставку — и думаешь: «Ну что это за украинский модернизм: Экстер, Бурлюки, Эль Лисицкий, Соня Делоне, Малевич?» Потом оглядываешься вокруг и понимаешь, что перед тобой — картины, на которых переливаются цвета вышиванок и писанок, и какие бы тут ни были видны французские или итальянские влияния, со стен бьет в глаза украинская стихия.

Потом начинаешь понимать еще одну важную вещь, на стенах здесь висят картины украинцев, русских, евреев, кто-то из них уехал в Париж или Мюнхен, кто-то прозябал при советской власти, кто-то исчез в застенках НКВД, но в те несколько бурных, но невероятно плодотворных десятилетий их объединяла фантастическая художественная и интеллектуальная жизнь Украины.

Идешь по залам, и перед тобой открываются эскизы для театральных костюмов, обложки журналов, портреты, пейзажи, ты понимаешь, как все было интересно, и думаешь в очередной раз о том, как многого мы были лишены в советское время, когда нас отрезали от большей части мировой культуры, и даже о культуре собственной страны мы имели самое поверхностное и искаженное представление.

Потом доходишь до зала «бойчукистов», последователей художника Михаила Бойчука, и просто лишаешься дара речи от света, исходящего от картин, от их невероятных красок. А я еще испытала особое личное переживание, увидев здесь работу Эммануила Шехтмана «Еврейский погром».

Его вдова была ближайшей подругой моей бабушки. Уезжая в Израиль, она оставила мне репродукцию картины Фалька, которая так и висит в моей московской квартире. Сам Шехтман пошел в 1941 году добровольцем на войну и погиб в ополчении под Москвой. А теперь я стою в музее в Мадриде, смотрю на картины художников, которые жили и творили в Киеве, Харькове, Херсоне, и вижу картину Шехтмана. Как же все трагедии перемешались в нашем ужасном мире.

Ясно, что далеко не только с украинской культурой большевики поступили по-людоедски, но в данном случае (как и во многих других частях СССР) был особый изуверский выверт. В 20-е годы большевики поддерживали и поднимали национальные культуры, противопоставляя их «официальной» культуре российской империи, так, в Украине началась политика «украинизации», которой воспользовались художники, поэты, режиссеры, и надо сказать, что среди них были далеко не только этнические украинцы.

Но к началу 30-х годов времена поменялись, власть стала постепенно приобретать великорусский характер, началась борьба с «украинизацией», которую теперь объявили проявлением буржуазного национализма. Так был уничтожен цвет украинской культуры, — недаром сегодня есть термин «расстрелянное возрождение».

Последний зал, завершающий выставку, посвящен постепенному и вынужденному отходу авангардистов от своих поисков и навязыванию принципов унылого соцреализма. Одна из картин здесь называется «В тире (Стрелецкий кружок)». В ней все еще ощущается прежняя энергетика, и именно поэтому так страшно смотреть на двух молодых женщин, пришедших тренироваться в стрельбе…

Сегодня картины, выставленные в Мадриде, приехали на выставку из частных коллекций из разных стран мира, а многие — из украинских музеев. Хочется надеяться, что благодаря этому они не погибнут под бомбежками и не попадут в руки мародеров, а потом благополучно вернутся на родину.

*Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом 🤦🏼‍♀️*




ПУТЕШЕСТВИЯ КАК ТЕРАПИЯ

Мы решили снова начать «Путешествия с Тамарой Эйдельман». Кааак? Сейчас? Да-да, именно сейчас.

Мы будем путешествовать, потому что путешествия развивают душу, потому что от них становится легче жить, потому что почти на каждой лекции меня спрашивают, когда же снова можно будет куда-то со мной поехать.

Отвечаю: в январе. Точнее, с 8 по 16 января можно присоединиться к «Культурной экспедиции в мир крестоносцев и иконописцев». Мы поедем в Грецию — но на этот раз будем смотреть не античность, какой бы любимой и прекрасной она ни была. Мы поедем знакомиться со средневековой Грецией.

В нашей прошлой поездке по Греции для меня стала просто откровением мощь и красота средневековой Греции. А что там, вообще, происходило в Средние века? Про европейских рыцарей, замки, королей мы слыхали, про средневековую Русь слыхали, а в Греции-то что? Иногда кажется, что она просто закончилась, когда закончилась античность. Но ведь это безусловно не так.

Греция в Средневековье много веков входила в состав Византии, а значит, здесь были прекрасные центры православной культуры, иконы, фрески — и многое из этого сохранилось. Потом по этим землям прошли крестоносцы, создававшие тут свои владения и возводившие замки. Потом на обладание Грецией претендовали Венеция и Османская империя, и они тоже оставили здесь свой след.

И поэтому мы будем любоваться потрясающими фресками в Мистре, крепостью в Монемвасии, гулять по прекрасному Нафплиону, где разные цивилизации оставили свой след, мы откроем для себя византийские Афины, которые часто оказываются незаметными в тени Акрополя, и, конечно, я буду рассказывать о греческом средневековье, о том, как по этим землям проходили крестоносцы, как за них боролись венецианцы, как сюда приходили османские корабли…

И я уверена, что эта поездка в нынешних обстоятельствах будет не просто развлечением и даже не просто «познавательным путешествием». Все наши предыдущие поездки были интересны еще и тем, что в них знакомились между собой прекрасные люди. Многие из них до сих пор поддерживают отношения. Мы надеемся, что наша культурная экспедиция будет еще и возможностью пообщаться с хорошими людьми, оказаться среди единомышленников, отдохнуть душой — а это невероятно важно.

За всеми подробностями, программой, ценой и деталями пишите Насте на travel@eidelman.ru

Спасибо!

*Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом 🤦🏼‍♀️*




ЧТО МОЖНО СЕГОДНЯ СДЕЛАТЬ ХОРОШЕГО?

Благодаря фонду «Нужна помощь» я подписана на несколько регулярных пожертвований — и в пользу самого фонда, и в пользу портала «Такие дела», и в пользу фонда «Большая перемена», помогающего сиротам. И каждый раз, когда у меня списывается пожертвование, то мне приходит письмо, в котором говорится, что есть еще и другие фонды, нуждающиеся в моей помощи. И каждый раз мне хочется подписаться на помощь каждому из этих фондов, но, увы, я понимаю, что это невозможно.

Но нет ничего невозможного, если на помощь разным фондам подпишется как можно больше людей. Сегодня благотворительные организации находятся в тяжелейшем положении, и как всегда хуже всех приходится организациям в регионах, о которых мало кто знает.

Фонд «Нужна помощь» перезапускает свою замечательную акцию «Рубль в день», сконцентрировавшись теперь прежде всего на помощи фондам в регионах.

Сегодня меня очень часто спрашивают, что можно сделать в нынешних обстоятельствах, как помочь России? Отвечаю: один из прекрасных способов помочь нашей нищей, озлобленной и загнанной в угол стране — это поддержать тех, кто делает ее лучше, тех, кто помогает людям, кто борется с домашним насилием или помогает тяжело больным людям, кто облегчает жизнь людей с ограниченными возможностями или дает возможность детдомовцам учиться. Все эти программы меняют Россию — может быть, не так быстро, как нам бы хотелось. Но выбрав на сайте «Нужна помощь» важный для вас регион (или несколько регионов), вы можете увидеть, какие там есть фонды, какие проблемы они решают, и поддержать один из них, или несколько, или все.

Можно подписаться на совсем маленькие пожертвования — хотя бы рубль в день, а можно на более серьезные, но главное — надо помочь тем, кто помогает отчаявшимся людям в отчаянной ситуации.

Даже один рубль значит много, когда нас много. Давайте вернем рубль в регионы!

Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом 🤦🏼‍♀️


СУДЬБА ОДНОГО ГОРОДА

Город Нюрнберг невероятно красив. Средневековые дома, красивые улочки. Памятник Дюреру стоит на площади, великий художник поглядывает на туристов. Рождественские рынки уже открываются. От деревянных статуй в церквях захватывает дух.

Еще здесь в 1298 году убили 698 евреев, которых обвинили в том, что они глумились над таинством причастия. В 1349 году из-за эпидемии чумы всеобщая подозрительность и агрессивность резко выросли и в Нюрнберге произошел ужасающий погром, еврейский квартал был сметен с лица земли.

Теперь на этом месте раскинулся рождественский рынок и возвышается огромная Фрауенкирхе — церковь девы Марии. Вот только политика памяти в Германии проводится абсолютно последовательно, поэтому внутри в церкви надпись, сообщающая, что раньше здесь была синагога, уничтоженная в результате погрома.

Еще здесь жил удивительный человек — Франц Шмидт — в конце XVI — начале XVII века служивший городским палачом. Я уже не раз писала о книге Джоэла Харрингтона «Праведный палач. Жизнь, смерть и позор в XVI веке». Автор рассказывает о судьбе Франца Шмидта, человека, который был вынужден стать палачом, потому что палачом был его отец, и ни на какую другую профессию он рассчитывать не мог. Отец Шмидта тоже не хотел быть палачом, но так как один раз его вынудили под страхом смерти принять участие в казни, то ему уже тоже ничего другого не оставалось.

Франц Шмидт был старательным и добросовестным работником, и интересен он прежде всего тем, что много лет вел дневник, записывая кого, каким образом и за что казнил — бесценные сведения для историков. А еще он приложил огромные усилия для того, чтобы избавить своих детей от клейма детей палача и дать им возможность заняться другими профессиями.

В ХХ веке здесь объявились другие палачи, куда менее совестливые, чем Франц Шмидт. Нюрнберг стал место нацистских съездов и мерзкая Лени Рифеншталь в своем «Триумфе воли» мастерски объединила виды средневековых соборов и восхищенных толп, приветствующих фюрера. Что ж, вполне логично. Здесь, в городе великих художников, веселых пивоваров, добросовестных палачей и безумных погромщиков были приняты Нюрнбергские законы, запрещавшие «арийцам» вступать в сексуальные отношения с представителями «еврейской расы», а следовательно, признававшие незаконными смешанные браки. Здесь же евреи были лишены германского гражданства.

И здесь проходили Нюрнбергские процессы, на которых не только осудили многих нацистских преступников, но и задали важные нормы для последующих поколений. Нюрнбергские принципы, сформулированные в 1950 году специальной международной комиссией по поручению ООН, сформулировали понятие преступного приказа и еще оговорили, увы, по-прежнему актуальную мысль: исполнение преступного приказа может считаться смягчающим обстоятельством только если жизни исполнителя непосредственно угрожают. А если ты грабишь, пытаешь и насилуешь просто потому, что «все так делают» или потому, что тебе кредит надо оплачивать, то ты не покорный исполнитель, а преступник.

А еще Нюрнберг страшно бомбили в 1945 году. Город был разрушен, погибло много людей. Среди разрушенных зданий была и огромная церковь святого Зебальда. Сегодня она восстановлена, внутри — поразительные скульптуры, средневековые и современные. Снаружи — высоко, не слишком привлекая к себе внимание — на стене — мерзкая средневековая скульптура, глумящаяся над евреями.

А внутри — пронзительный мемориал. Крест, сделанный из гвоздей церкви разбомбленного нацистами в 1940 году английского города Ковентри.

Каждую пятницу в полдень в церкви проходит молитва о примирении с Ковентри…

*Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом 🤦🏼‍♀️*




На YouTube-канале @zhizn-malina вышло моё интервью. Мы с Никитой Мелкозёровым поговорили про то, почему мирный протест лучше силового, про концепт братских народов, про имперскость у либералов и даже вспомнили, чем закончил Каддафи. В общем, диалог получился интересный и необычный. А посмотреть интервью можно здесь.

Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом 🤦🏼‍♀️


СПАСИБО, БАРСЕЛОНА! ДО ВСТРЕЧИ В МАДРИДЕ!

Вчера у меня была лекция в Барселоне. И надо сказать, что когда рассказываешь в таком городе о суде истории, о вине и ответственности, о личности и коллективе, то испытываешь совершенно особые чувства. На земле, увы, трудно найти такое место, в котором история не предоставляла бы материал для таких размышлений. Но в Барселоне, где все дышит историей, как мне кажется, эти проблемы ощущаются с невероятной остротой.

В моей лекции у меня есть кусочек, посвященный тому, как Испания пыталась и пытается разобраться со своим прошлым, как рушится представление о том, что можно просто «все забыть» и «начать с чистого листа». Но я говорю еще о многом — и об античной Греции, и о средних веках, о Первой мировой войне, о российской революции, о Германии после Второй мировой войны, о России после Перестройки.

Я рассказывала об этом уже во многих городах и странах, перед разными аудиториями, но вчера, когда я заходила в Фонд Жоана Миро, где проходила моя лекция (что уже само по себе вызывало у меня щенячий восторг), то мне казалось, что я физически ощущаю присутствие воспоминаний о всех тех бесконечных, трагических, невероятно интересных исторических события, которыми переполнены здешние места.

Может быть, поэтому я никак не могла вчера остановиться, и наш разговор длился дольше, чем в других городах, и в конце концов администрация зала стала намекать, что пора бы уже перестать отвечать на вопросы и разойтись по домам. А мои дорогие слушатели все никак не расходились, и это было невероятно здорово.

Барселона — город с многовековой историей, израненный Гражданской войной, сюда приехал молодой Эрик Блэр, еще не знавший, что ему суждено стать Джорджем Оруэллом, и чуть не погибший в здешних местах сначала от пуль врагов, а потом от подозрения своих, город, который был ненавистен Франко, город, продолжающий сводить свои счеты с историей — лекция в таком городе дорогого стоит.

А еще в этом городе девочка София из Харькова подарила мне специально нарисованную для меня открытку со словами благодарности. И это, наверное, было главным результатом вчерашней лекции.

А теперь у меня впереди Мадрид — город, тоже пронизанный историей. Приходите, мадридцы! Будем разговаривать о том, что нас всех сегодня волнует.

Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом 🤦🏼‍♀️


КРАХ ТИРАНА

Муссолини всю жизнь доказывал миру (или самому себе?), какой он крутой. Он ездил верхом, сражался на дуэлях и водил самолет. Он устремлял на собеседника свой неподвижный взгляд, от которого у людей язык прилипал к горлу, выставлял вперед свою мужественную челюсть и гордо откидывал назад голову, чтобы выглядеть как можно более угрожающе. Его присутствие в любом помещении ощущалось как физическое доминирование. Он носил военную форму и брил голову, чтобы никто не увидел, как он седеет и лысеет.

Он отправлял тысячи молодых людей на войну и объяснял, как хорошо умирать молодым, жить опасно и пройти через войну, очищающую и возвышающую нацию. Он воздвигал огромные памятники, показывавшие, что человек — это ничто, пылинка, если, конечно, этот человек — не дуче. Он превозносил Римскую империю и пытался воссоздать ее с помощью кровавых войн на Балканах и в Африке.

Правда, у него ничего не получилось.

Его армия проигрывала одну войну за другой, его стройную государственную систему пронизывала коррупция, восхищение, которое он вызывал у европейских политиков, не помешало им воевать против Италии, Гитлер, в начале 30-х годов еще просивший у него в подарок фотографию и выражавший свое восхищение, все больше им помыкал, и Муссолини с каждым годом все больше превращался в посмешище.

В 1943 году его отправили в отставку его же приближенные, которых он столько лет подчинял себе. А они вынудили его собрать Большой фашистский совет и проголосовали против него. Король, который всегда демонстрировал свое хорошее отношение к диктатору, теперь начал за его спиной переговоры с американцами и утвердил отставку дуче. Немцы вроде бы спасли его, вытащив из-под ареста, а на самом деле превратили в марионетку Гитлера, поставив во главе игрушечной республики, где ему приходилось выполнять все указания нацистов. И, наконец, партизаны даже не удостоили его достойной смерти героя, повесив его тело после расстрела вниз головой.

И сколько бы сегодня потомки Муссолини — в прямом и переносном смысле — ни пытались доказывать, что он был не так уж и плох, что при нем поезда ходили по расписанию и Италия шла к величию, он все равно останется в истории кровавым и злобным неудачником. Вот об этом и поговорим в новом выпуске «Уроков истории с Тамарой Эйдельман» — о том, как тиран превращается в жалкое посмешище, в предмет всеобщей ненависти и презрения.

Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом 🤦🏼‍♀️


СООБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ПРАВИТЕЛИ

Я провела несколько дней в немецком городе Эрлангене. Ничего особенного там не происходит, люди спокойно гуляют, много занимаются наукой, витрины уже украшены к рождеству. В городе этом чуть больше 100 тысяч жителей и по сравнению с соседними Нюрнбергом, Бамбергом, Мюнхеном, кажется, что здесь и истории-то нет. Не тут-то было!

Люди здесь жили начиная с первобытности, но вроде бы как ничего особенного не происходило. Несколько раз городок полностью разрушали — в бурные XV–XVI века, и, конечно же, во время Тридцатилетней войны. А потом произошла интересная вещь.

В 1685 году Людовик XIV отменил Нантский эдикт, введенный примерно за сто лет до этого его дедом Генрихом IV. Отмена эдикта означала, что французские кальвинисты — гугеноты — больше не могли свободно исповедовать свою веру, и они потянулись в другие страны.

И вот маркграф Кристиан-Эрнст, управлявший здешними местами, пригласил гугенотов поселиться в Эрлангене, гарантировав им свободу вероисповедания. Кстати, этот же маркграф заложил основу университета Эрлангена, что, по-моему, не случайное совпадение.

Гугеноты переселились — около 1500 человек, за ними потянулись еще и еретики-вальденсы, и жители земель на берегу Рейна, разоренных войнами.

Похоже, что Кристиана-Эрнста и его потомков не слишком волновало, как молятся их подданные и где они родились, им было важнее, как они трудятся и платят налоги. Результат получился очень неплохой — владения хитроумного маркграфа развивались и богатели. Гугеноты долго сохраняли свою французскую идентичность и даже в церквях служили на французском, но к началу XIX века уже слились с местным населением.

Фридрих Вильгельм I, король Пруссии в начале XVIII века, в отличие от Кристиана-Эрнста вовсе не был покровителем искусств и наук. Он мало разбирался в подобных тонкостях, носил прозвище «король-солдат» и ужасно тиранил своего сына — будущего Фридриха Великого. Еще Фридрих Вильгельм ненавидел Францию и впадал в ярость при одном только упоминании этой страны. Это, впрочем, не помешало ему тоже приглашать в Берлин французских гугенотов, которые, надо сказать, сыграли большую роль в развитии города.

А Фридрих Великий пошел дальше всех. Он много воевал и понимал, что его войны ложатся тяжелым бременем на страну. Одним из способов возрождения экономики прусский король считал привлечение, как сегодня мы бы сказали, «квалифицированных работников». И здесь он действовал для своего времени просто удивительным образом.

Он приглашал в протестантскую Пруссию иезуитов, — и это в то время, когда их изгоняли даже из католических стран и все больше распространялся миф об их исключительной зловредности и склонности к политическим интригам. А Фридрих, придававший огромное значение образованию, прекрасно знал, что иезуиты — отличные учителя, и поэтому позволял им открывать школы.

Фридрих не был свободен от предрассудков, но при этом постоянно говорил, что его не волнует национальность и религия его подданных. Он принимал католиков из соседних немецких государств, французских гугенотов, ткачей-протестантов из Богемии, которых преследовала императрица Мария-Терезия, еврейских банкиров. Все они работали, платили налоги и способствовали главной цели Фридриха — превращению Пруссии в великую державу.

А Кристиану-Эрнсту в Эрлангене стоит памятник. Он много всего совершил за время своего правления, но не забудем, что он один из первых додумался до того, что от мигрантов может быть очень много пользы, потому что это в большинстве своем те люди, которые на хотят мириться с жалкой жизнью, не боятся пускаться в далекий путь в поисках счастья и обычно обладают большими умениями — иначе они скорее всего просто оставались дома.

*Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом 🤦🏼‍♀️*




ТЕПЛО ДЛЯ УКРАИНЫ

Очень много разговоров о том, как Европа будет жить без российского газа. Позволю себе прошипеть ядовитым шипом, что если бы европейские страны начали перестраивать потребление газа после 2008 года, или хотя бы после 2014-го, то сегодняшняя проблема была бы куда менее острой. Впрочем, пока что не вижу никакого особого замерзания — во всех гостиницах, куда я приезжала за последний месяц, у меня была проблема — как сделать отопление послабее и не зажариться. Впрочем, может быть, это только в гостиницах.

Но в любом случае, куда больше меня волнует то, как будут обогреваться тысячи и тысячи людей, живущих сейчас в Украине, скрывающихся в убежищах от бомбежек, лишенных тепла, воды и электричества — при том, что украинская зима может быть очень и очень суровой.

И как же приятно видеть, что есть люди, которые покупают печи и генераторы в Польше и доставляют их в Украину. Они все хорошо продумали и, что тоже немаловажно, подробно и ясно все объяснили на своем сайте. Есть два варианта — можно перевести деньги, а можно купить технику в Польше.

Здесь же, на сайте, можно понять, какие приборы зачем нужны — печки-буржуйки, на которых можно готовить еду в квартире, будучи более или менее уверенным, что не устроишь пожар. Оказывается, в Европе их снимают с производства, поэтому осталось всего несколько мест, где их еще можно купить. Увы, европейцы явно поторопились.

Есть огромная потребность в генераторах, поставляющих электричество. Они дороже печек, но можно понять, как сильно они нужны людям. Команда проекта «Уроки истории с Тамарой Эйдельман» купила генератор и очень надеется, что он будет благополучно доставлен в Украину.

Есть еще инвертор, который преобразует ток в ту частоту, которая нужна для работы бытовых приборов. Есть мобильная электростанция, которую можно заряжать в те часы, когда электричество подают, а потом пользоваться во время отключений. Есть портативные плиты.

Ну а если вы не хотите или не можете разбираться в этих приборах, то можно просто перевести деньги. Теперь появилась возможность переводить деньги даже с российских карт человеку, за которого ручаются люди, вызывающие доверие. Но, конечно, те, кто захотят это сделать, должны понять, что такой перевод легко смогут отследить. А в Европе можно переводить в евро, можно в злотых.

И мне кажется, это замечательная инициатива. Она только началась, и пока что куплено всего 6 генераторов и 4 печи. А нужны эти генераторы тысячам людей. Очень надеюсь, что скоро покупки и пожертвования будут исчисляться тысячами.

Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом 🤦🏼‍♀️


МОЖНО ЛИ ВСЕ ЗАБЫТЬ?

Гражданская война в Испании была ужасающей. Мы привыкли смотреть на нее через призму романтических представлений, хотя даже у Хемингуэя в «По ком звонит колокол», где все сильно поэтизировано, можно почувствовать, как все было страшно и кроваво, причем с обеих сторон, как, увы, и бывает на войне, особенно, почему-то, на гражданской.

Первые годы после победы франкистов были жуткими — расстрелы, аресты, доносы, охота на ведьм, дети, которых воспитывали, рассказывая им о том, какими преступниками были их родители. Потом Франко начал создавать свой цивилизованный облик.

Если пользоваться терминологией Сергей Гуриева и Дэниела Трейсмана, то он начал превращаться из «диктатора страха» в «диктатора обмана», — не отказываясь от жестокого подавления, но прежде всего используя манипуляцию общественным мнением. Одной из форм этой манипуляции были попытки представить себя защитником интересов всех испанцев, независимо от их политических убеждений, а гражданскую войну считать национальной трагедией, ушедшей в прошлое.

Интересно, что после того, как Франко умер, а Испания успешно построила демократическое общество, такой взгляд на гражданскую войну сохранялся в течение нескольких десятилетий и поддерживался — по крайней мере правительством.

Гражданская война — наверное, самое знаменитое событие в истории Испании ХХ века — практически не изучается в испанских школах, а представление о том, что можно начать жить с чистого листа, было очень сильно распространено — вплоть до последнего времени, когда оказалось, что новое поколение почему-то не хочет оставлять «в тылу» нерешенные исторические вопросы. И сейчас Испания постепенно, среди жарких споров и противоречий, кажется, выходит на новый виток отношения к прошлому.

Похожий путь проходили и другие страны — ярче всего это видно в истории Германии, где в 50-е годы и власти, и общество искренне верили, что можно забыть прошлые ужасы и строить новую, спокойную и свободную жизнь на новых основаниях. Здесь понадобилось около четверти века, чтобы осознать невозможность такого пути. Испания, кажется, шла к этому как минимум полвека.

Сколько времени понадобится России для того, чтобы тоже осознать: прошлые преступления нельзя просто забыть. Увы, насколько легче жилось бы, если бы это было возможно — забыли, помирились, больше об этом не вспоминаем, все радуемся… Не получается.

А как же быть? Одного единственного ответа на этот вопрос нет. Есть только много разных вопросов и разных, иногда очень разных ответов. Вот об этом и пойдет речь на моей лекции «Суд истории» в Мадриде — городе, хорошо знающем, какими прихотливыми путями движется история, и как по-разному выносят свой суд разные поколения.

Приходите!


Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом 🤦🏼‍♀️




А знаете ли вы, когда и где появился первый университет? На самом деле, единого мнения до сих пор нет — некоторые историки, например, считают первым университетом монастырский комплекс Наланда, существовавший на севере Индии в 5–12 веках. Да и в Западной Европе первые университеты создавались церковью. Только потом государственная власть возьмёт на себя обязанность создавать университеты и давать им деньги.

Сейчас школьное и высшее образование переживает новый виток развития. С развитием интернета, образование отрывается от государства, с которым существовало в симбиозе на протяжении веков.

А кроме того, вам уже совсем необязательно получать диплом в университете, чтобы попробовать себя в новой профессии. Потому что и сама форма образования меняется.

Хорошим примером этому служит образовательная платформа Skillbox, где скоро стартует бесплатный вебинар «Обзор востребованных IT-профессий c Дмитрием Нагиевым». На вебинаре вы сможете не только пообщаться со специалистами по программированию, дизайну и маркетингу, но и прямо в прямом эфире пройти экспресс-практику по этим трём направлениям совместно с экспертами из крупных компаний, которые поделятся знаниями и опытом.

Но важно ещё, что вы поймёте, как получить стабильную работу — по своим интересам и запросам, а на практических мастер-классах улучшите и прокачаете свои навыки. Skillbox даст вам понятные инструменты, которые помогут освоить новую профессию, а ведущий вебинара Дмитрий Нагиев зарядит вас мощной мотивацией и поможет поверить в себя.

И еще очень приятный момент — всех участников ждут подарки! После регистрации в подарок вы получите три вводных курса по программированию, маркетингу и дизайну и путеводитель по всем самым актуальным профессиям в 2022–2023 годах. Кроме того, 24 ноября все, кто будет онлайн, примут участие в розыгрыше 10 курсов со скидкой 99%. А еще — целых три месяца английского языка онлайн!

Регистрируйтесь и присоединяйтесь к бесплатному вебинару от Skillbox, чтобы познакомиться с IT и digital-индустрией и найти профессию по душе: https://l.skbx.pro/xjMKbY.

#реклама ООО «Скилбокс». JapBI0b0F


Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом 🤦🏼‍♀️


ВОЙНА, ИЗМЕНИВШАЯ МИР

Во время Первой мировой войны ушла в прошлое разноцветная военная форма. А ведь были времена, когда в подобных нарядах сражались почти все. Как у Лермонтова:

«Уланы с пестрыми значками
Драгуны с конскими хвостами»

Все оказалось до банальности просто. Если солдаты идут в атаку в форме цвета хаки, то в них сложнее попасть. Это испытала на себе французская армия, в которой командующие в страшном сне не могли представить себе, что можно отказаться от ярко-красных панталон и синих кителей. Но когда люди в красных панталонах пошли в атаку, то оказалось, что они — отличные мишени.

Казалось бы, изменение цвета формы — это такая мелочь, которая может заинтересовать только реконструкторов, но вообще-то, в ней большое символическое значение. К началу ХХ века война сбросила свою красивую «маскарадную» маску.

Простите за банальность, но война — это всегда грязное и мерзкое дело. Древние полководцы, не дрогнув, вырезали целые города, ассирийские цари горделиво описывали пирамиды из отрезанных человеческих голов, во время Тридцатилетней войны еще в XVII веке были целые области Германии, практически превратившиеся в пустыню, а после Полтавского или Бородинского, или любого другого крупного сражения, на поле оставались тысячи людей, сутками медленно умиравшие от ран и потери крови — мучаясь от жажды и невыносимой вони.

Но все равно казалось, что войска «гордо гарцуют», вступают в яростные рукопашные схватки, в которой каждый может продемонстрировать свою рыцарскую доблесть, — а грязь, кровь, оторванные руки, смерть от гангрены, тифа, дизентерии — это все оставалось за кадром.

Но ведь человеческий разум не стоит на месте. И люди, увы, придумывали все более и более эффективные способы убивать. И все могущество человеческого разума проявилось во время Первой мировой войны, когда оказалось, что можно уничтожать людей в невиданных до этого масштабах за невероятно короткое время.

Война уже не была набором рыцарских схваток — она превратилась в солдат, дрожащих под артобстрелом, задыхающихся от газовых атак, или просто тонущих в грязи окопов. Она стала совершенно безликой. Человек в противогазе, человек в танке, человек, на которого сверху падают бомбы или артиллерийские снаряды, которого издалека косят пулеметные очереди — вот во что превратились гордые рыцари во время войны.

И, конечно, не случайно, что все те радостные призывы, которые раздавались в начале войны, очень быстро потеряли свой смысл. Россия собиралась защитить Сербию, а заодно получить под свой контроль Дарданеллы, австрийцы — отомстить за убийство Франца-Фердинанда, французы — вернуть Эльзас и Лотарингию, немцы — получить новые возможности для развития, британцы — поддержать нейтральную Бельгию. И все, абсолютно все говорили о том, что они защищают цивилизацию и культуру против нашествия варваров.

Ради этой иллюзорной защиты гноили в окопах миллионы людей, расстреливали заложников, депортировали мирных жителей, и, когда война закончится, от старой цивилизации, которую так «прекрасно» защищали, не осталось ни следа, возникла новая культура, начался настоящий двадцатый век, уже показавший свое звериное лицо.

Новый выпуск «Уроков истории с Тамарой Эйдельман» — не обо всей Первой мировой. Слишком уж это необъятная тема. Пока что — только о первом годе войны. Но и за этот короткий период произошло столько всего, о чем раньше люди и подумать не могли, не могли себе даже представить. Именно поэтому они шли на войну, распевая песни, улыбаясь девушкам и рассчитывая к Рождеству вернуться домой. Не вышло. Может быть, история той страшной войны нас сегодня чему-то научит.

Вынуждены сообщить, что так называемое министерство юстиции РФ считает заслуженного учителя Российской Федерации Тамару Эйдельман иностранным агентом 🤦🏼‍♀️

29k 0 109 953

КЛАССНО ЛИ ЖИТЬ В ЭМИГРАЦИИ?

Я пыталась придумать какое-то изысканное начало, но потом поняла, что надо сразу брать быка за рога: послушала я, что в интервью Сереже Мезенцову говорит Артемий Лебедев про эмиграцию и обалдела… «Где истории успеха?» — вопрошает господин Лебедев, говоря как о нынешней, так и о предыдущих волнах эмиграции.

«Что они там сделали? Какой основали театр, какую произвели культурную ценность, какое они написали произведение, песню?» — ЭТО. ЦИТАТА. ЭТО. ОН. ТАКОЙ ВОПРОС ЗАДАЕТ.

ААААААААААААА!!! На этом, наверное, можно остановиться. Кажется, интеллигентный Артемий Андреевич не слыхал про Игоря Стравинского и Сергея Рахманинова, писавших в эмиграции свою великую музыку, про Бунина и Бродского, получивших Нобелевские премии, про Бенуа и Шагала…

Ну хорошо, Сергея Брина не считаем — ему было шесть лет, когда его родители уехали, до создания Гугла еще далеко. Набокова тоже не считаем, он «ассимилировался», если следовать логике АЛ — стал американцем. Его великие романы, написанные на русском языке, не в счет. Игорь Сикорский, создавший столько удивительных самолетов — и авиастроительную корпорацию, которая до сих пор процветает, — мммм, он родился в Киеве. Великий Джордж Баланчин, один из создателей американского балета, — да, он грузин. Родился, правда, в Петербурге.

А Питирим Сорокин, ставший одним из столпов современной социологии, Саймон Кузнец, превратившийся в Саймона Смита, человека, придумавшего понятие ВВП? Барышников и Нуреев? Аксенов, Довлатов, Солженицын?

Перечислять можно так долго, что сам процесс перечисления становится смешным. Неужели кому-то еще нужно доказывать, какое огромное количество эмигрантов из России или Советского Союза не просто состоялись, а стали великими звездами мировой науки, культуры, бизнеса?

Конечно, рядом с этим списком можно составить другой — тех, кто не состоялся, спился, покончил с собой, умер в нищете. Увы, бывало и такое. Как и на родине.

И тут важен еще один вопрос, который задает Артемий Лебедев, говоря о сегодняшних уехавших? «Где истории о том, как им там классно?» Судя по этому вопросу, господин Лебедев считает, что уехавшим людям должно быть «классно». В каком смысле?

У них должно быть много денег? Примеров разбогатевших эмигрантов полным полно — возьмем того же Сикорского или Нуреева. (И Брина, и Брина!). Но речь идет о тех, кто уехал в этом году. Думаю, что даже высоколобый Артемий Андреевич не предполагает, что это возможно. Или дело в том, что они нашли крутую работу? Или живут в теплых странах, где нет Путина?

Вообще-то, скажем прямо, в эмиграции не классно. Есть такая штука как ностальгия, как разлука с близкими, как переживания из-за войны и происходящего на родине. И честно говоря, я не понимаю, какой нравственной глухотой надо обладать, чтобы даже предположить, что кому-то из тех, кто уехал из-за войны, террора, угрозы ареста или от мобилизации, вообще может быть «классно».

Только это совершенно не противоречит тому, что и те, кого съедает тоска по родине, тоже могут совершать научные открытия, писать картины и симфонии, сочинять великие стихи — или просто открывать свой бизнес. В каждом городе, куда я сейчас приезжаю с лекциями, я встречаюсь с выпускниками. Они учатся, работают, среди них есть успешный врач, замечательный театральный художник, аспирантка по астрофизике, юристы, работающие в больших корпорациях, студенты прекрасных университетов, дизайнер BMW. Я не уверена, что всем им классно, но они работают, учатся, ведут себя достойно.

«Горек хлеб изгнания», — написал Данте, но это не помешало ему создать «Божественную комедию». А прадед Артемия Лебедева написал в эмиграции свою, может быть, самую человечную книгу — «Детство Никиты». А потом вернулся и превратился в зажравшегося певца сталинизма. И ему, очевидно, было классно.

Показано 20 последних публикаций.