просто жить сложно

@prostoslozhno Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

если что, я здесь: @tovarish_zhe
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Блоги


Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Блоги
Добавлен в индекс
15.07.2017 11:40
реклама
SearcheeBot
Ваш гид в мире Telegram-каналов
Telegram Analytics
Подписывайся, чтобы быть в курсе новостей TGStat.
TGAlertsBot
Мониторинг упоминаний ключевых слов в каналах и чатах.
118
подписчиков
~0
охват 1 публикации
~7
дневной охват
N/A
постов в день
N/A
ERR %
0.01
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
Каналы, которые цитирует @prostoslozhno
Гóрон
Гóрон
Гóрон
Говорящий тростник
Говорящий тростник
пловец снов
i n s p i r e m e
завали ебальничек
Важные вещи
greenlampbooks
Русский шаффл
ParaGraph
Беляши и кумыс
Cinemasha
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
давай посоревнуемся в скорости,
человечья гордость говорит человечьей ярости.
кто упадет в наш костер, опомнится;
кто упадет в наш котел – сварится,

кто оботрется золой – останется чист.
зажечь последнюю спичку – всегда отвага,
а надежда – это огромный лист
самовоспламеняющейся
бумаги.

11.8.20 #belarus
Давай сфотографируемся на память?

Давай. На чью память: твою или мою? Общей не бывает. Все эти чемоданы воспоминаний каждый волочет в одиночку, роняя, обрывая ручки, теряя при переездах во внутреннюю Скандинавию или Индию духа.

Я свои давно сдала в камеру хранения, а ключ от ячейки обменяла на пару безмятежных дней. Память утомительна и воистину обременяет: ну, кому, куда, для чего мне нести все это? Все эти обрывки самых важных разговоров, из которых помнишь обычно самое болезненное или самое бессмысленное; все эти сухие цветы давнишнего смеха и безумных выходок; все эти пожелтевшие открытки из городов, где тебя никто так толком и не узнал?

Пароль от старой почты, пин-коды от закрытых банковских карточек, дни рождения и дни смертей, название песни, которую слушал в юности на репите, финал последнего эпизода сериала, который смотрел вчера, имена игрушек чужих детей и чужих животных, название неудавшейся курсовой работы, марка сигарет, которую предпочитает твой лучший друг, первый адрес твоей последней любви.

Интонации: уничтожившие и воскресившие. Взгляды и прикосновения: которые были, которых не было, которые, казалось, были, но их не было, которых, казалось, не было, но они были. Мимолетные улыбки и долгие взгляды в метро. Маршрут одной-единственной совместной поездки. Дурацкие шутки, понятные от силы двум-трем друзьям, которые давно уже не друзья. Сюжет ненаписанной книги. Узор обоев в старом деревенском доме, сгоревшем пятнадцать лет назад.

Детские считалочки, даты из разрисованного учебника по истории, год выхода фильма, на который собирался пойти, но так и не нашел, с кем. Прозвище одноклассника, татуировка на руке случайного попутчика, запах дешевой коричневой краски, которой была выкрашена огромная скрипучая лестница на арендованной даче, когда тебе было пять.

Один шаг от личного до лишнего, один шаг от лишнего до личного. Тебе солгут, что все это – ты, но ничто из этого не твое. Ничто на самом деле не твое. Ты так же разбит, разрезан и разложен по чужим памятным шкатулкам и коробкам. Забыт на дальней полке с воспоминаниями.

Поэтому перестань перебирать эти бесконечные четки, выцветшую мишуру, затертые конфетные фантики. Выпиши все это в тетрадь и сожги.

Знаю: пепел ты сохранишь. На память.
Читать полностью
Пути человеческие еще более неисповедимы, чем господни.

Вот пишет тебе человек, которого ты когда-то очень любила, потом очень ненавидела, потом очень забыла. Когда-то он растоптал все лучшее и все нежное в тебе, когда-то из-за него ты обстоятельно зашила себя в непробиваемую сталь, когда-то именно о нем ты запретила себе говорить, думать и помнить: не потому что до сих пор любится и болит, а потому что поклялась себе никогда больше не унижаться до мыслей о том, кто никогда не был тем, кого следовало так любить.

И вот он пишет тебе, методично разгребающей все свои проблемы самостоятельно, редко просящей о помощи, а если и просящей, то после изнурительной борьбы со своими гордостью и совестью. Пишет с просьбой о помощи – небольшой, обыденной, прозаичной.

И больше всего на свете хочется промолчать в ответ. Потому что это было бы местью, это было бы справедливостью, это было бы адекватностью.

Но именно в эту самую секунду ты вдруг понимаешь, что единственно верное решение – ответить. И помочь. И не бросаться в него упреками и злым горьким ядом, который в тебе перманентно производят твои гордость и совесть.

И потом вы созваниваетесь и улыбаетесь друг другу в телефонные трубки. На самом деле это все уже так давно ничего не значит, что тебе не приходит в голову встать в героическую позу оскорбленного человека. Ты просто соглашаешься помочь.

Не потому что до сих пор любится и болит, а именно потому что больше не.
Читать полностью
Среди прочих маленьких личных традиций есть у меня одна июльская – пересматривать «Июльский дождь» Марлена Хуциева.

Мне нравится возможность на пару часов стать частью этой красивой и нежной истории про необычную обычную жизнь, про город и людей в нем, про любовь и невозможность любви, про печаль и радость. Мне нравится, потому что этот фильм о том, что жизнь сложна и прекрасна вне зависимости от того, как мы относимся к ней.

Каждый раз после этого кино я плачу – не о чем-то или ком-то конкретном, а как будто обо всем на свете.

А еще после этого фильма мне всегда пару мгновений хочется, чтобы иногда ночью мне звонил кто-то случайный, но важный, и говорил мне тихие и робкие глупости, обещал и верил.

Мне действительно иногда хочется, чтобы кто-то особенный звонил мне по ночам и говорил слова, которые я давно не слышала.

Но каждый вечер я ставлю телефон на беззвучный режим до утра.
Читать полностью
И так как теперь имя мне – Тщеславие, буду хвастаться своими экспериментами. Иногда нужно начинать делать то, чего не делал никогда.

У меня есть паблик ВК, где я на протяжении уже очень многих лет выкладываю свои стихи: https://vk.com/tovarishzhe

Так получилось, что я тот еще интроверт и со своими подписчиками никогда не общалась, потому что даже в электронном виде общение для меня – стресс.

И тут ВК предложил неплохое обновление: возможность ежемесячной платной подписки подписчиков взамен на эксклюзивный контент. Мой эксклюзив – это закрытый клуб, где мы с моими благотворителями усердно возрождаем почти забытую за карантин атмосферу любимого бара: бармен ставит любимую музыку, все болтают обо всем на свете, в темном уютном углу можно посмотреть киношку или записать название клевого сериала (говорят, слово «клевый» – теперь признак возраста, так что гордо продолжу дистанцироваться от молодежи). Там же мои новые тексты выходят на неделю раньше, чем где-либо.

Поэтому, дорогие товарищи, я буду очень признательна, если вы захотите вступить в этот внезапный клуб и поддержать меня, что мне сейчас, признаться, очень и очень кстати, потому что жизнь немного огорошила меня медицинскими приключениями, которые со мной, возможно, надолго.

Поддержать меня можно здесь: https://vk.com/tovarishzhe?source=description&w=donut_payment-40213847

Но не все в этом мире платно.

Другой мой новый опыт связан с платформой Яндекс.Дзен, на которой я сделала канал, где упражняюсь в прозе и стараюсь выкладывать по главе условного романа раз в пару дней.

Буду рада, если вы захотите ознакомиться: https://zen.yandex.ru/id/5f063a007532bc695f2b5cda

Ну и совсем уже не новая, но веселая практика, которая со мной вот уже 9 долгих лет – твиттер, который я раньше вообще никому не показывала, а потом передумала:
https://twitter.com/tovarish_zhe

Твиттер – моя любимая социальная сеть, если честно. Там зарождаются мемы и обсуждается самая свежая и актуальная повестка. Так что велкам.

Саморекламный блок закончен, извиняться не буду, потому что у меня давно сложилось впечатление, что все везде активно пиарят сами себя, а я одна, скромная дурочка, стаю в сторонке и помалкиваю. Надоело.

Хочу заметить, что этот маленький канал останется территорией искренности и честности. Аминь.
Читать полностью
Все-таки какая странная штука – мозг человеческий. Простая, сложная, глупая и мудрая. Подчиняться ему – наша неизбежная участь (впрочем, иногда он отпускает некоторых из нас – в беспечной юности или глубокой старости, а кого-то вообще просто однажды, в какую-нибудь среду, и это большое горе). Мы можем пробовать договориться с ним или обмануть его, но он злопамятен.

Сегодня на вопрос подруги о моем настроении и состоянии я честно ответила ей: «Я норм. Много думаю, как раскрутиться и зарабатывать на текстах. Во мне проснулось тщеславие, и это отлично: когда хочется славы и денег, совсем не хочется любви». Она посмеялась, мол, хороший план, а я задумалась. Я же всегда задумываюсь, когда остальные смеются, и смеюсь над тем, что вызывает в других потребность задуматься.

Ведь, и впрямь, моему мозгу, кажется, все равно. По крайней мере его загадочному центру удовольствия. Я говорю о загадочности, поскольку очень слаба в анатомии, для вас, может быть, во всем этом и нет никакой загадки.

Так вот ему все равно. Я сейчас так увлечена собой, что в моей голове не осталось места для глупых мыслей о собственной нелюбимости. А ведь раньше я жила (существовала?) под их тяжестью, мне было нечем дышать и нечем плакать, я только смотрела вокруг пустым взглядом и не хотела ничего, кроме сна.

Но мой мозг оказался намного мудрее меня. Я столько лет договаривалась с ним и обманывала его, а нужно было просто подчиниться, и он бы вытащил меня из того болота, в котором я так уютно устроилась.

Проблема лишь в том, что я не приемлю подчинение ни в одной из его форм. Поэтому я давно сбежала от религий и учений, поэтому не могу найти удовольствия в любой работе по найму, поэтому меня трудно научить кататься на велосипеде и лыжах.

Но, кажется, я уже проглотила ту морковку, которая была мне обещана за согласие покориться. Теперь я награждена спокойным удовольствием человека, освобожденного от вечного самоистязания.

Здесь должна заиграть песня Self-torture by Andrew Bird.
Читать полностью
После интервью приведено много моих текстов. Среди них есть короткая зарисовка, прочитав которую, я начала гуглить, кто автор. Почему-то не нашла. Судя по оборотам, её автор всё-таки, конечно, я, но я совсем не помню её.

Она мне даже немного нравится. Такие штуки мне всегда в тему и вовремя.

//

Меня всегда привлекала эстетика американского придорожного кафе, обязательного атрибута road movies, стоящего где-нибудь на перекрёстке Вселенных, оплот безвременья, Hotel California - захочешь и не убежишь, ходячий замок Хаула, прикинувшийся забегаловкой с дрянным кофе и подгорелыми тостами; облезлые диванчики из дурного кожзама, облупившаяся краска на потолке, качающиеся столы, грубая официантка, нежелательные сотрапезники и собутыльники, случайные знакомства, выяснения отношений, одинокие сердца и затуманенные умы. Прелесть, что такое.

Посетительницей такого кафе я себя ощущаю уже давно: засидевшейся, уставшей, забывшей, откуда приехала и куда направлялась. Машину, стоявшую перед входом, давно угнали, права и паспорт украли, имя потерялось или забылось за ненадобностью. Мне из жалости приносят кофе и чего-нибудь поесть, но всё холодное и ни черта не вкусное, а злиться или разбираться я не имею ни права, ни желания. Городская сумасшедшая. Местная достопримечательность. Было забавно, но уже приелось, спасибо, смеяться больше не хочется. Скоро выгонят, чую.

Но пока я здесь. Я была у Гудвина, я просила вернуть меня в Канзас, и он выполнил мою просьбу. Я умоляла его стереть мне память, но он глуховат, он не услышал моих молитв. Теперь я учу себя забывать, учу себя верить в то, что пределов нет, что чудеса бывают, что всё будет и будет непременно хорошо. Здесь, на краю света, меня никто не знает, никто не найдёт, никто не утешит. Чистилище для никчёмных ребят. Таких, как я.

Что за нелепое зрелище - повзрослевшая Элли? Тотошка давно состарился и умер. Дом снесло новым ураганом. Изумрудный город оказался дешёвой безделушкой. Привыкай, детка, это называется быть взрослой - терпеть обиды и разочарования, переживать чужую смерть, множить скорбь, влачить существование. Ты американка, ты не читала французских романов, сколько симпатичных оборотов оттуда могла бы ты теперь использовать. Но тебе остаётся водянистый кофе, дешёвый виски, вечная дрёма. В меню этого бара из шотов, пожалуй, только "Любовь" и "Счастье", зато лонгов - хоть отбавляй: "Одиночество", "Скука", "Боль", "Неинтересная работа", "Долги", "Нелюбимые мужчины в твоей постели", "Измена", "Горечь", "Предательство"...Ты упьёшься ими до тошноты, детка.
Читать полностью
Нечаянно нашла своё интервью четырёхлетней давности, если судить по упоминанию возраста в тексте.

Я почему-то вообще его не помню: не помню, как и кому я его давала; не помню мыслей, которые там высказываю. Я готова поклясться, что это вообще не моё интервью, но оно моё.

Хотя, если вдуматься, я вообще плохо помню ту девушку, которую звали, как меня, которой было 26 беспечных лет.

Спустя лет пять я и себя нынешнюю не вспомню.

http://schokn.ru/kseniya_geludova
КСЕНИЯ ЖЕЛУДОВА
Ксения Желудова: из плеяды представителей молодой российской поэзии эта девушка с почти детским лицом отличается своим «взвешенным», серьезным подходом к творчеству. Вопреки убеждению новоявленных «интернет-пиитов», Ксения Желудова работает над своими стихами: совершенно очевидно, что она не просто ретранслирует нашептывания Эвтерпы, но и стремится придать им выверенную стройность и избавить от «развесистости». В результате выходит настоящая, взрослая поэзия.
Читать полностью
С Днём космонавтики, ура.
И по этому случаю мой любимый текст прекрасной Анны Долгаревой:

Бог говорит Гагарину: Юра, теперь ты в курсе:
нет никакого разложения с гнилостным вкусом,
нет внутри человека угасания никакого,
а только мороженое на площади на руках у папы,
запах травы да горячей железной подковы,
березовые сережки, еловые лапы.
Только вот это мы носим в себе, Юра,
смотри, я по небу рассыпал красные звезды,
швырнул на небо от Калининграда и до Амура,
исключительно для радости, Юра,
ты же всегда понимал, как все это просто.
Мы с тобой, Юра, потому-то здесь и болтаем
о том, что спрятано у человека внутри.
Никакого секрета у этого, никаких тайн,
прямо как вернешься – так всем сразу и говори,
что не смерть, а яблонев цвет у человека в дыхании,
что человек – это дух небесный, а не шакалий,
так им и рассказывай, Юра, а про меня не надо.
И еще, когда будешь падать –
не бойся падать.
Читать полностью
Если меня однажды спросят, какая музыка играет у меня внутри, я поставлю альбом 'Misery Is A Butterfly' 2004-го года группы Blonde Redhead.

Там 11 треков. И они повторяются, повторяются, повторяются.
И, раз уж зашла речь о Дане Сидерос, то её можно любить за всю её поэзию разом или за отдельные составляющие, но не любить, на мой взгляд, нельзя.

Хотя бы за это:

* * *

Третий раз тебе повторяю,
верни мне мать.
я вспорю твоё брюхо, напихаю камней и веток.

Рыба бьется, как рыба об лёд,
объясняет и так и этак,
но сдается и понимает, что проще дать.
Не отпустишь на волю старуху добром,
ну что ж —
брось под печь моё слово, спи себе на полатях.
Слышь, она придёт не одна, ты готов принять их?
Всех ли знаешь ты, недоумок, кого зовёшь?

Он врывается в избу,
рукавом утирая лоб,
вносит запах браги и пота -- дух человечий.
И швыряет в подпечье косточки щучьей речи,
щучью песню мычит в теплый зев,
свиристит в хайло.

К ночи печка проснётся, застонет и задрожит,
отзываясь на странный стрёкот в далекой чаще:
и родит их — в золе и глине, слепых, молчащих —
одного за одним, дымящихся, как коржи.

Завизжат невестки, братья выкатятся, бранясь.

Первой встанет она,
или некто в её обличьи,
вскинув тощие руки, вертя головой по-птичьи,
выдыхая с кошмарным хрипом мальков и грязь.
За спиной отец -- опалённая борода.
Следом старшие сёстры -- беззубы, простоволосы.
И десятки других: все, как он, черны и курносы,
держат копья, кирки и клещи, серпы и косы.
Ходят, шарят ладонями, трогают всё без спроса,
кружат, мнутся, зудят, как осы,
скрежещут “дай”.

Он влезает на печку, спасаясь, как от реки,
от кишащих внизу голов, и локтей, и пальцев.
Печь срывают с помоста под хохот "пора купаться"
и выплескивают во двор, как мосол с водицей,
выбив дому родному и рёбра, и позвонки.

Поднимают на плечи, покачивая, несут,
подминая случайно встреченных на дороге.
Все: поеденные чумой,
порубленные в овраге,
изведенные голодом,
смолотые в остроге,
отравившиеся полынью,
угодившие в полынью.
Дура, просто верни мне мать.

Все шагают к царю --
немного потолковать.
Читать полностью
Люблю периодически возвращаться к текстам: скорее, чужим, нежели своим.

К этому тексту обожаемой мной Даны Сидерос я возвращаюсь, пожалуй, раз в год, не чаще.

И каждый раз - уже много лет - читая его, боюсь и одновременно не стыжусь невыносимо жгучего желания стать однажды той силой, от имени которой он написан.

//

Купить газету,
запомнить город и день.
Смотреть, как плывут огни по черной воде,
как сложно губы уложены
у людей,
как много у них владений, идей и дел,
как много незащищенных и хрупких мест.

Проехали мост над рекой,
и теперь окрест
людские норы в кирпичной красной коре,
стволы без корней и ветвей, дающие крен.

Их новые ружья
могут разить наповал,
но в их очагах не тлеет полынь-трава,
никто не помнит обрядов,
не знает старого колдовства.
Поэтому тот, кто пришел за мной,
рисковал.

Он любил охоту, печенье из отрубей,
выращивал голубей, играл на трубе.
Он мог меня пощадить, но кто-то сказал
«Убей».
И вот я еду к нему домой.
То есть, теперь — к себе.

В его жилище нет святого огня.
Верного пса, коня,
ножа в стене, что предупредит, звеня.

Его жена открывает мне дверь, обнимает меня.
Ей не хватит чутья
понять.
Читать полностью
Когда ешь суп, рано или поздно начинаешь задевать ложкой дно, пытаясь вычерпать остатки. И тебе вроде бы и вкусно, но еды во рту меньше глотка, и ещё этот ужасный стук посуды каждый раз. А на самом дне потом перец и прохладная кашица. Фу.

Во-первых, не люблю суп как идею, а, во-вторых, недавно поняла, что так же отвратительно вычерпала всю свою энергию. И на моем личном внутреннем дне сейчас бултыхаются перец и прохладная кашица. Фу? Фу.

А то, что мне казалось вторым  (пятнадцатым, сорок девятым) дыханием, так это я жадно доедала остатки.

Через два месяца будет конец декабря и года, я буду традиционно слушать песню Леонарда Коэна "Famous blue raincoat" и привычно гадать, в какой роли на личном фронте я выступала в этом году: ничьей жены, вечно второго или вечно чужого?

За эти два месяца я сделаю ещё несколько проектов, привычно выкладываясь на полную. Много раз встречусь с любимыми друзьями. Схожу в кино и на кучу вечеринок. Театр,  выставки. Может, чей-нибудь концерт.

Но, господи. Больше всего сейчас хочется жить тайной жизнью домашних животных. Исчезнуть из сториз (собственных, появление в чужих неизбежно, смирилась). Не отвечать на все сообщения и звонки, а если отвечать - то не сразу. Позволить себе забыть телефон дома. Бродить по городу. Разрешить себе больше одиночества, потому что оно для меня скорее целебно,  чем губительно. 

Хочется какого-то древнего размеренного ритма внутри, хочется ни за что не винить никого, но прежде всего себя. Хочется неторопливости и бесстыдной безмятежности. Но больше всего и всех хочется легкой, почти невесомой тайны вокруг всего этого, потому что, сколько бы я ни твердила, что хочу денег и славы, пора признать, что внутри своей мечты я скорее писатель-отшельник, чем блогер-многотысячник.

Хочется наконец-то позволить себе остаться с собой наедине. И подарить себе столько любви и покоя, сколько хочется. А хочется очень и очень много.
 
Читать полностью
Как поют наши дорогие шортпарисовцы, "потому и страшно".
Удивительный талант Даны Сидерос явился какой-то новой гранью.

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=2360479884021609&id=100001788609630
Читала сейчас эту колонку Дмитрия Воденникова и на описании вырезок, прикрепленных к стенам, резко расплакалась, по-детски, но очень быстро, как-то нечаянно.

https://millionaire.ru/kolonka/dritryvodennikov/%d0%bc%d1%8b-%d0%bf%d1%80%d0%be%d1%81%d1%82%d0%be-%d0%bd%d0%b5-%d0%b7%d0%bd%d0%b0%d0%b5%d0%bc-%d0%bd%d0%b0%d1%81%d0%ba%d0%be%d0%bb%d1%8c%d0%ba%d0%be-%d0%bd%d0%b0%d0%bc-%d0%bf%d0%be%d0%b2%d0%b5%d0%b7/
Читать полностью
Это же ужас перфекциониста: анонсировать новую регулярную писанину и не иметь даже черновика контент-плана.

Так я рассуждала сегодня утром. А потом вышла в город. На то суббота и выходной, чтобы выходить.

Субботний город пахнет свежестью у воды и сыростью в переулках; пахнет похмельем вчерашних вечеринок и потом сегодняшних пробежек. По нему гуляют до одури или до условленного времени: бодрые, смешливые, длинноногие подростки, подпрыгивающая походка; или отец с фотоаппаратом в руках и сын, которому не мастер-класс бы, а поговорить и посоветоваться, и похвастаться, но молчание между ними даже немного гудит на ветру.

Мальчик лет пяти едет с бабушкой в автобусе по Невскому. Светлая чёлка прижимается к запотевшему от дождя окошку, глаза не мигают: вправо-влево, вправо-влево.

"Бабушка! Вот всё магазины эти, магазины, магазины. А счастье-то где?!"
Читать полностью
Примерно два с половиной года назад (вроде бы давно, вроде бы недавно) мне очень захотелось завести собственный канал в телеграме.

Сначала мне казалось, что здесь можно вести что-то вроде ночных эфиров на радио (ох уж эти юношеские мечты; это я ещё мечту быть барменом не прорабатывала). Потом я вооружилась лозунгом "Нет денег на психотерапевта - заведи дневник" и начала перепись родных тараканов. Затем здесь начали появляться мои "прописи по честности с собой", и я училась точности, прозрачности и смелости.
И вот я, не то чтобы очень прозрачная и отнюдь не чересчур смелая, кидаю сюда новые тексты, зачем-то копируя их из инстаграма, фейсбука и вконтакта, где их действительно читают.

Пожалуй, хватит так бесславно пустовать этому условно святому месту. Очередная новая осень, очередная новая жизнь, очередные новые планы и темы.

Я решила, что здесь вполне могут бытовать заметки о буднях и праздниках вольного продюсера, отзывы о литературе, кино, театре, музыке (оговорюсь сразу: не о новинках; я заторможенное создание, и всё, о чем вы говорите взахлёб сегодня, я посмотрю и почитаю через годик; друзья уже смирились). Вряд ли я смогу избежать искушения иногда рассуждать здесь о насущном и не очень.

Не уверена, что этот чудом пытающийся выжить канал будет интересен более широкой, чем сейчас, аудитории, но чем чёрт не шутит?
Читать полностью
я устал есть землю, плеваться кровью,
убегать, даже если меня не ловят,
потому что "не ловят" не значит,
что не поймают.

я устал от военного марша в мае.

я устал притворяться, что всё решится,
если выйти на улицу с умными лицами.
предупрежденный вооружен:
жителям и гостям столицы

скажут, не нужно было сопротивляться.

я устал представлять, прикрывая веки,
как про нас говорят: они жили в начале века,
играть не умели, но повышали ставки
и каждый день проигрывали

по человеку.

17.9.19
Читать полностью
Просто однажды маленький бог пришёл к большому богу и спросил о том, есть ли то, чего нет на свете, потому что именно оно желаннее всего.

И большой бог усмехнулся. Твой вопрос, сказал он, так же глуп, как ты. Ты спрашиваешь так, будто знаешь обо всём, что есть на свете. Это невозможно, ты слишком ленив и слаб. Мысль, удерживающая тебя от безумия, ничтожна и губительна, она выдает твою лень за зрелость, а слабость за здравомыслие. Ты не способен избавиться от неё, потому что она дарует тебе равновесие, сытость и, главное, дерзость, с которыми ты пришёл сюда. Я не отвечу на твой вопрос.

Маленький бог ушёл. Он безутешно оплакивал ту самую мысль, что долго удерживала его от безумия, пока, обнаруженная и разоблаченная, не стала абсолютно бесполезной.
Читать полностью
глаза и уши сыты по весне,
но тот, кто мне мерещится во сне,
незрим и нем.

и оттого хожу я голодна,
что мне ракушек не собрать со дна,
хоть я на дне.

и, господи, какая тишина
во внутреннем пустом кармане,
в подкожной западне.

7.5.19