Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Новости и СМИ


Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Новости и СМИ
Добавлен в индекс
09.05.2017 23:31
реклама
Telegram Registrator
Выдам виртуальный номер для регистрации аккаунта.
Биржа рекламы в Телеграм
Биржа покупки и продажи рекламы в канал Telegram
Как зарабатывает Кубышка?
Мы заработали уже более 400% с марта месяца на IPO
4 036
подписчиков
~6k
охват 1 публикации
~16.6k
дневной охват
~4
постов / день
149.3%
ERR %
63.52
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
142 упоминаний канала
47 упоминаний публикаций
364 репостов
Полка
1 мая
Сапрыкин - ст.
КАШИН
НеДавыдов
Страна и мир
Шулика
Караульный
КАШИН
Подосокорский
Степной Дозор
Страна и мир
НЕЗЫГАРЬ
КАШИН
Политизатор
Бюро
Бюро
ПолитБулка
НЕЗЫГАРЬ
НЕЗЫГАРЬ Brief
КАШИН
Подосокорский
СМИныч
НЕЗЫГАРЬ
1 мая
Нешиес
Якутия 2100
Uralistica
СМИныч
СМИныч
Всем ВЦИОМ!
ОтсосискА
Выборный
Караульный
Тавронеж
Pravdaserm
Давыдов.Индекс
НеДавыдов
Каналы, которые цитирует @trudolubov
PornMap
Переборхес
Подосокорский
RadioSvoboda
ВЕДОМОСТИ
Сапрыкин - ст.
ОВД-Инфо
Медуза — LIVE
Baza
ОВД-Инфо
ОВД-Инфо
ОВД-Инфо
ОВД-Инфо
ОВД-Инфо
ОВД-Инфо
ОВД-Инфо
ОВД-Инфо
ВЕДОМОСТИ
Медиазона
Kosher memes
RT на русском
Медуза — LIVE
Навальный
Голунов
Arzamas
Голунов
Фонтанка.ру
ОВД-Инфо
КАШИН
Tayga.info
Андрей Медведев
Смирнов
Проект
Медуза — LIVE
ОВД-Инфо
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Трудолюбов 25 Jun, 16:06
Про переводимость Пушкина. Джеймс Мик - который был когда-то шефом бюро Гардиан в Москве - в LRB пишет про новый перевод пушкинской прозы на английский (Novels, Tales, Journeys by Aleksandr Pushkin, translated by Richard Pevear and Larissa Volokhonsky):
По сравнению с английским, пушкинский русский гораздо более "родной" и тем самым трудный для перевода. Английский, при всех его заимствованиях из греческого или немецкого, есть по сути результат наложения французского (военное завоевание) и латинского (религия и наука) на англосаксонскую основу. Эти языки примирились друг с другом в английском сотни лет назад, но наследие слоев чувствуется в том, как повседневность и труд склонны выражать себя в англосаксонской лексике, лексика интеллектуальных дискуссий требует латыни, а эмоциональная рефлексия и политика - хотят французских слов.

Я отвечал Пугачеву: «Слушай; скажу тебе всю правду. Рассуди, могу ли я признать в тебе государя? Ты человек смышленый: ты сам увидел бы, что я лукавствую».

Волохонская и Пивир переводят эти слова так: ‘Listen, I’ll tell you the whole truth. Just consider, can I acknowledge you as my sovereign? You’re a sensible man: you’d see yourself that I was being devious.’ 

В пушкинском русском слова (пишет Мик) прозрачны для того, кто читает текст на родном языке:
Rassudì (‘consider’) is obviously related to sudit (‘to judge’), smyshlyòny (‘sensible’) to mysl (‘thought’), and ya lukàvstvuyu (‘I was being devious’) to lukavy (‘sly’) and further to luka (‘bend’) and luk (‘bow’). 

Не то чтобы каждый читающий по-русски производил бы в уме такой осознанный анализ и не так уж важно, что связанным с французским или латынью ‘consider’, ‘sensible’ и ‘devious’ не зватает органической связи с исконно английскими ‘deem’, ‘thought’ и ‘crooked’. Но важно, что через весь английский язык проходят тонкие лексические границы, которых в русском нет и это делает перевод неизбежно неловким. 
https://www.lrb.co.uk/v41/n11/james-meek/the-village-life
Читать полностью
Трудолюбов 25 Jun, 13:25
Репост из: PornMap
Дата отмены крепостного права в Европе.
Трудолюбов 25 Jun, 09:27
Война хижинам

Пересмотр итогов приватизации идёт с самого начала приватизации и вот уже 30 лет не прекращается. У российской приватизации в силу отсутствия стабильного правового режима и не было никаких итогов. Впрочем, это ведь не должно было касаться обычных граждан. Ведь передел собственности – это то, что происходит между бандитами, между олигархами, между государством и корпорациями.

Но так получилось, что последние изменения в и без того постоянно меняющихся правилах игры в России касаются как раз собственности обычных граждан. В Госдуме сейчас находится законопроект, который может сделать любой жилой дом уязвимым перед административным решением властей. Этот документ, предложенный в прошлом году Министерством строительства и ЖКХ и внесенный правительством, осенью прошел первое чтение, вызвал короткую вспышку обсуждений, но был быстро забыт на фоне более ярких событий.

Между тем, если текст пройдет второе чтение – а специалисты говорят, что это реально, – то рывок в размывании границ частной собственности в России будет огромным.

На этом фоне московский закон, принятый под реновацию (от 1 июля 2017 года №141-ФЗ), не так и плох. Он требует проведения голосования среди жильцов, после чего позволяет государству принять мнение большинства, а к меньшинству применить административные меры.
«Похожие институты, основанные на мажоритарном принципе принятия решения по поводу изъятия частной собственности в целях реализации девелоперского проекта, действуют в США, Южной Корее, Японии, Израиле – объясняет исполнительный директор Фонда «Институт экономики города» Татьяна Полиди. – Недавно даже Китай отказался от административного изъятия без голосования в пользу такого демократического способа принятия решения».

Но российское законодательство содержит и альтернативный механизм изъятия частной собственности – участки и дома можно изымать под проекты «комплексного развития территорий» (КРТ). Закрепленный законом еще в 2016 году, этот – сегодня спящий – механизм описан в ст. 56.12 Земельного кодекса РФ, где достаточным основанием для изъятия участков является наличие проекта планировки территории и проекта межевания территории. Косвенное свидетельство жесткости этого закона в том, что, по словам Татьяны Полиди, ни один мэр ни разу не применял его на практике, опасаясь протестов.

Предложенный и, возможно, готовый ко второму чтению законопроект Минстроя еще больше расширяет власть государства над частной собственностью. Если закон примут, он распространит норму 56.12 об изъятии собственности также на механизм развития застроенных территорий, на любую застройку, в том числе жилую, которая при этом может не быть ни ветхой, ни аварийной. К слову, руководит Министерством строительства и ЖКХ Владимир Якушев, близкий соратник Сергея Собянина, в свое время сменивший его на посту губернатора Тюменской области. Якушев работал губернатором с 2005 по 2018 год. Законопроект был внесен в Госдуму в июле прошлого года, через полтора месяца после того, как Якушев занял пост строительного министра. Вряд ли этот документ – случаен для всей политической экосистемы, центром которой является московский губернатор.

Наивная Конституция

Конечно, ни в одном официальном документе мы не найдем слов о том, что частная собственность мешает государству. Слова всегда будут о том, что России нужно создавать условия для инвестиций, а защищенные права собственности для этого – одно из первейших условий. Все эти параграфы из учебников российские чиновники давно выучили. Но логика событий очевидным образом говорит об обратном – с точки зрения властей, право частной собственности мешает проектам развития.

Бизнес, описанный в учебниках, и реальный российский государственно-частный бизнес находятся в разных вселенных. Что хорошо для первого, плохо для второго, и наоборот.
Читать полностью
Трудолюбов 25 Jun, 09:27
Московское благоустройство сопровождалось и было во многом обусловлено постепенным вытеснением низового бизнеса – со всеми его палатками и уродливыми павильонами – и заменой его более контролируемым бизнесом. В итоге вместо палаток – огромные торговые центры, вместо отдельных независимых бизнесменов – кланы, близкие и понятные руководству города и страны.

Семимильным шагам развития - так как понимает его Москва - мешает всего лишь конституция. Конституция родом из эпохи Просвещения и защищает право, считающееся прогрессивным в той политической логике, которой российское государство – на бумаге – придерживается. Конституция – наивный документ, который совершенно не знает, как на самом деле устроена жизнь. Полностью: https://republic.ru/posts/93996
Читать полностью
Трудолюбов 22 Jun, 16:45
Грузия. Несколько важные моментов, на которые хочу обратить внимание СМИ и читателей.

Вот так, после двух напряженных дней ложишься спать, а просыпаешься opinion maker по Грузии, которого цитируют мировые и российские СМИ. Хорошо, постараюсь высокую планку держать и дальше. Вроде ответил на сто личных сообщений и по итогам хочу написать ВАЖНЫЕ вещи:

1. Проходящие в Грузии и Тбилиси акции протеста отчасти «антипутинские и антикремлевские», но никак не «антироссийские». Уважаемые СМИ, если у вас осталась часть объективности, пишите именно так. Да, есть плакаты ”Fuck Russia”, но остальные 99% направлены против грузинских властей или президента России Путина. Основные требования протестующих : отставка министра МВД Гахария и досрочные выборы в парламент разве носят антироссийскую риторику? Нет.

2. За два дня акций протеста из 240 пострадавших НЕТ НИ ОДНОГО РОССИЯНИНА, нет погромов или предвзятого отношения к туристам из России или других стран.

3. Что касается запрета на прямые перелеты между нашими странами начиная с 8 июля 2019 года, которые запретил президент России:
- российские авиакомпании возвращают билеты
- предлагают альтернативные варианты маршрута ( меняют билеты) через Ереван, Стамбул, Минск
- можно долететь до Владикавказа и потом на автобусе\машине до Тбилиси через красивую военно-грузинскую дорогу и Казбек

4. Грузинские авиакомпании Georgian Airwais и MyWay Airlines продолжают перелеты и продают билеты на всё лето.

5. Да, запрет - это ощутимый удар по обычным людям в Грузии, которые заняты в туриндустрии. Но не критический. Переориентирование рынка на Европу поможет улучшить сервис, а с курсом евро и чек будет гораздо выше. Налаживаются очень хорошие отношения с Украиной, которые прекрасно знают, что такое оккупация. Да и надеюсь, россияне будут приезжать дальше, а запрет будет не долгий.

Люди всегда будут оставаться людьми. Поверьте, я это хорошо знаю. В сложные моменты гораздо больше видны и ценятся гордость, достоинство, уважение и любовь, чем подлость и злоба.
Вы можете мне писать по любому вопросу связанному с Грузией. Остаюсь на связи и постараюсь быть полезным.
Спасибо большое каждому за теплые слова поддержки.
Читать полностью
Трудолюбов 19 Jun, 11:56
Репост из: Переборхес
Из ИРРИ (Института Русского Реалистического Искусства) братьев Ананьевич пропали картины, арестованные ранее Арбитражным судом за долги Промсвязьбанка (282 млрд. руб): предыстория этого музея - в ссылках под этим постом.

Пропажу холстов судебные приставы обнаружили вчера - совпавшую, по символическому совпадению, с шумным и пафосным открытием показа коллекции Ивана Щукина в ГМИИ.
Ради такого случая, легендарную коллекцию великого русского коллекционера, реквизированную большевиками и бездумно (на глаз) поделённую между Эрмитажем и Румянцевским музеем (его символическим правопреемником отчасти и стал ГМИИ) для такого случая объединили чуть ли не впервые в истории, для полноты картины добавив к собранию импрессионистов Ивана Щукина, ещё и коллекции его братьев.
Видимо, чтобы историческая рифма между двумя этими событиями вышла ещё более точной.

Вот она и выходит, несмотря на разницу двух коллекций, Щукинской и Ананьевской, с точки зрения самого искусства.
Ведь Щукин собирал самое передовое и непривычное на тот момент в мире искусство, устроив у себя в особняке первый в истории цивилизации частный музей актуального искусства, тогда как Ананьевы собирали, в основном, замшелый, покрывшийся плесенью соцреализм.

Однако, это история не столько про Россию, которую мы потеряли, сколько про Россию, которую приобрели и в которой приговорены жить.
Это по всей Европе идёт шум про потерянного «Спасителя мира» Леонардо, пропавшего со всех горизонтов после продажи его на аукционе арабским шейхам (картина, объявленная на юбилейной выставке Леонардо в Лувре так пока нигде не объявилась), тогда как у российских - собственная гордость и свои собственные ценности: мы все ещё находимся в модерне и наше общественное восприятие все ещё считает Дейнеку с Кукрыниксами самыми ценными художниками вселенной.

ИРРИ все равно жалко - несмотря на тухляк основной части фондов, его умной команде удалось превратить музей в институцию вменяемую и полезную, медленно, но верно расширяющую свои ветхозаветные границы.
Хочется надеяться, что «спор хозяйствующих субъектов» - ситуация времён трансфера политической власти и она рассосётся внутри прекрасной России будущего, когда у людей окажется одним музеем больше, а не меньше: даже самое неловкое по своим целям учреждение культуры лучше его отсутствия: в будущем всегда возможны корректировки и расширения полномочий.

Однако пока остаётся следить за тревожными новостями: день назад новостные ленты сообщили, что с обысками и выемками документов пришли ещё и на Солянку, в музей «Собрание», открытый в прошлом году бизнесменом Давидом Якобашвили.
История с коллекциями Щукина и Морозова, ставших чуть ли не главной гордостью российского музейного фонда, так ничему и не научила. Российская государственность как была глупой и жадной, а, главное, базово некультурной, так ей и осталась.

https://t.me/pereborhes/1015
https://t.me/pereborhes/1016
Читать полностью
Трудолюбов 19 Jun, 11:21
Написано привычным языком бизнес-газеты, а больно читать. Тот случай, когда разрыв между языком описания и описываемым явлением создает прямо трагедию:

Небольшие, менее полулитра, емкости – единственный растущий сегмент в категории водки, констатирует Ольга Дашкевич из «Nielsen Россия». Небольшие емкости обеспечивают 23% всех продаж водки, продолжает она. Самая популярная упаковка – 250 мл, порядка 18% продаж, говорит представитель «Татспиртпрома». Кроме водки стремление к мелкой посуде актуально и для коньяка – на тару менее полулитра приходится 25% рынка, рост продаж сопоставим с водкой, говорит он.

Культура потребления водки меняется, говорит президент Союза производителей алкогольной продукции, вице-президент «Руста» Игорь Косарев: люди больше заняты, у них нет времени распивать пол-литра на троих. 0,1 л или 0,25 л подходит, чтобы забежать в магазин после работы, быстро снять стресс и идти домой, считает он.

В кризис люди чаще выпивают в одиночестве, потому и берут емкость поменьше, говорит Дробиз, не стоит связывать это только с экономией: бутылка 0,5 л обойдется дешевле, чем две по 0,25 л.

В «Ашане», говорит его представитель, доля продаж водки в малой таре – 8,3%, в 2019 г. быстро растет продажа водки и в емкостях 100 мл. Тара поменьше позволяет попробовать разное спиртное, высказывает мнение представитель «Магнита», еще ее покупают, чтобы сопровождать алкоголем другие продукты – кофе или мороженое
Читать полностью
Трудолюбов 17 Jun, 14:20
Репост из: Подосокорский
Художник Duran — о раздельном сборе мусора в Москве
Трудолюбов 16 Jun, 16:02
Нью-Йорк Таймс оказывается с 1 июня прекратила публиковать политические карикатуры в международном издании (в американском их и так нет) - после истории с карикатурой на Трампа и Нетаньяху, которую сочли антисемитской и связали с практикой смешивания критики сионизма и Израиля с антисемитизмом.
Нет никого, кто бы мог запретить сверху, сами запрещают https://edition.cnn.com/2019/06/10/media/political-cartoons-new-york-times/index.html
Читать полностью
Трудолюбов 16 Jun, 12:11
Если российское общество не является носителем традиционных ценностей, значит ли это, что оно бездуховное, безбожное, циничное или еще какое-то? Совершенно не значит - характеристики ценностей это термины общественных наук, а общество не может быть "в целом" каким-нибудь безбожным или набожным. И скрепы у него есть, только они - "нетрадиционные".

Низовая духовность на самом деле огромна. Удивительность жизни состоит в том, что хотя в российском обществе искоренены ценности традиции, оно при этом пронизано разными духовными стремлениями и практиками (к большинству которых РПЦ, впрочем, не имеет отношения, она тут на равных с другими). 

Такого распространения разных духовных практик как сейчас я вообще не помню. Что-то похожее было в позднем СССР, но сегодняшние масштабы впечатляют. Переносит ли личная вера или какая-либо другая личная духовная работа человека в сферу «традиционных ценностей»? Нет, конечно. Но является ли работа над собой с помощью разных практик - c ограничениями в еде, в потреблении информации, молитвой, медитацией, работой с тренерами, менторами и т.д - некоторой скрепой? Конечно, да. Это вообще знак времени. Некоторые превращаются в настоящих аскетов, я таких сам знаю) Эти духовные скрепы есть, но даже если ими увлечены многие они - частные, а не массовые, за которыми ходят строем
Читать полностью
Трудолюбов 13 Jun, 19:26
Имущественные преступления, особенно не совершаемые серийно, должны влечь за собой имущественное наказание. Наркотические преступления должны быть четко разграничены на систематический сбыт и разовый – по сути, обычную практику взаимодействия двух потребителей. Наказание за хранение малых доз без цели сбыта должно быть отменено. Наркотики должны быть разделены по уровню опасности, а наказание должно быть привязано к массе действующего вещества, а не всей смеси. Российские правоохранители ссылаются на международные нормы, которые якобы требуют равного наказания за чистое вещество и смесь, но во многих европейских странах, например в Германии, исходят именно из массы действующего вещества.

Второе – мы должны лишать свободы – изолировать от общества – только тех, кто в противном случае будет совершать новые тяжкие преступления или готов совершать серьезное насилие в отношении других людей.
Особенно реформа должна касаться СИЗО. Мы знаем, что суды и следствие с большей готовностью отправляют в СИЗО тех, кто не имеет постоянного места жительства, совершает преступление повторно, не имеет устойчивых социальных связей. Но при необходимости человек, имеющий квартиру, работу, семью, – такой, для которого решение пуститься в бега связано с огромными потерями, – может оказаться в СИЗО по обвинению в ненасильственном преступлении. Необходимо законодательно запретить помещение в СИЗО тех, кто обвиняется в ненасильственных преступлениях или преступлениях, не несущих общественной опасности. Соответственно, в СИЗО должны отправляться только те, кто обвиняется в тяжких насильственных преступлениях и для кого выход из легального поля, переход к жизни под розыском не связан ни с какими существенными потерями. Пребывание подозреваемых в СИЗО должно исключить применение психологического и физического воздействия на них со стороны следствия. Требуется запрет на нахождение там сотрудников следствия, кроме как на таких же условиях, как и адвокатов, – по спецпропуску на определенное время.

Параллельно с этими «быстрыми» мерами необходимо перестраивать судебную и правоохранительную систему (о чем мы подробно писали раньше). Два ключевых направления перестройки полиции – это децентрализация и развитие общественного контроля. Система, в которой работает без малого миллион человек, всегда будет опираться на формальную отчетность, а стремление улучшить показатели всегда будет порождать незаконные практики. Так происходит не только в России, а во всем мире. Единственный выход – это создание управляемых на уровне регионов или даже муниципалитетов структур, ответственных за охрану общественного порядка и расследование нетяжких преступлений. Федеральная полиция должна быть малочисленной и заниматься только сложными, межрегиональными и особо тяжкими преступлениями.
Даже если полицию перестроить не удастся, весь арсенал доказательств и экспертиз, присущий уголовным делам, сфабрикованным ради «палок», коммерческого заказа или указания извне, может быть нейтрализован только независимым судом. Реформа судебной системы начата, но далеко не закончена, и задача гражданского общества состоит в том, чтобы добиться ее продолжения.

Авторы — научный руководитель и директор по исследованиям Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Над статьей работали сотрудники Института проблем правоприменения Арина Дмитриева, Алексей Кнорре, Владимир Кудрявцев, Дарья Кузнецова, Руслан Кучаков, Ксения Рунова, Денис Савельев, Дмитрий Скугаревский, Екатерина Ходжаева, Ирина Четверикова, Мария Шклярук.

Источник: Ведомости, Extra Jus. 3/
Читать полностью
Трудолюбов 13 Jun, 19:23
Общество оценило невероятную историю с фотографиями нарколаборатории в квартире Ивана Голунова. МВД сначала опубликовало изображения, а потом признало их ошибочными – они были сделаны не в жилье Голунова. Но это тоже не эксцесс, а закономерность. Правоохранители привыкли, что никакого внешнего контроля за работой силовых структур нет. Опубликовали что-то – кто там будет разбираться? Здесь же внезапно вся типовая кухня попала под микроскоп, и выяснилось, что правоохранительные органы предъявляют общественности липовые доказательства.

Скрытая от общественного внимания реальная работа полиции не предполагает соблюдения прав задержанных – к ним стараются не допустить адвокатов. Сначала адвокат долго не может увидеть Голунова, затем подозреваемому пытаются навязать адвоката по назначению, и тот, что необычно, вынужден брать самоотвод. В подавляющем большинстве случаев в России в таких делах участвует именно адвокат по назначению, для которого, как правило, отношения со следствием и судом гораздо важнее, чем отношения с подзащитным. Полиция и суды, зависимые от показателей статистики и, следовательно, вынужденные обеспечивать положительное решение по начатому делу любыми способами, не хотят видеть в процессе независимых и сильных адвокатов.

Система должна была бы сдать назад гораздо раньше – когда стало понятно, что дело привлекает внимание, а железных доказательств в нем не предвидится. По меньшей мере – оставить подозреваемого на подписке и ждать новых результатов. Но нет – следствие выходит с ходатайством о заключении под стражу. Если полиция централизована, то сотрудники низовых подразделений не могут сами принимать решения, тем более по резонансным делам. К тому же любой шаг назад – смягчение меры пресечения, прекращение уголовного дела или оправдательный приговор – расценивается как то, за что нужно всех наказать. За любую ошибку подчиненного несут ответственность и его начальники, что заставляет их покрывать любые ошибки, даже те, что вылезли наружу. В деле Голунова ставки оказались еще выше: де-факто признание его фальсификации влечет уголовную ответственность для исполнителей. Но даже на этом этапе министр внутренних дел Владимир Колокольцев был вынужден ходатайствовать об увольнении двух генералов и решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности двух низовых сотрудников.

Подведем итог: низкие требования к доказательствам, высокая толерантность полиции к насилию, неготовность работать в условиях общественного контроля и полноправного участия адвокатов, неспособность руководства корректировать ошибки подчиненных (только в случае огромного общественного резонанса и угрозы массовых выступлений), готовность нарушать закон ради «палок» или указания извне. Все это часть повседневности правоохранительных органов. Дело Голунова разбудило и власти, и гражданское общество. Но оно же обнажило рутину правоохранительных органов.
Вывод: надо требовать кардинальной реорганизации работы правоохранительных органов под контролем общественности. С чего начинать?

Первое – гуманизация уголовного законодательства вообще и наркотического в частности. Это то, что не потребует долгой перестройки организационных структур и изменения корпоративной культуры и даст быстрый результат. Сейчас российское законодательство устроено таким образом, что множество ненасильственных преступлений предполагают наказание в виде больших сроков лишения свободы – эту ситуацию давно пора менять.

2/
Читать полностью
Трудолюбов 13 Jun, 19:22
Полный текст статьи «Я обвиняю», написанной для «Ведомостей» Вадимом Волковым и его коллегами по Институту проблем правоприменения ЕУСПб. Это те социологи, на которых все обычно ссылаются в вопросах о том, как устроена российская правоохранительной система и наркополитика.

Дело журналиста «Медузы» Ивана Голунова по исторической значимости приближается к делу Дрейфуса. Последнее изменило Францию 120 лет назад. Сможет ли дело Голунова изменить Россию? Если дело Дрейфуса тлело больше 10 лет, то Голунов прошел путь от задержания до прекращения дела за пять дней.

Случай Голунова уникален тем, что по обвинению в хранении наркотиков был арестован известный своими расследованиями журналист и это дело получило огромный общественный резонанс. Его расследования касались властей Москвы и теневого бизнеса, в который вовлечены сотрудники спецслужб. Но если на минуту абстрагироваться от фигуранта и вероятных заказчиков, то оно предстает типичным эпизодом работы полиции. Именно поэтому дело Голунова возвращает в повестку дня вопрос о системной реформе правоохранительных органов. Пока кардинальных изменений не произойдет, такие дела будут повторяться и жертвой может стать каждый.

Доказательства по делам о наркотиках в России не выдерживают критики. В подавляющем большинстве случаев задерживаемые не обладают высоким социальным статусом (более 60% – трудоспособные без постоянного места работы, при том что доля этой группы в населении – менее 4%; высшее образование имеют менее 10%). Это отучает полицию готовить серьезную доказательную базу, тем более что суды по умолчанию доверяют показаниям сотрудников правоохранительных органов.
Проведенные нами исследования масс изъятых наркотиков позволяют говорить о том, что, если наркотики изъяты в объеме, едва превышающем крупный размер, это не случайно. Имеющиеся у нас статистические данные показывают, что дело Голунова нельзя назвать уникальным эксцессом системы.

Из наших исследовательских интервью с сотрудниками правоохранительной системы следует, что в работе с задержанным насилие стало обыденным. Легче заставить человека поверить в свою виновность и оговорить себя, если человек морально подавлен. Задержанный идет медленно? Протащим его. Возмущается и пытается встать? Насильно усадим. Остались синяки и ссадины? Но ведь ничего не сломано. Обычные «клиенты» полиции к такому относятся более спокойно – а для образованного горожанина это уже предстает тем, что оно и есть на самом деле, – незаконным применением силы. Если даже в потенциально резонансном деле полиция не обошлась без насилия, то что происходит с обычными подозреваемыми?

1/
Читать полностью
Трудолюбов 13 Jun, 15:20
Репост из: RadioSvoboda
Сериал «Чернобыль» был снят по мотивам книги Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва». Писательница рассказала нам о своих впечатлениях от сериала, чем он выделился среди других работ о Чернобыле и как она относится к людям, которые критикуют неточности в деталях:

☢️ «Когда я ходила по чернобыльской земле, в зоне, там я меньше всего чувствовала себя белоруской, я была представителем некого биологического вида. Я видела, как страдают животные, птицы. Было ощущение, что всё живое страдает, и я часть этого. А вот это все, о чем вы говорите... Есть агрессивные очень критики. Я помню одно письмо: ну конечно, в основе лежит книга Алексиевич, там ощущения ее, мировоззрение ее, что вы хотите, это известная русофобка. Наши конкуренты таким образом хотят победить возможности и потенциал нашей энергетики».

☢️ «И вот когда приезжаешь к людям где-то далеко, в Японии, или в Германии, то видишь, что у них другой взгляд. Видимо, из-за того, что у нас много проблем в реальности, выживания, того, что как-то мы всё не сделаем нормальную демократическую страну, мы очень заняты всем этим. И вот этот Чернобыль, как я его называла, репетиция апокалипсиса, она прошла как-то мимо нашей культуры, она особняком была в нашей жизни. И сейчас мы стали об этом больше думать, особенно молодые люди. Не случайно, что именно молодые люди очень активно смотрят этот сериал и обсуждают его. Это уже другие люди, они понимают, что им придется жить в мире, испытывающем очень сильные экологические проблемы. И тут совпало — очень хорошо сделанный фильм, со всеми голливудскими переплетениями, техническими возможностями. А режиссер — швед по национальности, у шведов это особенно сильно в сознании — экология, проблемы среды обитания, они очень много этому уделяют внимания. Как-то все хорошо соединилось».

http://www.svoboda.org/a/29994966.html?utm_source=tg
Читать полностью
Трудолюбов 13 Jun, 14:14
Трагикомедия традиционных ценностей

Нет нужды приводить многочисленные данные о том, что практикующие прихожане – это совсем небольшая доля тех, кто называет себя православным.

Около 35 лет назад КПСС осознала, что проиграла идеологическое сражение с религией. В 1988 г. Михаил Горбачев встретился с патриархом, 1000-летие крещения отпраздновали с государственным размахом, а РПЦ вошла в число признанных общественных институтов и фактически заняла оставленную атеизмом идеологическую нишу.

Сегодняшняя Московская патриархия говорит о храмах и литургиях так же, как советские газеты говорили о выплавке чугуна и урожаях. В официальных заявлениях РПЦ звучат совершенно безумные цифры: появляются 30 000 храмов, построенных за последние 10 лет, потом они превращаются в реальные девять с чем-то тысяч, но и то, судя по всему, включает изменение методологии отчетности.

Власти и церковь ведут вчерашнюю войну. Религию в СССР преследовали тогда, когда естественная, по традиции передаваемая вера еще теплилась в семьях. Религию в России начали распространять в школах и медиа, как раз когда естественная традиция наконец умерла. Конечно, сегодняшнее государство мечтало бы, чтобы церковь, как и до революции, была бы «пособником самодержавия в эксплуатации масс». И церковь рада бы, но не может – потому что нет уже тех масс, которые так удобно было эксплуатировать с помощью «опиума для народа». Раньше нужно было думать.

Атеизм был чудовищной натяжкой, духовным насилием над традиционным аграрным обществом. Религия в сегодняшней России – такая же натяжка и насилие над секулярным городским обществом. Попытки создать из воздуха некую приверженность россиян традиционным ценностям – трагикомическая история. Она о том, что российское государство, что советское, что нынешнее, похоже на динозавра. Оно плохо видит, ничего не понимает, много ест, долго запрягает, потом давит всей своей мощью – не в ту сторону – и долго не может остановиться.

(Совсем забыл вывесить эту колонку @vedomosti, она потерялась в событиях. Но про Россию как якобы традиционное общество - все равно важно)
Читать полностью
Трудолюбов 13 Jun, 12:21
Пробиты ли пузыри и фильтры?

Расположение за пределами России, конечно, облегчает "Медузе" публикацию сложных и критических по отношению к российской власти материалов. Но многочисленных пузырей, в которых сидят читатели, это не пробивает. Эти барьеры прочнее административных и цензурных.

На среднего россиянина, как и вообще на кого угодно, каждый день обрушивается лавина телепередач, подкастов, текстов и сообщений из социальных медиа. Средний читатель не вникает в тонкие различия между хорошей журналистской работой и плохой, между честной аналитикой и манипуляцией, между мнением и пропагандой.

Помогли ли исключительные события вокруг задержания и освбобождения Ивана Голунова пробить ниши, в которых мы все сидим? На сколько больше стала аудитория его расследований?

Потолок для них довольно жесткий – они длинные, читать их трудно и часто просто не хочется. Мусорный или похоронный бизнес – не самые зажигательные темы. Если не превращать журналистские расследования в увлекательные видео или не снимать по ним сериалы, пробиться к действительно массовой аудитории таким текстам просто не дано.

По словам редактора «Медузы» Ивана Колпакова, через неделю после публикации количество просмотров статьи «Гроб, кладбище, сотни миллиардов рублей» приближалось к 200 000. Сейчас, после всей громкой истории – приближается к 700 000. Добавим десяток больших и малых изданий, которые перепечатали текст по приглашению «Медузы», и получим, грубо, уже более миллиона просмотров. Даже если часть аудитории сейчас прочла текст по второму разу, это значит, что о расследовании Голунова теперь детально знает около полумиллиона читателей. Это много или мало?

Люди, которые могли раньше и не слышать про «Медузу» и Голунова, теперь читают про волгоградскую даму-депутата, захватившую весь похоронный бизнес в своем регионе, про родственников заместителя московского мэра и российских предпринимателей в погонах. Тем, кому обычно лень читать что-то подлиннее твита, теперь стало любопытно – все обсуждают какого-то Голунова, дайте почитать.

Для текста - довольно много, хотя, конечно, бывает и больше. То есть при всем гигантском всеселенском шуме количество читателей у "Гроба и кладбища..." выросло с 200 тыс до более миллиона. Видимо нужно снимать по нему кино
Читать полностью
Трудолюбов 13 Jun, 10:43
Репост из: Сапрыкин - ст.
Тут по известным причинам опять пошел разговор про активистов и журналистов: мол, первые себя не щадят и не спят ночей в пикетах, а вторые, пытаясь отстраниться и просто делать свою работу, трусливо прячутся в нору. Некоторые слова в заявлениях после освобождения Голунова и вправду были не стопроцентно точны и могли вызвать обиду — а также желание заступиться за стоящих в пикетах и кинуть камень в «делающих работу», но я бы хотел напомнить вот что. Все хоть сколько-то значимые общественные кампании последних лет начались с журналистских материалов. Юрий Дмитриев — статья Шуры Буртина на сайте «Лес» и в «Русском репортере». «Новое величие» — интервью Александра Черныха с мамой Анны Павликовой на сайте «ОВД-Инфо». Оюб Титиев — Елена Милашина в «Новой» и опять же Шура Буртин в «Медузе». Сенцов (не могу вспомнить кого-то одного), геи в Чечне («Новая»), пытки в милиции («Медиазона»), все что угодно — за каждым из этих сюжетов, прежде чем он становится общественно значимым, стоят журналисты, которые просто «делают свою работу». Даже ФБК, для того чтобы вывести людей на улицу, приходится делать совершенно медийные вещи — фильмы и статьи. И дела Голунова не было бы без медиа, которые мгновенно рассказали нам его историю и зацепили нас ощущением жуткой несправедливости. Те, кто пишет сейчас — а теперь надо идти защищать Иванова, Петрова, Сидорова (и дальше длинный ряд фамилий, известных только профессиональным правозащитникам) по сути правы, но пропускают важную связку: чтобы пойти защищать неизвестного тебе человека, нужно увидеть его, понять, что за несправедливость над ним совершена, и почувствовать (простите за штамп) его боль. Без этого ни пикетов, ни общественного давления, ни сочувствующих во власти, ни пересмотров дел — вообще ничего не будет. И слова «просто делать свою работу» — они именно про это, а не про то, что мы пошли бухать всей редакцией, а вы там кукуйте на Петровке. P.S. Собственно, и задержанных вчера из отделений до ночи Дмитрий Муратов вытаскивал (кстати, подписавший пресловутое заявление), а не кто-нибудь.
Читать полностью
Трудолюбов 12 Jun, 16:18
Репост из: ОВД-Инфо
По нашим последним данным
Трудолюбов 12 Jun, 15:36
Репост из: Медуза — LIVE
В момент задержания один из инициаторов акции, журналист Евгений Берг разговаривал по телефону с заместителем мэра Москвы по вопросам региональной безопасности Александром Горбенко. Именно он накануне отказался согласовывать протестную акцию по любому маршруту. Вот этот разговор.

Горбенко: Да.
Берг: Алло, Александр Николаевич?
Горбенко: Да-да.
Берг: Здравствуйте. Это Женя Берг, я сидел вчера с вами на встрече такой с краешку. Помните?
Горбенко: Да-да.
Берг: Вот вы вчера сказали, что все хорошо будет. Как же так? Прямо сейчас на моих глазах людей в саду Эрмитаж винтят за то, что они с мороженками стоят! На Страстном бульваре винтят, на всех бульварах. Жесткие задержания. Простых людей без плакатов, без всего. Как же так?
Горбенко: Сейчас посмотрим, чего там. Без плакатов, без ничего?
Берг: Вообще без ничего. Прямо в «Эрмитаже» сейчас. Вот сейчас меня винтят. (обращаясь к полицейскому) Слушайте, я с вице-мэром разговариваю! (обращаясь к Горбенко) Вот прямо сейчас меня винтят. Вот меня задержали. Хотя я просто стоял. Не хотите поговорить с господами полицейскими, Александр Николаевич?
(Евгения Берга увели в автозак)
Читать полностью
Трудолюбов 12 Jun, 15:34
Это не какой-то американец, а мой знакомый Луис Маринелли, который долго жил в Екатеринбурге, а потом выступал за отделение Калифорнии от США. https://t.me/bazabazon/1230
Attached file