Чумные гробы

waynow Нравится 0

perpetual Halloween.
Объяснение названия канала тут: https://t.me/waynow/30
С предложениями — сюда: onym at yandex.ru
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Блоги


Написать автору
Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Блоги
Добавлен в индекс
05.07.2017 20:27
Последнее обновление
18.11.2018 19:06
Telegram Analytics
Самые свежие новости сервиса TGStat. Подписаться →
Searchee Bot
Каталог 270k+ Telegram-каналов с удобным поиском в боте.
@TGStat_Bot
Бот для получения статистики каналов не выходя из Telegram
633
подписчиков
~994
охват 1 публикации
~877
дневной охват
~3
постов / нед.
157%
ERR %
2.27
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
3 упоминаний канала
1 упоминаний публикаций
26 репостов
Apophenoid Android
Yashernet
паблик павлик
irregardless
КуклЦУП
Weird Street Signs
irregardless
летучие рыбы
летучие рыбы
летучие рыбы
irregardless
irregardless
Каналы, которые цитирует @waynow
PopHistory
Громкая держава
Журнал «Нож»
History Porn
Красный Сион
irregardless
History Porn
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
В 14 веке одним из популярных рецептов профилактики заражения венерическими заболеваниями (авторства John of Gaddesden) была такая последовательность действий: а) немедленно после секса нужно прыгать вверх и вниз; б) затем сбежать по лестнице задом наперёд; в) понюхать перец, чтобы как следует чихнуть; г) пощекотать гениталии перышком, смоченным в уксусе, чтобы смыть заражённую сперму; д) затем тщательно вымыть половые органы в отваре из роз и пряных трав и уксуса.

Если вы думаете, что это слишком сложный рецепт, то остальные были ещё хуже. Ну и едва ли кто-то им следовал: даже если бег по лестнице задом наперёд спасает от венерических заболеваний, он также здорово увеличивает перспективу сломать шею.
Но важно тут то, что врачи уже понимали, что некоторые болезни связаны именно с сексом. В 1321 году король Эдвард II открыл в Саутварке Lock Hospital «госпиталь для прокаженных», а прокаженными тогда считали кого угодно с кожными язвами. В городском сленге выражение Lock Hospital так и осталось прозвищем для любого вендиспансера. #winchestergeese
В 1209 году был открыт Тауэрский мост, и в бордели Саутварка хлынули новички: те, кто раньше не могли или не хотели перебираться через реку даже ради увлекательного мира платного секса. Спрос на услуги возрос настолько, что пришлось отстроить новую улицу с легальными борделями на северном берегу Темзы (!!!, на все равно за пределами стен City of London): Cock Lane. Любопытно, что даже за рекой улица всё ещё принадлежала подворью Саутваркской церкви St Mary Overie, то есть, епископу Винчестерскому – видимо, чтобы на новые заведения распространялись правила 1161 года.
То есть, прямо как у Маяковского: «Мы говорим «бордель», подразумеваем «епископ Винчестерский».

Известно, что несколько домов на Cock Lane (переведите сами) принадлежало настоятелю собора Святого Павла (старого, сгоревшего во время Великого Пожара). А чё такого? Легальная инвестиция со стабильным доходом.

Но, кстати, общество вообще очень терпимо относилось к проституткам. Правда, за торговлю телом внутри лондонских стен их отправляли в тюрьму на 40 дней, а также отказывали грешницам в захоронении на церковных кладбищах (а других не было), а так без проблем. Теолог и юрист Томас Чобемский посвятил им аж четыре главы своего грандиозного труда о том, какие покаяния налагать на исповедовавшихся грешников (это такая смесь комментариев к судебному кодексу, теологических изысканий и психотерапии) и открыто заявлял, что проститутки заслуживают платы за свою работу наравне с любыми другими трудовыми людьми.

Однако до профсоюза секс-работников дело не дошло – случилась эпидемия небывалой болезни. #winchestergeese
Надо сказать, что некоторые пункты указа о борделях 1161 года были на редкость продвинутыми для своего времени. А из недавней России так вообще удивляешься щепетильности тогдашних юристов, пытавшихся соблюсти интересы всех сторон. Но это сбалансировано нечеловеческой жестокостью.

Была установлена фиксированная плата за аренду комнаты («рабочего места») в размере 14 пенсов в неделю (для сравнения, 16 £ хватало для годового содержания замка средней руки). Каждую новую работницу регистрировали в присутствии констебля. Долг за комнату не мог превышать 6 шиллингов и 8 пенсов (чтобы не допустить ситуаций «рабства за долги»). Констебли ежемесячно проверяли, что обитательницы находятся в публичных домах по своей воле и покидают его, когда захотят.

Упоминалась защита клиентов: в случае неуплаты их нельзя было удерживать в пределах публичного дома или отказываться отдать принятые на хранение щит и меч – все такие случаи должны были рассматриваться в епископском суде. А то ведь как: вдруг война, а у солдат мечи рассеяны по публичным домам.

Были меры по ограничению расширения и перепрофилирования бизнеса:
- запрещена работа в дни церковных праздников.
- в публичных домах запрещалось подавать еду и напитки (чтобы не переманивать клиентов таверн)
- количество наемного персонала было ограничено прачкой и конюхом (обитательницы работали на себя, оплачивая только комнату и другие услуги)
- обитательницам было запрещено заниматься чесанием и пряжей шерсти в свободное время (потому что такой побочный бизнес нанес бы ущерб могущественным гильдиям чесальщиков и прядильщиков).

Не допускались драки, богохульства, свары, укрывательства преступников и обрезание монет; запрещалось принимать на работу беременных и больных гонореей; запрещалось хватать прохожих за одежду и заманивать в публичный дом силой.

Есть пункты против коррупции и превышения полномочий представителями власти (бейлифами и констеблями). Кстати, констебль работал сдельно, за один арест ему полагалось 4 пенса.

Интересный набор правил для защиты власти:
Запрещалось работать в дни заседаний королевского совета, парламента или церковного совета в Вестминстере на противоположном берегу реки (видимо, чтобы законодатели не улизнули в бордель вместо работы).
Запрещалось нанимать конюха более чем на шесть месяцев подряд (чтобы его можно было призвать в армию).
Запрещалось предоставлять услуги лодочных перевозок в ночное время (потому что под видом поздних клиентов, возвращающихся после утех на северный берег Темзы, могли скрываться воры или политические заговорщики). Последнему клиенту бесплатно предоставлялось право переночевать в комнате проститутки.

И главное: правила специально указывали, что проститутки не имеют права на «бесплатные» отношения и постоянного любовника. Ибо бесплатный секс ведет к уменьшению доходов для держателя борделя, бейлифа и в конечном счете епископа. Уличенную в «растрате епископского имущества» проститутку подвергали тому же церковному суду, который был предусмотрен для ведьм: сажали на позорный стул и трижды окунали - только не в деревенский пруд, а в канаву для сточных вод. Если жертве удавалось выжить, то ее выпроваживали за пределы владений епископа Винчестерского, что означало запрет на дальнейшую легальную работу. Сам любовник (а это часто мог быть держатель публичного дома) никакой ответственности не нёс.

(Автор уходит за кулисы и там громко долго матерится). #winchestergeese
Следующий епископ Винчестера был особенно обеспокоен нечистотой нравов, и наложил на бордели тяжелые подати "за распространение нечистой заразы" (до сих пор неизвестно, какую именно из зараз он имел в виду). Так что теперь публичные дома облагались тройной платой: за аренду земли, за лицензию и за "заразу".
В 1161 году король Генри решил, что надо бы закрепить бытующие на другом берегу Темзы финансовые обычаи официально, и подписал указ о передаче уже не территории, а конкретно борделей Саутварка под крыло епископа Винчестера. Выглядит логично: за честное ремесло плати короне, за грешное - церкви. В указе подробно освещались особенности бизнеса и прописывались
права и обязанности договора между епископом и проститутками по отношению друг к другу. #winchestergeese
Кстати. Для тех, кому оказалась небезразлична история кладбища — подпишите, пожалуйста, петицию о том, чтобы его не отдали под застройку: https://www.gopetition.com/petitions/cross-bones-graveyard-heritage-site.html

Кроме того, если вы в Лондоне, можете сходить к кладбищенским воротам, почтить память бедных женщин и привязать ленточку — или же оставить любой предмет в память о своих ушедших, хоть фотографию, хоть нитку бус. Есть даже сайт: http://crossbones.org.uk

А мы пока продолжим рассказывать.
Надо сказать, что это была нормальная европейская практика: сам Вильгельм Завоеватель владел несколькими публичными домами в Руане, да и европейские аббатства не гнушались этим способом заработка (не напрямую, конечно, а через аренду инфраструктуры). Так что в целом в этом не было ничего необычного. Христианская церковь видела в проститутках необходимое зло, потому что они 1) уменьшали количество изнасилований; 2) уменьшали количество невыгодных браков среди детей богатых спонсоров (тут ведь как: если обрюхатишь дочку бедного соседа, то церковь заставит жениться, а так можно ходить по проституткам, пока подыскиваешь себе выгодную партию в виде богатой девственницы).

Тем более что бордели в Саутварке уже были, оставалось только присвоить. Появились они ещё при римлянах: Саутварк был их первым главным фортом на Темзе, а с северного берега на них злобно смотрели неграмотные местные племена - простите, гордые бритты. Если бы штурм северного берега Темзы не удался, то римляне ретировались бы именно в форт в Саутварке. А Лондоне бы не существовало.
А где форт - там солдаты, а где солдаты - там торговля, рынок рабов и проститутки. В римское время бордели чаще всего находились в банях (а самой популярной услугой, которую предоставляли рабы обоих полов, была фелляция, но мы не будем углубляться в эту тему). Кстати, бордели на противоположном берегу реки от города - это не случайность, а добрая римская традиция: название "веселого района" Трастевере в Риме тоже переводится как "по ту сторону Тибра".
Когда римляне решили плюнуть на этот холодный остров со злобными жителями и отбыли, публичные дома и проститутки остались на месте - видимо, у них уже набралась достаточная местная клиентура. Про англосаксонское время мы ничего не знаем, потому что саксы любили поболтать, но не любили записывать, так что следующие свидетельства о жизни борделей Саутварка относятся ко времени викингов. Судя по свидетельствам, "грязные викинги" были некоторого рода улучшением клиентуры, потому что, в отличие от местных, у викингов было принято каждое утро расчесывать волосы, мыться каждую субботу, регулярно менять нижнее белье, а также дарить женщинам неольшие безделушки. Вдали от Лондона, в провинциальной восточной Англии, таким коварным манером викинги принуждали жен и дочерей благородных бриттов становиться их, викингов, наложницами. Проклятые разбойники! #winchestergeese
Кстати, в 16 веке (после чумы и в разгар эпидемии сифилиса) проституция была настолько повседневной, что в 1520 году в учебниках латинской грамматики для семилетних детей были фразы типа "He lay with a harlot all night" ("он провел со шлюхой всю ночь"; впрочем, это, наверное, библейская история о Самсоне), "Thou art a strong harlot" ("Ты выносливая шлюха") и "She is bawd to a whore" ("Она сводня шлюхи").
«Дети, домашнее задание: переведите эти фразы на латынь и придумайте несколько своих примеров с такими же грамматическими конструкциями». #winchestergeese
Кратко опишем поляну.

В составленной по приказу Вильгельма Завоевателя "Книге Судного дня" в 1068 году местность к югу от Темзы упоминается как "St Saviour's dock" и называется "действующей пристанью. В местности упомянуты по меньшей мере 40 домов и здание церкви на том месте, где сейчас стоит Southwark Cathedral. Исландская сага Heimskringla упоминает место "на противоположном берегу от Лондона", которое называется Suthvirki и представляет собой "весьма значительное торговое место". А где пристань - там моряки, грузчики, драки в тавернах , бани и бордели.
Изначально эта территория принадлежала Одо, епископу Байё, брату Вильгельма Завоевателя. К 1090 он сплавил нехорошее место расположенному неподалеку Бермендзийскому аббатству, а сын Вильгельма, король Генрих I, закрепил это документально, сообщив монахам, что вместе с территорией они получают обязанность навести там порядок, завести собственный суд, полицию и налогобложение (видимо, никто не хотел соваться туда по доброй воле). Это означало, что отныне принадлежащая аббатству территория не подчиняется ни Лондону, ни графству Суррей, а только одному владельцу территории, который волен собирать аренду и налоги, а также вершить суд и налагать любые штрафы и комиссии по своей воле. Как пишут исторических книгах: «монахи получили стабильный источник дохода» (слышал, Бивис, как они зовут крышевание?). Единственным исключением были особо крупные дела: убийства членов королевского двора, политические заговоры и просто дела об очень больших деньгах.

Но монахам было трудно поддерживать порядок в трущобах, и они передали эту территорию могущественному Уильяму Гиффорду, епископу Винчестерскому, у которого уже были свои офицеры, бюрократы и прочие администраторы. Ибо Винчестер, столица саксонской Англии, был не только старейшим, богатейшим и важнейшим диоцезом христианской Англии, но и местом, где находилась казна. Например, когда Генрих узнал о смерти своего старшего брата, короля Вильгельма Руфуса (оба дети Вильгельма Завоевателя; оба в момент смерти были на охоте в одном и то же месте), он бросил остывающий труп в лесу и рванул в Винчестер за лежащей в казначействе короной. Так что епископ Винчестерский был очень, очень важным и очень богатым человеком, которому нужно было часто светиться при дворе короля в Вестминстере. Поэтому иметь земельный надел прямо на противоположной стороне от королевского двора стоило того, чтобы связываться с моряками и борделями. #winchestergeese
В начале 1990-х годов в лондонском районе Саутварк, между London Bridge и галереей Tate Modern, то ли копали, то ли чинили метро и нашли нигде не зарегистрированное кладбище, на котором верхние трупы лежали в нескольких дюймах от поверхности земли, а нижние были датированы 12 веком. По примерным прикидкам, там захоронено около 15 тысяч тел. Срочно прибывшие на место археологи успели раскопать только 158 могил периода с 1800-х до 1850-х годов, затем их выгнали и строительные работы продолжились. Все найденные тела принадлежали женщинам, детям и нерожденным эмбрионам. Ученые порылись в книгах и нашли всего два (2) исторических свидетельства об этом месте, 16 и 18 веков, причём второе ссылалось на первое. Источники называли это место Single Woman’s Graveyard, и хоронили там проституток района Саутварк.

Публичные дома на этой территории известны с римских времени (на этом месте Темзы был крупнейший в Англии римский рынок рабов). В 11 веке Саутварк был суверенной территорией епископа Винчестерского (то есть, не принадлежал ни Лондону, ни графству Суррей). Так что епископ сам наводил порядок на своей территории, а в 1161 году король Генрих II решил закрепить это дело законодательно и передал епископу Винчестерскому исключительное право лицензировать проституток и публичные дома, собирать с них арендную плату и подоходный налог. Взамен Церковь обещала защищать проституток — но только на этой территории, так что все лондонские публичные дома переселились в Саутварк. Общим прозвищем проституток стало «гусочки епископа Вестминстерского», а безобидное goose bumps означало не мурашки, а симптомы венерического заболевания.
Защищать-то Церковь защищала, а вот хоронить грешниц в освященной земле никто не собирался. Пришлось им ютиться на собственном кладбище, крохотном неосвященном кусочке земли без всякой церкви поблизости — именно поэтому, из-за отсутствия церковного здания, о кладбище к началу 20 века и забыли. К 1770-м место было известно как Crossbones graveyard, и земля там была настолько переполнена костями и гробами, что умерших хоронили совсем близко к поверхности, и в дождливый дань можно было видеть в размытой земле куски плоти.

Чем больше я читаю о том, как и почему Церковь Англии получила власть над торговлей женским телом и как она ею распоряжалась, тем больше нахожу ошеломительных, абсурдных деталей, для которых не хватит одного поста. Поэтому буду писать об этом кусками с тэгом #winchestergeese
Морально готовьтесь: сегодня ночью расскажу историю о самом ужасном, прямо-таки душераздирающе печальном месте Лондона. Упоминаются разлагающиеся трупы, проститутки и нерождённые младенцы.
Мой ежедневный путь на работу и с работы проходит вдоль кладбища (сравнительно нового, середины 19 века, его до сих пор заполняют), и все время кажется, что форма у могильных плит на редкость жизнерадостно-неприличная.
Не могу найти подтверждений того, байка это или нет, но в уже нескольких популярных статьях встречаются упоминания о том, что в 10-м веке и позже на улицах Лондона дежурили люди в специальных широких плащах и с ведром в руках. Если прохожий, который хотел воспользоваться их услугами, платил, усаживался на ведро и испражнялся в него, в то время как «профессионал» загораживал его плащом от посторонних глаз.

Без доказательств выглядит дико, но правдоподобно, потому что вплоть до 19 века Лондон был помешан на общественных туалетах, а человеческие экскременты можно было выгодно продать на удобрения — пока, как водится, дешевые товары из колоний не спровоцировали кризис в этой индустрии.

(В будущем ждите постов о викторианских храмах дефекации и средневековой уважаемой и прибыльной профессии полуночного ассенизатора).
Все слышали историю об английском военном хирурге докторе Берри, который после смерти оказался женщиной, и меньше людей слышали историю Ханны Снелл. Она вышла замуж за голландского матроса, но через год муженек сбежал с и так небольшим семейным капиталом. Ханна решила догнать вора, одолжила у брата мужскую одежду и под именем Джеймса Грея записалась во флот. Как считается, никто ничего не заподозрил, просто потому что никому не пришёл бы в голову такой поворот событий. Джеймс Грей ночевал в одной комнате с десятками мужчин, завоевал репутацию гуляки и драчуна и прозвище «Крепыш Джемми», несколько раз был ранен и неоднократно порот за неподчинение — и ни разу за все годы никто не догадался о том, что Джеймс на самом деле Ханна (очевидно, всем было глубоко плевать). Где-то на третьем году службы, оказавшись в Лиссабоне, Ханна узнала, что ее муж был арестован и казнен — но оставалась во флоте до тех пор, пока пять лет выслуги в 1750 году не обеспечили ей достойную пенсию. Тогда она вернулась в Лондон, продала свою историю в газеты, и восхищенный герцог Кумберлендский назначил ей ещё одну пенсию: £30 в год. Ханна вышла замуж ещё раз, открыла паб «The Female Warrior», но в 1792 году умерла в Бедламе, то есть в лондонской психушке. Сошла ли она с ума или ее туда отправил новый муж — неизвестно.
В 1911-м году на станции метро Earl’s Court (ветка «Пиккадилли») были открыты первые эскалаторы, заменившие принятые до этого лифты. Но пассажиры боялись ездить на них. Пришлось подключить пиар.
За полгода или год до этого один из инженеров, Бампер Харрис, во время работы на строительстве станции потерял ногу и при ходьбе пользовался деревянным протезом и тростью.
После открытия эскалатора он в течение нескольких дней, с утра до вечера, ездил на нем — ходячая демонстрация для успокоения публики: «Даже одноногий человек может пользоваться эскалатором».

Его правнук утверждает, что это утомительное представление Харрису неплохо оплатили — достаточно, чтобы купить несколько домов в Гринвиче.
Человек, ставший почетным горожанином (то есть ставший “freeman”, человеком, не являющимся ничьим вассалом) City of London, получает следующие права:
- пасти овец на Лондонском мосту;
- проходить по городу с обнаженным мечом;
- жениться в соборе святого Павла;
- хулиганить в пьяном виде, не опасаясь ареста;
- если приговорён к повешению, может требовать петлю из шёлковой веревки.
Кстати, Джозайя Веджвуд — родной дедушка Чарльза Дарвина. Когда последний опубликовал своё «Происхождение видов», журналисты язвили: «Чарльз Дарвин доказывает, что человек не был сотворён из глины, хотя сам появился на свет благодаря фарфору».
Иногда идёшь с работы мимо канала и наблюдаешь вот такое восхождение из ада. (Человек стоит на корме жилой баржи, баржа стоит в шлюзе, наполняющемся водой).
В общем, Джозайя Веджвуд сделал состояние на creamware и кафельной плиточке и стал поставщиком королевского двора в основном не потому, что его изделия были особенно красивы эстетически, а потому, что Георг III увлекался сельским хозяйством, королеве Шарлотте надо было соответствовать, маслобойни (чистое занятие для чистых дам, и ванны Клеопатры, опять же) стали важным элементом парковой архитектуры, а для устройства маслобойни (которую нужно регулярно мыть и стерилизовать, а то ведь скиснет все к черту) лучше веджвудовской белой глазированной кафельной плиточки со стабильным качеством и приятным жемчужным оттенком было не найти.
И да, в Англии (не уверена, как дело обстоит в Шотландии) классовой революции не было, классы до сих пор существуют, и люди очень серьезно и громко относят себя к тому или другому.