Поляринов пишет

@Polyarinov Like 1

Пишу. В основном о книгах. Иногда — книги. Лучший способ сказать мне спасибо – купить мой роман "Риф": https://www.labirint.ru/books/765156/
Channel's geo & Language
Russian, Russian
Category
Blogs


Contact author
Channel's geo
Russian
Channel language
Russian
Category
Blogs
Added to index
09.05.2017 23:31
advertising
Telegram Analytics
Subscribe to stay informed about TGStat news.
TGStat Bot
Bot to get channel statistics without leaving Telegram
SearcheeBot
Your guide in the world of telegram channels
9 205
members
~4.7k
avg post reach
~645
daily reach
~16
posts per month
51.3%
ERR %
28.02
citation index
Forwards & channel mentions
188 mentions of channel
62 post mentions
226 forwards
Share
4 Aug, 12:23
Mediaholic
3 Mar, 15:51
Алибидерчи
19 Feb, 15:34
Bookler
18 Feb, 17:00
Прочитала
18 Feb, 15:24
Мартышка
3 Feb, 11:23
Трудолюбов
13 Jan, 12:35
30 Dec 2020, 11:00
22 Dec 2020, 03:16
Мартышка
21 Dec 2020, 21:18
21 Dec 2020, 21:16
10 Dec 2020, 18:34
Игра слов
25 Nov 2020, 15:06
25 Nov 2020, 15:02
Clarck Xon
18 Nov 2020, 11:30
10 Nov 2020, 18:09
Прочитала
2 Nov 2020, 16:59
Share
27 Oct 2020, 13:35
Книгижарь
23 Oct 2020, 23:35
12 Oct 2020, 19:27
12 Oct 2020, 13:08
Стоунер
12 Oct 2020, 13:07
10 Oct 2020, 12:59
Прочитала
9 Oct 2020, 21:36
лолфак
7 Oct 2020, 23:52
куточок
7 Sep 2020, 01:40
Share
4 Sep 2020, 19:48
РусTimes
27 Aug 2020, 14:05
ГОССЛУГА
27 Aug 2020, 14:05
Channels quoted by @Polyarinov
кириенков
29 Mar, 15:04
Колезев
17 Jan, 12:17
dessay
25 Dec 2020, 14:45
Pollen fanzine
25 Dec 2020, 12:45
Маствотч
10 Dec 2020, 18:33
Мастриды
10 Dec 2020, 18:33
Полка
13 Oct 2020, 14:33
Стоунер
10 Oct 2020, 11:47
Горький
7 Oct 2020, 14:44
Медуза — LIVE
26 Sep 2020, 11:17
3 Sep 2020, 14:57
Полка
3 Sep 2020, 13:27
27 Jul 2020, 12:30
Yashernet
29 Jun 2020, 14:29
Афиша Daily
26 Jun 2020, 12:39
Pollen fanzine
17 May 2020, 14:11
кириенков
10 Apr 2020, 21:18
Dima Cabre
2 Apr 2020, 16:55
26 Mar 2020, 15:07
Фантастика
26 Nov 2019, 16:23
Cinema Critique
19 Sep 2019, 07:47
29 Aug 2019, 20:15
Горький
12 Aug 2019, 12:23
12 Aug 2019, 09:37
18 Jul 2019, 21:13
Prochtenie
16 Jul 2019, 16:24
Yashernet
4 Jun 2019, 23:32
Yashernet
3 Jun 2019, 12:27
Yashernet
3 Jun 2019, 12:27
Yashernet
3 Jun 2019, 12:27
Pollen fanzine
17 Apr 2019, 19:51
15 Apr 2019, 13:52
кириенков
30 Jan 2019, 11:45
Recent posts
Deleted
With mentions
Forwards
​​«Nickel boys» – последний роман Колсона Уайтхеда, еще одна медитация на тему выученной беспомощности американской культуры. Начнем с названия, оно здесь – головная боль переводчика: Никель – это исправительное учреждение для трудных подростков, названное, как сказано в тексте, в честь политика и реформатора Тревора Никеля, но местные мальчишки трактуют название иронически – как отражение стоимости их жизней: в США «никелем» называют монету в пять центов.
Но главное, Никель – настоящая фабрика боли. Пытки здесь – в порядке вещей, все мальчики знают о них, многие, в том числе главный герой, их пережили. Причем «пережили» тут – не случайное слово; пережить Никель – вполне себе достижение, потому что удается это немногим. Пытают здесь так усердно, что убитых не сосчитать; их закапывают на местном кладбище и объявляют сбежавшими. «Сбежавших» быстро забывают, у них чаще всего нет ни родных, ни денег на адвоката.
В этой среде и оказывается главный герой Элвуд Кертис, и, как и все мальчики из Никеля, проходит все этапы принятия неизбежного. Даже те, кому удается покинуть Никель живым, настолько переломаны внутри, что у них и мысли не возникает призвать руководство школы к ответу.
В романе есть глава, где главный герой спустя много лет встречается с другим выпускником – Чики Питом. Чики Пит спился, он без конца говорит о других выпускниках, которые тоже все без исключения закончили очень плохо. И оба они – и Элвуд, и Чики Пит – стараются не вспоминать тот факт, что много лет назад в школе мальчишки просто исчезали, и все принимали это как данность.
Главная проблема – а может, наоборот, достоинство – романа Уайтхеда в том, что он обманывает ожидания. В том смысле, что жутковатый старт текста – история о найденном подпольном кладбище детей – ближе к финалу полностью теряет инерцию, и роман, обещавший страх, трепет и борьбу, оказывается притчей о выученной беспомощности в духе «Не отпускай меня» Исигуро, о том, как легко на самом деле приучить человека молчать.
Ближе к концу в книге есть сцена, где один из мальчишек признается, что записывает все, что с ним происходит, слова и поступки надзирателей, чтобы потом, позже призвать их к ответу, и главный герой саркастически замечает: «И что ты думаешь они сделают, когда прочитают твои записки? Поместят твое фото на обложку «Тайм»?»
Это, мне кажется, самая важная сцена в тексте (если не считать мощный сюжетный поворот в последней главе – но сказать о нем, значит заспойлерить концовку; просто знайте – она разобьет вам сердечко). Видите ли в чем дело: Уайтхед не выдумал историю Никеля, в 2014 году он прочел в твиттере новость о скандале вокруг школы Дойзера – исправительного учреждения для подростков во Флориде. Власти Флориды хотели расчистить кладбище под застройку и обнаружили неучтенные могилы – в ящиках были детские кости. Расследование привело полицию в Дойзер – и оказалось, что бывшие ученики годами жаловались на пытки, но их никто не слушал.
То, что звучит как стивенкинговский сюжет – помните, как в «Оно» взрослые делали вид, что не замечают насилия над детьми, – произошло на самом деле. И главное, что поразило Уайтхеда в этой истории – скандал не вышел за пределы Флориды, об этом писали во всех флоридских СМИ, в остальных штатах – тишина. А все, кто был в курсе, были уверены, что об этом и так все знают, и говорить тут, в общем, не о чем.
Именно так, мне кажется, и стоит читать «Nickel boys» – как книгу о борьбе с выученной беспомощностью и с ошибкой выжившего. Именно Уайтхед, превратив флоридский скандал в роман, привлек к нему внимание, сделал частью культуры.
Эта история вокруг романа и источника его, гм, вдохновения, мне кажется, работает как отличный ответ на реплику главного героя: «И что ты думаешь они сделают, когда прочитают твои записки? Поместят твое фото на обложку «Тайм»?»
На обложку «Тайм» Уайтхед пока не попал, но Пулитцера получил – дважды. Уже неплохо.
Read more
Зебальд, «Аустерлиц» (перевод Марии Кореневой)
Живущий в Уэльсе подросток после смерти приемных родителей узнает, что его настоящее имя не Дэвид Элиас, а Жак Аустерлиц. Жак поступает в университет, он изучает историю архитектуры, особенно его занимают вокзалы. На одном из них, в Лондоне, его охватывает прустовское оцепенение – он видит мальчика, который прижимает к груди рюкзак, и вспоминает, что в 1939 году именно на этот вокзал свозили детей-беженцев, и он был одним из них, и точно так же прижимал к груди рюкзак, и именно отсюда приемные родители забрали его в город Бала, в Уэльс. Так начинаются его блуждания, попытка отыскать собственную историю, понять кто он.
Медленный и медитативный, почти бессюжетный «Аустерлиц» больше всего напоминает именно блуждание. Читать Зебальда как всматриваться в туман: в тексте здесь и там то и дело проступают очертания вещей, и ты все время пытаешься по этим очертаниям угадать, что именно видишь. Особенно это ощущение – ощущение всматривания и постоянных сомнений – усиливается благодаря одному из главных зебальдовских ноу-хау – свои романы он всегда снабжает фотографиями, их тут много, и все – черно-белые и зернистые. Фотографии, надо сказать, не уточняют, а наоборот – умножают сомнения. Вот я смотрю на фотографию мальчика в белом платье (см. обложку) – и автор говорит мне, что это Жак Аустерлиц. Но если на фото Жак, значит ли это что он – реальный человек, а не персонаж? Я думал, что читаю роман, вымысел, разве нет? И если это не Жак, то кто же тогда на фото?
Сама идея с фотографиями создает интересный эффект: с одной стороны мы привыкли думать, что фотография – в отличие от текста – не может врать; она буквальна. С другой: Зебальд показывает читателю изображения людей и называет их имена, и вот я уже откладываю книгу и начинаю гуглить, пытаюсь понять – откуда эти фотографии взялись, и где, в каком месте Зебальд меня обманывает – и обманывает ли?

Еще надо сказать, что «Аустерлиц» - очень архитектурный роман. Не только в том смысле, что он об архитектуре, но и в смысле внутреннего устройства – историю Аустерлица мы узнаем не от него лично: рассказчик (опять же: кто он? сам Зебальд?) пересказывает то, что ему пересказал Жак, который пересказывает истории других людей, поэтому в тексте то и дело возникает задвоенная, а то и затроенная атрибуция, например:
«Я помню, сказала Вера, сказал Аустерлиц, что именно от тетушки Оттилии ты в три с половиной года научился считать»
или еще круче:
«Как-то раз, не помню уже в связи с чем, вспоминала Вера, сказал Аустерлиц, Максимилиан рассказывал, как он однажды повстречался с несколькими отдыхающими…»
Звучит очень путано, и не очень понятно, но штука в том, что так и задумано. История о попытке обрести память должна быть именно такой: блуждающей, чуть в расфокусе и как бы с чужих слов, после нескольких итераций пересказа. В конце концов, это роман о блужданиях – и в этом смысле его форма идеально отражает содержание.
>>>
Цитата:
«Я страшно разнервничался, поскольку думал, что столь раннее ослабление зрения будет теперь только прогрессировать, и почему-то вспомнил о том, что вплоть до конца девятнадцатого века, как я вычитал где-то, оперным певицам перед самым выходом на сцену, равно как и юным барышням, когда их представляли потенциальному жениху, капали на сетчатку несколько капель дистиллированной жидкости, произведенной из белладонны, вследствие чего глаза у них сияли преданным, неестественным блеском, а сами они при этом ничего не видели».
Read more
Forwarded from: кириенков
«Зима кончилась, я ее пережил, на улицах сырыми кучами лежит снег, его не увозят, не разгребают, он исчезает самостоятельно от теплого воздуха, и нечто подобное происходит в моей судьбе: нагромождения тают, осталась влага, я живу один в пустой квартире».

исчезновение и возвращение, боль и быт, Трифонов и Зебальд: спасибо команде «Полке» за то, что текст, которого могло не быть, — сбылся.
Read more
Ирина Шихман запустила новый проект «А почитать?», и в первом выпуске мы говорили про «Риф», секты и мемориальную культуру. Огромное спасибо Ирине и ее команде. Я впервые поучаствовал в таких больших съемках и помимо прочего понял, что работу режиссера монтажа явно недооценивают. Смонтировать из пятичасового коллективного потока сознания нормальный, внятный полуторачасовой выпуск — это подвиг.
Я сам смотреть пока боюсь, но вы посмотрите – мне кажется, отличный формат.

https://youtu.be/A9Rk2sBsUGk
«Риф» Алексея Поляринова. Секты, культы, религии, память // А поговорить?..
Скачивайте Storytel, проводите время с пользой и удовольствием! https://clck.ru/TJsNJ Подключайте округление в Яндекс Go: https://ya.cc/t/I2X39dVHKGztP Алексей Поляринов: https://www.instagram.com/polyarinov/ Канал в Телеграме: https://t.me/Polyarinov Ссылка на книгу: https://clck.ru/TJp2q Александр Дворкин: Сайт: https://iriney.ru https://monastery.ru/bookself/pohod/ Ирина Шихман берет эксклюзивные интервью у самых неожиданных гостей! А поговорить?.. НАМ РАССКАЖУТ ВСЕ! #поляринов #шихман #апоговорить #интервью Подпишись на канал https://www.youtube.com/channel/UCp2J7GRxQ36QLqW4ReLLt5g?sub_confirmation=1 Instagram Ирины Шихман: https://www.instagram.com/irinashikhman/ За логотипом и фирменным стилем к Борису Казачкову https://www.instagram.com/boris.kazachkov/
Read more
Последние полтора месяца читал в основном романы Дэвида Митчелла и писал текст о нем. О том, зачем Митчелл отправился в путешествие по транссибирской магистрали, как наблюдение за товарными вагонами помогло ему сочинить роман, и при чем тут твиттер, Нетфликс и современное искусство, читайте по ссылке.

Отдельная благодарность Егору @bookninja за помощь, редактуру и вообще за предложение написать текст — это было весело.
Read more
Друзья! Я никуда не пропал и пока на свободе (в сегодняшних реалиях этот момент уже нужно уточнять). Канал не умер и обязательно будет обновляться, просто в январе было не до рецензий.
А пока – чтоб два раза не вставать – хотел призвать вас поддержать проекты ОВД-Инфо и Медиазона.
Без них было бы совсем тяжко.
Read more
Ремейк «Дня сурка», но с мужиками из спецназа, которых выгоняют на холодные московские улицы поздно вечером, 2 февраля. Они каждый день вынуждены задерживать, мерзнуть, снова задерживать, снова мерзнуть, мерзнуть, мерзнуть, но потом постепенно понимают, что делают неправильно и переходят на светлую сторону Силы.
Forwarded from: Колезев
Одно из главных достижений нашего общества последних лет — это огромное количество просветительских инициатив «снизу». Лекции, мастер-классы, образовательные ролики и подкасты, научно-популярные книги, популяризация науки в целом — все это будет поставлено под угрозу вредным, глупым, безграмотным и опасным законом, который сейчас рассматривает Госдума. Я уже писал про этот законопроект, рассказывал о нем в стриме.

Звучит максимально странно, но в России буквально собираются запретить «негосударственное» просвещение. Любую лекцию можно будет запретить, если она заранее не получила одобрения свыше. Это дикость, это реальная цензура. Люди, которые предложили этот закон и поддерживают его — на мой взгляд, настоящие враги прогресса.

Законопроект в стадии рассмотрения Госдумой. Петицию против него подписали почти 100 тыс. человек. Против консолидировано выступают ученые, популяризаторы науки, научные журналисты. Еще есть небольшой шанс еще остановить эту опасную глупость. Очень призываю подписать петицию, поделиться и высказаться.
Read more
​​«Люди за забором» Максима Трудолюбова — книга, которая пытается объяснить повсеместный русский культ заборов, ограждений и шлагбаумов. Что именно могло сформировать наше болезненное отношение к соткам и квадратным метрам и откуда взялось наше стремление все вокруг узаборить и ушлагбаумить до состояния полной непроходимости пространства. Конечно, мы и так, в общем, догадываемся, что наш заборный психоз — это тяжелое наследие СССР, но Трудолюбов идет дальше и пишет что-то вроде краткой истории частной собственности, начиная чуть ли не со Спарты, через Средневековье и Возрождение, колониальные и сырьевые войны и проч., и постепенно объясняет, как сама идея «личного пространства» преломлялась в сознаниях поколений и откуда вообще взялась и в какой момент возникла. При этом текст довольно разнородный — и это хорошо: очень личный рассказ о дедушке и его жилплощади сменяется главой о том, как в 1962 году американский поэт Роберт Фрост (автор строчки «сосед хорош, когда забор хороший») приехал в СССР и так ничего и не понял про русских, а также про то, насколько иначе его строчки про забор звучат на русском языке.
Короче, если вы, как и я, всякий раз натыкаясь на противотанковые ежи и заборы с колючей проволокой прямо в центре города, задаетесь вопросом: что в голове у тех, кто это тут установил? — то книга «Люди за забором» подробно вам на этот вопрос ответит. Прекрасная, остроумная эссеистика.

Фото: Дмитрий Духанин
Read more
Поляринов пишет 30 Dec 2020, 10:56
​​Александр Пелевин, «Покров-17»

В 1993 году, пока в Москве танки стреляют по Белому Дому, писатель и журналист Андрей Тихонов по заданию редакции отправляется в калужскую область в закрытый город Покров-17. В городе происходит всякого рода дичь: в лесах живут жутковатые существа с рогами, копытами и паучьими лапками, а иногда на территории Покрова случается странное природное (?) явление: все вокруг накрывает тотальная тьма, и ее наступление сопровождается выбросом фрагментов черного вещества, похожего на уголь, которое тут называют веществом Кайдановского; люди ширяются им и превращаются в чудовищ. А иногда в темноте можно увидеть мертвых святых — призрачные фигуры с красными нимбами.
По описанию похоже на «Пикник на обочине», на деле же образы в романе чаще всего почему-то заставляют вспомнить анимацию Миядзаки. Представьте, что постановкой «Унесенных призраками» занимался бы Ларс фон Триер — вот так примерно ощущается «Покров-17».
И, в общем, штука в том, что текст, который изначально выглядит, как постсоветский оммаж «Сталкеру» и «Аннигиляции» — закрытая зона, аномалии, попытка добраться до источника излучения — ближе к концу делает разворот и оказывается историей об исторической памяти и плодящем чудовищ забвении — и в случае с «Покровом-17» это даже почти не метафора, потому что — внимание: спойлер! — черное, превращающее людей в монстров вещество — это кровь убитых на поле боя солдат во время сражения под Калугой.
Один из самых динамичных и бодрых русских романов этого года.
Сам автор в твиттере уже оставил несколько ключей к пониманию книги: кто прототипы героев, как выглядят ширлики и проч. Вот тут.
Read more
Поляринов пишет 26 Dec 2020, 15:49
​​​​Посмотрел «Серебряные коньки». Отличное кино, но есть пара вопросов к сценарию. Если кратко, сюжет там такой: белокурая ростовчанка Тоня Хадикова мечтает принять участие в турнире «Серебряные коньки», но это невозможно, потому что выходцам из Ростова участие в турнире строго запрещено из-за непростых отношений донских земель с Империей. Дело в том — и это исторический факт, тут надо отдать фильму должное — что «с Дона выдачи нет», и донские земли издревле были своего рода фронтиром Российской Империи, и все преступники и неугодные власти люди прячутся от полиции именно на донской земле.
И потому главная героиня, Тоня, с детства чувствует несправедливость — ее происхождение мешает ей исполнить мечту — стать первой в мире чемпионкой по ловле карасей голыми руками (а турнир «Серебряные коньки» — это как раз и есть соревнование по подледной ловле рыбы голыми руками).
Но как любая ростовчанка Тоня обладает врожденным даром заживо сдирать кожу со своих врагов. Чтобы попасть на турнир «Серебряные коньки», Тоня похищает чемпионку Российской Империи по подледной ловле карасей Алису Катаеву, сдирает с нее кожу и является на турнир с лицом чемпионки поверх своего лица. Бог знает почему, но это срабатывает — и жюри, и даже муж Валентин, — принимают Тоню за Алису. Тут у меня, конечно, вопросы к сценаристу: ладно жюри не узнало, но муж, родной муж должен был хотя бы заподозрить, что перед ним чужой человек, надевший на себя кожу любимой жены???
Ну ладно, отнесем этот момент к условностям сюжета, бывает, не мне судить, но то, что происходит дальше, друзья, бьет все полимеры исторической недостоверности! Потому что для прикорма карасей Тоня использует — внимание! — бородинский хлеб! Понимаете, да? Бородинский! Действие фильма, напомню, разворачивается в 1910 году, а бородинский хлеб изобрели в 1933! Как вам спится по ночам, господин сценарист?? Мальчики бородинские в глазах не мерещатся?
В общем, хорошее кино, и все в нем клево, кроме этих вечных мелких ляпов, на которые обыватель, понятное дело, не обратит особого внимания, но я, специалист по бородинскому хлебу и карасям, просто чуть не лопнул от возмущения.
И еще эта тема со сдиранием кожи. Нет, правда, ребят, я сам из Ростова, и я думаю, что использование старого ростовского ритуала в качестве сюжетного хода в новогоднем фильме — это культурная апроприация и колониальное мышление! Мы уже давно не сдираем кожу с женщин, мы же не дикари какие-нибудь, только с мужчин.

UPD. некоторые приняли пост за чистую монету, поэтому оговорюсь: друзья, это шутка, я все придумал. Мне было скучно, я увидел афишу "Серебряных коньков" и начал фантазировать – а дальше все как в тумане.
Read more
Поляринов пишет 25 Dec 2020, 14:45
Мой друг и постоянный автор «Дистопии» Микаэль Дессе наконец-то завел канал. Разумеется, про книги и кино. Уже пишет там о саундтреке «Манка», Джордже Сондерсе и опыте чтения «Муравечества» Кауфмана.
Подписывайтесть!
https://t.me/dessessay
Поляринов пишет 25 Dec 2020, 12:45
Forwarded from: Pollen fanzine
«Счастливого Рождества, — пригрозил мужчина».
Поляринов пишет 22 Dec 2020, 13:07
​​По многочисленным заявкам начитал «Риф». Вообще, конечно, начитывать голосом собственный роман — опыт тяжелый. Но важный. Остранение как оно есть – читаешь и не узнаешь слова. Вроде когда писал, проговаривал вслух каждое предложение, переделывал, переписывал много раз, а вот поди ж ты: начинаешь начитывать в студии в микрофон, следишь за интонацией, пытаешься «сыграть» и сразу такой: да блин! да как так-то? Как бы смотришь на текст новыми глазами, глазами чужака, чтеца. Мне кажется, читка собственной книги — это необходимый опыт для любого молодого автора, помогает лучше понять себя, свои слабые и сильные стороны.
Спасибо редакции Inspiria за эту возможность, и отдельная благодарность звукорежиссеру Олегу Базаеву. В местах, где вы слышите барабаны — это Олег стучит банкой по кулеру. Почти отсылка к рассказу Kavanah artist.
Аудиокнигу в моем исполнении можно купить на Литрес, в продаже будет завтра:
https://pda.litres.ru/aleksey-polyarinov/rif-63574388/
Read more
Поляринов пишет 21 Dec 2020, 21:15
Хотел написать, что почитал бы роман-трансляцию из головы фсбшника, который вот такой дичью занимается: годами преследует, травит и мучает людей по приказу начальства, совершенно не задумываясь над тем, кто отдает приказы, и какова цель.
И вдруг вспомнил, что «Отдел» Сальникова буквально про это.
Поляринов пишет 10 Dec 2020, 18:33
Внезапно побывал сразу на двух подкастах. Сначала сходил к «Книжному челу», поговорили о классиках и террористах, затем — в «Это провал», рассказал Кристине Вазовски о том, как одно время торговал страховкой, а потом вез через всю Москву ядовитую рыбу за пазухой. В общем, если закрыть глаза на то, что я все время говорю «как бы» и «типа», то получилось интересно. Как минимум весело!
Слушать тут:
Книжный чел
Это провал
Алексей Поляринов: книги против сериалов и два Пелевина. Книжный чел #63
Мерседес-Бенц AMG 63: https://cutt.ly/mhTaiZs Прошлогодний выпуск с Алексеем Поляриновым: https://youtu.be/Hoaokf9oYkQ Алексей Поляринов — писатель, автор романов «Риф», «Центр тяжести», переводчик «Бесконечной шутки» и других произведений. Инстаграм гостя: https://instagram.com/polyarinov Новый роман гостя «Риф»: http://partners.book24.ru/r/mqyFl Студия «ФАБУМА РЕКОРДС»: https://instagram.com/fabuma_records Мой англоязычный канал: https://youtube.com/mustreader Мой инстаграм: https://instagram.com/mustreader Мастриды в Телеграме: https://t.me/mustreads Маствотч в Телеграме: https://t.me/mustwatch Сотрудничество: mazdrid@gmail.com Поддержать проект на Patreon: https://patreon.com/mustreader Мой обзор на «Непобедимое солнце» Пелевина: http://youtu.be/z2BziByMXHU Терминальное чтиво о вреде соцсетей: https://youtu.be/p9vuC3kHJ-o «Анна Каренина»: http://partners.book24.ru/r/bPvqC «Центр тяжести»: http://partners.book24.ru/r/yolHR «Раунд»: https://fas.st/35lt2p «Текст»: http://partners.book24.ru/r/rPCXm «Мёртвая…
Read more
​​Короче, посмотрел «Манка» Дэвида Финчера. Поразительное кино, сейчас расскажу. Сюжет такой: сценарист Герман Манкевич пишет сценарий «Гражданина Кейна», времени в обрез – всего 60 дней, Манкевич в таком отчаянии, что вписывает в сценарий самого себя. В этом сценарии Манк случайно находит портал, ведущий в голову Орсона Уэллса и дающий полный контроль над телом великого гения. Проблема в том, что захватить тело Уэллса можно только на 15 минут – хронометрах одной катушки с пленкой. Плюс работа над сценарием осложняется еще и тем, что Манк неизлечимо болен – в его глазах все люди выглядят как один человек – Уильям Херст: Херсты повсюду – они торгуют пончиками, работают на заправке, собирают мебель, поют в церковном хоре и готовят Манку завтрак. И даже в храме, в который измученный работой над сценарием Манк заходит помолиться в конце второго акта, на стене на кресте висит распятый Иисус Херст. В третьем акте Манк находит способ задержаться в теле Орсона Уэллса, для этого ему приходится отправиться в Англию, выследить и убить Герберта Уэллса (его играет Аманда Сайфред), украсть его документы и вклеить в них с помощью клея-карандаша свою фотографию; бог знает почему, но это работает – все вокруг принимают Германа за Герберта, и именно так ему удается окончательно захватить тело Орсона Уэллса и снять фильм, главным героем которого становятся говорящие детские саночки.
Рабочее название сценария, кстати, «Быть Германом Манкевичем».
Read more
Поляринов пишет 25 Nov 2020, 14:59
​​«По-вьетнамски понятия «скучать по ком-то» и «помнить кого-то» выражаются одним словом: nho. Иногда ты спрашиваешь меня по телефону: «Con nho me khong?», я вздрагиваю, мне кажется, ты хочешь спросить, помню ли я тебя».
>>>
«Лишь краткий миг земной мы все прекрасны» — роман-воспоминание. Оушен Вуонг пишет письмо матери, зная, что она никогда его не прочтет — ее школу разбомбили, и читать она так и не научилась. Семья Вуонга сбежала из Вьетнама, когда ему было два, но даже несмотря на то, что войну он не застал, он знает о ней достаточно, даже слишком — его мать и бабушка привезли войну с собой, в себе. Теперь Вуонгу чуть за тридцать, у него степень по английской литературе, он поэт, и пишет роман-письмо о том, как родители передают по наследству детям не только черты лица, болезни и долги, но и прошлое, и сын мигрантов/беженцев проживает как бы две жизни одновременно — свою собственную и вместе с ней жизни своих покалеченных войной родителей. Один из главных сквозных образов в книге — бегущее к обрыву стадо буйволов, все буйволы, один за другим, падают в пропасть и гибнут — они словно хотят умереть; и главный герой задается вопросом: возможно ли остановиться? Есть ли шанс не упасть вслед за старшими?
Звучит как очередной «роман о травме», каких много, и это правда, в пересказе книга Вуонга выглядит так, что можно играть в травма-бинго, — расизм, птср, запретная любовь, каминг-аут, травля, алкоголизм, наркотики, передоз, рак, — но штука в том, что поэтический талант Вуонга настолько велик и уникален, что даже эту в общем-то простую историю о бремени чужого прошлого, о невозможности ассимиляции, он превращает в нечто особенное — в текст, который хочется читать вслух, настолько точные в нем слова, настолько яркие образы.
Тот случай, когда целое больше суммы слагаемых.

русский перевод вышел совсем недавно в издательстве МИФ.Проза, перевела Полина Кузнецова
Read more
Поляринов пишет 25 Nov 2020, 14:58
​​Из последних новостей: в Inspiria скоро выйдет переиздание «Центра тяжести» вот в такой клевой черно-оранжевой обложке (художник Константин Гусарев).
Книгу уже можно предзаказать:
https://www.labirint.ru/books/776823/
Поляринов пишет 14 Nov 2020, 15:53
​​Ну что ж, теперь официально: дебютный роман Чарли Кауфмана «Муравечество» в нашем с Сергеем Карповым переводе уехал в типографию, и в первых числах декабря уже должен быть в продаже. Книгу можно предзаказать в bookmate.store.
От себя добавлю: этот роман — самый настоящий концентрат Кауфмана, и это и хорошо, и плохо; кое-где у автора явно отказывают тормоза и барахлит чувство вкуса, но при любом раскладе «Муравечество» — это ни на что непохожий текст, самый странный и дикий из всех, что я читал в этом году.
Обложка будет вот такая:
Read more