Жестокие писатели

@crimewriters Like 0
Is this your channel? Confirm ownership for additional features

О писателях, которые красиво льют кровь
Channel's geo & Language
Russian, Russian
Category
not specified


Channel's geo
Russian
Channel language
Russian
Category
not specified
Added to index
10.11.2017 02:14
Recent update
19.01.2019 20:19
76
members
~0
avg post reach
~4
daily reach
N/A
posts per day
N/A
ERR %
0.62
citation index
Recent posts
Удалённые
С упоминаниями
Forwards
Эрнест Хемингуэй был мрачным типом с тягой ко всему грандиозному. Биограф Хемингуэя Карлос Бейкер пишет, что как-то на Кубе Эрнест поймал и вытащил здоровенного марлина весом в 232 кг. Прибытие Папы Хэма в порт стало настоящим триумфом, его поздравляли друзья и знакомые, улов решили с размахом отпраздновать. Но просто поймать, одолеть и убить настолько огромную рыбину Хемингуэю было недостаточно. После очень шумных празднований, в районе трех утра Эрнест в одиночестве вернулся в доки. Светила луна, марлин висел, привязанный за хвост вниз головой. Писатель бил по висящей на тросе рыбе, используя ее как боксерский мешок.
Лютня и шрамы. Рассказ от балканского плохого парня и, одновременно, большого эстета Данило Киша. Посвящен дружбе автора с парой стариков из России. По словам автора, почти документальный текст. Очень лиричный и в тоже время реалистичный. Проницательный в плане понимания движений души и с оттенками юмора, которые скорее ощущаются, чем присутствуют. После прочтения рождает неуловимую грусть, но почему-то в этот момент кажется, что это чувство - самое важное и тонкое на свете. https://iluzionnovy.wordpress.com/2004/12/15/kis_the_lute/#_ftn2
Алкоголизм следователя Харри Холе из романов Ю Несбё меня всегда завораживал больше их сюжетов, несмотря на то, что они были здорово придуманы и прописаны. Уж очень разнообразно, реалистично и тонко Несбё описывал отношения главного героя с бухлом и временами наркотиками.

Но так было до "Леопарда" - впечатляющей по мощи, количеству сюжетных поворотов, метафор и сравнений, книге. Читается с реактивным ускорением, но видно, что за каждой главой несколько бессонных ночей - настолько все логично и плотно сбито. Несбё демонстрирует свое мастерство рассказчика, но делает это без малейшего самолюбования. Действие скачет из Гонконга в Осло и Конго. В каждой из локацией хочется побывать, несмотря на то, что Осло давно уже стал для Несбё своим сумрачным Готэмом, Гонконг похож на гигантскую новостройку, а Конго выглядит филиалом ада на земле.

Известно, что Несбё - фанат Мартина Скорсезе, но книга скорее могла бы стать идеальным материалом для Дэвида Финчера. Благодаря отстраненности при описании жести, мрачным героям и изощренному орудию убийства (леопольдово яблоко - металлический круглый девайс, закладываемый в рот жертве - при определенных манипуляциях из него выскакивает 24 шипа). В какой-то момент мне показалось, что в этой книге даже запятые расставлены талантливее чем у многих писателей. Если в "Леопарде" и стоит находить изъяны, то это небольшая избыточность - ближе к концу голова стала кружиться от количества ложных концовок. При этом окончательный финал - убедительный и сильный. Отличная книга. Несмотря на все отсылки к предыдущим романам, годится для первого знакомства с автором.
Задолго до баттла Оксимирона с Дизастером в поэтической дуэли с заграничными оппонентами участвовал Эдуард Лимонов. Дело было в Лондоне в 1980 году. Интересно, что, как и Мирон, Лимонов состязался на чужом языке, английском.

Размах и пафос мероприятия впечатлял. Площадка - ни много ни мало - Вестминстерское Аббатство. Называлось это "поэтические Олимпийские игры". Как и в случае современных баттлов, скандальность и эпатаж только добавляли баллов выступающим.

Вот, что писал сам Лимонов: "Архиепископ в красной шапочке представил нашу банду публике и сидел затем, не зная, куда деваться от стыда, на хрупком стуле, прикрыв глаза рукою.

Состав участников был радикально прогрессивный: первую премию - золотую медаль - получил регги-поэт и певец Линдон Квейзи Джонсон за стихотворение, припевом-рефреном которому служило оскорбление Англии. "Англия - сука!" Может быть, именно потому, что каждый рефрен заставлял бедного архиепископа опускать голову едва ли не в колени и вздрагивать.

Вторую премию - серебряную медаль - получил английский панк Джон Купер Кларк, похожий на поставленную на хвост гусеницу, на голове у него был сине-зелёно-красный ирокез. Он же написал про Монстра, разгуливающего по улицам Лондона.

Третье место - бронзовую медаль - получил я, за стихотворение "Я целую мою Русскую Революцию" из книги "Дневник неудачника":

Я целую свою Русскую Революцию
В ее потные мальчишечьи русые кудри
Выбивающиеся из-под матросской бескозырки или солдатской папахи
Я целую её исцарапанные русские белые руки,
Я плачу и говорю:
"Белая моя, белая! Красная моя, красная!
Веселая моя и красивая - прости меня!"
/. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . /

Заканчивается стихотворение вот так:

А по ночам мне в моем грязном отеле,
Одинокому, русскому, глупому
Все снишься ты, снишься ты, снишься.
Безвинно погибшая в юном возрасте -
Красивая, улыбающаяся, еще живая,
С алыми губами - белошеее нежное существо.
Исцарапанные руки на ремне винтовки -
Говорящая на русском языке -
Революция - любовь моя!

Мерзкая газета "Сан", освещавшая "Поэтические Олимпийские Игры", ехидно поинтересовалась, не оказались ли в крови губы мистера Лимонофф после такого поцелуйчика".
Список жестоких писателей был неполон без Александра Андреевича Проханова. Самая известная рецензия на его книгу "Господин Гексоген" приписывается Путину: «Увлекательный роман. Вредный роман. Надо сделать все, чтобы подобные романы больше не появлялись».
При этом, говорил ли так ВВП на самом деле, не знает никто.

Судьба "Гексогена" интересная. Никто не хотел его издавать и в 2002 году Проханов опубликовал толстенный роман в ОДНОМ БОЛЬШОМ НОМЕРЕ газеты "Завтра", главредом которой он являлся.

Слухи о таком монстре (до времен повального увлечения инстаграмом и другими соц сетями, кажется, не осталось даже фоток этого номера газеты) дошли до ребят из модного издательства Ad Margenem, которые выпускали Сорокина, современных французских философов и прочую заумь. Они решились издать Проханова, поместив его в необычный контекст и относясь к нему, как к "неизвестному тексту Пелевина".

Книга Проханова стала настоящим хитом продаж, тираж несколько раз допечатывался. Писатель получил за нее премию «Национальный бестселлер» (10 тысяч долларов), которую передал Эдуарду Лимонову, сидевшему тогда в тюрьме. Деньги были потрачены на адвокатов.

Тюнинг, который провели над романом Ad Margenem, должен войти во все учебники по книгоиздательскому бизнесу. Мощный редактор Михаил Котомин сократил его на треть, изменил финал на более непостижимый и дзенский, выудив из черновиков отдельно написанный Прохановым (видимо для других целей) кусок текста. Обложка - возможно лучшая, созданная талантливым Андреем Бондаренко. Полуразложившийся Ленин отлично передает дух романа.

Если коротко - то речь там идет о заговоре спецслужб, которые хотят привести к власти нового президента. Вместо одряхлевшего истукана - Преемника. Самое интересное - прозрачность прозвищ под которыми выведены, известные на всю страну люди. Истукан - Ельцин, Преемник - Путин, Астрос и Зарецкий - Гусинский и Березовский, Прокурор - Скуратов, Премьер - Степашин, Граммофончик - Собчак и т.д. Каждый из упомянутых героев выведен полным ублюдком, отбросом и злодеем, совершавшим чудовищные преступления. При этом никто вроде бы не угрожал Проханову набить морду или подать на него в суд. Возможно, прототипы решили, что лучше просто не заметить книгу. С некоторыми прототипами или близкими им людьми писатель потом вполне мирно общался. Например, выпивал с Безезовским в Лондоне или общался с Ксенией Собчак, которая в интервью с ним вполне мирно упоминала, что читала этот роман (где намекалось, что ее отец расхищал Эрмитаж).

Стиль, язык книги и вообще метафоры Проханова - отдельный разговор. Упомяну только одну, едва ли не саму знаменитую фразу из романа. "На тарелках, окутанных легким паром, розовели креветки, похожие на маленьких распаренных женщин, вышедших из душистой бани". Браво, Александр Андреевич.
У меня есть теория, что книги некоторых писателей надо иллюстрировать фотографиями из их жизни. Ну скажем "Острова в океане" Хэмингуэя - фотографией, где он с автоматом сидит на яхте, "Историю его слуги" Лимонова и его рассказы "Двойник" и "Первый панк" фото, где писатель в огромных очках и футболке Ramones. А вот у Юкио Мисимы есть совершенно гениальные комментарии к практическому руководству для самураев Хагакурэ. Книга начинается словами "Путь Самурая — это смерть.
В ситуации «или/или» без колебаний выбирай смерть. Все мы желаем жить, и поэтому неудивительно, что каждый пытается найти оправдание, чтобы не умирать. Но если человек не достиг цели и продолжает жить, он проявляет малодушие. Он поступает недостойно. Если же он не достиг цели и умер, это действительно фанатизм и собачья смерть. Но в этом нет ничего постыдного. Такая смерть есть Путь Самурая". На обложку этой книги стоит поместить отрубленную голову писателя. 45-летний Мисима попытался совершить государственный переворот, но когда не преуспел - покончил с собой, а его койсяку по старой самурайской традиции отрубил Мисиме голову. Полное слияние автора с материалом и еще одна история о том, как надо отвечать за базар.
Николай Васильевич Гоголь, как известно, боялся быть погребенным заживо. Стивен Кинг придумал ситуацию еще страшнее. Парализованный после укуса змеей американец средних лет приходит в себя в анатомичке. Вовсю играют Rolling Stones, патологоанатомы шутят и флиртуют между собой. Эскулапы считают нашего героя мертвым и готовятся произвести вскрытие. Написано от лица жертвы. Герой не может говорить и двигаться, но внутренний монолог не утихает. http://lib.ru/KING/r_king-27.txt
Основатель Rolling Stone Ян Веннер писал, что быть редактором Хантера Томпсона "все равно что быть угловым у Мохаммеда Али": "У нас были одни цели. Он обладал талантом, я мог манипулировать и предотавлял ему место приложения способностей".
Представьте: очень хороший писатель на восьмом десятке решает написать свой первый шутливый роман. Пародию на крутой детекстив с посвящением "плохой литературе". На середине романа заболевает и понимает, что это его последняя болезнь. Факт, который не может не повлиять на произведение. Книга выходит очень смешная, лиричная, грустная и какая-то нежная в свой грубости и абсурде. Отличный последний роман. Чарльз Буковски. Макулатура.
Мощный и со знанием дела написанный рассказ Йена Флеминга про то, как муж и жена превратили жизнь друг друга в ад. Родился из реальной истории, о которой писателю поведала его любовница Бланш Блэквелл. В знак признательности Флеминг подарил ей часы Cartier - поступок вполне в духе Бонда. Рассказ написан "под Моэма" и к фильму с Крейгом не имеет никакого отношения. http://www.lib.ru/DETEKTIWY/FLEMING/kvant.txt
Александр Генис о Голливуде и средневековой скандинавской литературе: «В 30-е годы, — рассказывал мне исландский филолог, — в Голливуде держали полное собрание саг и безбожно сдирали с них вестерны».
Гангстер-гей - это, похоже, один из архетипов британского криминального фольклора. От историй про Братьев Крэй до отличных фильмов "Долгая Страстная Пятница" и "Рок-н-рольщик". Но если Боб в исполнении Тома Харди был персонажем скорее симпатичным, то мистер Смит и мистер Элис из рассказов Геймана - едва ли не самые неприятные и зловещие из созданных им. Рассказ великолепный, но великолепие его относится по тому же примерно разряду, что и "Остров доктора Моро" Уэллса. Автор пишет о вещах жутких, неприглядных и мерзких, но в этом проглядывается какая-то парадоксальная красота. http://royallib.com/read/geyman_nil/suveniri_i_sokrovishcha_istoriya_odnoy_lyubvi.html#0