Мы уже не в психбольнице

@metaMental Like 0
Is this your channel? Confirm ownership for additional features

Channel's geo & Language
Russian, Russian
Category
Blogs


Channel's geo
Russian
Channel language
Russian
Category
Blogs
Added to index
09.07.2017 10:52
advertising
TGStat Bot
Bot to get channel statistics without leaving Telegram
SearcheeBot
Your guide in the world of telegram channels
Telegram Analytics
Subscribe to stay informed about TGStat news.
206
members
~0
avg post reach
N/A
daily reach
N/A
posts per day
N/A
ERR %
0.02
citation index
Recent posts
Deleted
With mentions
Forwards
За этот стикер разрешается бить людей по еблету ссаными тряпками.
Attached file
У меня есть N площадок в социальных сетях, но конкретно эта — единственная, где не стыдно проебывать количество вовлеченных подписчиков.

Нет, конечно, по привычке кажется: «Ой-ой, сто человек ушли, видимо, это плохо?». А почему плохо? Кто ушёл, тому нормально, тот где-нибудь котов посмотрит, статьи полезные почитает, канал про маркетинг с авторским мнением. Терпеть нестерпимое — вредно. А мне плохо, потому что я привык свою ценность измерять в других людях. Сколько обо мне хорошего сказали — того я и стою. Если не сказали — плохо старался, ничтожество.

Но это наёб, ребят. По возможности измеряйте себя НЕ количествами других людей.

Последние несколько месяцев я перепрошиваю себе образ мыслей и периодически откатываюсь назад. Может, однажды и сам буду следовать своим советам.
Read more
Люди в космос летают, а у тебя депрессия!
Я завел этот канал спонтанно, в тот день меня сильно херачило от таблеток, и я захотел написать какую-то херню, а потом смеха ради скинул товарищам по патологии. Мне всегда тяжело было расстраивать людей, потому что надо ж быть идеальным, только идеальные люди счастливые. (Плот-твист: на самом деле нет). Но я все-таки расстрою вас, потому что захотел написать какую-то НЕ ТУ херню.

Но к этой записи у меня есть дежурная мораль. История становится по-настоящему связным целостным нарративом тогда, когда прошло время. А когда описываешь историю в процессе проживания истории, то хрен знает. Можешь запомнить не то, что прожил. Или прожить не то, что нужно было прожить, а то, что хотел запомнить.
Read more
Дорогая Д., я очень рад был слышать про твой переезд в город, и мне очень хреново, что я тебя порадовать клёвенькими новостями о выздоровлении и прогрессе не могу. Как будто я и тебя подвел. И смешно, и грустно. Больше грустно, чем смешно.
Как же классно, что вы от меня ничего хорошего не ждете, потому что ничего хорошего я вам и не напишу.
После выписки двое ребят отправили мне почти одинаковые сообщения: «привет, это N. из дурки : )» Не сговариваясь.
А сегодня у нас была встреча «выпускников».

Мне в психбольнице повезло с хорошей компанией (вам я представил их как Маргариту, Геральта и Феанора — по их любимым персонажам). Если бы не эти молодые невротики, то, наверное, я не отзывался бы добрыми словами о времени в дурке.

Вам кто-нибудь из друзей может задать вопрос порядка: «Ну что, а как там твои отношения с отцом?». Вот этим — можно спрашивать. И я даже отвечу. Полюбил этих невротиков и очень ценю, что мы можем и посмеяться, и пооткровенничать.

Вдруг вам поможет мораль в духе «сегодня я многое понял» — общий язык и понимание можно найти у людей с тем же опытом (мы полежали в дурке) и близкими стремлениями (мы не хотим всё проебать).

*
Не буду сейчас писать старые и сегодняшние истории. Но вот хохма дня — родители Геральта даже после дурки из самых благих намерений считают, что сына нужно сводить к «бабке». Беса изгонять. Обязательно спрошу подробности, если это и правда случится.
Read more
Что общего у Скайрима и психушки?
Ровно месяц назад я последний раз был в психбольнице. В тот день свои ощущения я описал на примере знакового момента из Скайрима. Сейчас объясню.

Лечащий врач сказал в этот день: это не депрессия; депрессия так не проявляется. Я понимающе кивнул, но мысленно охуел:

«Погоди-ка. Когда я ложился, психотерапевт написала в направлении: депрессия. Я ходил к ней год, чтобы бороться с депрессией. И столько же пил анти—совершенно верно—депрессанты. Лежу, значит, полтора месяца в дурке. И тут мне говорят: не депрессия. Даже не в середине дурколежания, а в последний день. Или это только сейчас не депрессия? А месяц назад, когда я очень боялся потерять самоконтроль и убиться — была?» Хочется думать, что на моем месте многие тоже бы споткнулись от такой новости.

Диагноз врач мне поставил — смешанное расстройство личности. Если грубо пересказывать Википедию, «расстройство личности» — не совсем болезнь; это когда личность сформировалась не так, как общепринято. От того, к примеру, что в детстве родители любви недодали, друг предал, прочей череды невзгод. Растешь, формируешься, а у тебя сомнительность, перфекционизм, плохая самооценка, обсессивно-компульсивные мысли и прочее — причем явно и много. Волшебными таблетками характер не «лечится», таблетками можно только симптомы убрать. А «смешанное» — это, в моей интерпретации, значит: хрен тебя поймешь, твой список симптомов не подходит под какое-то одно конкретное расстройство с названием, ты уж сам разбирайся.

В больнице я и правда одержал важную победу, когда обуздал страх потерять контроль. И к концу лечения почувствовал себя уверенно. Даже чересчур — и поспешно решил, что дальше жизнь как по маслу пойдет. Но вышло вот что: я не заметил слона в комнате, потому что слон — это я (точнее, часть моего характера). И мне мало справляться с одной только депрессией. Надо ещё работать над тем характером, который не справился со стрессом и дал мозгу уйти в депрессию. Работать долго, скорее всего.

А теперь вернемся к Скайриму. Прохожу я пролог, линейный и вроде понятный. Справился, а впереди — Открытый Мир. Огромный! — и неопределенный. Куда идти, чего делать-то? А правильного ответа нет. Выбирай, как знаешь. Во время и после больницы я выслушал почти два десятка врачей и сбился со счета их направлениям. Вопрос «депрессия или не депрессия» не закрыл. До сих пор не взялся лечить что-то одно. Топтался как осел, вроде и не стоял, но и с места не сдвинулся. Про работу тоже ничего путного пока не скажу. А бесплатная психиатрия существует, но — и это тема для другого разговора — я в неё недавно ходил и помощи не нашел.

На этой неделе записался на психотерапию. Посмотрим, что у меня получится.

С наступившим годом! Успехов вам, и мне тоже.
Read more
Мне явно не помешает проявить к вам уважение: пора разбавить эти тоскливые стены текста байками из дурки и рассказами о людях, а не только о себе несчастном. Ведь я хочу быть услышанным не только из-за нытья, но и от того, что рассказал что-то стоящее. Не обещаю скоро — но я попробую.
Чем мне нравилась психбольница? Там я знал, о чём люди думают.

Попробуй не выговориться в таком месте. Врачи спрашивают, что тебя беспокоит, с каждым днем и ответом каменная кожа становится чуть тоньше. В первый день знакомства с кем-то в дурке ты можешь шутить и держать маску. Местные старики скучны, а взбалмошные тётушки кошмарны. Но если есть контакт — будет и взаимная исповедь в ночной курилке или на прогулке среди елей. Пара фраз, пара честных признаний в страхе, иногда монолог. Может, это потому, что проще откровенничать с незнакомцами, чем с близкими. Ну, тогда отделение неврозов — это идеальные условия. Полный дом незнакомцев, половина с передозировкой тараканов в голове.
(Про «острые» отделения психушки я не берусь утверждать)

На групповой терапии и вовсе не было запретных тем. Каждый рассказывал то, что приходило на ум. О чем вспомнил, слушая чужие истории. Что чувствовал, проговаривая и переживая свои. Я наслушался. Всего: от ежедневных тревог и радостей до историй о детских травмах, страхе, насилии, боли, самоуничтожении. Это редкий опыт, обычно такое не случается регулярно и по расписанию.

После второго сеанса меня тошнило. На четвертом ещё хотелось выбежать. Прошло время, прежде чем я смог оценить шанс быть настолько откровенным и услышанным. Групповая терапия подразумевает Безопасность — истории остаются в пределах комнаты, в которой прозвучали. Иногда мы нарушали этот запрет. Продолжали говорить о своих страхах и напастях в палате — а почему нет? — мы всё равно на одном острове. Мы уже услышали друг о друге больше, чем принято — словно в книге, где читателю дали посмотреть на мир глазами каждого из персонажей.

После больницы этой нагой открытости не хватает. Я всё ещё не имею понятия, что на уме у моих друзей — точнее, тех, кто недавно был мне близким другом. Неоднозначность мучительна. Часто я не пойму свою семью. Могу слушать их слова, тон, могу уловить паузу, намекающую: «есть что-то ещё, но я не могу или не хочу объяснять». Но о чем люди думают На Самом Деле? Что ими движет. Как они выбрали свои правила жизни. Почему поступают так, а не иначе.

Кажется, если сделаю шаг первым, если раскрою свой чердак — мне доверятся. Но ведь могут и испугаться. А на вопрос «почему?» принято отвечать «потому».
Read more
«После освобождения не делайте скоропалительных заявлений».

Это написано на информационном плакате «Терроризм — угроза обществу». С нечеловеческими гримасами на лицах низкополигональных заложников. Плакат висит в коридоре главного корпуса психбольницы. И зацепило это предложение меня, когда я выписывался и ждал своей очереди на врачебную комиссию. Освобождение. Прекрасное слово. Но скоропалительные заявления — это что?

Точно такой же плакат я увидел в районном отделении больницы — уже во «внешнем мире», когда получал рецепт на антидепрессанты. Я и снова его увижу: врач просила показываться там раз в квартал. Можно даже пораньше, говорит, вы ведь только что вышли из больницы.

«На этой неделе я выписался из психбольницы».

Такое нечасто скажешь. Мало кому скажешь. Горько-сладкий и стыдный триумф. Хотел отметить событие записью в этом хроникальном канале. Писал трижды в три разных дня и всё стирал. Выписался из психбольницы — и? Что это на самом деле значит?

Не буду делать скоропалительных заявлений. Они противоречили бы друг другу; и мысли тоже, и ощущения, и желания. (И врачи иногда). Скажу, что неделя показалась месяцем, и сейчас мне тяжело.

И главное — после дурдома приключения по самому себе не заканчиваются.
Read more
Очередной раз на этой неделе устраиваем с Маргаритой вечер тревожных разговоров о будущем во внешнем мире, ответственности; и как мучительно весело жить, когда ты через край перфекционист. Попутно вспоминаем всех замечательных людей, которые выписались раньше нас, читаем вслух статьи Википедии с их диагнозами, приговаривая «ах во-от оно что», «сложно» и «бля-я-я».

Сегодня вспоминали соседей, девушку с органическим расстройством личности (её я не вспомнил) и девочку с шизотипическим расстройством личности. Интересный маленький человек, который так и светится лучами необычности; она вышла из кабинета заведующего, прочитала статью о своем диагнозе и с грустной улыбкой развела руками: «Ну, всё понятно, у меня "вялотекущая шизофрения"».

Удачи тебе во внешнем мире, С.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Шизотипическое_расстройство
Шизотипическое расстройство
Шизотипи́ческое расстройство (иногда неправильно говорят шизотипи́чное или шизотипа́льное расстройство) — расстройство, характеризующееся чудаковатым поведением, аномалиями мышления и эмоций, не подходящее по диагностическим критериям для диагноза шизофрения ни на одной стадии развития: нет всех необходимых симптомов или они слабо выражены, стёрты. Симптомы могут включать странное или эксцентричное поведение, склонность к социальной изоляции, холодность или неадекватность эмоциональных реакций, параноидные идеи (не достигающие уровня выраженного бреда), болезненные навязчивости, также могут быть редкие преходящие квазипсихотические эпизоды иллюзий или галлюцинаций.
Read more
Новый год — экзистенциальный дедлайн всея Руси.

Люди стремятся выписаться из психбольницы. Вся молодежь, как минимум. Даже недолечившиеся. К 31 числу в неврозах останутся только бабушки и деды. Интересно, готовят ли к новогоднему ужину особенную, Праздничную Перловку с Рыбой? Хорошо, что этого я не узнаю.
На прошлой неделе я поймал себя на мысли: вот я помыл голову, лежу в кровати и читаю книжку; и совсем забыл, что я — в психбольнице. Привык. Пора валить.

Спросил у заведующего, когда он планирует меня выписывать. «А вы сами когда собираетесь?» Рассказываю, мол, загостился уже, домой пора. «Ну, хорошо, на следующей неделе отправим вас на комиссию, выпишем».

Пора. Я и сам чувствую себя лучше. Буду жить в вашем безумном внешнем мире. Лечиться дальше, без больничных страховочных колес. Групповая терапия помогла мне здесь больше всего (о ней напишу отдельно). Эпизод с паникой у окна не значил, что мне тут долго куковать — я пережил свой темнейший час перед рассветом; выговорился, поделился страхом, понял себя и страх.

Сейчас я не публикую посты, потому что сосредоточился на другом: как провести домашние выходные по-человечески; как выписаться; как без лишней тревоги планировать будущее после дурки.

И как перетерпеть, что в психушке у меня начал резаться зуб мудрости. Сволочь.

Заметок и наблюдений о психбольнице у меня накопилось достаточно — дам повод узнать новое, посмеяться, покачать головой. Даже пока я пишу это, происходит черти-что — массовое переселение больных по палатам, похожее на перемену мест в безумном чаепитии.

А дальше план такой: канал выговорится, даст ссылку на пересохраненные тексты, помолчит несколько месяцев и удалится. Ведь определять себя через свою болезнь — не очень здоровая тактика. «Хипстер в психбольнице», серьёзно? Какой дурак это придумал? (Я полтора месяца назад.)
Read more
Forwarded from: The Noonday Demon
Собственно, книжка натолкнула на размышления о том, что мы не можем знать, кто из друзей будет с нами в сложный период, а кто будет нас избегать, кто будет терпеть наш обостренный болезнями характер, а кто будет взваливать на нас дополнительный груз проблем. Когда Сашки не стало, и я вернулась к учебе, один из друзей долго настаивал на том, чтобы я помирилась с его девушкой и переживал насчет моих взаимоотношений с ней. Сейчас я понимаю, что вел он себя жутко странно и что это было его заменой поддержки - он хотел, чтобы мне было кому довериться. Но в момент депрессии и переживания смерти мне нужно было, чтобы кто-то из друзей просто слушал о моих кошмарах и проводил со мной время, а не заставлял делать что-то, неприятное мне.
Мы потом обсуждали конфликты с друзьями во время депрессии с психотерапевтом, и пришли к тому, что они, как и я, были излишне эгоистичны. Все ожидали безусловного понимания и принятия, и никто из нас не был готов это дать другому. Эгоизм - это худшее, что есть во мне (во всяком случае, мне так кажется), и мне придется научиться с этим справляться.
Как-то скомканно все вышло, но и пусть.
Read more
Знаю, вы и так читаете @thenoondaydemon.

Мое мнение, которое не стоит принимать за истину. Чтобы бороться с депрессией, (мне) нужны: психотерапия, прописанное лекарство и информация (хотя бы понимание, какого чёрта происходит).
За информацией можно обращаться к врачу, книгам, катиному каналу — у неё есть переводы, статьи и записи о личном опыте.

Катерина, ты молодец. Держись и дерись.
Что толку пересказывать диалоги из нашей дурки? Это те же байки из общаги, но только все участники — ментально больные. И ещё кроме них в этой общаге живут сорок бабушек.
Маргарита — медик по образованию. Рассказывает, как и у кого мне выявить причину своей вечной головной боли. Узнаю от неё больше толкового и нового, чем от всех предыдущих врачей вместе взятых.
За консультацию дарю Маргарите дошик.
«Встречи в дурдоме: Золотая коллекция».

Ну а мой сосед Геральт лег в психбольницу как-то совсем не подготовившись; ключевые для себя слова «прокрастинация» и «нарциссизм» он узнал от меня.
Read more
Короткий отчёт о том, как наш коллектив невротиков провёл выходные вне дурки:

Я много ел и немного кодил.
Геральт мучился с дальними родственниками.
Маргарита старалась лучше всех нас: курила кальян, покупала одежду и смотрела «Фантастических тварей».
Феанор остался в больнице. Он не городской, а напроситься не к кому. Два дня подряд он дежурил при столовой — таскал бидоны с перловкой.

О том, что такое дежурство в психбольнице, расскажем в следующих выпусках нашей мыльной оперы.
Read more