На словах

@na_slovah Like 0
Is this your channel? Confirm ownership for additional features

Это Линор.
Channel's geo & Language
Russian, Russian
Category
Blogs


Channel's geo
Russian
Channel language
Russian
Category
Blogs
Added to index
20.12.2017 15:50
advertising
SearcheeBot
Your guide in the world of telegram channels
TGAlertsBot
Monitoring of keywords in channels and chats
Telegram Analytics
Subscribe to stay informed about TGStat news.
5 091
members
~2.6k
avg post reach
~1.1k
daily reach
~3
posts per week
51.4%
ERR %
37.95
citation index
Forwards & channel mentions
57 mentions of channel
24 post mentions
534 forwards
Кароч.
12 Sep, 15:21
Гумконвой
31 Aug, 10:59
Me & Rotten Kepken.
1 Aug, 21:23
Гумконвой
6 Jul, 14:04
Гумконвой
29 Jun, 14:12
hr fm
26 May, 17:29
ЦЕХ
25 May, 19:55
dop sub
22 May, 10:50
Honey Hush
18 May, 10:50
Things I read
12 May, 14:29
toska_poetry
6 May, 12:16
Wondering (non)Jew
17 Apr, 20:15
17 Apr, 12:36
dop sub
17 Apr, 12:13
Гумконвой
17 Apr, 12:02
Channels quoted by @na_slovah
Полка
16 Oct, 15:40
Заяц ПЦ
13 Aug, 07:29
Заяц ПЦ
28 Jul, 13:46
beinopen
14 Jul, 18:03
That’s Haute
14 Jul, 18:03
Fashion-That
14 Jul, 18:03
Заяц ПЦ
27 May, 19:45
Заяц ПЦ
27 May, 19:45
Fashion-That
14 May, 09:23
Fashion-That
26 Apr, 16:40
Заяц ПЦ
22 Apr, 11:35
Fashion-That
30 Mar, 15:11
Афиша
10 Mar, 12:22
20 May 2018, 17:55
Recent posts
Deleted
With mentions
Forwards
На словах 30 Oct, 14:11
"...Чем дальше я живу, тем больше убеждаюсь, что задачу «быть хорошим человеком», видимо, можно решать и не имея эмпатии — просто очень тяжело (я лично знаю людей, которые справляются). Эта задача становится в такой ситуации только почетнее, но в неисчислимое количество раз сложнее. По этому поводу я часто думаю, что эмпатия — это такая подпорка, Богом данный нам инструмент, упрощающий решение этой единственной, по большому счету, имеющей смысл задачи: когда ты сочувствуешь другим, быть хорошим оказывается гораздо легче. Если считать, что никакой иной обязанности, кроме как быть хорошим человеком, у нас в жизни, честно говоря, и нет (а я в это очень верю), то за эмпатию, даже когда она нам причиняет боль, дискомфорт и трудности, можно только поблагодарить небеса. Если бы я могла представить себе, как на фоне катастрофы культивировать в себе человеческое, а не звериное, я бы, наверное, занималась в жизни какими-нибудь другими вещами. Всё, что я знаю, это, как уже говорилось выше, что более важной задачи лично у меня как у человека, кажется, не существует. И это касается не только событий, происходящих на фоне катастрофы. Самая трудность этой задачи заключается в том, что решать ее надо каждый божий день. А вот как это делать — я, к огромному моему сожалению, понятия не имею."

"...Меня потрясает мужество и упорство белорусов, с которым они день за днем продолжают мирно выходить против вооруженной силы (я могла бы говорить о многих поразительных отдельных событиях и поступках, но их все не перечислишь). Я не имею права говорить, что оказываю белорусам поддержку: хоть я и писала несколько раз поддерживающие посты в адрес протестующих, но оказывать поддержку — это не писать пустые слова в фейсбуке, а деятельно помогать людям вести борьбу. Ничего, к моему стыду, я в этом смысле не делала и не делаю."

"...Я крайне боюсь в любом конфликте, даже в таком глубоком, как конфликт, имеющий сейчас место в Беларуси, даже на фоне тех ужасов, которые происходят сейчас на белорусских улицах и в белорусских тюрьмах, соблазна расчеловечивания Другого просто по принципу его принадлежности к определенному роду занятий. Мне самой предельно важно верить, что человек, проявляющий насилие, остается человеком, что его взгляды могут настолько расходиться со взглядами тех, на кого он нападает, что он берет в руки дубинку или огнестрельное оружие. Но говорить, что этот человек по определению нелюдь и у него нет эмпатии, для меня невозможно: это путь в страшные края. Он может быть жертвой пропаганды или чувствовать, что вся жизнь готовила его ровно к этому моменту (то есть быть, опять же, жертвой пропаганды), он может быть уверен, что в эту секунду он защищает Родину или что перед ним именно вот такой «другой», которого он сам расчеловечил, он может быть психически нестабилен, наконец. Но, мне кажется, говорить, что он не человек просто потому, что принадлежит к определенной профессии, означает лично для меня самим становиться немного нелюдьми. При этом мы можем очень, очень жестко осуждать сами его поступки (как и решения тех, кто эти поступки направляет), желать видеть этих людей в суде и требовать наказать их по справедливости. И да, конечно, среди тех, кто сейчас избивает протестующих на улицах Минска или избивал протестующих на улицах России, наверняка есть люди, клинически лишенные эмпатии. Но их обобщает не профессия, а специфика развития, если я всё правильно понимаю. При этом страшнее всего для меня, что лично я не знаю, смогла бы я удержаться от расчеловечивания, если бы меня били дубинкой по голове. Я так ужасно боюсь, что не смогла бы, что уверена: я даже не имею морального права говорить все, что сказано выше. Я могу только мучительно сочувствовать тем, с кем все это происходит, и молиться за них."


И еще всякое. Спасибо большое Алесе Песенко за разговор, приуроченный к открытию в Минске выставки Зайца ПЦ, а Tut.by - за публикацию.
Read more
На словах 28 Oct, 11:37
Польский: две первых книги цикла о мире Венисаны и девочке Агате, - "Холодная вода Венисаны" и "Двойные мосты Венисаны", - выйдут на польском языке в следующем году. Издательство - Wydawnictwo Dwukropek, переводчик - прекрасная Agnieszka Sowińska. Спасибо огромное им - и спасибо Livebook Publishing House, которые про это договорились.

А я пока пишу третью "Венисану".
Read more
На словах 23 Oct, 12:03
- Какие же у нашей собаки смешные зубы кривые! - говорит, умиляясь, N.
- Они ровные! - возмущенно отвечает M. - Просто кривые!
Мне кажется, это какой-то очень важный пример разговора о патриотических дискурсах.
На словах 23 Oct, 11:08
Иврит! В следующем году "Все, способные..." выйдут на иврите - благодаря прекрасной Сиван Бескин, которая согласилась быть переводчиком и уже перевела первый кусок (поразивший меня тем, насколько из моего текста ее стараниями получается _израильская_ проза) и издательству "Афик", которое в лице Ифтаха Алони поверило в эту книжку (отдельное огромное спасибо Алисе Бяльски-Найман за знакомство и помощь). Дико странное чувство, - знать, что твой роман об Израиле выйдет в Израиле. Странное и тревожное.
Read more
На словах 22 Oct, 09:33
В Минске задержан прекрасный, мудрый, замечательный поэт Дмитрий Стротцев. Он в изоляторе на Окрестина, насколько я понимаю. Очень страшно. Вот интервью с ним про его тексты. Давайте о нем думать, пожалуйста.
На словах 17 Oct, 22:22
- Сука, как же заебало это бесконечное нытьё про верлибр. - говорит Саша.
- Мне кажется, это от непонимания всей силы инструментария, - говорит N. - Этим людям дай в руки лопату - они будут ей только копать.
- Хуже. - говорит Агата. - Мне кажется, этим людям дай в руки саперную лопатку - они ей будут только копать.
- Это два разных анекдота, - обиженно говорит N.
На словах 17 Oct, 22:13
Припев

эх, хорошо жить в советской стране? - да, хорошо
хорошо бы быть любимым своей страной
хорошо бы быть полезным своей стране
носить красный галстук с гордостью
решительным шагом мерять землю от кеннисберга до ялты
помнить заветы отцов касательно семьи и бога
знать только один ответ на все вопросы
каждый привет оказывается боевым
и ты всегда готов к самому страшному:
к тому, чтобы стать
отважным бойцом
или, хуже того,
слетать на луну
прочитать все книги
в тюремной библиотеке
перегнать все рекорды мира
в кровь своих близких
что ты скулишь? -
все окна открыты перед тобой
окна высотных вузов
открыты
окна продуктовых дворцов
открыты
окна наук, не призывающих ни к чему
открыты
ответ на все вопросы
остается одним
и тем же
Read more
На словах 16 Oct, 15:40
Forwarded from: Полка
Новый выпуск подкаста «Между строк»! Поэтесса и писательница Линор Горалик разговаривает со Львом Обориным об одном из самых известных стихотворений Яна Сатуновского. Как в стихах Сатуновского — поэта Лианозовской школы и участника Великой Отечественной — показаны война, Холокост и антисемитизм? Как ему удаётся на крохотном пространстве стихотворения развернуть эпос о геноциде? Что это за памятник в Роттердаме из последней строки и почему важно, что речь идёт именно о советских евреях?

Слушайте на удобных для вас платформах:

Apple Podcasts: https://clc.to/UeEzzA
Google Podcasts: https://clc.to/vCsEmQ
Яндекс.Музыка https://clc.to/AtTQ6w
SoundСloud https://clc.to/gB59yg
CastBox https://clc.to/l6ezJg
Read more
На словах 16 Oct, 15:40
Огромное спасибо «Полке» и Льву Оборину.
На словах 9 Oct, 08:21
лицом опухла и прекрасна, у Красных у ворот,
в булыжник вперив деревяшки, Русалочка поет.
скрипят колесики подставки, прохожий мается,
и голос волнами над миром переливается.
и ведьма мушкою садится на грязный локон ей,
и ночь бездонная ложится на порт пяти морей.
какой там принц, помилуй боже, когда судьба дает
петь “Бублички” за русский рублик у Красных у ворот.
На словах 5 Oct, 09:37
в огонь рождественской ангины плеснувши спирта,
протяжно стонет бредовидец от боли крепкой,
и восстает до ноутбука, до туалета,
и майка бьется за плечами, скрипя от пота.

к нему с гардин слетает Робин розовогрудый
в его очочках круглый отблеск тридцать седьмого,
он шестиклюв, и в каждом клюве ордеропринтер,
и тридцать три перста свинцовых полны печатей.

и наш становится летаем и дыхом страшен,
но только ножки как у кошки и ручки-дрючки,
и звон в ушах, и третий ордер на имя мамы,
и содроганье потолка и всея Отчизны

не подведи его, гардина и табуретка,
он виждет цель, он внемлет клекот, колготки тянут,
пока мы господи помилуй и что же будет
он не допустит не позволит стоять не может

но тут приходит доктор мартин по кличке лютер
и шприц наполнен аспиринопрескриптонитом
и рвет язык и режет сердце соседи держат
и после третьего укуса все удается.

но мы с тобой пойдем на митинг, пойдем на митинг
у нас под джинсами колготки на сердце метки
и молодцами воронцами суперскворцами
вернемся с гордою ангиной под наши елки

о черные крыла простынок решетки окон
и Бейн, крадущийся по венам с веномом верным
он там, в Кремле, одно задумал страшней другого
а мы не можем дотянуться вполироваться

дай мама серые колготки мы улетанем
мы в черных ушках выше башен в Готак-то Сити
и раскаленные вопросы на каждом пальце
еще бы не было так больно где глаз и горло

мы всепобедны потому что отчизнолюбы
вот только он зовет нас шприцем и машет взглядом
и что-то вкусно так кусает, что рот сладеет
один укол а после в битву или не можно?

о мама, мама, что нам делать, не поддавайся
я видел ты сидела нежно на табуретке
и на кровящейся коленке очкастый Робин:
клюет-бросает, ржет и смотрит, клюет-бросает.
Read more
На словах 29 Sep, 09:47
Коль славен наш Господь в Сионе,
то почему тогда в Сионе
такая вялая зима, -
с таким безбожным небом бледным,
с таким дождем безблагодатным,
с такими высохшими мы?

Коль славен Он как нам пропели,
то где метели как в Осколе,
где черный ужас тех ночей,
когда у сердца воет, воет,
и в смерть заносит и не знает,
что всё вотще и смерть вотще?

Коль славен Он, где нам сказали,
то пусть явит себя терзаньем, -
не ностальгическим ледком,
но бури ледяным витком,
но костоломным гололедом,
но снежных туч белесым адом, -
а то как славить нам Его,
коль Он не мучит никого?
Read more
На словах 26 Sep, 09:30
Две куклы слева сделаны в аду портным, обшивающим демонов в мастерской (подобной тем, в которых работали евреи, обшивающие нацистов); обеим (как и третьей кукле, о которой разговор ниже) придана характерная для демонов поза с согнутыми коленями, прогнутой спиной и отставленными ягодицами. Первая кукла принадлежит самому портному и служит, судя по всему, чем-то вроде куклы вуду: портной втыкает в нее булавки, прикалывая к кукле лоскутки ткани, с которой ему доводится работать в мастерской. Вторая кукла сделана тем же портным по просьбе коллеги; тот одел ее в деконструированный мужской полосатый костюм с пиджаком, левая пола которого представляет собой палантин, предоставляя свободу движения взятой в гипс руке демона (в аду ничего не заживает; тут надо напомнить, что исходно демоны - те же мученики, но "осатаневшие" и начавшие терзать других). Гипс на кукле выполнен из папье-маше, сломан, и в "больную" руку демона воткнуты две красных канцелярских булавки. Однако с третьей куклой дела обстоят иначе: похоже, это портретная кукла демона (лицо у нее было нарисовано, но потом замазано, - видимо, из страха), сделанная неизвестным мучеником и использующаяся для того, чтобы магически задабривать или просто выражать любовь: рядом с ней разложены драгоценные приношения, добытые хозяином куклы или сделанные по его просьбе, - наконечник стрелы из обсидиана, магнит с изображением Нью Йорка, наклейка-ананас, чернослив - и так далее. Здесь стоит обратить внимание на элементы, имеющие прямое отношение к костюму: помимо фетишистского наряда самой куклы, среди подношений есть ожерелье из агата, жемчужный гарнитур, браслет муранского стекла и сетчатое платье с кружевными элементами. На выставке "Одевая демонов" про моду и костюм в аду (http://linorgoralik.com/DressingDemons.html) эти куклы будут в разделе «Ленивые руки – игрушка дьявола: рукоделие, творчество и маета».

Еще готовые экспонаты: http://linorgoralik.com/Dresin.../DressingDemonsSamples.html
Выставка «Одевая демонов: Повседневный и парадный костюм обитателей ада» представляет собой имитацию «научно-популярной выставки», - какой могла бы быть, скажем, выставка «Повседневный и парадный костюм на Кубе», - и рассказывает о том, как функционирует мода во всем ее разнообразии – в аду. Основным фокусом выставки станет использование моды в качестве элемента различных копинг-стратегий в для повседневного выживания в пространстве ада.
Read more
На словах 26 Sep, 09:30
На словах 26 Sep, 08:23
тело наше дивное, тело коллективное,
что мы тобой делаем, - вялое, стопалое,
нежное, помытое, питое и сытое,
тело наше белое, белое, дебелое?

вагонетка катится, синий шар вертится,
слева свет месяца и справа свет месяца.
чья бы она ни была, вся эта этика, -
каждому, каждому в лучшее верится.

ты рулишь и лаешь, хвостиком виляешь,
щупальцами смотришь, рожками мигаешь,
и встает стеною за тройной спиною
стремная, огромная беспозвоночка темная.
Read more
На словах 26 Sep, 07:48
тело наше дивное, тело коллективное,
что мы тобой делаем, - вялое, стопалое,
нежное, помытое, питое и сытое,
тело наше белое, белое, дебелое?

вагонетка катится, колесо вертится,
слева свет месяца и справа свет месяца.
чья бы она ни была, новая этика, -
каждому, каждому в лучшее верится.

ты рулишь и лаешь, хвостиком виляешь,
щупальцами смотришь, рожками мигаешь,
и встает стеною за тройной спиною
стремная, огромная беспозвоночка темная.
Read more
На словах 25 Sep, 18:54
Трехлетний Давид по ночам иногда принимается внезапно рыдать. Мудрый его папа, Миша, научил сына, что не надо спросонья отчаиваться, а надо сказать себе, что ты почувствовал себя одиноко, и пойти искать мать с отцом. На следующую ночь Мишу и Марусю разбудил чудовищный рев, доносящийся из детской. Давид стоял в кроватке и размазывал слезы по личику.
- Деточка, что случилось? - спросила Маруся в ужасе.
- Я почувствовал себя одинооооооокоооооааааа-а-а-а-а-а!...
Read more
На словах 13 Sep, 08:18
Репетиция парада
————————— (Ю. Гуголеву)

Любовь Небесная сквозь дырочку в тумане
глядит-не дышит, как румяный из ПОГОНа
прыг через меленький собачий ручеек
возле Воздвиженки; ладонь ее потеет,
туман разлазится, она не замечает,
что свежесбитый пулеметчиками пес
уже вознесся и у риз ее верти́тся, -
и так подставится, и этак повернется:
ему положены два белыя крыла,
она ж вцепилась в ближний шпиль и поплыла.

Пятнистый бобик с головою крокодила,
ты сам знавал терзанья сладостного жала,
ты был фельдмаршалом, ты выводил своих
из-под Никольского, из двух котлов у Плешки,
из смертной битвы при кафешки возле блошки, -
и умер гоголем, под свой же адский лай
бросаясь грудью на поток защитной краски
за трех щенков, сосущих мамку под киоском,
не разобравшись в этом мирном пиздеце,
в оргиастическом лелеяньи конца.

Любовь Небесная, вернись к своей работе!
Мы тоже слабеньки в своей румяной плоти,
мы вроде песиков, - мы пустим ручеек
при виде этих груд из тела и железа,
но нечем лаять, - так утри ладонь об ризы
и нам на правильное место положи;
а без Любви оно и сухо, и противно, -
спаси нас, милая, в сей горький миг уставный,
чтоб нам постанывать сегодня не по лжи:
пусть над ПОГОНовцем крыла раскинет бобик,
над Машей - кошечка, над Сеней - упырек;
храни нас бобики - никто не одинок
в рассветный час, когда асфальт дрожит и гнется:
пока Отечество не всхлипнет, не забьется,
в предсмертной судороге в крик не закричит,
рука Всевышнего Отечество дрочит.
Read more
На словах 12 Sep, 17:37
Чапа
———
Карина сказала, что лучше всего устраивать панихиду в полночь, но полдень тоже подойдет, и все сделали вид, что они могли бы и в полночь, но договорились на полдень. Встретились под тем деревом, про которое глупая Таня-маленькая говорила, что ее папа когда-то закопал в землю семечко и каждый день делал на него пи-пи, и вот - вырос огромный тополь. Про пи-пи было противно, но тополь правда был огромный, не поспоришь. Катя была самая старшая, и если она сказала «под папиным деревом» - значит, под папиным деревом. И еще Чапа правда часто под этим деревом крутилась, и одна из сестер Мясниковых непременно начинала кричать: «Чапа! Что ты там делаешь?! Чапа! Что ты там делаешь?!..» - а Чапе было наплевать, и за это все любили Чапу, ей было наплевать на мерзких сестер Мясниковых, - как из сказки вылезших, одна длиннная и тощая, другая короткая и круглая, обе запрещают «пачкать» асфальт цветными мелками. Чапа была свободная душа, поэтому Витька считал, что сестры ее отравили, а Таня-маленькая просто плакала целый день и старательно терла глаза, а Таня-большая сказала, пожав плечами: «Это не имеет значения», но, конечно, мы все очень растерялись, и только Карина знала, что делать, и поэтому мы стояли сейчас здесь, под «папиным деревом», хотя нам всегда казалось, что от него пахло мочой. Карина молчала, и постепенно мы тоже все замолчали. «Чапа была хорошей», - спокойно сказала Карина. - «Чапа никогда на нас не лаяла». Это была правда. «Чапа любила, когда на асфальте рисовали мелками», - сказала Карина. - «Она всегда прихожила посмотреть». Света вдруг тихо сказала: «Всегда», - и опустила голову. «Еще Чапа не считала, что мы отребье», - сказала Карина и посмотрела на Свету. Света опустила голову еще ниже и сглотнула. «Чапа была хорошей, - сказала Карина, - совсем не такой, как ее хозяйки. Так почти всегда бывает», - сказала Карина, глядя на Свету, а Света смотрела вверх, на крону папиного дерева, и лицо у нее становилось очень розовым. «Чапа совсем не отвечала за своих хозяек. Мы ее хозяек ненавидим, а ее все равно любили, да, Света?» - сказала Карина. Света быстро и мелко закивала, и мелкие слезки красиво слились у нее на подбородке в одну крупную слезу. «Если бы они, например, Чапу били, мы бы их ненавидели еще больше, а ее бы любили еще больше, да, Света?» - сказала Карина. Света затрясла головой и тонко взвыла. «Если бы она их, например, ночью загрызла за это, мы бы ее только больше зауважали, да, Света?» - спросила Карина, перекатываясь с пятки на носок. Света согнулась пополам раз и еще раз. «Ну и хорошо», - сказала Карина, - «все, хватит ныть из-за собаки».
Read more
На словах 12 Sep, 16:56
Еще ложечку
——————
Сначала он заказал салат, - но не потому,почему люди заказывают саалат, а потому что он просто захотел этот салат, этот салат в меню ему понравился, он подумал, что это, наверное, вкусно: красная капуста, и базилик, и орешки кэшью, и домашний майонез. И сразу к салату он заказал хлебную корзинку. Он решил не заказывать больше ничего, пока не доест очень вкусный здешний хлеб и этот большой, хоть и легкий, салат, - просто потому, что он хотел потом почувствовать, чего он действительно, по-настоящему хочет, и ради этого стоило подождать следующего блюда. И дейтсвительно: он думал, что захочет стейк с картошкой фри, а захотел гуляш и заказал гуляш, и гуляш принесли свежий, невыносимо горячий, и он ел его, обжигая язык и досаливая все два раза: один раз в миску, второй раз прямо на вилку (весь в папу). После гуляша он подумал хорошо и вдруг захотел из меню закусок селедки с холодной картошкой, и взял, и плевать ему было, что официант подумает, и совсем не было стыдно, и он съел эту холодную селедку с картошкой, и ему стало хорошо, тепло. «Сладкое», - подумал он, и его первая мысль, как всегда, была мороженое, но он на первую мысль не повелся, потому что не хотелось терять это тепло, и заказал, наоборот, горячий фондан, и стал есть его очень медленно, закрывая иногда глаза, когда подлива смешивалась с тестом, а потом заказал вторую порцию. Живот его раздулся, и он посмотрел на свой живот и ему понравилось. Он пил третий чайник чаю, зеленого, жасминового, несладкого, ему было легко. Каждая собака на поминках норовила подойти к нему и сказать многословную, мерзкую, мерзкую, мерзкую глупость, а он был такой ужасно голодный, и если бы папа был тут, он бы сразу сказал: «Да плевать на все, пошли тебя покормим!» Ничего ему на поминках не досталось, вообще ничего, хотя сначала казалось, что вкусной-вкусной еды очень много. На этой мысли он заплакал, наконец, и ему опять совсем не было стыдно, и, растирая слезы по лицу и подвывая, он кое-как заказал мороженое, и съел первую ложечку за папу и вторую тоже за папу.
Read more