ДВ (Badovskiy)

@dbadovskiy Yoqdi 0
Bu sizning kanalingizmi? egalikni tasdiqlang Qo‘shimcha imkoniyatlardan foydalanish uchun

Kanal hududi va tili
Rossiya, Rus tili
Kategoriya
Siyosat


Kanalning hududi
Rossiya
Kanal tili
Rus tili
Kategoriya
Siyosat
Indeksga qo‘shilgan
06.04.2019 12:25
reklama
TGAlertsBot
Каналингиз репостлари ва эсловлари ҳақида хабар беради.
TGStat Bot
Telegram'дан чиқмай туриб каналлар статистикасини олиш
SearcheeBot
Telegram-каналлар оламидаги сизнинг йўлбошчингиз.
1 431
ta obunachilar
~19.8k
1 ta e’lon qamrovi
~3.5k
kunlik qamrov
~2
ta e’lon haftasiga
1.4k%
ERR %
44.11
iqtibos olish indeksi
Kanalning repost va eslovlari
25 ta kanal eslovlari
63 ta e’lonlar eslovlari
69 ta repostlar
Мюсли вслух
10 Jul, 09:02
Катарсис
Fuck you That's Why
СМИ_ли
Антискрепа
Fantastic Plastic Machine
1 Jul, 14:54
Исаев
Fuck you That's Why
Ortega
16 негритят
Media Малькевич
Обухов.PRO
НеДавыдов
Медиатехнолог
28 Jun, 17:12
ИА REX (www.iarex.ru)
28 Jun, 16:58
Всевидящее око
28 Jun, 16:52
НеВротик
28 Jun, 16:49
GogoKremlin
28 Jun, 16:36
Akashevarova
Politburo 2.0
popovrtr
АДЕКВАТ
17 Jun, 18:24
Зеленая папка
17 Jun, 15:43
Выборный
17 Jun, 14:26
Катарсис
17 Jun, 14:22
НеДавыдов
17 Jun, 13:29
НеВротик
16 Jun, 20:01
МС-RepostRU
13 Jun, 06:00
Gasparyan
11 Jun, 22:19
НЕЗЫГАРЬ
11 Jun, 22:14
КАК-ТО ВОТ ТАК
СМИ_ли
Политизатор
4 Jun, 12:32
НЕЗЫГАРЬ Brief
4 Jun, 12:31
НеДавыдов
4 Jun, 11:51
«Зелёный» змий
4 Jun, 11:32
Green GR
Сила Поморья
Всем ВЦИОМ!
@dbadovskiy iqtibos olgan kanallari
Чеснаков
6 Apr, 13:49
So‘nggi e’lonlar
O‘chirilgan e’lonlar
Eslovlar bilan
Repostlar
ДВ (Badovskiy) 9 Jul, 14:47
Эпиграфом к программной статье председателя Госдумы Вячеслава Володина о задачах межпарламентского диалога в современном мире вполне могли бы стать слова его учителя Евгения Максимовича Примакова:

«Признак великой державы — когда твоя страна необходима, с ней хотят иметь дело. Россия — великая держава именно потому, что многие проблемы на международной арене без нее решаться не могут».

Володин говорит как раз о том, что роль межпарламентских отношений и парламентской дипломатии в сегодняшнем мире растут. А Россия, отстаивая в глобальном масштабе такие принципы парламентаризма как публичный диалог, демократическое представительство интересов, верховенство права и защита прав граждан, делает многое, чтобы у всего парламентского сообщества и как можно большего числа стран на международной арене было своё полноценное «Право на голос».

Сегодня в мировой политике очевиден не просто кризис международного права и соответствующих институтов, но происходит их, по сути, целенаправленный подрыв и демонтаж. В пользу навязывания всем правил игры одностороннего доминирования, которые предполагают постоянное расширение политики санкций по всем вопросам и направлениям и основаны на экстерриториальном применении национального права, прежде всего американского. 
 
В условиях, когда межгосударственные отношения часто осложнены этой ситуацией, как раз и возрастает запрос на развитие межпарламентских связей, поскольку они обеспечивают более широкое пространство демократического диалога. Парламентарии выступают не только как представители государств, но и напрямую как представители народов. А кроме того, политически структурированные парламенты обеспечивают включение в диалог представителей как правящих, так и оппозиционных партий. 
 
Развитие парламентаризма оказывается широкой платформой для диалога по поддержанию международного права, тем более, что речь идет о взаимодействии законодателей, которые имеют свой достаточно существенный инструментарий для борьбы с многими глобальными вызовами, такими как международный терроризм, наркотрафик, незаконная миграция, экологические вызовы.
 
Ещё одна важнейшая причина роста актуальности межпарламентских связей также связана с вопросами международного права. Но здесь речь идёт о его отсутствии в новых сферах технологического развития. Из-за этого в новой информационно-технологической реальности цифровой экономики, кибервойн, развития искусственного интеллекта возникают новые вызовы и угрозы как для суверенитета государств, так и для соблюдения прав человека.
 
Именно парламентам, как правильно отмечает Володин, предстоит в ближайшие годы обеспечить формирование правовой базы будущего в этих сферах технологического развития, в том числе максимально гармонизировать национальное законодательство и создать устойчивые международно-правовые подходы по всем этим направлениям. 
 
В целом, как я уже говорил, рост роли межпарламентских отношений и парламентской дипломатии в сегодняшнем мире отражает то, о чем писал ещё классик политической теории вообще и парламентаризма в частности Эдмунд Берк: 
 
«Людей не привяжешь друг к другу бумагами и печатями. Их влечет друг к другу сходства, согласие, симпатии. И все это так же справедливо для народов, как и для отдельных граждан. Ничто так сильно не укрепляет взаимную приязнь между разными нациями, как сходство в законах, привычках, обычаях, склонностях и жизненных правилах». 
 
Именно поэтому Володин как идеолог парламентаризма настаивает на том, что межпарламентские структуры должны не впадать в политизацию деятельности или же парламентский туризм, а призваны более всего заниматься выработкой конкретных общих решений и гармонизацией законодательства - то есть как раз тем самым «сходством в законах и обычаях», которое более всего сближает страны и народы.

https://rg.ru/2019/07/09/viacheslav-volodin-rasskazal-o-piati-zadachah-mezhparlamentskogo-dialoga.html
 
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 5 Jul, 11:53
Введение «Единой Россией» KPI для своих региональных отделений вновь актуализировало вопрос о том, являются ли партии сегодня всего лишь «электоральными машинами» или сохраняют свое значение и другие их функции - от программно-идеологической до выражения и защиты социальных интересов.

«Единая Россия» вводит KPI для региональных отделений. Их будут оценивать по трем показателям: текущий электоральный рейтинг партии в регионе, динамика этого рейтинга за три месяца и результаты партии на прошедших в регионе выборах.

Конечно, партия должна ориентироваться на результат, а важнейший результат для нее – это уровень поддержки и количество голосов на выборах. Поэтому в целом выделение трех таких показателей понятно. Кроме того, это создает более-менее прозрачные и заранее понятные критерии оценки работы отделений и сопоставления их работы, систему кадровых оценок и стимулов.

В то же время систему KPI нельзя абсолютизировать, особенно в политической работе. Эта практика более свойственна корпоративным структурам, тогда как в политике она приводит к большому упрощению и задач работы партии, и мотивации партийцев.
Рейтинги и голоса на выборах – это показатели электорального успеха партии, но для нее также важны доверие избирателей, качество депутатского корпуса, репутация, решение конкретных проблем граждан, защита их повседневных интересов, идеология и программные цели. Можно, наверное, сказать, что это все и подразумевается как именно то, что и нужно для рейтингов и процентов на выборах. Но сказать и реально делать – разные вещи.
Когда же критерий оценки жестко задан только цифрами рейтинга, партийный менеджер склонен будет думать только о них, а не о множестве других вопросов.

Еще одна сложность состоит в том, что рейтинг партии власти не всегда полностью определяется ее действиями и не всегда этими действиями корректируется. Часто важнее общий фон социально-экономических настроений, иные внешние обстоятельства.
В 2014 г. воссоединение с Крымом, как прилив, «поднимало все лодки», в том числе и рейтинг партии. При KPI, ориентированном исключительно на рейтинг, в такой ситуации партийцам, получается, можно ничего не делать.

И наоборот: в последний год, после пенсионной реформы и падения доходов населения, рейтинги снижались несколько кварталов подряд. Региональные отделения здесь мало что могут сделать, поскольку не от них это зависит. Поэтому возникает довольно значимая демотивация вести повседневную партийную работу с гражданами и их вопросами, особенно если именно показателей такой работы в KPI напрямую просто нет.

https://m.vedomosti.ru/politics/articles/2019/07/05/805898-edinaya-rossiya
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 1 Jul, 14:36
В Москве открылся уже Второй международный форум «Развитие парламентаризма», который проводит Государственная Дума.

Интерес к форуму растёт и дело не только в том, что по сравнению с прошлым годом увеличилось представительство национальных делегаций (в сегодняшнем Форуме участвуют делегаты из 132 стран) и уровень этого представительства (более 40 стран представлены на уровне спикеров национальных парламентов). Скорее, сами эти цифры отражают понимание того, что роль межпарламентских отношений и парламентской дипломатии в сегодняшнем мире становятся существенно более значимыми.

О том, почему это происходит, говорил, открывая Форум председатель Государственной Думы Вячеслав Володин.

С одной стороны, сегодня в мировой политике очевиден не просто кризис международного права и соответствующих институтов, но происходит их, по сути, целенаправленный подрыв и демонтаж. В пользу навязывания всем правил игры одностороннего доминирования, которые предполагают постоянное расширение политики санкций по всем вопросам и направлениям и основаны на экстерриториальном применении национального права, прежде всего американского.

В условиях, когда межгосударственные отношения часто осложнены этой ситуацией, как раз и возрастает запрос на развитие межпарламентских связей, поскольку они обеспечивают более широкое пространство демократического диалога. Парламентарии выступают не только как представители государств, но и напрямую как представители народов. А кроме того, политически структурированные парламенты обеспечивают включение в диалог представителей как правящих, так и оппозиционных партий.

Развитие парламентаризма оказывается широкой платформой для диалога по поддержанию международного права, тем более, что речь идет о взаимодействии законодателей, которые имеют достаточно существенный инструментарий для борьбы с эрозией международно-правовой системы.

Другая причина роста актуальности межпарламентских связей - также связана с вопросами международного права, но речь идёт о его отсутствии в новых сферах технологического развития. Из-за этого в новой информационно-технологической реальности цифровой экономики, кибервойн, развития искусственного интеллекта возникают новые вызовы и угрозы как для суверенитета государств, так и для соблюдения прав человека.

Именно парламентам во-многом предстоит в ближайшие годы и десятилетие обеспечить формирование правовой базы будущего в этих сферах технологического развития, в том числе максимально гармонизировать национальное законодательство и создать устойчивые международно-правовые подходы по всем этим направлениям.

В целом рост роли межпарламентских отношений и парламентской дипломатии в сегодняшнем мире отражает то, о чем писал ещё классик политической теории вообще и парламентаризма в частности Эдмунд Берк:

«Людей не привяжешь друг к другу бумагами и печатями. Их влечет друг к другу сходства, согласие, симпатии. И все это так же справедливо для народов, как и для отдельных граждан. Ничто так сильно не укрепляет взаимную приязнь между разными нациями, как сходство в законах, привычках, обычаях, склонностях и жизненных правилах».

Именно поэтому, по словам Володина, межпарламентские структуры должны не впадать в политизацию деятельности или же парламентский туризм, а как раз заниматься выработкой конкретных решений, гармонизацией законодательства, то есть тем самым «сходством в законах и обычаях», которое более всего сближает страны и народы.
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 28 Jun, 16:29
Встреча Путина и Трампа в Осаке: чем хороша рутинизация отношений и причём тут Си.

Отношения России и США находятся в настолько разобранном состоянии, что любая встреча президентов, даже если она не имеет каких-то очевидных итогов, — это уже неплохо. Важно и то, что от встреч Путина и Трампа все, наконец, перестали ждать чего-то сверхсенсационного и прорывного. Перестали этого ждать, кажется, и сами участники саммитов.

Но это и хорошо: «рутинизация» встреч отчасти и есть свидетельство нормализации отношений. Тем более, что плотность контактов в последнее время нарастает — был визит в Россию госсекретаря Майкла Помпео, были переговоры советника Трампа Джона Болтона, секретаря Совбеза Николая Патрушева и израильтян. И чем больше будет таких «касаний» в российско-американских отношениях, тем быстрее можно будет говорить о перспективе каких-то новых договорённостей.
Хотя в США уже стартовал президентский предвыборный цикл и это, конечно, будет накладывать свой отпечаток и ограничения на перспективы отношений в ближайшие полтора года.

Надо также понимать, что на переговорах Путина и Трампа на G20 незримо присутствовал председатель КНР Си Цзиньпин. Точно также как на предстоящих центральных для Осаки переговорах Трампа и Си по большой торговой сделке таким же образом будет присутствовать фактор отношений этих стран и лидеров с Россией и Путиным. Сегодня каждая пара отношений в треугольнике США-Россия-Китай не может не «держать в уме» третьего игрока.

https://m.vedomosti.ru/politics/articles/2019/06/28/805346-politologi
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 17 Jun, 13:27
Ситуация в 43-м «округе Федермессер» на выборах в Мосгордуму - хорошо показывает, что такое выборы в условиях департизации (иногда искусственно форсируемой) политической системы. Эти особенности стоит учесть и в обсуждаемых периодически сценариях пересмотра доли партийных списков и одномандатников на будущих выборах в Госдуму.

Игры самовыдвиженцев, в действительности, превращаются в не электоральную, а сугубо технологическую гонку за качество сбора подписей и в главную битву - за получение регистрации кандидатами. И только от финальной линейки кандидатов в бюллетене (учитывая и возможность схода части из них на более поздних стадиях выборов) зависит затем сценарий и исход голосования.

В этих условиях конструируемой департизации, как ни парадоксально, большое значение и влияние на окончательный выбор избирателей могут оказать именно устойчивые партийные бренды (тем более, что парламентским партиям собирать подписи не надо).
Например, сейчас на выборах в МГД дополнительные шансы получают КПРФ и то же «Яблоко» (даже несмотря на то, что яблочникам собирать подписи придётся).

«Ситуация в округе № 43 оказалась нестандартной, самоотвод кандидатов с выборов не редкость, но сейчас из кампании вышел так называемый основной кандидат, поддержанный властью, который должен был победить, говорит руководитель ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Это радикально меняет ситуацию в округе и сценарий кампании, поскольку найти кандидата на замену, способного уверенно победить в достаточно протестном округе, непросто. В данном случае имело смысл заранее продумывать резервного кандидата и резервный сценарий кампании для этого округа».

Решение Федермессер связано не только с давлением, под которым она оказалась в ходе кампании, полагает эксперт: «Она долго не подтверждала своего выдвижения, т. е. сомнения в том, стоит ли политизировать свою общественную деятельность, были изначально. А столкновение с политическими реалиями, видимо, только укрепило Федермессер во мнении, что приход в политику способен навредить ее социальному капиталу». 

Говорить, что исход выборов в округе предопределен, нельзя, поскольку может выдвинуться множество разных кандидатов, значение же имеет, кто будет в бюллетене, добавляет Бадовский: «Так что в значительной степени исход выборов решается именно на этапе регистрации кандидатов, касается это не только округа № 43, но и большей части кампаний и в других округах столицы».

https://m.vedomosti.ru/politics/articles/2019/06/16/804278-smenu-federmesser
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 11 Jun, 21:57
Главное, что произошло на данный момент, – Иван Голунов свободен, обвинения полностью сняты. Но само расследование по данному делу не завершено, и важно, чем именно оно закончится. Тогда можно делать выводы о том, каков будет итоговый «сигнал» этого дела для системы, а соответственно, и его реальные последствия.

Пока речь идет о том, что перед нами «исключение из правил», а не «новая норма». Сила гражданской самоорганизации, взаимопомощи и корпоративной солидарности продемонстрированы, поддержка части элит здесь также была, и это немаловажно.

Будут ли эти механизмы работать и срабатывать как система «гражданской правозащиты» в других случаях, пока не ясно. Это касается и правоприменения по антинаркотическим статьям, и отношения к журналистским расследованиям, и борьбы с коррупцией, и гражданского контроля в правоохранительной сфере в целом. Запрос на справедливость высок, и в этих условиях «исключения из правил» без изменения общей ситуации в долгосрочном плане могут даже усиливать общественную депрессию.

Что касается почти обязательных для всех сегодняшних дискуссий вопросов о «транзите власти», то здесь ситуация такова: какими бы ни были впоследствии конкретные сценарии, значение имеет то, какие виды ресурсов элитных групп – силовой, финансовый, административный, медийный, общественный и публично-политический и т. д. – имеют больший вес и значение в системе. И, соответственно, какие элитные страты – силовики, медиакласс, администраторы – будут обладать большим или меньшим влиянием в правящем классе в целом, иметь блокирующий или контрольный пакет в выборе пути развития, кандидатур.

«Дело Голунова» и многие истории в будущем, которые мы ещё увидим, будут примерами того, как разные элитные группы и типы ресурсов, которыми они располагают, вступают в конкуренцию. Роль каких-то из них со временем может расти, а каких-то падать. Это и есть борьба за параметры транзита.

https://m.vedomosti.ru/politics/articles/2019/06/11/804020-isklyuchenie-iz-norma
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 4 Jun, 10:23
Цвет политики - зелёный.

Уже писал, что российскую политику постепенно окутывает микровласть гражданской самоорганизации, будущая программа которой - децентрализация и расширение прав местного самоуправления.

В какой цвет будет окрашена эта политизация местной самоорганизации микровласти? Палитра может быть разнообразной, но доминирующим будет все-таки зеленый цвет.

1. Проявления самоорганизации местных сообществ уже сегодня в большой степени сосредоточены вокруг экологической повестки или опираются на соответствующие аргументы как важные.
Этому способствуют и приоритеты центральной власти. Крупные инфраструктурные проекты, масштабное жилищное строительство, мусорная реформа и нацпроект по экологии в целом – все это создает почву для общественной активности и протестов именно в сферах, связанных с экологией как таковой и – более широко – с состоянием всей «окружающей среды» повседневной жизни граждан.

2. В декабре прошлого года в опросе ФОМа, посвященном экологии, 55% респондентов заявили об ухудшении состояния экологии в стране (об улучшении говорят только 11%). 68% граждан отмечали, что российские власти уделяют слишком мало внимания проблемам экологии.
ВЦИОМ в январском опросе по той же тематике показывает, что ответственность за состояние экологии граждане в первую очередь возлагают на местные (30%) и региональные (23%) власти. 21% говорит, что за состояние окружающей среды в своем населенном пункте должны отвечать сами люди и с 2010 года количество граждан, готовых самим нести такую ответственность выросло почти в 2 раза.
За те же девять лет доля тех, кто ждет в этом вопросе основных усилий от федеральной власти, снизилась радикально, практически в 4 раза – с 27 до 7%.

3. Таким образом, перед нами наглядный пример проблемы, с одной стороны, крайне важной и одновременно воспринимаемой в качестве локализованной, близкой к повседневным интересам людей и самому смыслу развития местного самоуправления. При этом у экологической повестки уже сегодня есть значимый электоральный потенциал - до 10–15% как минимум на уровне местных и региональных выборов.
Кроме того, для передовых городских сообществ и молодежи важно и то, что работоспособность соответствующего тренда в политике демонстрируют сегодня выборы во многих странах, прежде всего в Европе.

4. Скорее всего, все это приведет к тому, что когда ныне просыпающейся «микровласти» местной самоорганизации потребуется большая устойчивость и связанность различных проектов и общественных групп, то не найдется ничего лучше, чем интеграция на базе и в оболочке зеленой политической платформы.
Этих тенденций не может не видеть и федеральная власть, понимая, что процесс, который нельзя остановить, предпочтительно возглавить. Поэтому нельзя исключать, что электоральный прорыв зеленой партии или политического блока станет на стыке всех этих трендов одним из главных сюжетов и итогов выборов в Государственную думу в 2021 г.

Подробнее обо всем этом - в моей новой колонке в «Ведомостях».
https://m.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/06/04/803249-mi-mikrovlast
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 30 May, 15:39
Дмитрий Песков предложил разобраться, что происходит с рейтингами президента Путина и почему они могут так отличаться. Давайте разберёмся.

1. Разные социологические центры применяют различные формы и формулировки вопросов.
ВЦИОМ спрашивает об одобрении деятельности Президента России: вопрос содержит формулировку об «одобрении в целом», акцентирует внимание на деятельности института президентской власти, формулировка не содержит фамилии Путина. Текущий показатель одобрения деятельности Президента в этом вопросе - 65,8%, рост с января около 4,5 процентных пунктов.

2. В свою очередь, ФОМ задаёт вопрос о том, хорошо или плохо работает на своём посту президент Путин: формулировка предполагает оценку работы (более конкретная для русского языка формула, чем оценка деятельности), фамилия Президента в вопросе прямо указана. Текущий показатель оценки работы как хорошей - 64%, рост по сравнению с январем 4 п.п.

3. ФОМ выясняет также электоральный рейтинг, спрашивая за кого бы проголосовали избиратели, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье. В вопросе применяется реальная линейка кандидатов, которая была на выборах 18 марта 2018 года. Текущий электоральный рейтинг Путина - 50%. Рост по сравнению с январем 4 п.п. ВЦИОМ на регулярной основе замер электорального рейтинга не проводит.

4. Оба социологических центра задают вопрос о доверии, но в принципиально разной логике. ФОМ задаёт закрытый вопрос - доверяете вы или нет именно Путину, респонденту даётся возможность ответить безусловно или скорее доверяю. Сейчас о безусловном доверии заявляют 26%, скорее доверяют - 36%. Суммарный показатель доверия составляет сейчас, таким образом, 62%, рост по сравнению с январем - 4 п.п.

5. ВЦИОМ задаёт совершенно иной вопрос - открытый, без указания фамилий, предлагая респондентам самим назвать ряд фамилий политиков, кому люди готовы доверить решение важных государственных вопросов. Допускается любое число ответов. В таком вопросе на выявление так называемого спонтанного уровня доверия фамилию Путина называют в последнем опросе 31,7%. С начала года показатель не имеет выраженной динамики, колеблется в усреднённом интервале 32-34%.

6. Таким образом, по 4 из 5 проанализированных «рейтинговых» вопросов, касающихся Путина, наблюдается позитивная динамика и она везде совпадает (порядка 4 процентных пунктов). Сами ответы и уровни одобрения/оценки работы/доверия коррелируют. Электоральный рейтинг сопоставим, с учетом пересчета на уровень явки. Все указанные четыре вопроса являются закрытыми, посвящены именно выявлению показателей оценки Путина.

7. Единственный вопрос, где наблюдаются иные цифры - открытый вопрос ВЦИОМ о доверии политикам, тип вопроса принципиально отличается - он открытый. В такого рода вопросе выявляется, прежде всего, ядро безусловной поддержки политика. Оно сейчас в этом варианте опроса довольно стабильно в интервале 32-34%. В принципе, показатель коррелирует с группой «безусловно доверяющих» Путину в опросе ФОМ (там эта группа также стабильна на протяжении всех последних месяцев на уровне 25-26%).

8. В целом всегда нужно учитывать, что разные вопросы позволяют выявлять разные аспекты явления. В рейтингах оценки работы обычно может быть больше социально одобряемых ответов, чем в вопросах о доверии. Тем более в открытых вопросах о доверии без предложенного списка фамилий большое число респондентов (до 30% и более) отказываются или затрудняются назвать кого-то, кому они доверяют.
Вопрос об одобрении деятельности в значимой степени акцентирует дополнительно мотивы одобрения института власти как такового.
Вопрос об электоральном рейтинге всегда отражает выбор, в том числе, в предложенной линейке кандидатов. Если её поменять, то могут существенно сдвинуться и цифры.

В любом случае, сравнение различных рейтингов - это традиционно важный инструмент для углублённого анализа состояния общественного мнения.
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 23 May, 15:39
Российскую политику постепенно окутывает «микровласть» гражданской самоорганизации. Её будущая программа - масштабная децентрализация и резкое расширение прав местного самоуправления.

В столь обсуждаемом опросе ВЦИОМ «о храме и сквере» наибольший интерес вызывает вопрос о том, чьё мнение о сложившейся ситуации интересно гражданам и вызывает доверие.

42% опрошенных склонны прислушиваться к краеведам, 48% в сумме хотели бы слышать мнение представителей общественности (будь они как сторонниками, так и противниками строительства храма). Доверие же и интерес к мнению представителей светской и церковной властей люди проявляют в разы меньше (от 13 до 20%).

Обычно говорят, что власть не слышит людей. Теперь выясняется, что в ответ граждане, по сути, заявляют, что не очень то и хотят слышать власть. Вместо этого демонстрируя стремление к самоорганизации местных сообществ на основе сетей локального доверия.

Это - новое звучание известного лозунга «мы здесь власть». Речь идёт о процессе (и увеличении числа случаев) кристаллизации узлов «микровласти». Автор этого термина и бестселлера «Конец власти» Мозес Наим писал, что сегодня мы находимся в условиях, когда у тех, кто традиционно обладает властью, оказывается все меньше способов ее применить, поскольку государства выглядят как «Гулливеры, окутанные тысячами малых микродержав».

Проявляет себя та самая микровласть нового типа: не та масштабная, сокрушительная, зачастую подавляющая «большая власть», но сила противодействия, проистекающая из способности противостоять большим игрокам и ограничивать их возможности.
Власть эта обусловлена технологическими нововведениями, инициативностью людей, а также расширенным спектром таких методов воздействия, как вето, проволочки или помехи.

Рост числа случаев проявлений «микровласти» гражданской самоорганизации - новая реальность российской политики. И этот процесс слабо управляется и регулируется традиционными инструментами вертикали власти, а также партийной системой.

С другой стороны, «микровласть» остаётся пока что «мерцающей» и несвязанной. Энергия действий и самоорганизация гаснут, как только исчезает конкретный повод их вызвавший. Отдельные случаи и группы «микровласти» не связываются между собой в сеть взаимодействия.

Однако со временем и по мере увеличения числа случаев и политизации практик локальной самоорганизации «микровласть» может стать устойчивее. Её интегрирующей политической программой станет тогда масштабная децентрализация и ставка на скачкообразное расширение пространства и прав местного самоуправления.
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 14 May, 12:53
Главными политтехнологами на региональных выборах в России сегодня, похоже, становятся Джеймс Дэвис и Тед Роберт Гарр.

Как сообщает «Газета.Ru», власти считают, что россияне смотрят на события в стране сквозь «чёрные очки», а в обществе есть признаки депрессии. Однако для политического управления важно понять, что причиной, по которой гражданам приходится надевать «чёрные очки», является яркий свет их собственных несбывшихся ожиданий и надежд.

Эти проблемы как раз и описывает известная «кривая Дэвиса», подходы которого в своей книге «Почему люди бунтуют» затем, во-многом, развивал Гарр. Согласно этим концепциям, угроза протестного действия повышается, когда период экономического роста сменяется стагнацией или спадом. В период роста у людей растут ожидания, и этот процесс не останавливается (по крайней мере, сразу) и при стагнации или кризисе. Чем больше разрыв между ожиданиями и реальным положением дел в экономике и в обществе в целом, тем больше опасность для властей.

С одной стороны, общество не хочет отказываться от ожиданий, надежд, не хочет снижать на будущее планку жизненных стратегий для себя и своих детей, даже если в окружающей социально-экономической действительности «что-то пошло не так». А власть одновременно не очень может или у неё не сразу получается что-то предложить или сделать, чтобы вернуть траекторию роста и веру в позитив.

Ключевой вопрос в среднесрочной перспективе как раз в том, сможет ли власть реализовать свою идею - реальным запуском нацпроектов, их масштабным финансированием и «приземлением» конкретных и осязаемых результатов на территории перебить негативные социально-экономические эмоции и сократить тот самый разрыв ожиданий и реальных возможностей.

Прошлый год показал, что протестный потенциал, который увеличивался, тем не менее находил свой выход преимущественно в электоральном поле, на выборах. Для политической системы электоральный «выпуск пара» безусловно предпочтительнее. Однако в этом и следующие годы это потребует большей эффективности работы власти на выборах, а также приведёт к началу интенсивного обновления партийной системы.

Здесь важно подчеркнуть, что для того, чтобы недовольство продолжало играть свою роль на выборах, недостаточно просто сохранения тех или иных настроений (поскольку первичный сброс негативных эмоций уже действительно произошёл в прошлом году). Нужны и другие факторы политизации неудовлетворённости.

В частности, это - политики, которые будут выглядеть альтернативой. Они в таком случае играют роль «точки сборки» для перевода эмоций в политическое действие. Сейчас, в этом смысле, для общественного запроса были бы актуальны политики леволиберального и социал-демократического толка, также имеющие в себе черты защитников справедливости, которые традиционно ценятся российскими избирателями. Однако пока таких новых лиц особо не видно.

https://m.gazeta.ru/politics/2019/05/13_a_12352837.shtml
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 26 Apr, 11:29
«И что Зе нам делать, о чём Зе нам петь?»: некоторые выводы для российской внутренней политики из победы Зеленского.

1. Влияние Украины и России на внутреннюю политику друг друга обоюдное. На сегодняшний день - после решений по ограничению топливных поставок на Украину и указа об упрощённом получении гражданства жителями ДНР и ЛНР, - именно Россия в большей степени системно влияет на внутреннюю политику Украины, имея в виду и формирование курса Зеленского после вступления в должность, и выборы в Верховную Раду.
Чем больше Россия будет влиять на украинский политический курс, чем больше Зеленский будет сдвигаться к националистическим позициям, тем меньшим эффектом на внутреннюю политику в России будет обладать ситуация на Украине.

2. Общественное мнение склонно оценивать не только сам итог выборов, но и последствия. Как будет оцениваться пример украинской политики образца 2019 года спустя несколько лет - это ещё большой вопрос.
Возможно, к тому времени большее значение для влияния на российскую политику будут иметь уже следующие украинские президентские выборы, которые пройдут через 5 лет практически одновременно с российскими.

3. Избрание Зеленского вписывается в общемировой популистский тренд и как его часть будет влиять на выборы у нас: партии и кандидаты будут пытаться использовать схожие подходы, приёмы, технологии.
Но в России отношение к высшей государственной власти и, соответственно, президентским выборам, традиционно крайне серьезное и аккуратное, они не мыслятся как место для радикальных экспериментов и рискованных игр. Для всего этого есть региональные и парламентские выборы. Именно на них в ближайшие годы можно ожидать интриг и карнавала неожиданностей, в том числе для сброса давления в системе.

4. По форме «проект Зе» - это радикальный и удачный популистский эксперимент под брендом «торжества демократии», прихода к власти как бы «человека из народа». Но организационно-политически, это проект передела власти и собственности в украинской политсистеме жесткого конкурентного олигархата.
И для того, чтобы проект подобного рода и уровня мог в России хотя бы просто наметиться, уже не говоря о том, чтобы реализоваться, нужны кардинальные сдвиги в российском политическом режиме: по сути, развал правящей элиты,внутриэлитного договора, сконструированного Путиным, откат к политико-экономическим практикам 90-х годов.

5. В «кейсе Зеленского» потенциально зашита может быть главная для стратегов «влияния на Россию» идея.
Если бы удалось через такой проект радикально нового политического лидерства показать, что Украина не «неудавшееся государство», а, напротив, вроде бы удачный проект развития (европейского выбора, справедливости, социально-экономической эффективности, борьбы с коррупцией и т.д.), то тогда появился бы шанс переупаковать негативный пример Украины для россиян «как жить нельзя», в некий позитивный «образ будущего».
Лозунги этой идеи известны и уже вброшены - это и «мы хотим как на Украине», и слова самого Зеленского про «всё возможно».

6. Однако совершенно очевидно, что никаких реальных оснований для такой игры сегодня не существует, кроме манипулирования настроениями и возгонки эмоций киномонологами, митингами, а также интонациями и монтажом рекламных роликов.
Тем не менее, российской власти стоит дополнительно озаботиться не только социально-экономическими и управленческими аргументами в свою пользу, но и собственной моральной состоятельностью и эмоциональной убедительностью. Поскольку основные идеологические попытки давления на Россию будут осуществляться в ближайшие годы именно на этом треке.
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 23 Apr, 11:04
Сценарий выборов в Госдуму-2021: пятипартийный парламент, возвращение помимо фракций депутатских групп, коалиционное конституционное большинство.

С подачи Михаила Виноградова и его обзора, обсуждаем возможные сценарии выборов в Госдуму 2021 года. Мой сценарий будет называться «Дай пять».

Прежде всего, для оценки сценариев нужно сначала понять, какие возможны изменения в избирательном законодательстве.
Могут обсуждаться, например, уровень проходного барьера, возвращение избирательных блоков, пропорции смешанной системы, условия доступа на выборы без сбора подписей, планка госфинансирования для партий и так далее.

В зависимости от того, как будут решены все эти вопросы в преддверии выборов 2021 года, и будет зависеть, какие сценарии окажутся более вероятны, а какие будут закрыты.
Сегодня «Петербургская политика» предлагает четыре возможных сценария. Здесь назову тогда пятый. Так его и назовём: «Дай пять».

На сегодняшний день наиболее вероятным выглядит сохранение нынешней смешанной системы избирательной системы с пропорцией 50/50 (при возможной частичной перенарезке округов) и с избирательным барьером в 5%. Достаточно вероятно возвращение избирательных блоков, вопрос о повышенном для них избирательном барьере в 7% будет обсуждаться до последнего.

Практически неизбежно обновление лидерства в нынешних оппозиционных парламентских партий.
На полноценное строительство конструкций перехода к двухпартийной системе на сегодня нет ни времени, ни должного расклада сил в элитах.
Соответственно, не получается всерьёз обсуждать и возможность перехода к полностью мажоритарной системе, которая как раз всегда тяготеет к воспроизводству двухпартийности.

После сдвига «Единой России» вправо из-за пенсионной реформы актуален новый проект в левоцентристской нише – возможно, с популистскими элементами.
Традиционным для всех наших парламентских выборов является и вопрос о прохождении или нет в Госдуму либерального партийного проекта, чего не было с начала 2000-х годов.

Наиболее вероятным сейчас выглядит формирование в 2021 г. пятипартийной Думы, где будут присутствовать «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, новая левоцентристская конструкция на базе эсеров и проект либерального толка.

«Единая Россия» и в силу рейтингов, и в силу более широкой партийной палитры в парламенте будет иметь меньше голосов по партспискам чем сейчас, но устойчивое простое большинство вполне можно сохранить за счёт одномандатников. А вот конституционное большинство в будущей думе, скорее всего, будет коалиционным, а значит - ситуативным по разным вопросам.

Состав одномандатников может оказаться более разношёрстным. Это может быть как за счёт отдельных случаев прохождения представителей малых партий и самовыдвиженцев, так и за счёт того, что даже депутаты, избранные в округах от тех или иных больших партий, будут в большей степени представлять регионы, корпорации, те или иные общественные группы. Поэтому нельзя исключать, что в парламенте в дополнение к фракциям, возродится система депутатских групп и политическая структура Думы станет более подвижной.
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 22 Apr, 09:35
Зеленский побеждает с настолько большим преимуществом, что это совсем ничего не говорит о его дальнейших действиях.

Столь высокий результат и значимый отрыв от конкурента — это в очень большой степени голосование не за Зеленского, а против Порошенко, голосование «от противного». Поэтому Зеленскому ещё предстоит найти общий язык и согласие со многими своими избирателями.

Тем более, что впереди выборы в Раду, которые будут более жёсткими, идеологическими, более четко будут фиксировать водоразделы между политиками и партиями, в том числе в вопросах отношений с Россией.

Хотя в том, что касается отношений с Россией, Зеленский никакой не жесткий оппозиционер, никакого радикально иного подхода он не демонстрирует и не будет демонстрировать. И обсуждать отношения с Россией Зеленский будет в первую очередь не с самой Россией, а с европейскими лидерами и США.

Тем не менее Зеленский не демонстрирует желания обязательно и бескомпромиссно воевать, и этого украинцам сегодня вполне достаточно, чтобы поддерживать именно его.

В любом случае окончательная новая конструкция власти и баланс элит сложатся на Украине не по итогам этих президентских выборов, а только после парламентских и формирования нового правительства.

Пока же Зеленский будет, в первую очередь, ориентироваться на основной протестный запрос, связанный с внутренними проблемами Украины, решением социально-экономических вопросов и борьбой с коррупцией.
Это ему необходимо, чтобы не столкнуться раньше времени с разочарованием избирателей и падением рейтинга, что сделало бы Зеленского ещё более зависимым от расклада сил и выстраивания новых коалиций между различными олигархическими группами.

https://m.vedomosti.ru/politics/articles/2019/04/21/799787-eto-vizov-dlya-rossii
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 19 Apr, 22:34
На президентских дебатах на Украине кандидатам нужно было решать разные задачи. Зеленскому – сохранить лидерство, поддержать протестную мобилизацию электората, не совершить ошибок, не дать Порошенко шанса поймать его на некомпетентности.

Отсюда сосредоточенность на популистской риторике, открытая критика Порошенко с основной идеологемой «не повторить ошибку», поддержание образа простого человека, «слуги народа», и разговор киномонологами и мемами. У Зеленского было много заготовок от риторики до вставания на колени, и он их реализовал.

Медийно после дебатов будет доминировать «информационный след» Зеленского, что ему сейчас и надо. То есть Зеленский дебаты в целом выиграл.

Порошенко же нужно было пытаться расширить электорат, найти способ перетянуть на свою сторону колеблющихся. И он решил сосредоточиться на антироссийской теме, внешней угрозе и противостоянии «захватчикам», олицетворением которых представлен Зеленский.

На такой риторике Порошенко, возможно, сможет приобрести некоторое количество голосов. Но их явно недостаточно для того, чтобы переломить электоральную ситуацию.

В конце дебатов Порошенко, по сути, уже признал свое поражение, когда заговорил о том, что изменения следует делать на выборах в Раду, которые должны пройти осенью. Именно на парламентских выборах Порошенко придется выстраивать свою новую позицию в украинской политике.

https://m.vedomosti.ru/politics/articles/2019/04/19/799715-itogi-debatov
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 18 Apr, 14:03
Отказ считать себя средним классом - новая политическая переговорная позиция граждан в отношениях с властью.

Большой резонанс вызвал опрос «Сбербанка», который зафиксировал, что доля россиян, относящих себя к среднему классу, сократилась с 60% в 2014 году до 47% в 2018 году.
Доля считающих, что их доходы ниже среднего уровня, напротив, выросла с 35 до 48%.

Опрос «Сбербанка», прежде всего, акцентирует внимание на реальных доходах населения. Они действительно падают пять лет подряд. Одновременно растёт закредитованность и долговая нагрузка граждан.

Но понятие «средний класс» не исчерпывается доходами и даже уровнем образования, а в значительной степени определяется самоидентификацией людей, их желанием считать себя представителем этого самого среднего класса. Поэтому опрос, в котором люди сами относят или нет себя к среднему классу, отражает, помимо прочего, снижение актуальности такой самоидентификации для граждан. И причины здесь уже не только социально-экономические, но и политические.

Как раз с политической точки зрения падение показателя соотнесения себя гражданами со средним классом с 60% до 47% особенно показательно.
В 2008 году, готовясь временно покинуть пост президента страны, Владимир Путин заявил о стратегии развития России до 2020 года. Одной из главных идеологем стратегии стал тезис о том, что «минимальной планкой доли среднего класса в общей структуре населения к 2020 году должен быть для нас уровень не менее 60 процентов, а может быть, и 70 процентов».

С тех пор идея о том, что средний класс должен составлять «конституционное большинство» общества и следует опираться на него в развитии страны, стала на долгие годы основополагающей в идеологии госполитики и отношениях власти и общества. Этот подход доминировал всю вторую половину нулевых годов и в начале десятых.

Однако в последние годы использование властью риторики, адресующейся к среднему классу и соответствующим ценностям, резко снизилось. Судя по всему, вслед за этим существенно упало и стремление самих граждан идентифицировать себя со средним классом, раз он уже больше не находится в фокусе внимания государства и апелляция к власти, исходя из такой срединной позиции, больше не принесёт особого эффекта в отстаивании своих интересов. И вот, столь искомые ранее «как минимум 60%» среднего класса превратились в 48%.

Зато теперь риторика власти уделяет все больше внимания другим вопросам и темам. Например, проблеме бедности и её решению как приоритету госполитики. Поэтому когда теперь в опросах растёт доля тех, кто идентифицирует себя «ниже среднего» или ещё хуже, это не только отражение объективного негатива в социально-экономическом положении граждан, но и более радикальная и сильная в новых условиях переговорная позиция с властью.

Последствия всего этого также, несомненно, будут политическими. В частности, лево-популистская повестка и запрос - неизбежный главный нерв федерального избирательного цикла 2021-2024 годов - от выборов в Госдуму до выбора и реализации окончательного сценария «транзита власти».
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 18 Apr, 10:30
В прошлом году даже за 10 дней до губернаторских выборов было много разговоров, что все избирательные кампании глав регионов проходят по доминантным сценариям, то есть их победители известны заранее, а борьба, если и ведётся, то за вторые места.
Через полторы недели «случились» четыре вторых тура.

В нынешнем году за пять месяцев до новых губернаторских выборов в сентябре самый обсуждаемый вопрос - в каком количестве регионов обязательно будет второй тур. Но ведь может опять все «случиться» как-то по-другому.

Что именно, где и почему может случиться или не произойти - поговорили об этом с «Ведомостями».

«Первые данные социологии довольно типичны для начала кампании, знает руководитель ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Многое зависит от тренда в ходе кампании, а он зависит от действий самого кандидата, от проблемной повестки. А также от линейки оппонентов - насколько она складывается (или рукотворно выстраивается) в пользу основного кандидата, консолидируется или разбивается как оппозиционный, так и провластный электорат».

Есть зависимость и от стратегии работы с явкой -
идёт речь о выборах с высоким уровнем участия или явка сушится, а также какие группы избирателей, чей электорат, в конечном счёте, лучше мобилизуется - губернаторский или оппозиционный.

Можно начать кампанию с декларируемым рейтингом за 70%, а закончить с 50%. Оппозиционный же кандидат может иметь рейтинг 5–10%, но привести своих сторонников на участки и при низкой явке получить 25–30%. Примеры бывали.

Важно, наконец, обращать внимание на антирейтинг – им сложнее управлять и он ограничивает возможности кандидата в ходе кампании, подчеркивает Бадовский: «Опасность второго тура будет в первую очередь там, где кандидаты накопили существенный антирейтинг, и он еще может вырасти. Это справедливо прежде всего для регионов, где губернаторы переизбираются, – Волгоградской и Вологодской областей, Ставрополья. Там еще и высокий запрос на смену руководителя, что тоже показывает социология».

Есть опасные звонки насчет антирейтинга губернаторов и в других регионах – в Петербурге, на Алтае и Сахалине, перечисляет эксперт: «ФОМ дает раскладку, знает или не знает глава региона проблемы территории – это тоже важный момент для новых руководителей. И, например, доля ответов «не знает» около 20% и более для таких регионов, как Липецкая и Сахалинская области, тоже нельзя игнорировать».

https://m.vedomosti.ru/politics/articles/2019/04/17/799438-shest-gubernatorov
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 17 Apr, 15:54
Медведев и Володин вместе поработали над эффективностью норм Конституции.

Дмитрий Медведев поддержал предложение председателя Госдумы Вячеслава Володина создать по итогам ежегодного отчета правительства перед парламентом совместную рабочую группу депутатов и министров про проработке и подготовке к принятию всех прозвучавших в ходе дискуссии предложений и законодательных инициатив.

Такая практика заслуживает того, чтобы стать традиционной. Рабочий механизм оперативной доработки проектов решений, согласованных законодательной и исполнительной властью в ходе парламентского отчета правительства - хороший пример конкретизации и повышения эффективности соответствующей конституционной нормы.

Ежегодный отчет Правительства о результатах его деятельности проводится «в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой». Как на практике наполнить конкретным и результативным содержанием эту конструкцию отвественности правительства по поставленным законодателями вопросам, долгое время было не вполне ясно.

И вот Медведев с Володиным, похоже, нашли механизм.
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 15 Apr, 17:57
Ставропольский губернатор Владимиров получил «добро» Президента Путина на переизбрание на новый срок. Редкий по нынешним временам случай.

Базовый сценарий моделирования региональных выборов, к которому уже несколько лет тяготеет Кремль другой - это активная ротация губернаторского корпуса и предпочтительно выход на выборы с новыми временно исполняющими обязанности, свежими лицами без особого антирейтинга. Собственно, проблемы выборов прошлого года часто объясняются именно отказом в ряде случаев (Владимирская область, Хакассия, Хабаровский край) от такой базовой стратегии активной ротации.

Есть исключения, есть особые случаи даже с новыми назначениями (как с тем же Бегловым в Петербурге), но основной подход остаётся именно таким. Вот и в нынешнем году из 16 регионов, где предстоят прямые выборы губернаторов, в 13 избираться идут новички и только в трёх - главы будут переизбираться.

В целом подход ясен. Но интересно будет посмотреть, какое количество из нынешних «новых лиц», пойдут на перевыборы через несколько лет. В какой степени будет уже применительно к ним допускаться (приветствоваться) переизбрание на новый срок или же продолжит доминировать подход предпочтительности вывода на выборы новых кадров.

То есть, будут ли губернаторы, в региональной стратегии Кремля, как правило, работать один срок, а потом меняться и большинство отправляться на новую работу, в том числе в федеральные органы власти. Тем более, что многие уехавшие за последнее время в регионы «молодые технократы» (а теперь просто опытные управленцы) и сами не хотели бы засиживаться в регионах и стремятся на повышение в Москву, после отработки губернаторского «пятилетнего минимума».

Пока точного ответа на вопрос нет, но можно сделать предварительные прикидки. Тем более уже со следующего года начнет вставать в практическую плоскость вопрос о перевыборах выдвиженцев 2016 года, когда продвижение в регионы перспективных фигур на вырост только робко началось.

За все это время и по сегодняшний день - условно, от Дюмина и Алиханова до Хабирова, Текслера и Хасикова - главами регионов были назначены 43 новых выдвиженца.
Если в самом общем виде проанализировать характер их работы в регионах, а также карьерные перспективы и ориентиры, то можно предположить, что переизбираться губернаторами на второй срок из них будут не более 14-15 человек. То есть, только чуть более трети.
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 12 Apr, 12:13
Во вчерашнем опросе «Левады» наибольшее обсуждение вызвали президентские электоральные рейтинги. Меньше внимания привлекли данные о доверии российским политикам. А они весьма интересны.

Аналогичные опросы о доверии/недоверии каждую неделю публикует и ВЦИОМ. Но ВЦИОМ не даёт данных об отказных и отстраненных ответах (нет таких политиков, которым доверяю, не интересуюсь политиками, не знаю и так далее).
А «Левада» такие данные даёт и они как раз довольно важны для оценки состояния политической системы.

Доверие (или недоверие) к политикам - характеризует эмоции вовлечённости, участия, интереса. И они, даже с негативным знаком, часто являются для политсистемы куда меньшей проблемой, чем безразличие, равнодушие и отсутствие интереса.

По данным «Левады», в марте 2019 года такое безразличие к политикам, отказ от доверия к ним демонстрируют 35% опрошенных. В 2018 году было примерно столько же (34-37%), а в 2017 году - только 26%.

Тенденция есть. Но реальная опасность для политической системы возникнет тогда, когда уровень безразличия к политикам в вопросе о доверии им устойчиво превысит 40% и устремится к 50%. А непосредственно вариант ответа «нет таких, кому доверяю» будет набирать порядка трети голосов.

https://www.levada.ru/2019/04/11/prezidentskoe-golosovanie-i-doverie-politikam/
To‘liq o‘qish
ДВ (Badovskiy) 11 Apr, 00:02
Аналитика ИСЭПИ по ситуации с уровнем «муниципального фильтра» на выборах губернаторов в 2019 году.

Впервые с момента возвращения в 2012 году прямых губернаторских выборов власть принципиально согласилась с предложениями смягчить количественные параметры «муниципального фильтра».

По итогам заседания рабочей группы при АП РФ 19 февраля 2019 года было объявлено о том, что участники группы поддержали новые параметры «муниципального фильтра» – не более 5% муниципальных подписей от общего числа депутатов, в том числе не более 7% подписей депутатов и избранных глав МСУ муниципальных районов и городских округов (т.н. подписи «второго уровня»).

В аналитической записке Фонда ИСЭПИ проанализировано, как суть этой политической договорённости отражается в 16 регионах, где в ближайшем сентябре должны состояться прямые выборы губернаторов.

Проведённый анализ показывает, что из 16 регионов лишь в 4 регионах значение «муниципального фильтра» соответствует новой базовой норме «не более 5%», но при этом в 3 из них эти параметры «муниципального фильтра» изначально соответствовали анонсированным новым требованиям (Башкирия, Оренбургская область, Волгоградская область).

Только Курганская область в 2019 году уже, по сути, реализовала новые подходы и снизила «муниципальный фильтр» с 6% до 5% (поправки приняты в феврале).
В нескольких регионах, наоборот, уже после обнародования информации о позиции федеральной рабочей группы были отклонены или отложены законопроекты оппозиции, снижающие «муниципальный фильтр» до заявленных 5% (Астраханская область, Мурманская область).

Полный текст аналитической записки - по ссылке

https://www.politanalitika.ru/actualcomments/19489/
To‘liq o‘qish