Сапрыкин - ст.

@forevernotes Yoqdi 0
Bu sizning kanalingizmi? egalikni tasdiqlang Qo‘shimcha imkoniyatlardan foydalanish uchun

обратная связь @sapr21
Kanal hududi va tili
Rossiya, Rus tili
Kategoriya
Bloglar


Kanalning hududi
Rossiya
Kanal tili
Rus tili
Kategoriya
Bloglar
Indeksga qo‘shilgan
09.05.2017 23:31
So‘nggi yangilash
20.05.2019 00:32
14 945
ta obunachilar
~11.2k
1 ta e’lon qamrovi
~7.2k
kunlik qamrov
~7
ta e’lon haftasiga
75.3%
ERR %
103.43
iqtibos olish indeksi
Kanalning repost va eslovlari
147 ta kanal eslovlari
65 ta e’lonlar eslovlari
686 ta repostlar
Octōpoda
16 May, 17:21
Караульный
16 May, 12:57
ПолитБулка
15 May, 09:04
Мюсли вслух
15 May, 09:01
Octōpoda
14 May, 22:57
aavst
14 May, 22:50
КАШИН
14 May, 22:10
Octōpoda
14 May, 21:27
Трудолюбов
14 May, 21:19
Опять политота!
14 May, 21:09
Смирнов
14 May, 21:09
Козлодёр
14 May, 20:57
КАШИН
14 May, 20:06
FuturePorn
13 May, 20:18
FuturePorn
13 May, 20:18
Трудолюбов
12 May, 10:57
Octōpoda
10 May, 18:30
Караульный
10 May, 18:05
Baronova
10 May, 17:59
КАШИН
10 May, 17:04
A song for Occupations
я просто текст
я просто текст
я просто текст
1 May, 17:38
КАШИН
30 Apr, 19:26
GOD, NO (Мастридер)
11 Apr, 15:49
Signs_of_life
11 Apr, 15:18
7 Apr, 13:33
СМИныч
Полка
Ekvinokurova
Жилец вершин
25 Mar, 11:47
Караульный
24 Mar, 22:23
КАШИН
24 Mar, 22:23
КАШИН
23 Mar, 20:40
POV
22 Mar, 00:34
@forevernotes iqtibos olgan kanallari
Полка
17 May, 17:42
Трудолюбов
14 May, 22:14
vasyunin online
14 May, 11:30
vasyunin online
14 May, 11:30
Полка
13 May, 15:29
Полка
ОВД-Инфо
Полка
30 Apr, 13:40
Полка
19 Apr, 16:20
Полка
17 Apr, 16:58
Полка
16 Apr, 18:23
Полка
12 Apr, 16:02
Полка
Полка
Meduza Breaking
Полка
Полка
Полка
Полка
29 Mar, 15:49
The Technodeterminist Papers
26 Mar, 10:12
Полка
22 Mar, 15:17
Полка
22 Mar, 00:23
Полка
15 Mar, 17:47
Полка
15 Mar, 13:38
Трудолюбов
15 Mar, 12:56
Полка
15 Mar, 12:36
Полка
14 Mar, 15:41
Переборхес
14 Mar, 14:52
Переборхес
14 Mar, 14:52
Психо Daily
12 Mar, 19:50
Психо Daily
12 Mar, 19:50
Полка
12 Mar, 13:56
Полка
11 Mar, 16:50
Полка
Трудолюбов
Полка
25 Feb, 18:31
Полка
22 Feb, 16:36
Полка
15 Feb, 17:43
Полка
14 Feb, 13:19
Полка
11 Feb, 17:56
Полка
11 Feb, 15:16
Полка
Трудолюбов
Полка
30 Jan, 16:25
Полка
29 Jan, 15:08
Полка
29 Jan, 10:17
Полка
24 Jan, 10:27
Пионер
21 Jan, 18:43
So‘nggi e’lonlar
O‘chirilgan e’lonlar
Eslovlar bilan
Repostlar
Ивановский ситец в Приморском музее им.Арсеньева, Владивосток
dan repost: Полка
На «Полке» обновление! Его тема — «Случаи», манифест русского литературного абсурда. Почему герои Хармса вынимают из головы шар и дерутся огурцами, зачем их зовут Пакиным или Ракукиным, есть ли в «Случаях» намеки на Большой террор и откуда взялись анекдоты про Пушкина — обо всем этом в новой статье Льва Оборина: https://polka.academy/articles/571?fbclid=IwAR0OCHkKtZiUarCm6WeOEZTsOG06idz0h6F7QoQ1UQAQDw9_H6LTK2nEAiY
To‘liq o‘qish
Впервые в жизни доехал до Владивостока и собираюсь прочитать тут две лекции

Сегодня 17 мая в 19:30 — «ЗАЧЕМ ЧИТАТЬ РУССКУЮ КЛАССИКУ СЕГОДНЯ?»
Как почувствовать, что тексты из школьной программы — живые, чем классики похожи на нас сегодняшних, отчего у Каренина торчат уши и почему это важно.
Вход свободный, подробности — https://vk.com/event182023975

Воскресенье 19 мая в 15:00 — открытое интервью «СОСТОЯНИЕ МЕДИА В 2019 ГОДУ: КУДА ВСЁ КАТИТСЯ»
Ну, тут все понятно. Кстати, разговор о медиа можно совместить с фестивалем мидий, который проходит во всех окрестных заведениях.
Вход свободный, но нужна регистрация — https://nedalniy-vostok.timepad.ru/event/976722/

Если вы уже во Владивостоке или планируете прибыть в ближайшие дни — заходите.
To‘liq o‘qish
«К финалу второй серии выясняется, что взрыв реактора может привести к катастрофе неслыханных масштабов, чтобы её предотвратить, кому-то нужно жертвовать собой, и люди, работающие в Чернобыле — как раз те, кто способен это сделать: они воспитаны в культуре, в которой такая жертва — во имя чего-то общего и высшего, «ради жизни на земле» — утверждалась как высшая ценность. Этот почти античный героизм с точки зрения гуманистической современности выглядит безрассудно и почти бесчеловечно — но в Чернобыле оказывается абсолютно необходимым, и выступающий перед рабочими станции партфункционер Борис Щербина, который вдруг переходит с языка советского начальника на риторику чуть ли не римского полководца, апеллирует именно к этому чувству.

Советский Союз в «Чернобыле» состоит не только из полированной мебели и барельефов с Лениным, это не просто страна бездарных чиновников — это родина героев, которые приносят себя в жертву, чтобы спасти мир»

Для The New Times - о сериале «Чернобыль»
https://newtimes.ru/articles/detail/180555
To‘liq o‘qish
Это не первая история - с храмом и сквером, с храмом и парком, храмом и людьми. А я пришел из тех времен, когда поиск веры и церкви был и поиском свободы. Школьником помогал разбирать завалы вокруг полуразрушенной церкви около метро Сухаревская - называется Троица в Листах. Он тогда был в лесах и за забором, между прочим, отреставрированный еще при СССР, но предполагавшийся под концертный зал, а его - как мы рады были - отдали церкви. С тогдашним моим приятелем мы ездили в Оптину - тоже помогать на стройке. Потом мы с друзьями собирали "двадцатку" (тогда было нужно по закону) и открывали церковь в Рождественском монастыре, на территории МАрхИ, при работающем вузе. Это была целая история, ее нужно отдельно рассказывать. Мы там не удержались, пришли серьезные люди, но эпизод такой был.
Теперь мне кажется, что люди 70-х годов рождения, вроде меня, могут оказаться единственным поколением, которое помнит, что вера и свобода вообще могут быть как-то связаны. Людям постарше это не интересно, а людям помоложе это уже нужно объяснять - вот оказывается было время, когда молодому человеку могло хотеться в постройке храма участвовать, а не мешать ей.
Всего за 30 лет в сознании людей церковь, коррумпированное начальство и государственные бизнесмены срослись в один враждебный ком. Вот как сложилась арка - я помню как она взлетала вверх, помню воодушевление. Приезд Иоанна Мейендорфа. Почему он? Почему-то вспоминаю его. Он пример - из лучших - тех, у которых было, что передать новой освобожденной России и одним глазком увидеть чаемое ими возрождение. И теперь вижу как эта арка уперлась другим концом в землю. Я помню первые признаки того, как все будет. Ничему не удивлен, кроме того, что это бывает так быстро
To‘liq o‘qish
Всё это происходит по одной и той же схеме. Приходит некоторое начальство и говорит: «Здесь будет храм». Выходят местные жители, которым, как правило, этот храм там, где они живут или там, где они ходят гулять или там, где они с колясками и с детьми проводят свои выходные, храм там не нужен. Дальше появляются какие-то невесть откуда взявшиеся активисты и говорят: «Нет, храм будет здесь, иначе Россия провалится в пропасть». И дальше — иногда его строят. А иногда начальство решает, что ну и бог с ним, давайте построим где-нибудь в другом месте или вообще не будем на него тратить деньги. И Россия в пропасть не проваливается и активисты эти исчезают бесследно, и оказывается, что, в общем, храм был для них не очень дорог.

Это к вопросу о том, с кем сражаются люди, которые протестуют сейчас в Екатеринбурге. Они сражаются с начальством.Они не сражаются с РПЦ, они не сражаются с верующими. Они сражаются с этим сложным симбиозом, состоящим из губернатора или представительства президента, Русской медной компании, Уральской горной металлургической компании, с теми людьми, которые решили выделить огромные деньги на то, чтобы построить храм и построить его именно здесь. И для них возражения местных жителей, которые говорят: «Вы знаете, мы в этом городе живем, мы здесь гуляем, мы здесь валяемся на траве. Для нас это ценное место именно в том виде, в котором оно есть. Мы его хотим видеть именно таким», — для них эти возражения, они, с одной стороны, это мелкие копошения шелупони, на которые не нужно вообще не обращать никакого внимания. С другой стороны, если ты обратишь на эти шевеления внимание, то ты слабак, ты прогнулся. Какое ты тогда начальство?
https://echo.msk.ru/programs/personalno/2425267-echo/
To‘liq o‘qish
Прямая трансляция фильма «Левиафан» из Екатеринбурга
dan repost: vasyunin online
Второе, про обратную сторону процесса — не менее заебали такие ставшие традиционными дискурсивные практики, в рамках которых политические (общественные, идейные) оппоненты вычёркиваются под предлогом так называемого «коллаборационизма», ну или чего там ещё — этот сотрудничает с властью, этот сталинист, тот пидарас;
Артемий Лебедев пишет, что нам могут отключить интернет и нужен автономный — никто не объясняет, почему нам его не могут отключить и можно ли сделать интернет в отдельно взятой стране, Тема обслуживает власть; Олег Кашин пишет про параллельные расследования ФБК и ФСБ, в разъяснении на тему необыкновенным совпадениям посвящена одна строчка, зато пятнадцать абзацев тому, что Кашин никчемный мурзилоид; власть выдвигает Нюту Федеремессер — никто не обсуждает ничего, не знаю, программу (у нее есть программа? я бы послушал вопросы Нюте Федермессер и сравнил программы ее и Любови Соболь) — достаточно того, что ее выдвигает власть; в результате правило первого срока «мы профессионалы и работаем, а обсуждают болтуны» и частный случай такого правила про «неместо для дискуссий» становится универсальным, с одной стороны условный киселев и паясничающие телеграм-каналы, с другой — истерика про коллаборационистов; жить посреди этой вопящей пустоты решительно конечно невозможно.
To‘liq o‘qish
dan repost: vasyunin online
про случай с Нюсей Федеремессер и выборы в целом значит таких два соображения.

Первое, ограничения в гражданских правах сторонников Навального (я не являюсь сторонником Навального), нерегистрация Навального на выборах в президенты, нерегистрация партии Навального и нерегистрация кандидатов от Навального на выборах вообще — они заебали, эти ограничения; никакие конкурсы молодых лидеров в отсутсвие конкуренции с указанной категорией граждан не дадут состоятся молодым лидерам, которые так и останутся пустыми погремушками и главным успехом которых будет что они просрут и страну и своё лидерство. Регистрируйте, не бойтесь, это гораздо интереснее, чем тренинги по прыжкам со скалы.
To‘liq o‘qish
dan repost: Полка
​​Новый выпуск подкаста «Полки»! Современные постановки классики часто вызывают возмущение или как минимум непонимание. Почему на сцене все голые и орут, зачем в современных декорациях (или вообще без них), зачем они издеваются над нашим Толстым (Чеховым, Островским, Гоголем)? Существовали ли когда-нибудь правильные, «классические» постановки классики? А когда появились современные? Зачем вообще нынешнему театру Чехов и Толстой? Где границы свободы режиссера, за которыми Чехов уже перестает быть Чеховым? Разбираемся вместе с нашими гостями — артдиректором Центра им.Мейерхольда Еленой Ковальской и программным директором фестиваля «Толстой» Павлом Рудневым. Это первый подкаст из специальной серии «Полка в театре», созданной в партнерстве с театральным фестивалем «Толстой». Слушайте новый выпуск в Apple Podcasts, Яндекс Музыке, ВК, YouTube и SoundCloud
To‘liq o‘qish
Сериал «Чернобыль» (первая серия которого оказалась лучше всего, что можно было ожидать) показывает, помимо прочего, разницу между естественной и советской реакцией на Необъяснимое. У нас у всех есть встроенный дозиметр с предельным значением шкалы; мы не можем помыслить ничего, что выходило бы за её пределы. Даже когда у людей на станции на глазах темнеет и облезает кожа, нам кажется, что это внештатная ситуация, и ее можно исправить, открутив нужный вентиль. Это естественно, так человек устроен. Советская же специфика в том, что дозиметр будет заперт в сейфе с особо секретным доступом, потом при первом же включении сгорит, а потом про результаты измерений страшно будет доложить начальству, а обычным людям рассказывать об этом и вовсе незачем, не то что их спасать — потому что «нельзя сеять панику» и «нужно сплотиться перед лицом трудностей». Ты не просто не можешь уложить в голове немыслимое — от тебя его спрятали под грифом «секретно», перерезали провода, заглушили вражеские голоса и оцепили зону поражения. Что-то непонятное полыхает на горизонте, какие красивые цвета — и это чувство, как в кошмарном сне за секунду до пробуждения, реконструировано здесь даже достовернее, чем модели «Жигулей» и оттенки полированной мебели.
To‘liq o‘qish
В ленте сошлись юбилей первого альбома Земфиры и гибель Доренко; по обеим поводам вспоминают 99-й, их пик карьеры и момент истины. Харизма — это не только ум, талант и способности; это еще и ощущение, которое сам Доренко в интервью Авену передаёт фразой «я почувствовал воздух под крыльями»; это поток, который сам тебя несет и помимо твоей воли заставляет поступать безошибочно, складывать слова единственно правильным образом, говорить и делать то, о чем все вокруг втайне мечтают, но еще сами этого не поняли. Это ощущение находится где-за пределами морали и рациональности, и эйфория от этого потока так же сильна, как ощущение пустоты, когда воздух из-под крыльев уходит; рискну предположить, что многие вещи в последующей биографии наших героев объясняются не их дурным характером или беспринципностью, а мучительным желанием снова поймать этот поток, пережить резкое движение вверх. Интересно подумать в той же логике про еще одного российского героя 1999-го, который, поймав восходящие потоки, пережил в этом году небывалый карьерный взлет, а потом, случалось, внезапно начинал идти поперек здравого смысла и даже международного права — возможно, не в последнюю очередь для того, чтобы пережить этот ветер снова.
To‘liq o‘qish
dan repost: Полка
На «Полке» — новая статья! Валерий Шубинский рассказывает о «Чайке» Антона Чехова — одной из самых революционных пьес в истории театра. Почему драма, в которой всё самое главное происходит за сценой, сначала провалилась, а потом приобрела бешеную популярность? Как Чехов пародирует символистов? При чём тут, собственно, чайка? Ответы по ссылке: https://polka.academy/articles/570
dan repost: ОВД-Инфо
Семь лет назад несколько десятков тысяч человек вышли на марш против итогов президентских выборов. Мы сделали подкаст о том, что произошло в тот день, и собрали фотогалерею.

http://tinyurl.com/y2j53wlv

Хоть марш и был согласован, власти изменили маршрут движения в последний момент. Началась давка, которая закончилась столкновениями с полицией. Они, в свою очередь, привели к уголовным делам, объединенным в «Болотное дело».
To‘liq o‘qish
Фишер — публичный интеллектуал эпохи, которая (как сформулировано в манифесте близкого ему издательства Zero Books) уничтожила понятие публичного и фигуру интеллектуала: он не пасёт народы, не высказывается по актуальным темам и не выступает «моральным ориентиром»; он преподавал в университете, но оставался равнодушен к академической карьере, главным хранилищем его трудов стал эккаунт на платформе blogpost с аналитикой разнообразных поп-культурных явлений. При этом Фишер ничуть не похож на критика-постмодерниста, применяющего свой веселый инструментарий к каждому новому тренду из твиттера; у него есть круг постоянных героев и тем — Баллард, Кроненберг, лейбл Ghost Box — и болезненно-напряжённая мысль, за которой он следует. В самом общем виде, это мысль о современности, эпохе «позднего капитализма», главная характеристика которой, по Фишеру — вовсе не в укреплении авторитарных режимов, или наоборот, радостном освобождении меньшинств, а в базовой безрадостности, серости и отсутствии альтернатив. «Проще представить себе конец света, чем конец капитализма»: западный мир, по Фишеру, застыл в бесконечном стазисе, где нет места фантазии, воображению, возможности помыслить себя чем-то радикально Другим, и поп-культура — самый точный индикатор происходящих в нем изменений (или точнее, воцарившейся в нем неизменности). Ярость и утопические амбиции психоделического рока, эстетические причуды новой волны, политизированная строгость постпанка сменились консюмеристским цинизмом хип хопа, впрочем, даже хип-хоп все чаще — о том, как не очень хорошему человеку плохо, и он сам не поймёт отчего. Эта культура колеблется между ностальгией и дистопией, бесконечным возвращением к идеализированным моделям прошлого и созданием безрадостных вариантов будущего, и где-то посредине — отыгрывание в мирах, позаимствованных из комиксов и фэнтези, разлитой в воздухе депрессии. «Поздний капитализм» заставляет видеть себя как нечто естественное и навсегда установившееся — и не замечать своих прямых психологических последствий: мы привыкли думать о депрессии как о «болезни, которая лечится таблетками», и находить у себя симптомы «выгорания», которые можно снять, «реализовав себя в новом проекте»; меж тем, по Фишеру, это естественные состояния человека сегодня, современность порождает депрессию с той же логической неумолимостью, что огонь — угли. Весь «цивилизованный мир» превратился огромный депрессивный регион, в котором «сегодня тот же день, что был вчера»; он не заканчивается катастрофой и не переходит в новое качество, но уныло влачится; его культура не производит ничего принципиально нового и давно потеряла способность удивлять; самое яркое (или точнее, тусклое) его воплощение — рекомендательные сервисы и алгоритмы, подсказывающие пользователям фильмы и книги, которые «нравятся людям, похожим на вас». Все, что предлагает современность людям, мечтающим о более счастливом и справедливом мире — это рутинные социальные микродействия: можно репостить Сталингулаг, переводить донейшнс в ФБК, записать микстейп и попасть с ним на главную страницу The Flow или поучаствовать в конкурсе на редизайн ближайшего скверика; можно вообще уйти в себя, заняться бесконечным самосовершенствованием и раз и навсегда решить, что «я политикой не интересуюсь»; и это все происходит не потому, что Путин, Бастрыкин и Чайка, а «в социальном лифте сломались кнопки»: по логике Фишера, даже в местах, максимально отдаленных от субкультуры российских коррупционеров и снабженных хорошо работающим социальным лифтом, этот лифт все равно привезёт тебя лишь на другой этаж того же самого железобетонного здания. «Дистопия скуки», в которую погружена современность, убивает любую живую и сложную мысль — и даже способность эту мысль воспринять: «Ask students to read for more than a couple of sentences and many … will protest that they can’t do it. The most frequent complaint teachers hear is that it’s boring … To be bored simply means to be removed from the communicative sensation-stimulus matrix of texting, YouTube and fast food; to be denied, for a moment, the constant flow of sugary gratifica
To‘liq o‘qish
​​tion on demand. Some students want Nietzsche in the same way that they want a hamburger; they fail to gasp – and the logic of the consumer system encourages this misapprehension – that the indigestibility, the difficulty is Nietzsche». Фишер успевает проехаться и по «войнам за социальную справедливость» — которые, претендуя на структурную социальную критику, на деле ограничиваются цеплянием к «некорректно» употребленным словам; он саркастически наблюдает за тем, как в абсолютизируются в сегодняшних культурных войнах понятия гендера и расы — и совершенно сходит со сцены понимание класса, социального происхождения, накладываемых им стереотипов и ограничений; он ищет утраченные возможности для оптимизма, то в поп-футуризме начала 1980-х с его культом странности и «чужести»,позволяющей выскочить из тех самых классово-расово-гендерных ограничений через бесконечную эстетизацию повседневной жизни, то в утопическом порыве конца 1960-х, где мечта о лучшем мире ненадолго сплавила вместе анархизм, психоделическую утопию, освободительные движения гендерного и расового толка — эту смесь Фишер называет «кислотным коммунизмом», так называется его последняя ненаписанная книга, осталось одно предисловие (почему-то кажется, при всем формальном несходстве, что самым идейно близким к позднему Фишеру текстом на русском было нашумевшее эссе Алексея Васильева о Фредди Меркьюри). Понятно, что на российской почве все это воспринимается с известным скепсисом: Колыма — не просто родина нашего страха, но еще и родина страха помыслить современность в хоть сколько-то утопической перспективе, в отдалении сразу видится котлован; и нет ничего проще, чем свести рассуждения автора о повсеместной депрессии к его собственной медицинской карте, но ей богу, подумать о происходящем вокруг в таких терминах — никак не менее интересно, чем снова и снова, по сто восемьдесят седьмому кругу, обсуждать, русский народ, он за Сталина (и это ужасно) или все-таки за Сталина (и это хорошо).
To‘liq o‘qish