Politburo 2.0

@politburo2 Yoqdi 0
Bu sizning kanalingizmi? egalikni tasdiqlang Qo‘shimcha imkoniyatlardan foydalanish uchun

О "Политбюро" Владимира Путина и "Вашингтонском обкоме" Дональда Трампа
Kanal hududi va tili
Rossiya, Rus tili
Kategoriya
Siyosat


Kanalning hududi
Rossiya
Kanal tili
Rus tili
Kategoriya
Siyosat
Indeksga qo‘shilgan
09.05.2017 23:31
20 Jul 2018, 10:48 (335 kun oldin)
Медийная атака на Трампа после его саммита с Путиным в Хельсинки, арест в США консервативной активистки Марии Бутиной, ставящий под вопрос жизнеспособность проекта «народной дипломатии», - отнюдь не единственные инструменты «противодействия российскому влиянию».
В ближайшее время мы столкнемся с системной работой элит в США и странах Евросоюза по давлению на российские медиа путем создания как технических трудностей, так и законодательных барьеров.
Пионером в этом вопросе является Франция. Президент Макрон счел, что во время выборов президента российские СМИ демонстрировали по отношению к нему негативное отношение. Особенно Эммануэля задело вышедшее в российских СМИ интервью депутата Национального Собрания от «Республиканцев» Николя Дюика, в котором тот заявил о поддержке Макрона со стороны гей-лобби.
В результате, после избрания Макрона президентом Франции, «Спутник» был отлучен от Елисейского дворца и рассылок президентской пресс-службы, российским журналистам перестали выдавать пресс-карты.
Внесены в парламент поправки в избирательное законодательство, позволяющие противостоять fake news. При этом инициаторы закона публично ставят знак равенства между fake news и российскими медиа (Sputnik и RT).
Две основные новеллы:
1) возможность в период с трех месяцев до первого тура выборов и вплоть до дня голосования, в рамках ускоренного судопроизводства, блокировать предположительно ложную информацию, которая может повлиять на исход выборов, вплоть до блокирования ее источника (определять фейковость новости будет судья).
2) Высший совет по телерадиовещанию получает право помешать, приостановить или запретить вещание телеканалов, контролируемых «иностранным государством или находящихся под влиянием такого государства».
Законопроект уже прошел через Национальное Собрание и направлен в Сенат.
Почему вопрос настолько остр для французских властей? Дело в том, что, несмотря на введенные жесткие ограничения по работе, «Спутник-Франция» с начала этого года, по их подсчетам, нарастил аудиторию на 60 % . Французская аудитория сегодня обращается к Sputnik за поиском информации о кризисных явлениях и событиях, ибо:
- журналисты Sputnik, находясь в гуще событий и не будучи связанными местной редакционной политикой, снимают то, что их французские коллеги не могут или не хотят снять;
- французские СМИ вообще практически не ведут живых репортажей из кризисных точек, а те немногие, кто ведет, – приезжают под усиленной охраной и толком ничего снять не могут.
Из свежих примеров - трансляцию видео о погромах после мундиаля на страничке Sputnik FR на Facebook посмотрели 1,3 млн зрителей, что на порядок выше обычных показателей.
Тем не менее, шансы на прохождение репрессивного закона во Франции высоки. А дальше такое избирательное ограничение деятельности СМИ может стать прецедентом и для других стран.

@politburo2