Марина Цветаева

@tsvetaevamuseum Yoqadi 0
Bu sizning kanalingizmi? Egaligingizni tasdiqlang qo'shimcha imkoniyatlar uchun

Цитаты и стихи Марины Цветаевой в вашем телефоне. Проект Дома- музея Марины Цветаевой в Москве
Kanal tili va GEOsi
Rossiya, Rus tili


Kanalning GEOsi
Rossiya
Kanal tili
Rus tili
Toifa
Kitoblar
Indeksga qo'shilgan
16.07.2017 14:28
So'nggi yangilash
19.02.2019 03:46
715
obunachilar
~830
1 ta nashr qamrovi
~887
kunlik qamrov
~6
hafta / post
116.1%
ERR %
0.93
tsitatalash indeksi
So'nggi nashlar
Удалённые
С упоминаниями
Repostlar
Предположим, человек трус. Выхода два: или перебороть — или признаться, сначала самому, потом другим. — «Да, я трус». И, если этих других чтишь, объяснить: трус потому-то и потому-то. И все. — Просто?
Есть лучший мир, где все наши умыслы зачтутся, а поступки – отпадут.
Мне ничего не нужно, ни призн, ни славы, ничего кроме твоей головы у себя в руках, какого-то часа ПОКОЯ за всю жизнь, назад и вперед.
Но вот совсем новое слово — любовь. Когда жарко в груди, в самой грудной ямке (всякий знает!) и никому не говоришь — любовь. Мне всегда было жарко в груди, но я не знала, что это — любовь.
Я, по правде сказать, так загнана жизнью, что ничего не чувствую.
Каждый поэт, имей он хоть миллиард читателей — для одного единственного, как каждая женщина — имей она хоть тысячу любовников — для одного.
Ты мне, Борис, нужен как тайное, как неизбывное, как пропасть, как прорва. Чтобы было куда бросать и не слышать дна. (Колодцы в старинных замках. Камень. Раз, два, три, четыре, семь, одиннадцать – –. Есть!) Чтобы было куда любить. Я не могу (ТАК) любить не-поэта. [Мне мало отзыва]
Мы никогда не расстаемся. Наша встреча — чудо. Пишу Вам все это, чтобы Вы не думали о нем, как о чужом. Он — мой самый родной на всю жизнь. Я никогда бы не могла любить кого-нибудь другого, у меня слишком много тоски и протеста. Только при нем я могу жить так, как живу — совершенно свободная.
Каждый день, когда я не писала стихов, и каждый год, когда я не породила ребенка, я чувствую — потерянным.
Как мало потеряных дней.
Как много потерянных лет.
Защитите меня от мира и от самой себя!
Слушайте, как странно: это мои первые, самые первые слова Вам, Вы еще ничего не знаете обо мне, но верьте всему! Клянусь, что каждое мое слово — правда, самая точная.
Сейчас вечер. Целый день я думала о Вас. Какое счастье!
Совершенно изумительное чувство, вроде легкого опьянения. Сразу на десять лет моложе.
Сын мой Георгий родился 1-го февраля 1925 г., в воскресение, в полдень, в снежный вихрь. В самую секунду его рождения на полу возле кровати загорелся спирт, и он предстал во взрыве синего пламени. Sonntags, Mittags и Flammenkind…*

*Воскресный, полдневный и огненный ребенок (нем.)
Вы нас немножко любите — по-хорошему — обращаюсь не к Вашей доброте, а к Вашей высоте: это надежнее.
Отчего так много дурных примет и так мало хороших?
Думаю оставаться в Чехии, пока будут кормить, т. е. наверное еще целый год. Дальше??? — Дальше м. б. С получит место, или я «прославлюсь», сейчас я в ящике без воздуха, не скрываю, это не жизнь, для жизни (без людей) нужна природа, новая природа с голосами, заменяющими людские, — нужна свобода — у меня ни того, ни другого, ни десятого, у меня своя тетрадь.
Увидя на дороге камень — уберите, представьте себе, что это вы бежите и расшибаете себе нос; из сочувствия (хотя бы себе — в другом!) уберите.
До́роги — хлебушек и мука!
Кушаем — дырку от кренделька.
Да, на дороге теперь большой
С коробом — страшно, страшней — с душой!
Тыщи — в кубышку, товар — в камыш…
Ну, а души-то не утаишь!

6 июня 1918
Такой Москвы Вы не знаете, да и я забыла, что она есть! Блеск — звонкость — ломкость.