ᴄʜᴀᴍʙᴇʀ ᴏғ ᴛᴡɪᴛᴛᴇʀ

@yoonmin_bts Yoqadi 0
Bu sizning kanalingizmi? Egaligingizni tasdiqlang qo'shimcha imkoniyatlar uchun

Ваша тайная комната с кофе и булочками у камина. 🍂☕️
Наш уникальный проект: лента вашего твиттера, телеграма, тамблера и вконтакте в одном аккаунте!
Здесь вы найдете:
— новости 🆕
— эстетика 🌙
— развлекательная часть 🌆
— любимые шипперские моменты 🌈
Kanal tili va GEOsi
Rossiya, Rus tili
Toifa
Musiqa


Kanalning GEOsi
Rossiya
Kanal tili
Rus tili
Toifa
Musiqa
Indeksga qo'shilgan
07.11.2017 03:34
So'nggi yangilash
23.02.2019 19:24
768
obunachilar
~181
1 ta nashr qamrovi
~2.4k
kunlik qamrov
~14
kun / post
23.6%
ERR %
3.77
tsitatalash indeksi
Kanalning repost va eslovlari
3434 kanal eslamalari
3 nashrlar eslamalari
83 repostlar
°world of yoonkook°
21 Feb, 06:58
SEVENTEEN_UZB
19 Feb, 22:57
°world of yoonkook°
18 Feb, 16:38
°world of yoonkook°
18 Feb, 16:26
пᴘозᴀк
17 Feb, 19:03
пᴘозᴀк
17 Feb, 19:03
пᴘозᴀк
17 Feb, 19:03
пᴘозᴀк
17 Feb, 19:03
пᴘозᴀк
17 Feb, 19:03
пᴘозᴀк
11 Feb, 03:03
пᴘозᴀк
11 Feb, 02:39
пᴘозᴀк
8 Feb, 11:14
пᴘозᴀк
7 Feb, 17:21
Korean doramas & Kpop
Kpop shop UZB
пᴘозᴀк
30 Jan, 09:08
пᴘозᴀк
30 Jan, 09:08
пᴘозᴀк
28 Jan, 00:53
пᴘозᴀк
28 Jan, 00:53
пᴘозᴀк
28 Jan, 00:53
пᴘозᴀк
28 Jan, 00:53
пᴘозᴀк
28 Jan, 00:53
пᴘозᴀк
28 Jan, 00:53
пᴘозᴀк
27 Jan, 22:13
пᴘозᴀк
27 Jan, 22:13
@yoonmin_bts-ni iqtibos keltiruvchi kanallar
🌿 l ū l l ā b y
20 Feb, 01:25
🌿 l ū l l ā b y
20 Feb, 01:25
🌿 l ū l l ā b y
20 Feb, 01:25
🌿 l ū l l ā b y
20 Feb, 01:25
🌿 l ū l l ā b y
20 Feb, 01:25
-`ur dream home💛
19 Feb, 23:03
23/12
19 Feb, 23:03
SEVENTEEN_UZB
19 Feb, 23:03
°world of yoonkook°
18 Feb, 16:31
°world of yoonkook°
18 Feb, 16:24
🌿 l ū l l ā b y
11 Feb, 01:49
🌿 l ū l l ā b y
11 Feb, 01:49
🌻TAEHYUN🌻 TxT
✨HUENINGKAI✨ TxT
💦TхT💦
🌾BEOMGYU🌾 TxT
🌿 l ū l l ā b y
3 Feb, 20:59
🌿 l ū l l ā b y
3 Feb, 20:59
So'nggi nashlar
Удалённые
С упоминаниями
Repostlar
чимин: это день рождения хоби-хена, так что давайте все спать в его комнате!
намджун: моя комната маленькая, хочу спать в комнате хоби!
*абсолютный хаос*
хося: они все такие милые, я смеюсь из-за них
хося: смеюсь из-за них ;_;
джин: *подбрасывает подушку*
хося: я действительно люблю этих ребят
предлагаю поговорить о любви между этими малышами...
почему я влюбляюсь в юнгуков с каждым днём всё больше,,,,,,,,
юн: сегодня вместе с чонгуком мы собираемся рассказать о нашей любви
чг: *прижимает его ближе*
чг: *пытается поцеловать*
юн: *паникует*

#yoonkook by© aurjeon
добрый день.
поддержать/оценить/прокомментировать работу можно здесь: https://ficbook.net/readfic/7936355 .
{https://music.yandex.ru/users/moss.eliza/playlists/1005}

Огни ночного города, что смешивались в одни сплошные линии, дорога впереди виднелась рябью из-за выхлопных газов, терпкий запах жженой веревки с отзвуком чего-то сладковатого не выветривался из машины даже при открытом окне. Город то сужался, сдавливая по вискам с обеих сторон, то расширялся, забираясь глубоко в глазные яблоки, кружа там вихрем, разводя внутри бедлам и зажигая искры, что виднелись сейчас в карих глазах, цвет коих почти заполонили бездонные зрачки. Дыхание все учащалось, а кураж с невыносимой силой охватывал естество. Хотелось еще, еще, еще…

— Жми на газ, Гугу, давай же, — он так громко и заливисто смеялся, что адресат сего своеобразного приказа подхватил накативший азарт и принялся остервенело вжимать педаль роскошного Mercedes-AMG GT в пол. Водитель закусил губу чуть ли не до боли и резко повернул голову в сторону своего прекрасного спутника, растягивая губы в широкой улыбке и морща нос, из-за чего небольшие складки собрались чуть ниже уголков глаз. Он умело обгонял и подрезал ехавшие впереди машины, коих, к сожалению водителя, было мало из-за позднего времени. Не хватало. Мало, мало, мало. Еще.

Автомобиль мастерски лавировал на поворотах и до оргазма в ушах скрипел шинами.

— Еще!
— Твое слово — закон, Тэхен-и.

Спустя еще пару петель по проезжей части, движение на дорогах значительно оживилось, машин стало больше. Вдалеке показались сверкающие шпили зданий и маяки. На лице водителя блеснул зловещий оскал и тот, высунув язык, размашисто прошелся по своим губам, останавливаясь у уголка и резко пряча. Он приподнял одну бровь и сжал руки на руле, резко давя на педаль газа.
Тэхен потянулся аккуратными тонкими пальчиками к кнопке сверху и открыл небольшой люк машины, запуская еще один сильный поток воздуха. Он подогнул ноги под себя и закрыл глаза, откидываясь на сидение и вытягивая вверх руки.

Под громкие сигналы и черные следы от шин они кое-как добрались до статной одинокой высотки, и Чонгук эффекто вписался в единственное свободное на парковке место, мгновенно сбавляя скорость с 120 до нуля. Бесконечный момент, в который закрывался люк и окна дверей, Чон решил разделить со своим ненаглядным, хватая того за горло футболки и притягивая к себе. Тэхен, заглядевшийся на украшенное софитами небо, вздрогнул, но среагировал под стать времени разгона их недавно купленной малышки (что поделать, этот мальчишка слишком хорошо знает своего Зайчонка). Уловив момент, когда окна закрылись, Чон оторвался от губ Тэхена и вышел из машины. Кажется, он расплавил рядом стоящий рекламный щит своим взглядом [не кажется]. Он неспеша обошел машину, убрав левую руку за спину, правой открыл пассажирскую дверь и выпустил воодушевленного Кима. Тот часто оглядывался и осматривал прелести сверкающего словно очередная красивая побрякушка “большого города”.
Дав старшему проникнуться темной атмосферой яркого города, Чон взял его за руку и повел в сторону больших стеклянных дверей отеля. Подошедшему охраннику Чонугк молча продемонстрировал карту номера и с довольной улыбкой проследовал к лифту. Тем временем Тэхен щелкнул пальцами, переключая в себе режим с “Впечатлительный ребенок” на “Заядлая дорогая блядь” и, гордо вскинув голову, зашагал в ногу с младшим, бросая украдкой ярко-синие искры из-под ресниц в сторону посетителей или работников отеля.
Двери лифта открылись практически сразу; Чонгук, пустив вперед Кима, зашел сам и нажал на полупрозрачную “21”. Дыхание Чонгука учащалось с каждым миллиметром, который они проезжали вместе. Старший, проводя языком внутри и натягивая им то одну, то другую щеку, отпустил руку Чона и переместил ее в карман свободных брюк. Тот, оскалисто усмехнувшись, медленно потянулся рукой к чужой спине и сжал в кулаке футболку, через пару секунд отпуская. Он ведет по позвоночнику указательным и средним пальцем, оставляя розоватые следы — просто неумело говорит о своей злости. Затем его пальцы касаются шеи, все так же царапая нежную кожу, а после оказываются в тэхеновых волосах. Добравшись до своего любимого [не единственного] места, Чонугк распустил ладонь, играя своими пальцами в догонялки на голове старшего. Между ними все еще оставалось это бесконечное расстояние, и ни один не смел позволить себе роскошь одного единственного шага.
Под тихий “дзынь” полупрозрачного с голубой подсветкой лифта, пара как ни в чем не бывало вышла, и Чонгук еле заметно, но все же ускорил шаг. Это, несомненно, заметил Тэхен, который шел немного сзади, любуясь широкими плечами.
Вскоре раздался новый “дзынь”, но на этот раз от замка двери. Чонугк буквально сразу, даже не кидая взгляд на старшего, зашел в ванную комнату, оставляя последнего, вроде бы, немного обиженным, а вроде и с толикой искрящегося интереса.
Пока младшего не было, Тэхен уже успел порыться в соседней тумбочке, раскидав по краям лубрикант, наручники и бесконечное количество презервативов, разбросать аккуратно сложенные в шкафу вещи в поисках заветного портсигара и, так и не найдя нужного, уныло плюхнуться в огромную мягкую кровать.

Услышав, как открывается дверь в ванной, Ким встрепенулся и привстал на кровати, опираясь на локти.

— Гугу! Ты нарядился ради меня? — ранее включенный сучий режим автоматически сменился на “Лапочка-Тэхен”, потому что, о черт возьми, Чонгук выглядел более чем потрясающе.
— Ради тебя я на все готов. Между прочим, я прихватил виноград, шампанское во льду и медвежью шкуру, — Чонугк демонстративно повертел бутылкой и тем самым заставил маленькие кубики льда в ведре характерно позвенеть. Наклонившись к грозди винограда рядом с шампанским, он зубами подцепил ягоду и крайне развязно поддел ее языком, отправляя в рот. При этом Чон ни на секунду не прерывал зрительный контакт с темными глазами, что смотрели на него из-под светлой челки. У Тэхена текли слюнки, и, быть честным, он искренне не понимал, от чего. От сражающего наповал Чон Чонгука в шелковом халате и вырезом до солнечного сплетения, открытыми острыми ключицами и точечной линией челюсти, темными мокрыми волосами и алыми губами или? Подождите, а где еще варианты? Ах, простите, вы, верно ошиблись, ведь Тэхен не видел ровным счетом ничего и никого, кроме Чон Чонгука.

Одно движение. Одно единственное.
Тэхен окончательно отрывается от кровати и садится, расставляя колени в разные стороны. Он чисто и так наивно смотрит в глаза Чонгуку, пока одна за другой расстегиваются пуговицы на рубашке. И не то чтобы он нарывался, просто...

— Гугу, ты разве не скучал?

Чудом бутылка шампанского не разбивается, когда младший кидает все, что было в его руках, на пол, и, словно невероятный хищник, бросается на Тэхена, прижимая всем телом к кровати. Рука его скользит вдоль по излюбленному телу, задирая ткань одежды и проникая под нее. Не долго церемонясь и заостряя на этом свое внимание, Чон со звериным оскалом кладет широкую ладонь на шею старшему, сжимая и не торопясь разжимать, чувствуя, как податливое тело под ним крутится и извивается. Он неотрывно смотрит и размашисто облизывается. Тэхен закатывает глаза и вжимается макушкой в простыни кровати.

— Ты боишься моей любви, но не боишься удушья?
Тэхен сдавленно, но искренне улыбается, одаривая уже слегка помутневшим взглядом прекрасные цвета турецкого кофе глаза. Чонгук резко разжимает пальцы на чужой шее, и Тэхен даже не закашливается — он все еще смотрит на возлюбленного, постепенно восстанавливая дыхание.
Чон прислоняется своим лбом ко лбу старшего и выпускает тонкую струйку воздуха в его губы. Он прикрывает глаза и, открыв, с нежностью смотрит в посветлевшие ацтековски-карие напротив. Еще с секунду он не может оторваться от этих извилистых жилок, но потом все же припадает к приоткрытым искусанным губам Тэхена.
Сладко, сладко, сладко, так сладко. Терпко. Вкусно. На вкус Тэхен был словно медовый пирог, посыпанный сахарной пудрой и молотым орехом. И ощущался он так же. Мягкий, шершавый, в голове Чонгука он был золотисто-коричневым — не зря каждый раз во время прихода образ любимого собирался именно из таких кубиков. Чонгук часто проводил языком по своим губам и, словно кот, блаженно мурлыкал, вылизывая и чужие (родные) губы.
Тэхен же ощущал запах Чонгука. Он пах железом, дешевым кондиционером для белья с ароматом ванили (но на то он и дешевый, чтобы от запаха оставалось одно название), но волосы младшего пахли потрясающе: чем-то древесно-восточным. Тэхен всеми фибрами ловил эти ноты и, кажется, снова задыхался. Задыхался еще сильнее, чем минуты назад. Каждый приход для Кима сопровождался именно этим ароматом и кубиками темно-фиолетового.

Чон касался пахом бедер старшего и невыносимо медленно терся о них. Прикусив тэхенову губу, Чонгук прошептал:

— Ты умрешь за меня? — он сам удивился сказанному, а потому остановился и внимательно посмотрел на Тэхена. Тот удивился не меньше, непонятливо хлопая длинными ресницами и прогоняя в голове вопрос снова и снова.

— Да, — он произнес это чуть громче, чем звучал вопрос, как бы утверждая, беря ответственность за свои действия. Честный и как никогда искренний взгляд подтверждал его интонацию.

— Слишком просто. Будешь ли… — здесь Чон запнулся и, словно совершая над собой колоссальное усилие, продолжил. Продолжил уверенно, строго (по крайней мере, он очень сильно хотел, чтобы так казалось), — будешь ли ты жить для меня?

Тэхен все так же непонимающе смотрел, но, снова прогнав вопрос в голове и пытаясь параллельно проанализировать поведение младшего, повторно дал утвердительный ответ:

— Да.

— Осторожно, никогда не произноси эту клятву, не подумав. Страсть приводит к уступкам, а уступки к подчинению. Ты хочешь этого? — Чон повернул голову вбок и прищурился.

— Хочу.

Знаешь, Чонгук задохнулся.
Знаешь, и это он все время задыхался. Не Тэхен.
Это Чонгук задыхается от его Тэхена.

У Чонгука срывает. Голову? Нет, ее нет на плечах с момента их с Кимом встречи. Нервы? Никогда не располагал подобной ненужной мелочью. Возможно, самообладание? Но, черт возьми, какое самообладание рядом с блядским Ким Тэхеном?
Нет.
У него сорвало крышу. Ну так вот, крышу снесло, мозги, сердце, блять, что еще? Что еще там может быть в этом теле? Да ничего. Ничего не может быть, кроме белого порошка в ноздрях и бесконечной любви. Бескнечной, безумной любви к Тэхену. Просто потому что Чонгук — ничто без Тэхена.

— Скажи это, — он хватает старшего за бедра и снимает с него брюки, чуть ли не срывая, — Скажи это, — он откидывает его челку, чтобы четко видеть эти сводящие с ума глаза, — Скажи это, — он разрывает его белую футболку и хватает с разведенного на тумбочке Тэхеном бардака белый порошок в герметичном пакетике, открывая тот и сооружая дорожку прямо на грудной клетке старшего. Через мгновение золотисто-коричневые кубики яснее дополняли тэхеново тело, а Чонгук тем временем запрокидывал голову назад, улыбался и вертел головой из стороны в сторону. Остатки белого вещества Чонгук просто-напросто слизал, мгновенно ощущая на языке горький металлический вкус.
Ким же не успевал. Не успевал даже вдохнуть, но от горячего языка совсем рядом с чувствительным местом он вздрогнул и тихонько простонал, сжимая ладони в кулаки.
— Проси, — Чон шепчет это тихо-тихо, возможно, чтобы старший и не услышал, чтобы остановил его, чтобы прекратил это блядское безумие, это сумасшествие чистой воды, но он все продолжает, — Проси, проси…

— Прошу, — он выдыхает это тепло. Не горячо — тепло, и Чонгук, верно, очень хочет расплакаться, но-

Золотистые кубики заполоняют все, что он видит перед собой, в то время как зрачок заполняет буквально всю радужку.

— О боже мой, как ты... — с резким выдохом он медленно входит, делая волну всем телом, — Как ты хорош…

***



Они лежали вместе, чувствуя, как покалывает ладони и приятные мурашки то и дело стайками бегают по телу. По груди младшего медленно скатывалась капелька соленого пота, а старший все никак не мог оторвать от нее взгляд.
Ковер вместе с валяющимся бельем промокли от растаявших кубиков льда, шампанское успело остыть и где-то рядом валялись осколки от торшера, что буквально недавно [вечность] стоял на тумбочке. В воздухе снова витал запах жженой веревки и алкоголя, но тот неуловимый сладкий шлейф так и норовил разбавить эту стену.

— Ты сам дьявол?

И тот тихий хриплый баритон Чонгук на всю свою жизнь запомнит.

— Может быть.

[here we get insane together.]

|| by @ntrllbt_egoist
в последнее время это единственное, что меня так веселит.
юнги: официант, почему эта баранина такая жёсткая?
тэхён как официант: все вопросы к барану.
юнги: так, а я с кем сейчас говорю, по вашему?

#taegi by © то, что называют "безнадежностью".
oh, daddy 💦