Синий чулок: книги, поэзия, литература

@bas_bleu Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

Рекомендую книги, автор @lenengradka
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Книги


Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Книги
Добавлен в индекс
20.04.2018 13:49
реклама
Новогодний GiveAway
iPhone 11 Pro и другие ценные призы.
TGAlertsBot
Мониторинг упоминаний ключевых слов в каналах и чатах.
TGStat Bot
Бот для получения статистики каналов не выходя из Telegram
11
подписчиков
~0
охват 1 публикации
~1
дневной охват
N/A
постов в день
N/A
ERR %
0
индекс цитирования
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
“Я иногда читаю стихи. Говорят, что поэты умеют сказать самое... Да. Если о нас напишут стихи и споют песни - значит, нам будет оправдание на века. А про нас уже пишут и поют. Но вот что надо заметить, Артём. Простые люди в русской деревне стихов никогда не читали. Самое главное им объяснял поп - и про Бога, и про Россию, и про царя. Тираж любой книги Блока был - одна тысяча экзкмпляров. А у любого попа три тысячи прихожан в любой деревне. Это сильнее, чем театр! Сейчас есть кино - но поп сильнее, чем кино, потому что кино - молчит, и там всё... на бегу. А поп - он не торопится. И монах вообще не спешит.”

Захар Прилепин “Обитель”.
Читать полностью
В январе на сцене “Гоголь-центра” планируют премьеру по книге Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него»! Режиссер спектакля, Антон Федоров — худрук проекта «Невзрослый театр», ранее актер и режиссер в театре «Около дома Станиславского».

Сам Кирилл Серебряников будет снимать кино про “Петровых”.
В древности символом называли глиняный черепок, связывавший двоих. Когда клялись в дружбе или заключали контракт, черепок разбивали на две части, и каждая сторона брала себе половину, которуб бережно хранили и передавали из поколения в поколение, чтобы соединить со второй половиной, когда жизнь - превратности судьбы или нужда в помощи - этого потребует. Они идеально складывались вместе, что свидетельствовало об общем происхождении. Больше ничего знать и не хотели. Боги были свидетелями, и никто бы не осмелился поставить под сомнение symbolon.
Кристоф Оно-Ди-Био “Сирена”
Читать полностью
«Сравнение и есть кровь стишка, – горячо воскликнул Михаил, затем, когда увидел, что отец Иры поморщился от того, что говорил он слишком громко и услышать их могли не только за столом, убавил звук. – Перекладывание свойств одной вещи на другую, поиск их сходства в самых неожиданных местах. Без этого ни одна шестереночка там с места не сдвинется, пока не найдется какое-нибудь сравнение, ничего не работает. Притом сравнение сравнению рознь, это же не только то, что разделяется словами “будто”, “как”, “словно”, другие вещи есть, которые позволяют вот это вот делать. Ты раньше, может, и не замечал их вовсе, когда читал. И через звук тоже можно сопоставлять предметы. И через положение их в строке. И как только нельзя. Да, вообще, нет для стишка слова “нельзя”, в этом-то прикол их».
Читать полностью
Большое внимание обращала преподавательница, отчего-то, на романиста начала века Александра Блока, она не уставала приводить его как пример того, что делают с людьми несколько вышедших из-под контроля страстей, сконцентрированных в одном теле. Беда Блока, по ее словам, была в том, что он пытался отойти от стихов в наполненные порнографией прозаические вещи, которые были бы очень хороши, если бы не болезненный эротизм и чистая безыдейная литературщина большинства текстов, где видна талантливая, даже порой гениальная попытка переложить наркотические переживания на язык прозы – но, к сожалению, ничего более.

А. Сальников "Опосредованно"
Читать полностью
Лето наступило так рано, что его можно было бы назвать почти весной, поэтому оно оказалось настоящим подарком, и ко всему, что бы ты ни делал, можно было относиться иначе. Стояла пасмурная и очень тихая погода.
Туве Янсон “Дочь скульптора”
Быть знаменитым некрасиво.
Не это подымает ввысь.
Не надо заводить архива,
Над рукописями трястись.

Цель творчества — самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Позорно, ничего не знача,
Быть притчей на устах у всех.

Но надо жить без самозванства,
Так жить, чтобы в конце концов
Привлечь к себе любовь пространства,
Услышать будущего зов.

И надо оставлять пробелы
В судьбе, а не среди бумаг,
Места и главы жизни целой
Отчеркивая на полях.

И окунаться в неизвестность,
И прятать в ней свои шаги,
Как прячется в тумане местность,
Когда в ней не видать ни зги.

Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.

И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица,
Но быть живым, живым и только,
Живым и только до конца.

Борис Пастернак
Читать полностью
Куда ведет лестница Якова?

“”Лестница Якова” - первое мое знакомство с Людмилой Улицкой. Знаю, что она очень популярна среди женщин, ее романы сравнивают с задушевными разговорами с подругой на кухне.
Но здесь мне кажется все немного серьезней.

Это история нескольких поколений семьи Осецких, история в письмах и прозе. История во многом трагическая и автобиографичная. Параллельными линиями идет жизнь Якова Осецкого и его внучки Норы, и пересекутся они только однажды.

Нора узнает семейные тайны, когда прочитает многолетнюю переписку деда Якова и бабушки Марии. Это открытие подтолкнет Нору, читай Людмилу, написать роман о своей семье, осмыслить историческую судьбу России в 20 веке.

Конечно, будет затронут и еврейский вопрос. Метафора “Лестницы Якова” взята из Библии, это лестница из сна Иакова, она соединяет Землю и Небо.

В книге много музыки: Рахманинов, Чайковский. Яков мечтал стать музыкантом. Музыка помогает ему подниматься над земной суетой, ощущать легкость и одухотворенность.

“…музыка мне снится. Сегодня под  утро Второй концерт Чайковского приснился. От первой до последней ноты. Но  выпуклый и более богатый. По музыке я тоскую”.

P.S. Роман достоит вашего внимания.
Читать полностью
Хорошее заключается в той близости каждого из нас к перу и бумаге. Мы с тобой теперь много пишем, это лучший способ самоконтроля, способ поймать слабомелькнувшую мысль. Если целоваться нельзя – остаются все эти самоконтроли, ловля мыслей и другие утешения.
О симметрии В природе нет симм. Природа не  симметрична и не несимметрична: природа вне ее. Симметрия есть только там, где  есть человек, замечающий симметрии. Только человек замечает частный случай разнообразия природы: когда две половинки ему кажутся похожими друг на друга. В природе нет и эстетики. Физика, химия, особенно механика – есть, а эстетики (и еще несколько дисциплин) не существует. Нет и классификации, нет неважного и важного. Все это создает человек.

Л.Улицкая “Лестница Якова”.
Читать полностью
«Петров не мог объяснить это словами. Это было какое-то чувство, что все должно было происходить не так, как есть, что кроме той жизни, которая у него, имеется еще какая-то: это была огромная жизнь, полная совсем другого, неизвестно чего, но это была не яма в гараже, не семейная жизнь, нечто другое, что-то менее бытовое, и несмотря на огромные размеры этой другой жизни, Петров за почти тридцать лет к ней не прикоснулся, потому что не знал как. Петрову иногда казалось, что большую часть времени его мозг окутан чем-то вроде гриппозного бреда с уймой навязчивых мыслей, которые ему вовсе не хотелось думать, но они лезли в голову сами собой, мешая понять что-то более важное, чего он все равно не мог сформулировать».
Читать полностью
«Теперь, сидя в машине с Игорем, он особенно остро почувствовал те руины, в которые обращена была его жизнь, при том что руин не было, была семья, работа, все были относительно счастливы, но Петров видел именно руины, в этот момент он казался себе Сергеем, который, толком еще не начав жить, уже разочаровался в жизни, Петрову тоже хотелось чего-то другого, но, в отличие от Сергея, Петров не знал, чего же ему, собственно, нужно. Он будто вышел из некого тумана, в котором блуждал очень долго, и оказалось, что вот он сидит в своей машине, у него ребенок, жена, какие-то друзья – и все совершенно чужие. Жизнь Петрова будто нарезали на этапы, и вот он находился в конце одного из этих этапов, а ему казалось, что это конец, совсем конец, как смерть. Получалось, что Петров думал, будто он главный персонаж, и вдруг оказалось, что он герой некого ответвления в некоем большом сюжете, гораздо более драматичном и мрачном, чем вся его жизнь».
Читать полностью
«Петров понимал, что сам виноват в этом отношении к себе, потому что кто он, в конце концов, такой? Ни автослесарь, ни художник, ни отец, ни муж, то есть вроде бы и все это вместе, и в то же время не является ничем этим полностью. Он даже вспомнил фразу из Евангелия, которая его каждый раз коробила, когда ее упоминали, про людей, которые не холодны и не горячи, а теплы».
Читать “Петровых в гриппе” мне, здоровому на тот момент человеку, было довольно сложно, пару раз даже бросала, но какая-то сила, неведомая и притягательная заставляла меня возвращаться к книге.
История болезни начинается в 3-ем троллейбусе, в котором простуженный автослесарь Петров возвращается с работы, ему хочется поскорей добраться до своей кровати, принять аспирин и уснуть, но путь его будет длинный и прежде чем он доедет до дома, ему придется сменить ни один вид транспорта.
Так и я долго пробиралась сквозь авторский поток сознания, жадно ловила знаки и ждала развязки. Но не тут-то было. Перевернув последнюю страницу я почувствовала легкое недоумение, разочарование и облегчение, что осилила 400 страниц довольно замысловатого текста.
Однако через пару дней я решила перечитать первую главу, и тогда в моей голове все стало на свои места. Поэтому советую читать Петровых неторопливо и вдумчиво, не спешить за развитием сюжета, и не надеяться на однозначную развязку.
Тогда вы увидите, с какой иронией и мастерством Сальников рассказывает про заурядную (на первый взгляд) жизнь гриппующего семейства из Екатеринбурга, как он щедро описывает казалось бы будничные вещи, смакует детали, постепенно доставая скелеты из шкафа, философски размышляет о жизни и заставляет нас как минимум улыбнуться, узнавая в героях самих себя.
Для тех, кто родился в СССР, будет целая 3 глава, чтобы понастальгировать по советскому детству с дефицитным зеленым горошком, майонезом и бананами, колючими свитерами и шапками, мальчиками в шортах и колготках, женщинами в меховых шапках и серых пальто, новогодними елками в ДК.
В 8 главе Сальников очень хорошо размышляет на тему смысла жизни. Он точно подмечает, что жизнь Петрова уныла из-за того, что он боится показаться кому-то смешным, боится увидеть осуждающий взгляд кондуктора в автобусе, учителя в школе, фармацевта в аптеке, жены на кухне.
Дальше процитирую автора:
“Все стремятся к некоему идеалу жизни, который пытаются достигнуть через определенные маяки, при том что жизнь бушует вокруг этих маяков, совершенно непредсказуемая и неостановимая”.
Читать полностью
та же книга, без всякого бензина и электричества, просто лёжа на столе, имеет почти неисчерпаемый ресурс информативности. Из неё могут черпать знания поколение за поколением, пока книга не рассыплется. Сказанное слово может размножаться в человеческой среде как живое, по сути дела слово - это как квант света, имеет сразу несколько сущностей, только свет может иметь корпускулярную и волновую сущность одновременно, а та же мысль - и связка конкретных молекул в нейронах, а когда ты произносишь свою мысль вслух - это вполне конкретное, измеряемое колебание воздушной среды, мысль, выраженная на бумаге, вообще какая-то невообразимая связка механизма распознавания образов, самих образов и самими образами.
(с) А. Сальников "Петровы в гриппе и вокруг него".
Читать полностью