Гранд-канал

@canal_grande Нравится 0

Венеция в словах, картинках, звуках; глазами, ушами и руками @katya_moro
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Путешествия


Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Путешествия
Добавлен в индекс
31.08.2018 19:01
15 Mar, 20:46 (188 дней назад)
У венецианца (не по рождению, но по выбору сердца) Джорджо Агамбена, находящегося, увы, в группе риска в связи с эпидемией в Италии, тем не менее довольно смелый взгляд на все происходящее. Агамбен ведет колонку в онлайн журнале издательства Quodlibet; прошлый ее выпуск с подачи Европейского журнала психоанализа перевели на английский в рамках материала о высказываниях философов на тему коронавируса, а коллеги из канала PhilosophyToday — уже на русский. Та колонка была написана еще в конце февраля, то есть до введения наиболее радикальных мер и пугающего увеличения числа заболевших и погибших. Тем не менее позиция Агамбена не меняется, он по-прежнему ругает правительство за создание паники и принятие ограничивающих свободу декретов. В последнем высказывании Агамбен сравнивает существующую панику с тем, что происходило во время печально известной чумы в Милане, описанной в «Обрученных» Алессандро Мандзони (кстати, еще один отличный вариант для изоляционного чтения). Тогда искали виноватых в заражении, веря, что есть те, кто намеренно распространяет и «намазывает» на поверхности некий чумной яд ради инфицирования как можно большего количества людей, и это переросло в «охоту на ведьм» с трагичным финалом для очень многих.

«Одно из самых бесчеловечных последствий паники, которую всеми силами пытаются распространить в Италии в связи с так называемой эпидемией коронавируса, скрыто все в той же идее заражения, что лежит в основе исключительных мер, принятых правительством. У идеи, чуждой медицине Гиппократа, был «предшественник» из времен чумных эпидемий, которые между 1500 и 1600 годами опустошили некоторые итальянские города. Речь идет о фигуре untore («мазуна»), описанной Мандзони как в его романе, так и в эссе "История позорной колонны"».

«Еще более печальным, нежели ограничения свободы, подразумеваемые в распоряжениях, на мой взгляд, можно считать вырождение взаимоотношений между людьми. К другому человеку, кем бы он ни был, даже к близкому, нельзя ни приближаться, ни прикасаться, но надо соблюдать дистанцию, которая согласно некоторым должна составлять то ли метр, то ли — судя по последним предложениям так называемых экспертов — 4 метра 50 сантиметров (интересны эти 50 см!). Наш ближний отменен».