Страх и ненависть


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Блоги


Гражданин мира.
Тру стори. Тёр стори. Буду тереть стори.
Иногда шучу. Я не шучу.
Связь:
https://t.me/f_michael


Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Блоги
Статистика
Фильтр публикаций


Ракета «чупинасо» знаменует официальное начало 7-дневного фестиваля. В безоблачном небе растворяется тонкий дымный след. Толпа входит в раш. Все, как один, бешено прыгают в такт звукам гимна, вытянув над головой тысячи красных треугольников. Давка уносит меня от Саввы, в воздух летят бутылки вина, с балконов льются водопады сангрии, оглушительно гремит оркестр, и в ту же минуту одеяния каждого в этой бело-красной феерии бесповоротно меняют цвет на алый. Вся Памплона сливается в диком ритуальном танце, поток которого разливается по брусчатке каждого переулка.
Запрокинув голову, я делаю глоток белого вина, и в этот самый момент ловлю на себе взгляд невысокого длинноволосого мужчины, стоящего в паре метров, также с запрокинутой головой. Его полуторалитровая бутыль сангрии словно осуждает цвет и размер моего напитка. И не спроста. Мы с Саввой переглянулись. Затем осмотрелись вокруг. «Белое, конечно! Какой псих будет пить красное в такую жару?». Черт! Нужно было срочно исправляться.

Мы Пили. Мы вливали в себя вино и сангрию как в последний раз. Мы в них плавали. Мы в них тонули. Мы ими захлебывались. Объединившись с длинноволосым и его женой (они оказались французами), мы, поддавшись течению толпы, плыли по улицам в хаосе танца и музыки. Проплывая под балконами, Савва вздымал вверх руки, и, открыв рот, жадно ловил капли виноградного дождя.
Мы слушаем сердце, а не разум. Мы пьем по приказу сердца. Ровно столько, сколько угодно душе. И, возможно, чуть больше. Но недосып в купе с лошадиной дозой алкоголя заставили ослабшие организмы молить о пощаде. Нужно было срочно поспать. Но где?
Пара французов открыли простую и столь очевидную истину – везде. Все, что было необходимо – это найти место, которое не схоже в нетрезвых испанских глазах с aceos (исп. уборная) или komunak (баск. уборная). Соответственно, выбирая место в центре города, следовало остерегаться деревьев, кустов, заборов, стен, углов и прочих ландшафтных особенностей, таящих неожиданности.
Нам попалась вполне подходящая лужайка, окруженная невысокими кустами. Мы легли подальше от них, практически по центру. Недопитая сангрия расположилась рядом. Как и французы. Ни палящее июльское солнце, ни вопли беснующейся толпы - ничто не могло помешать этой сиесте.

Через пару часов разбитые, но не сломленные, мы снова были в строю. На губах бордовой коркой отпечатался купаж вина и сангрии, а слизистые рта буквально разъедало их кислотой.
— Нужно срочно выпить,— прохрипел Савва, приподнимаясь с остывшего газона.
— Держи, — я, отхлебнув, протянул ему бутылку.
— Да это кипяток! Идем за новой и, чем холоднее, тем лучше. Кстати, сегодня вечером нужно воздержаться от кутежа, завтра в восемь утра мы побежим с быками. Надо бы глянуть маршрут.

Мы пополнили алкогольные запасы и отправились на разведку. Маршрут прогона быков, длинною в километр, начинался чуть в стороне от массовых гуляний, но проходил через центр прямо до арены для корриды, Плаза де Торос де Памплона. В начале мощеной улочки, шириной метров в пять, мы обнаружили загон с двенадцатью боевыми быками, ожидающими завтрашнего энсьерро. Их пронзительный взгляд нагнетал ощущение нименуемой опасности. Словно завтра после школы тебя будут буллить хулиганы.
Я стоял как вкопанный несколько минут, медленно переводя взгляд от глаз неимоверно крупного быка к его рогам, и обратно: «Что-то мне не по себе. Им что, рога специально затачивают?!». Это варварское развлечение, в ходе которого я наивно полагал снять видео в стиле «эй, смотрите все, за мной бегут быки!» резко перестало быть развлечением. Сердце забилось в ускоренном темпе. Переживал я, в общем-то, не зря. Любой местный скажет, что погибнуть, насаженным на рога – не самая приятная смерть. Хоть и зрелищная, спору нет. Особенно не давала покоя мысль, что в ходе забега в толпе нужно работать локтями - люди без раздумья толкнут тебя под быков, лишь бы спастись самим. А la guerre, comme à la guerre! Мой вес и комплекция, в отличие от Саввиного атлетичного телосложения, в один голос говорили: тебе не выжить.


Опасность предприятия заключалась в том, что полотно трассы на протяжении многих километров, освещается лишь бледной луной, а на мостах и возвышенностях отсутствуют любые места для пешеходов и даже обочины. Пытаясь высмотреть в непроглядной тьме свет приближающихся автомобильных фар, мы короткими перебежками перемещались по трассе, дабы не угодить под колеса, а порой, как чертовы альпинисты, продвигались свесившись над склонами, с рюкзаками наперевес, держась за отбойник. Неизвестно, какое расстояние мы преодолели за ночь, но, как и днём, важно было лишь движение в верном направлении.
Начинало светать. Разглядев внизу, с краю от дороги, бетонную плиту с примыкающей к ней трубой, проходящей под трассой насквозь, мы разбили импровизированный лагерь. Оставалось около трех часов сна. Перед тем, как заснуть, я услышал едва уловимый лай своры собак. Савва уже спал, не подозревая, что у нас есть соседи, и казалось, что лай доносится всё ближе и всё громче. Всё ближе. И всё громче. Сердце бешено заколотилось. Несмотря на то, что за всю жизнь меня ни разу не кусала собака, у меня небезосновательно развилась стойкая фобия бродячих собак. Я вглядывался в темноту, и пытался успокоить себя тем, что где-то вдалеке еле-еле виднеется забор, за которым, должно быть, эти собаки охраняют скот. Даже если его там нет, единственным способом заснуть было его придумать. Сомкнуть глаз, пока не стало совсем светло, не получилось. Лай не смолкал ни на минуту, и казался то ближе, то дальше, а то и вовсе сквозняком, пролетающим сквозь трубу. Похоже, затих… Заснуть вышло ненадолго: мой товарищ, с истошным воплем: «Миша! СОБАКИ! Сваливаем!», четко обозначив и причину, и следствие, вскочил и начал упаковывать свой спальник. Машинально я последовал его примеру, но на секунду остановился, чтобы вслушаться вдвоем.
И правда, собаки. Но теперь стало ясно — они там же, где и были в начале ночи.
Зазвонил будильник. С неба упали пара капель. Неужели дождь? В июле испанское небо особенно скупо на влагу.
— Ну, теперь точно сваливаем,— подытожил Савва.
Стоило только собрать свой скарб и вновь выбраться на трассу, как дождь прекратился. Проигнорировав полицейское предупреждение убираться подальше с трассы, мы щедро расставляли лайки попутным автомобилям, пока один из них не подобрал нас до городка Эстелья, всего в 40 километрах от цели. Там, на автовокзале, нам посчастливилось отхватить чуть ли не последние билеты, и вот, автобус вальяжно приближается к Памплоне, до отказа забитый испанцами любых мастей и возрастов, наряженных в соответствии с дресс-кодом Сан-Фермина: белый верх, красный или белый низ и, непременно, красный галстук, завязанный либо по-пионерски, либо вокруг пояса или запястья. Сам дух Сан Фермина витал над головами захмелевших с утра пораньше пассажиров. Он говорил на всех языках мира. Он сеял праздник, выбивая винные пробки. Он пел и был властен над каждым.

Все отели Памплоны забронированы за полгода до, поэтому из экипировки на ближайшие дни оставляем лишь поясные сумки, худи, да спальники. Рюкзаки отправляются в камеру хранения, оборудованную на время фиесты в здании школы какого-то бородатого века.
— Нужно цеплять вина и двигать на главную площадь. Фестиваль начнется в полдень, времени осталось мало. Вон супермаркет за углом, быстрее! – распорядился Савва.
Спортивной ходьбой маневрируя через толпу, мы достигли супермаркета“carefour”, служившего верную службу в путешествиях по Испании путешественникам эконом-класса.
— Белое или Красное? — спросил Савва. Вопросов о сортах у нас никогда не возникало. Тогда для нас был один сорт – дешевое.
— Белое, конечно! Какой псих будет пить красное в такую жару?
На подходе к площади наш путь преградил полицейский кордон: никаких стеклянных бутылок и никаких крышек на пластиковых. Повинуемся и продолжаем продираться в недры толпы.


#Глава_1
Сан-фермин.

К полудню температура явно перевалила за 40, и безжалостное испанское солнце начало испепелять всё, что было вне пределов тени. Это была наша зона комфорта, расчерченная двумя сплошными. Заняв тактически выгодное положение на заправке, в паре километров по трассе от Барселоны, мы мысленно вели обратный отсчет. Оставались ровно сутки, чтобы добраться до населенного пункта, название которого было наспех выведено на листе в руках моего спутника. Не было ни одного водителя, следующего на север, в чье бы окно Савва не протягивал заветную надпись: ПАМПЛОНА.
Европейский автостоп всегда отличался своими особенностями, однако два часа под палящим солнцем, да еще и с страшного похмелья, вызывали некоторую тревогу.
— Я не могу поверить, что ни один из них не едет в нашу сторону! К черту, если я сейчас же не выпью пива, я отброшу коньки прямо на этой заправке.
— Согласен, хватит. Пойдем! — ответил Савва. На его небесно-голубой футболке проступали ручейки пота.
Изможденные, мы, наконец, перебрались в тень и расположились прямо у раздвижных дверей заправки, откуда вырывался освежающий поток воздуха, на контрасте казавшийся ледяным. По пути за следующей парой банок "эстреллы", в дверях я столкнулся с поджарым испанцем, и, чуть замешкавшись, выпалил:
— Куда направляетесь?
— Логроньо.
— Мы едем в Памлону. Если мне не изменяет память, от Логроньо добираться до Памплоны гораздо ближе. Подберете?
— О! Сан-Фермин! Vamos!
Усевшись в машину, поначалу мы пытались обмениваться фразами, беспощадно мешая английский с испанским, но языковой барьер на то и барьер: вино, быки, любимое испанцами "mucho color!" (очень жарко!), да и всё тут. Донести до водителя, что однажды я уже бывал в Логроньо, и, вот уж не думал, что окажусь там снова, у меня не вышло. Пускай. Мы снова были на дороге. Не в ней ли есть сама суть свободы? Вселенная благосклонна к скитальцам, и, чем дальше они от пенат, тем неоспоримей этот факт. Даже обжигающий ветер с проносящихся мимо полей, залетая в открытые окна автомобиля, терял свой пыл и успокаивающе облизывал посмуглевшее лицо. Равномерный гул трассы в сочетании с нескончаемым похмельем сделали своё дело. Веки тотчас стали неподъемными. На пару минут отсрочив неизбежный сон, я поддался сумбуру воспоминаний о последних днях, проведенных в Барселоне.

Интересно, как там Нэл? Наверное, в этот же момент она уже на пути домой, в Бельгию. Очень мило с ее стороны было проводить нас. Да, определенно мило…
Собрать бы все осколки памяти. Как я оказался в Барселоне? Помню только аэропорт. Но как мне удалось вылететь из Амстердама? Точнее, моему телу. Сознание покинуло его еще накануне. До сих пор не могу поверить, что мы притащили тех русских девчонок к нам в хостел. А я же вчера на велосипеде катался. Где я его взял? Или не катался? И какова вообще вероятность того, что их бронь была в этом же хостеле, но на следующий день? Такое вообще бывает? Я не могу поверить. Безумие!

— Савв, какова вероятность… Савв…?

Открыли глаза мы уже в винодельческой Риохе, где в сумерках нас встречала ее столица – Логроньо.
Я наивно полагал, что смогу узнать город спустя пять лет, хотя когда-то он лишь на сутки послужил мне, как и тысячам других паломников, очередным перевалочным пунктом на пути Сантьяго. И если тогда, днём, город встречал радостными возгласами «Buen Camino!» (Счастливого пути! исп.), то на этот раз нас приветствовали лишь захлопывающиеся перед самым носом рольставни магазинчиков и кафе. Кое-как отыскав открытую забегаловку, где на столь поздний ужин были предложены лишь бокалы «эстреллы» да горсть арахиса, мы сели обмозговать дальнейший план. Оставалось 12 часов до начала самой грандиозной фиесты и всего 85 километров пути. План родился моментально - когда, как не сейчас, идеальное время для прогулки прочь из спящего города, прогулки в самую пучину испанской ночи. Спящий Логроньо оставлен позади.


Вы, котята, помнится отказались поддержать мой контент шекелем на бусти и патреоне, поэтому я вынужден вывалить его на вас бесплатно.
Встречайте новую рубрику "Страх и ненависть. Мемуары". Она же — та самая онлайн-книга, которая будет публиковаться здесь.
Собрать всё воедино можно будет по хэштегу "#Глава_номер".


Репост из: Леонардо Ди Ванче
Ребят, мой кореш @f_michael (админ канала @fltlv снова доступен на рынке труда и ищет удаленную работу)

Умеет:
В кошерные тексты, переводы, англоязычный саппорт. Близок с крипте/нфт.

Хотел бы уметь в продакт-менеджемент и готов рассмотреть всякое с нуля.

Легко обучаем, креативен, к лотку приучен.


Я встретил его на выходе из бара. Он, двухметровый и хорошенько пьяный, обнял меня, поднял в воздух, приговаривая "Писатель. Ты писатель!", начал крутиться, раскручивая мое уставшее тело и самолюбие.

Только писателем был Он.

"Миша, я больше не могу. Я больше не могу писать. Ты писатель, Миша. А я нет. Я больше ничего не напишу!"

Только писателем был Он.

Я знаю, ты это читаешь, и знаю, что напишешь.


История о том, как я поймал белку.

Белые пол первого ночи. Поворот с огромного озера в озеро поменьше. Все шесть лошадей в мотора везут нас с неудачной рыбалки в сторону нашего теплого уютного негрони-гестхаус. Ветер развевает кудри моей бороды. Волны шатают лодку.
Посреди пролива плывёт что-то среднее между бутылкой и палкой. "Белка!", — проносится мысль, за озвучивание которой можно угодить в психиатрический диспансер, так как никто и никогда не видел плавающую белку. И особенно, белку плавающую на длинные дистанции. Вы видели? Вот и я нет. Мы переглядываемся, накидывая варианты — палка, бутылка, ну, может и бурундук.

Подплываем прямо к ней — становится очевиден наш пробел в знаниях о водоплавающих грызунах.
Любой человек (хороший человек) с подобными пробелами скажет — белка в воде, белку надо спасать.
Мы были не исключением — спасательная шлюпка перегораживает белке путь и она пытается залезть в лодку, но не может, меняет направление и пытается плыть к ближайшему берегу.
Хочет в лодку — значит ей точно нужна помощь. Я достаю подсак (сачок для рыбы) и вытаскиваю белку. На несколько секунд она замирает, смотрит на меня своими беличьими глазами, в которых читается "здорова, заебал!", пробегает по подсаку, по моей руке, спине и с разбега ныряет обратно и уплывает по своим делам.

Вполне логично после подобной встречи загуглить "нормально ли что белка переплывает озеро".
Ответ был неоднозначен:
Белки отличные пловцы, но если у белки намокнет хвост, то она моментально утонет.
Мы проверили экстренное заседание, в ходе которого выясняли, плыла ли белка после своего прыжка в воду, и да, плыла. Переживаю, но верю, что всё хорошо.

Belka, Kurva! Ja perdole jakie bydło!






Тяжелые времена — это когда НФТ-кроссовки стоят дешевле обычных.


Коты и котессы, вашему покорному слуге сегодня исполняется 31 год. Если в 20 лет ты думал: "К 30 годам заработаю свои миллионы, и вот тогда в компании какой-нибудь миловидной дамы и джек-рассел терьером в охапку поеду на край света жить свою беззаботную жизнь", то в 31 мысли примерно такие:
"Полисорб есть. Минералка есть. Приемлемо."

Конвертировать ваши поздравления в рубли можно по реквизитам 5536913889954430 (Олег Юрьевич Тиньков)

Для самых прогрессивных администрация канала вводит дополнительную опцию "конвертация поздравлений в криптовалюту USDT" по адресу:
0xf589899f0A134cc66bd45Fbe8F6D76ab0C350A4D (polygon, binance smart chain).

Постараюсь меньше шалопутничать и больше писать буквы.
Всех обнял❤️


— Смотри кукурузник летит! Интересно на нём можно спланировать?
— Да. Свои похороны.


Люди — всего лишь перхоть на макушке вселенной.


Не то, чтоб я открыл тут кружок любителей всратого кинематографа, но а может и открыл! Я даже не знаю, с какой стороны подойти к этому испанскому граалю, чтобы дать вам сделать жадный глоток абсурда, безумия, ну и про собак немножечко там...

Если среди вас найдется, хоть один человек, которому этот фильм не понравится, то может найдется и второй, конечно. Но вы просто его посмотрите. Доверьтесь моему безупречному вкусу, котят. Всех обнял и подоткнул одеялко. Приятного просмотра!
https://hd.kinopoisk.ru/?rt=4f7cb4c0bfff575e80e9168b2d691293


Я только что понял, что я — анархо-капиталист.
Кто сталкивался с таким?
Как с этим жить?


Котят, не волнуйтесь, я жив и здоров, просто включил режим сычевания.

Сами знаете почему никаких смехуечков и охуительных историй пока не будет. По крайней мере, до 26 мая, если полечу туда, куда куплен билет.

Последний месяц, что мне несвойственно, по 25 часов в сутки провожу перед компьютером, углубляясь в децентрализованную кроличью нору.
Потом запиваю полученную информацию стопочкой абсента "La Fée", и смотрю фильм, название которого не вспомню на утро.

Собственно, хочу поделиться фильмом, от которого мне до сих пор не по себе, в хорошем смысле. Встречайте: триллер-хоррор-отвал бошки от котёнка Шьямалана - Визит

Ебанёсси. Гляньте перед сном.


Категорически приветствую всех милых дам с канала Граппа-Боя в канале "Страх и ненависть"!

Я люблю шутки, охуительные истории и отсылки к телепередаче "Холостяк". Сегодня Ваш первый день, у Вас есть время освоиться, полистать наверх, почувствовать себя комфортно, расслабиться. Но уже завтра я вручу кому-то из Вас розу, и мы будем вынуждены попрощаться.


Котят, хочу познакомить вас с невымышленным персонажем из истории про ланкийские похождения и не только.

В разное время наши ноги истоптали тропы Сантьяго, наши глотки пытались вместить все напитки от аррака до шираза по эту сторону экватора, а разговоров об искусстве, женщинах и Пути, хватило бы на, как минимум, трех-томные мемуары.

В свете последних событий Grappa-boy релоцировался в телеграм, пополнив наш клуб любителей охуительных историй. В том, что он знает толк в буквах и рифмах, пронизывающих ваши сердца и выворачивающих наизнанку, можете не сомневаться.

Братишка пишет сюда:
t.me/grappaboy


Когда они пришли за Старбаксом — я молчал, потому что не пью кофе.

Когда они пришли за Макдональдсом — я молчал, потому что я тощий.

Когда они пришли за Мастеркард — я молчал, потому что у меня нет денег.

Когда они пришли за Шелл — я молчал, потому что кручу педали.

Когда они пришли за Плейстейшн — я молчал, потому что жизнь — не игрушка.

Когда они пришли за Найк — я молчал, заклеивая подошву своих кроссовок.

Когда они пришли за Покерстарс — вокруг не осталось никого, кто бы сел со мной играть в покер...

Когда они придут за мной — слиха, ани ло медабер русит.


Наступят времена почище
А пока — тошнота, как у Сартра

Мы плачем на пепелище
Надежд на светлое завтра

Я просто не мог заснуть
Стучало бы сердце потише
Но, возможно,
Они
Меня уже ищут

За этот стишок от десятого марта.

Показано 20 последних публикаций.