Канал им. Гоббса

@hobbes_channel Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

Канал об основных трендах политической науки и мысли. Выкладываем обзоры новых книг и статей, следим за крупнейшими международными исследовательскими проектами и блогами известных политологов и философов. Для связи @john_locke_2
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Политика


Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Политика
Добавлен в индекс
12.05.2017 23:12
реклама
Ищешь платёжеспособную аудиторию?
Покупай рекламу на Wow Sale
У тебя розыгрыш или распродажа?
Прорекламь её! Конверсия точно не огорчит
Биржа каналов
Купить канал с доходом от 20 до 200к/мес.
21 929
подписчиков
~0
охват 1 публикации
~329
дневной охват
N/A
постов в день
N/A
ERR %
55.21
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
153 упоминаний канала
33 упоминаний публикаций
378 репостов
Political Science Library
Political Science Library
Alzhanov
Alzhanov
Темник
Bikbov.guru
НЕЗЫГАРЬ
Правый курс
МС-RepostWorld
Political Science Library
кодтерпин
Номенклатура
Караульный
Всем ВЦИОМ!
Ерусалимский
Ерусалимский
кодтерпин
Караульный
Шаталканал
Campaign Insider
Campaign Insider
Political Science Library
Political Science Library
Political Science Library
Political Science Library
кодтерпин
кодтерпин
MaxRepost
Ничего нового
Political Science Library
ИА "Стекломой"
Каналы, которые цитирует @hobbes_channel
ФоРГО
Политджойстик
КСТАТИ
Россия Аграрная
Красный богомол
Россия Аграрная
The Future Society
Номенклатура
Чёрный Рынок ☠️
Дурман
Дурман
Гражданская Оборона
Политология PolitIQ
Liberty Coin
Game Theory/Теория Игр
Russia calls
Πρῶτο Τρανκοβ
Темпаче!
Подосокорский
Холмогоров
ХУНТА
Stuff and Docs
НЕЗЫГАРЬ
Номенклатура
Ghost in Block
Номенклатура
Номенклатура
Без комментариев
Красный Сион
Красный Сион
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Attached file
​​В книге Джина Л. Коэна и Эндрю Арато «гражданское общество и политическая теория» представлен очень интересный срез того, как политическая теория перекликается с современными трактовками процессов, происходящих в гражданском обществе. В частности, обоего интересно обратить внимание на работы Руссо и сопоставить их с современными попытками выстроить прямую демократию.

Акции гражданского неповиновения постепенно становятся перманентной чертой политической жизни многих демократических обществ. Несмотря на формальную незаконность многих из них в рамках современной либеральной теории, на которой базируются современные элитарные представительные демократии, эти акции в целом легитимны.

Примечательно то, что абсолютно нелегитимными эти акции гражданского неповиновения будут именно в случае радикального режима прямой демократии, в поддержку которого протестующие в современных «поти демократических обществах» и выступают. Концепция прямой демократии, которая имеет свои корни в работах Руссо, предполагает тотальную политическую «дедиференциацию». То есть она соединяет политику и мораль через такое понятие как «гражданская добродетель». Таким образом оспаривать коллективный консенсус на основе личной морали более нелегитимно. Это естественно уничтожает не только политическое общество, так как отсутствуют представители, но и гражданское общество, которое существует именно на основе множества инвариантов моральных принципов, вокруг которых объединяются различные группы интересов.

В этих условиях акции гражданского неповиновения всегда будут несправедливы и антидемократичны, так как у них не будет существовать морального базиса, который должен бы был быть отделен от консенсуса. Прямая демократия сохраняет небольшой потенциал для легитимного гражданского неповиновения только в том случае, если она еще пытается опираться на институты, которые всегда кого-то исключают и предполагают различие между источниками легитимности и организации власти.

В свете этих рассуждений можно предположить, что новая эффективная репрессивность, которая сможет преодолеть перманентный политический кризис современных либеральных демократий, лежит именно в перспективе перехода от представительных институтов к новым формам прямой демократии.
Читать полностью
Вышел первый доклад на русском языке о протестах в Гонконге и роли интернета в уличных выступлениях. Центр изучения новых коммуникаций (ЦИНК) выпустил исследование «Цифровая революция в Гонконге» о новых онлайн-инструментах во время массовых протестов летом-осенью 2019 года. Было проведено подробное сравнение эффективности работы властей КНР и оппозиции в сфере интернет-пропаганды, нацеленной на китайскую и мировую аудиторию.

Исследование показало, что демонстрантам удалось добиться информационной победы над китайскими властями как в рамках Гонконга, так и на международной арене. Властям КНР тем не менее удалось удержать за собой симпатии населения материкового Китая, а также части проживающей зарубежом диаспоры. Тем не менее традиционные методы госпропаганды в соцсетях, которые подразумевают массовее использование ботов, показали себя устаревшими.

Существенную роль в координации протеста и сохранении анонимности участников протеста сыграли Telegram, Apple AirDrop, анонимные городские форумы (LIHKG), а также Uber и Tinder. Использование этих средств радикально отличает нынешние протесты от «Революции зонтиков» 2014 года, которая закончилась фактически ничем.

Особый политтехнологический интерес вызывает выявленный авторами доклада паттерн информационного сопровождения протестных мероприятий в Гонконге:

1) Анонимные блогеры выставляют идею на обсуждение общественности на анонимных форумах.

2) Затем сетки Telegram-каналов репостят призывы приходить на намеченную акцию. Подключаются дизайнеры для создания красочных лифлетов.

3) Графики и постеры распространяется при помощи AirDrop, а также размещаются в анкетах для знакомств на Tinder.

4) Публикуется карта проведения акции, на которой через Google Docs участники могут отметить точки, где будут именно они. Это также позволяет подсчитать количество протестующих, а также понять на каких участках избыток, а где людей не хватает.

5) В ходе акции участники загружают фото и видеоматериалы в публичную директорию облачного сервиса Dropbox, откуда их растаскивают администраторы Telegram-каналов, а также соцсети и СМИ. При этом лица протестующих обычно закрашиваются, чтобы их не могла опознать полиция.
«Цифровая» революция в Гонконге. Роль онлайн-инструментов в массовых протестах 2019 г.
Лето и начало осени 2019 г. стали сезоном непрекращающегося протеста для Гонконга. Многомиллионные демонстрации, идущие друг за другом, стали ответом на попытки городских властей начать процедуру правового слияния с материковым Китаем. Обсуждаемый закон, разрешающий экстрадицию преступников в китайские тюрьмы, вызвал массовое возмущение общественности города.Для такого экономически и технологическ...
Читать полностью
Отрадно слышать, что дело Егора Жукова несколько сдвинулось в благоприятным для него направлении и студенту изменили меру пресечения на домашний арест. Очевидно, что сдвиги наметились в первую очередь благодаря четкой позиции академического сообщества и, в частности, ВШЭ, где учится Жуков. Эта ситуация показывает, что силовики готовы учитывать мнение вуза, если оно выражено в такой консолидированной форме.

Будем надеяться, что в дальнейшем администрации вуза удастся добиться и других улучшений условий для Жукова. Всё же защита своих студентов университетом — абсолютно нормальная и здравая мировая практика, которая в России почти не встречается.
Читать полностью
​​Один из главных апологетов либерализма Закария в своей книге «The Future of Freedom» прямо пишет о том, что либерализм как совокупность всего хорошего, в первую очередь с экономической точки зрения, изначально фундаментально несовместим с демократией и демократическими институтами. В первую очередь это связано с тем, что демократические институты не способны обеспечить грамотный контроль рынка и экономических процессов, которые по мере увеличения и усложнения мировой экономики требуют высокопрофессиональных рациональных, а не политических решений.

Поразительно, но Закария имеет в виду не только мажоритарную демократию с властью большинства, но даже доступ меньшинств к принятию решений. По мнению Закарии, демократические институты фундаментально противоречат всеобщему благу, так как они либо приводят к популистским решениям, которые всегда иррациональны как и природа масс, либо обеспечивают неправомерный доступ узких групп интересов, которые естественным образом продавливают решения, выгодные крайне ограниченному кругу лиц, а значит, противоречащие общественному благу.

По мнению Закарии, ключевые институты, способные производить эффективную политику, должны быть полностью выведены из под давления общества и групп интересов. В качестве примера, Закария приводит ФРС США и ЕЦБ, которые смогли обеспечить грамотную монетарную политику на протяжении десятилетий. Самыми неэффективными институтами Закария считает конгресс и европейские легислатуры.

Поразительно, Закария подчеркивает, что демократия особенно опасна для развивающихся стран, так как любой доступ больших или малых групп интересов в этих странах к институтам принятия решений приводит к экономически неоправданным субсидиям для этих групп, а это в свою очередь делает невозможным необходимые реформы. Одним из ярких примеров, социально-экономической недоразвитости Закария считает Индию. И главная причина этих проблем — британское демократическое наследие.

Закария, конечно, открыто не предлагает вариант авторитаризма. Он говорит о «делегировании» важнейших решений в руки политически нейтральных институтов, наподобие Центробанков, полномочия глав которых не должны совпадать с электоральным циклом.

Интересно, что работа «The Future of Freedom» была написана в 2003 году, то есть задолго до европейского политического кризиса и подъема популизма по всему миру. Складывается такое ощущение, что Закария изложил в своей работе концентрат мировоззрения транснационального капитала, который стоит за созданием ЕС и международными усилиями по созданию глобальной системы свободы торговли и открытости границ. Однако Закария не учел, что такая система власти хотя и может теоретически обеспечивать более грамотное управления, но не является долговечной и стабильной, так как постепенно лишается поддержки и легитимности, оставляя за собой в качестве инструментов удержания власти силу в виде контроля за дискурсом.

В то же время, подход к Закарии позволяет полностью переосмыслить потенциальный либеральный западный путь России после транзита власти. Ведь очевидно, что этот путь никакого демократизма не предполагает, так как демократизм в российском случае всегда означает неоправданный доступ групп интересов, неважно широких или узких, к ренте. А это в свою очередь делает невозможными так необходимые реформы и рост экономики.
Читать полностью
Интересная история разворачивается с задержанием студента-политолога ВШЭ Егора Жукова. Жуков - практически идеальная жертва для коллективных "силовиков": оппозиционный активист, координатор толпы на "несанкционированной" акции. К делу явно будет подшита и вброшенная в телеграм информация о его участии в американских образовательных проектах.

Дело Егора Жукова становится отличной возможностью для того, чтобы нанести удар по всей Высшей школе экономики – одному из главных внеправительственных бастионов и без того потрепанных «системных либералов» и одному из немногих оставшихся в стране ВУЗов с относительно высоким уровнем внутренней свободы. Напомним, что последнее время на ВШЭ и ректора Кузьминова оказывалось серьезное информационное давление, сопровождающееся внеплановой проверкой Рособрнадзора.

Есть все основания ожидать, что дело Жукова станет рычагом для дальнейшего давления на руководство вуза и его преподавательский состав. При нынешней конъюнктуре политизация протеста в поддержку студента неизбежно ухудшит как его положение, так и перспективы всей ВШЭ как независимого учебного заведения.
Читать полностью
Социологическое исследование Фонда «Петербургская политика» показывает достаточно высокую декларируемую явку на выборах в Мосгордуму, согласно которому 33,7% опрошенных заявили о точном участии в выборах, а 25,1% заявили о вероятном участии.

Конечно, реальная явка всегда отличится от декларируемой (в меньшую сторону), поэтому обвинять фонд в сознательном искажении социологической картины лишь на основании того, что на прошлых выборах 2014 года явка составила лишь 21,04%, как это сделал политолог Чеснаков в подконтрольном ему канале "Актуальные комментарии", глупо и безосновательно.

Тем не менее даже столь высокая декларируемая явка — это крайне интересный кейс, в котором отчетливо прослеживается возросшее оппозиционное голосование. Кейс этот разительно отличается в первую очередь от попыток оппозиции бойкотировать выборы в ходе нескольких электоральных циклов. Политическая наука в лице Навида Нассанпура предложила достаточно интересное объяснение возросшему желанию оппозиции участвовать в выборах авторитарного государства.

Согласно исследованиям Нассанпура, логика оппозиции в авторитарном государстве при принятии решения относительно участия в выборах нисколько не отличается от логики авторитарного правителя относительно допуска оппозиции: все вертится вокруг вопроса о перераспределении ренты. Если оппозиция видит, что участие в де-факто легитимизирующих авторитарный режим выборах без шанса на реальный успех имеет шансы частично перераспределить ренту в пользу оппозиционных групп, под которыми понимается достаточно узкая когорта людей, не связанных с широкими слоями населения, то оппозиция соглашается играть в игру, предложенную режимом. При этом участие в выборах всегда подразумевает высокую вероятность того, что рента перераспределена не будет и оппозиция просто сыграет наружу режиму, легитимизировав выборы. Режим, в свою очередь, также стоит перед дилеммой. Допуск на выборы создает возможность манипулировать их результатами и упрочить тем самым свою легитимность. Однако манипулирование выборами является «дорогостоящим» мероприятием в различных смыслах этого слова. Причем издержки возрастают тем сильнее, чем выше запросы на перераспределение ренты.

Соответственно, в контексте выборов в Мосгордуму можно предположить, что резкий рост спроса на перераспределение ренты с одной стороны активировал оппозицию, чего не было на предыдущих выборах, но в то же время сделал невозможным для режима допуск оппозиции к выборам, так как издержки «манипулирования» результатами выборов резко возросли.
Читать полностью
Некоторые размышления по крайне занимательной статье Жижека по поводу использования религии для снятия пелены «иллюзорного» и проникновения к «реальному»:

Современные «системы» все меньше строятся на внешнем принуждении и все больше обеспечивают свою власть через производство иллюзий, которые необходимы человеку для поддержания существования желаний. Механизм связи иллюзий и желания объясняет Лакан. Он руководствуется формулой «если бог мертв, то все запрещено» и наоборот, «если бог жив, то все разрешено». В данном случае бог является той самой иллюзией, в случае смерти которой человеку необходим Большой брат, производящий иллюзии, заменяющие бога, чтобы поддерживать существование желаний. Таким образом Большой брат становится естественным и необходимым элементом культуры желаний и их удовлетворения.

«Борьба с системой» в данном случае может быть легитимной лишь в контексте поиска «Реального», нахождение которого должно разрушить принцип жизни в системе, где «если ты не одурачен, то ты ошибаешься». Тем не менее, по мнению Жижека, нет никаких оснований полагать, что Реальное имеет хоть какой-то сущностный статус за пределами символического и фантазийного. По его мнению, наиболее этичным было бы признать, что Реальное есть лишь виртуальная точка отсчета, которая позволяет нам конструировать различные версии реальности. Только это, по его мнению, является единственным способом «избежать необходимости цинично прибегать к сети иллюзий, чтобы поддерживать наши желания». Таким образом, единственной альтернативой Большому брату есть религиозный фундаментализм: «если есть бог, то значит позволено все».
Читать полностью
Репост из: ФоРГО
Сбор подписей для кандидатов. Международная практика

Барьер по сбору подписей широко распространен в европейской политической практике. Так из 47 государств – членов Совета Европы - сбор подписей избирателей в качестве основания регистрации кандидата (списка кандидатов) применяется в 26 странах.

?? Германия

Партии, не представленные в парламенте, должны дополнительно собрать 2000 подписей избирателей данной земли.

?? Италия

Партии должны собрать не менее 1500 и не более 2000 подписей в зависимости от избирательного округа, но не более одного процента от общей численности избирателей в избирательном округе.

?? Польша

Кандидатов в депутаты Сейма и Сенат Польши могут выдвигать комитеты политических партий, комитеты коалиций политических партий, комитеты избирателей, для создания которых необходимо собрать не менее 1000 подписей избирателей. Должны быть собраны подписи не менее 5000 избирателей в поддержку списков кандидатов в депутаты, а на выборах в Сенат — подписи не менее 2000 избирателей в поддержку своего кандидата в сенаторы.

?? Сербия

Каждый список кандидатов в народные депутаты должен содержать подписи минимум 10 тыс. избирателей, поддерживающих данный список кандидатов в народные депутаты. Каждый избиратель своей подписью может поддержать один список, а подпись избирателя должна быть заверена в суде муниципального образования после уплаты соответствующей государственной пошлины, размер которой устанавливается Министерством юстиции страны.

Подробнее на сайте: http://civilfund.ru/publication/150
Читать полностью
Лоббизм может быть инструментом расширения участия, если обеспечен равный доступ групп интересов к политическим институтам: гражданского общества и бизнес-интересов.

В то же время, в условиях системы элитного плюрализма, которая сформировалась в ЕС под давлением неолиберального курса и духа этого наднационального образования, обеспечивает привилегированный доступ к принятию решений в первую очередь ограниченому кругу представительней крупного транснационального бизнеса.

Невозможность равного представительства диффузных и концентрированных интересов в рамках системы элитного плюрализма наиболее ярко дала о себе знать на примере ожидаемого провала переговоров Еврокомиссии, Европарламента и Европейского совета по введению процедуры обязательной регистрации лоббистов за месяц до критических для дальнейшей судьбы ЕС общеевропейских выборов.

Данные переговоры продемонстрировали фундаментальную несовместимость европейских структур с прозрачным лоббизмом. Тем временем эта фундаментальная несовместимость заложена как в основополагающих документах ЕС, где не содержится правового основания для транспарентности лоббизма, так как и в том факте, что большинство стран ЕС принципа транспарентности национального лоббизма не придерживаются: лоббизм в основном не отрегулирован. Даже в Великобритании обязательная регистрация лоббистов — это лишь вывеска. Регистрироваться обязаны лишь консалтинговые компании, специализирующиеся на Public Affairs.

Между тем, отсутствие транспарентного лоббизма — это мощнейший фактор коррупции, а главное, драйвер принятия неэффективных политических и экономических решений. Согласно ряду исследований, в результате непрозрачного лоббизма экономика ЕС теряет сотни миллиардов долларов ежегодно. Не говоря уже об олигополизации рынков, замедлении экономического роста и снижении экономической эффективности.

Кроме того, непрозрачный лоббизм — это один из главных факторов политического кризиса ЕС, так как именно неправомерный доступ узкого круга бизнес-интересов в ущерб интересам гражданского общества существенно подрывает легитимность всей политической системы ЕС.

Учитывая, что после выборов в новый Европарламент, эти институты приостановили переговоры по введению обязательной процедуры регистрации лоббистов, можно заключить, что европейская бюрократия на кризис легитимности отвечает крайне вяло.

Структуры ЕС вновь показали себя как большой неолиберальный проект, призванный обеспечить более эффективный доступ капитала к принятию публичных решений, чем это могут обеспечить национальные институты, которые в большей степени, чем институты ЕС, зависят от общественных настроений и демократически подотчетны.

При этом, интересно, что ЕС в принципе не предполагает выхода за рамки неолиберальной политической матрицы. Те же «антиэлитные партии», которые одержали ряд побед на недавних общеевропейских выборах, также обслуживают интересы крупного бизнеса.
Читать полностью
Интересно, что в условиях кризиса участия и кризиса демократических политических институтов в целом лоббизм перестает рассматриваться как «подрывная» по отношению к демократии практика. Учитывая, что кризис участия связан не столько с низким качеством политических институтов, сколько с ценностными измениями в ряде обществ, члены которых в русле постмодерна разочаровываются в жизни публичной и уходят в жизнь частную, лоббизм остается чуть ли не единственным действенным каналом политического участия. И это несмотря на то, что лоббисткие практики характерны прежде всего для групп интересов, отстаивающих не публичные, но партикуляристкие ценности. В принципе, этот своеобразный партикуляризм лоббизма даже нормативно согласуется с упомянутыми ценностными изменениями и постепенным отмиранием публичной сферы.

Данное преобразование функции лоббизма отмечают как исследователи ЕС, так и США. Компенсаторная функция расширения доступа групп интересов к принятию решений европейскими структурами особенно важна, так как в случае с ЕС проблема легитимности кроется не только в изменении ценностей, но и в институциональном дизайне общеевропейских структур: отсутствие разделения властей и развитой системы партийного соревнования. В силу относительной хрупкости ЕС как политического образования, что было продемонстрировано Brexit и приходом к власти популистов в ряде государств, расширение доступа групп интересов — это разумная альтернатива институциональной демократизации европейских структур.

Американские исследования, в свою очередь, показывают, что сильные и организованные группы интересов являются мощным стимулом политического участиях граждан, без которого невозможна политическая репрезентация. То есть несмотря на то, что организованные группы интересов по факту используют граждан для достижения своих партикуляристких, а не публичных целей, в целом они оказывают позитивное влияние на стабильность политической системы. Своеобразный выбор из двух зол. Учитывая, что членство в группах интересах — это единственный вид политического участия, показывающий рост в США, в отличие от голосования на президентских и парламентских выборах , можно сказать, что лоббизм постепенно становится одним из столпов стабильности американской политической системы, а не разлагающим коррупционным фактором.

https://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/1354068811436036
Читать полностью
Одна из главных проблем российских региональных выборов с точки зрения нормативных проблем легитимности — это низкая явка на них. Феномен этот отнюдь не исключительно российский, но наблюдается по всему миру. Тем не менее, это не отменяет того факта, что для здоровья системы явку эту надо как-то повышать, обеспечивая участие.

Одним из наиболее перспективных методов возвращения популярности избирательных процедур всех уровней является электронное голосование. К примеру, исследование опыта Бразилии демонстрирует, что введение электронного голосования на уровне одного из штатов по вопросу принятия бюджета обеспечило повышение явки на 8,2 %. При этом, необходимо учитывать, что на данных выборах в принципе ожидалась минимальная явка и подобные цифры значительно более весомые, чем кажется на первый взгляд. То есть если взять более крупные и раскрученные избирательные кампании, то введение электронного голосования потенциально может обеспечить большее повышение явки за счет голосования молодежи. Исследования показывают, что явка естественным образом повышается только среди определенных социальных групп: молодые мужчины, активно использующие социальные сети. Поэтому объективно во введении онлайн-голосования будет заинтересованы не все политические силы. В проблеме выборочного повышения явки пока что и кроется основной нормативный препон на пути становления онлайн-голосования целительным средством для спасения современных демократических институтов, которые сталкивают с проблемой снижения "участия". Однако нет сомнения в том, что в дальнейшем воздействие электронного голосования на явку будет менее выборочным, учитывая проникновение поведенческих паттернов активного интернет-пользователя во все более широкие слои населения.

Самым ярким и пока единственным примером успеха введения электронного голосования на сегодняшний день является Эстония, о чем говорится в последнем докладе ЭИСИ. Причем голосовать с компьютера из любой точки мира граждане этой прибалтийской страны могут аж с 2005 года. Примечательно, что в рамках эстонской системы избиратели могут голосовать досрочно, обладая при этом правом меня свой выбор неограниченное количество раз. Это позволяет нивелировать такую угрозу целостности выборов, как давление на избирателей. Однако надо отметить, что опыт Эстонии не позволяет говорить о значительном росте явки благодаря введению интернет-голосования. Начиная с 2005 года она практически не изменилась. Однако процедура выборов стала значительно дешевле. Тем не менее не стоит экстраполировать неудачу с повышением явки в Эстонии на другие страны. Страновых данных пока еще слишком мало для однозначных утверждений.

Электронное голосование приходит и в Россию — вчера Госдума поддержала в первом чтении законопроект о введении электронных форм голосования. В частности, новый способ голосования впервые используют на грядущих выборах в Мосгордуму. По всей видимости, Москва станет полигоном для практик, которые затем будут внедрять на федеральном уровне. Особое внимание на данном этапе уделяется безопасности — для ее обеспечение применяется система блокчейн, которая не позволяет осуществлять какие-либо махинации с голосами избирателей.
Attached file
Читать полностью
На фоне нарастания протестных настроений и ухудшения социально-экономических показателей, результаты выборов в регионах становятся все более непредсказуемыми. Логично, что в условиях приближающихся выборов в Мосгордуму у власти появился мощный запрос на более современные и надежные технологии прогнозирования.

Учитывая, что специфика российского политического процесса создает определенные сложности для использования зарубежного опыта в вопросе прогнозирования, огромные надежды возлагаются на новый социологический продукт «Фонда развития гражданского общества» Константина Костина. Разработчики новой прогностической модели отказалась от традиционной ставки на метод опросов, использовав интегрированный подход. Он подразумевает анализ как big data из социальных сетей, так и данные соцопросов, анализ медиа, соцсетей и поисковых запросов по кандидатам. Интересно, что выборы в Мосгордуму будут использоваться в качестве площадки для тестирования данной прогностической модели. На материале московских выборов будет создана универсальная формула сопоставления данных соцопросов, анализа медиа, соцсетей и поисковых запросов по кандидатам, которая позволит точнее предсказывать результаты выборов. Причем каждый месяц до выборов прогноз будет корректироваться.

Отдельно надо отметить, что речь идет не просто об обработке больших данных, но именно о сценарном прогнозировании. То есть большие данные будут накладываться на различные сценарии кампании и интерпретироваться уже отталкиваясь от этого. Ведь кампания может быть референдумная или нет, скандальная или, наоборот, проходить в спокойном русле. То есть единого лекала, по которому можно интерпретировать показатели — не существует. Кроме того, одно неверное высказывание, как показал опыт, может обрушить рейтинг тех же врио несмотря на любые благоприятные большие данные.

Отдельно надо отметить, что снижение прогностического потенциала традиционных социологических методов отмечается не только в России, но и по всему миру. Поэтому все чаще предсказания базируются именно на основе анализа данных социальных сетей.

Со статьей, в которой изложены основные современные инструменты, модели и алгоритмы, использумые для анализа данных социальных сетей с целью прогнозирования избирательных кампаний, ознакомиться можно по ссылке:

https://www.researchgate.net/publication/330353702_Election_Prediction_Using_Big_Data_Analytics-A_Survey
Читать полностью
Attached file
​​Практически у каждого человека, читающие западные СМИ и получающего информацию от политических комментаторов, складывается ощущение, что политический процесс США и ЕС практически полностью движется группами интересов и лоббистами, а не избранными и подотчетными лишь избирателям политиками. Данное представление уже считается чуть ли не прописной истиной. В связи с этим крайне интересно обратить внимание на то, что в отличие от журналистов политическая наука, оперирующая именно количественными научными методами, такого влияния лоббистов и групп интересов на политический процесс США не прослеживает. Большинство исследователей, которые пытались использовать количественные методы для определения влияния групп интересов, пришли к выводу, что их власть иллюзорна. Сказать, что лоббисты способны диктовать свои интересы избранным политикам, нельзя. С этой точки зрения группы интересов никаким особенным влияниям не обладают. Источник их влияния находится в первую очередь в их способности информировать политиков о политических предпочтениях членов этих групп интересов. В том случае, если политики видят серьезный электоральный потенциал в заключении союза с определенной группой интересов, то в этом случае они и начинают лоббировать их определенную повестку. Это, кстати, не нивелирует опасность для демократии со стороны лоббизма, так как эффективно донести информацию до политиков, а также обеспечить поддержку своей позиции электорально привлекательной путем расширения количества сторонников определенной точки зрения способны только те группы интересов, которые обладают достаточной материальной базой.

Если же мы говорим о причинах возникновения столь сильной убежденности во всемогущей власти американских лоббистов, американский исследователь лоббизма Бет Лич (статья Lobbying and Influence в книге) выделяет несколько любопытных причин. Самая главная заключается в том, что обыватели и исследователи фокусируются исключительно на примерах того, когда организованные группы интересов получают результат, которого они добивались, не принимая во внимание гораздо большее число случаев, когда этого не происходило. Также не учитывается, что даже в случае успеха определенной группы интересов, может существовать столь же крупная и материально обеспеченная организованная группа интересов, предпочтения которой прямо противоположны. То есть вклад почти каждой успешная лоббистской кампании в условный общий политический вес нивелируется тем фактом, что другая организованная группа интересов автоматически проигрывает.
Читать полностью
Attached file
​​«The Age of surveillance capitalism» — это важнейшая книга о политическом смысле современного капитализма от Шошаны Зубофф. Ее смело можно ставить на одну полку с «Капиталом в 21 веке» Томаса Пикетти. Книга представляет собой глубочайший анализ политического смысла капитализма больших данных. В частности, очень грамотно развенчивается миф о том, что тотальная слежка — это неизбежная часть экономики больших данных, которая, следовательно, политически легитимна. Зубофф уверенно демонстрирует, что слежка — это вопрос не экономический, а политический.

В частности, она сравнивает завоевание капитализмом недавно открытого пространства больших данных с периодом колонизации, когда европейские державы включали открытые земли в свои империи путем декларации лишь на основе того, что они первыми оказались на этих землях. Технологические кампании декларативным путем зарезервировали за собой право «знать; решать кто знает; решать кто решает кто, знает». Имея в виду знаменитую формулу Фуко «власть-знание», можно однозначно сказать, что территория больших данных — это территория политического конфликта, а не просто часть экономической статистики. Дальше — больше. Учитывая, что современные технологии превращают в оцифрованное знание абсолютно все явления нашей жизни, включая поведение, вещи и различного рода процессы, оказывается, что масштаб территории политического конфликта поистине колоссальный. Причем этот конфликт включает в себя сразу все три политических измерения: конфликт по поводу распределения, проблема управления, проблема власти.
Читать полностью
Attached file
Очень интересные политические аспекты борьбы с изменением климата затронуты социологом Майклом Манном в ряде его работ. Манн указывает на основную дихотомию современного политического устройства: национализм/ глобальная неолиберальная империя в лице США. Он справедливо отмечает, что оба этих политических устройства являются фундаментальным препятствием на пути борьбы с изменением климата и глобальным потеплением. Национализм естественным образом препятствием международному сотрудничеству, без которого невозможно решение глобальных вопросов. В то же время неолиберальная империя структурно противоположна координированным усилиям по следующим причинам.

«Во-первых, с точки зрения неоли­бералов, рынок может решить все проблемы. Незави­симо от того, справедливо ли это суждение в других контекстах или нет, в том, что касается климатических изменений, оно просто ложно. Нынешние рыночные силы нуждаются в жестком регулировании, чтобы не допустить катастрофы. Во-вторых, неолиберализм привел сначала к стагнации, затем к рецессии, вызван­ ной финансовыми факторами, затем проблема суве­ренного долга обернулась дефляцией, а это, вероятно, приведет к дальнейшей рецессии. В этих условиях за­ щитники окружающей среды едва ли могут добиться большого прогресса. Политики прежде всего стремят­ся не допустить сокращения рабочих мест и прибылей. Они не станут финансировать новые проекты в обла­сти альтернативной энергетики, которые могут соз­дать рабочие места или начать приносить прибыль только спустя годы».

Получается, что дело не только в том, что силы, которые были бы структурно заинтересованы в решении проблемы не находятся у власти, но в том, что экономико-социологические структурные условия до сих пор не породили даже потенциальные политические силы, которые могли бы взяться за решение проблемы. Даже социалистические международные системы, которые остаются теоретически возможными, продемонстрировали на примере СССР и Китая, что являются структурно зависимыми от экстенсивного роста и, следовательно, являются даже более опасными для окружающей среды.

Ослабление одного из этих антагонистов условными борцами с изменением климата скорее всего приведут к усилению другого антагониста, который является не меньшим препятствием на пути борьбы с изменением климата. Каких-то причин, по которым человечество должно выбраться из этой политической дихотомии развития не наблюдается. Надежда на новые технологии на данный момента — это химера. Речь идет, во-первых, о недостаточности возобновляемых источников энергии, а во-вторых, о мощных лоббистских группах бизнеса, которые не допустят отказа от невозобновляемых источников энергии и полного перехода на ту же атомную энергетику.

Получается, что единственным способом борьбы с глобальной климатической катастрофой является сокращение населения. Именно эту повестку по факту и призваны отстаивать произведенные неолиберальной империей «зеленые». По факту их повестка — это «гуманный геноцид населения». Более подробный комментарий об идеологическом фундаменте зеленых мы делали ранее.
Читать полностью
Attached file