КнигиВикия

@knigivikiya Нравится 0

Ленивые книжные заметки. Для безумных предложений и любой другой связи: @viktory_0209
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Книги


Написать автору
Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Книги
Добавлен в индекс
30.10.2018 19:02
реклама
TGStat Bot
Бот для получения статистики каналов не выходя из Telegram
SearcheeBot
Ваш гид в мире Telegram-каналов
Telegram Analytics
Подписывайся, чтобы быть в курсе новостей TGStat.
842
подписчиков
~330
охват 1 публикации
~50
дневной охват
~2
постов / нед.
39.2%
ERR %
2.34
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
86 упоминаний канала
7 упоминаний публикаций
8 репостов
Притчи Странника
эрудит
По легенде
Комиксы | STARGEEK
Наморзянке
книжный странник
the TXT
Книжная одиссея
Книжное притяжение
the TXT
Книжное притяжение
Книжное притяжение
О чём думает Совесть
Книжное притяжение
Книгиня про книги
Книжное притяжение
Книжное притяжение
Книжное притяжение
Книжное притяжение
Книгижарь
Брифли
Чай с лимоном
Путь к мечте 🔥
Синие занавески
Книжное притяжение
Книжное притяжение
Нувельваг
Книжное притяжение
Строки пыльных книг
☕️У камина☕️
Какую книгу почитать?
Книжное притяжение
Синие занавески
Брифли
Книжное притяжение
Цитаты из книг
Каналы, которые цитирует @knigivikiya
greenlampbooks
Книгиня про книги
По легенде
Наморзянке
Притчи Странника
эрудит
Комиксы | STARGEEK
Книжный бункер
Говорит МАРШАК
the TXT
Книгиня про книги
Ксения Лурье
Canal du Midi
Стоунер
greenlampbooks
Толще твиттера
Стоунер
Путь к мечте 🔥
Чай с лимоном
Брифли
Синие занавески
Мои книги | Блог
Книгижарь
Армен и Фёдор
Какую книгу почитать?
Строки пыльных книг
☕️У камина☕️
Мои книги | Блог
Синие занавески
Брифли
Мои книги | Блог
книжный странник
Spintongues
Стоунер
RT на русском
Все Свободны
Хемингуэй позвонит
Опыты чтения
Женщина пишет
greenlampbooks
KNIGSOVET
Стоунер
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
КнигиВикия 25 Jul, 12:46
Канье Уэст не Пикассо
Пикассо это я
Канье Уэст не Эдисон
Эдисон это я
Тесла это я
Джей-Зи не Дилан чего‑то там
Дилан всего это я
Я Канье Уэст Канье Уэста
Канье Уэст
Великого фуфлового перехода дерьмовой культурки
Из одного бутика в другой
Я Тесла
Его катушка
Что произвела электричество мягкое как постель
Я Канье Уэст каким считает себя Канье Уэст
Когда сталкивает твою жопу со сцены
Я подлинный Канье Уэст
Больше особо не тусуюсь
Никогда так не делал
Просто возвращаюсь живым с войны
Которой у нас еще не было

Леонард Коэн (перевод Перевод Валерия Нугатова)
Читать полностью
КнигиВикия 25 Jul, 12:46
Надеюсь, бархатом его голоса наслаждаются ангелы, пока мы слушаем Канье
КнигиВикия 21 Jul, 10:16
«Вегетарианка», Хан Ган

#вики_рецензия

В лонг-листе «Ясной Поляны» обязательно должна быть книга про столкновение стихии и цивилизации, номинированный Львом Данилкиным. А еще – корейский роман про то, как кто-то хочет стать деревом. В прошлом году это была «Тайная жизнь растений» Ли Сын У, в этом – скандально известная и букероносная «Вегетарианка» Хан Ган. Мне же снова приходится примерить на себя роль слона в посудной лавке: очевидно, что все эти растительные метафоры корнями уходят в корейскую культуру, но для того, чтобы их расшифровать, нужен блогер поумнее.

С другой стороны, в Корее роман, вроде как, тоже не пользовался особой популярностью и был воспринят как нелепая история одного безумия. Основания для этого, надо сказать, были. Прежде, чем главная героиня Ёнхе решит стать деревом, она откажется от мяса из-за страшного сна, порежет себя ножом на семейном празднике и переспит с мужем сестры, потому что он неплохо рисует цветы.

Говорят, сюжет «Вегетарианки» пришел к Хан Ган после прочтения стихотворения корейского поэта Ли Сана, в котором он говорил: «Я верю, что людям следует быть растениями». Это была реакция на колонизацию Кореи Японией. Героиня Хан Ган тоже погружается в свой внутренний мир и начинает верить, что может жить за счет фотосинтеза, чтобы избежать насилия.

Отказ от мяса становится для нее внешним выражением бунта, попыткой обрести субъектность. До этого муж воспринимал ее как источник вкусной еды, поглаженных рубашек и доступного секса, муж сестры – как сексуальный объект, и даже для сестры, тоже женщины, но встроенной в патриархальный уклад, Ёнхе была всего лишь объектом заботы, а не личностью, способной принимать самостоятельные решения.

В 2016 году «Вегетарианка» получила Международную Букеровскую премию, и с этим был связан небольшой скандал. Оказалось, что ее перевод на английский язык не только содержит массу неточностей (там, вроде как, путают даже руки с ногами), но и стилистически был весьма приукрашен. Впрочем, Хан Ган ничего против не имела. На русский язык роман сначала хотели переводить именно с английского, но в итоге от этой идеи отказались.

Как бы там ни было, книга странная и весьма. Все-таки разница менталитетов дает о себе знать. Но, если вы давно хотели отказаться от мяса, возможно, это то, что нужно.

Например, @kniginya так и пишет для Прочтения, мол, ни рыбы, ни мяса что-то не хочется. Судя по отзывам и оценкам, и сам роман большинство из моих сочтецов оценивает именно так – «ни рыба, ни мясо». Хотя вот вот @greenlampbooks зашло помощнее, правда, со второго раза. Кому все-таки стоит почитать роман и на что он похож – отвечаем в анкетном формате на Майбуке.
Читать полностью
КнигиВикия 19 Jul, 17:54
«Родина», Фернандо Арамбуру

#вики_рецензия

В 2011 году ЭТА (леворадикальная националистическая организация сепаратистов, выступавшая за независимость Страны Басков) отказалась от вооруженной борьбы, а в 2018-м — объявила о самороспуске. Между двумя этими датами, в 2016 году, был опубликован роман Фернандо Арамбуру «Родина», который представляет собой не только увлекательный художественный текст, но и важный социально-исторический документ, подводящий итог многолетнему расколу на севере Испании. По резонансности реакцию на "Родину" можно сравнить с недавно отшумевшими страстями по Зулейхе, которая открывает глаза. И это на НВО ещё не вышла экранизация Арамбуру.

Любая конфронтация в обществе больнее всего бьет по семейным и дружеским связям. Мы сами могли это ощутить (и продолжаем ощущать) совсем недавно. В центе сюжета «Родины» оказываются две женщины из поселка под Сан-Себастьяном (к слову, родным городом Арамбуру). Биттори и Мирен дружили с юности, делились самым сокровенным. Так случилось, что сначала муж Биттори, успешный предприниматель, отказался платить «революционный налог», и против него, чтобы не нажить проблем с ЭТА, ополчились все соседи. А потом сын Мирен вступил в ряды террористов и оказался причастен к убийству бывшего друга семьи.

Арамбуру, миксуя случайные, разрозненные во времени эпизоды из жизни своих героев, постепенно полностью восстанавливает цепь событий. Он анализирует мотивы и порывы каждого члена двух семей, пытаясь понять, каким путем они вышли на финальный отрезок романа. Оказывается, что практически никто из них не интересовался политикой, пока она сама не заинтересовалась ими и не вторглась в мирную жизнь. Несколько выстрелов, раздавшихся дождливым днем, разнесли все, что существовало до. Здесь не будет правых и виноватых. Единственное, что порицается однозначно – это насилие, как со стороны ЭТА, так и со стороны испанского правительства и поощряемых им контрреволюционных «эскадронов смерти» GAL.

Как человек пишущий, Арамбуру предлагает заменить насилие словом. Как человек, родившийся в Стране басков, он ратует за сохранение баскской культуры не путем сепарации, а путем развития прежде всего языка, создания на нем художественных произведений. Эти мысли писатель вкладывает в уста одного из самых симпатичных персонажей, практически лишенного недостатков. Впрочем, и все остальные герои вызывают если даже не понимание, то сострадание, несмотря на совершаемые ими – порой непоправимые – ошибки.

Арамбуру не просто препарирует набор характеров, а, как бы утопично это ни звучало, искренне пытается найти выход и сгладить последствия многолетнего террора. Выход, опять же, может показаться банальным, но все самые простые вещи обычно самые мудрые. Писатель видит спасение в раскаянии и прощении. Да, он пока забывает или намеренно игнорирует то, что процесс должен быть обоюдным, иначе это уже не сработает в нашем чересчур усложнившемся мире, где все виноваты перед всеми. Но когда две уставшие и морально покалеченные женщины на мгновение распахивают объятия, невольно веришь, что все у этих испанцев получится. А может, когда-то получится и у нас.

Маст рид для тех, кто любит испанцев, семейные саги и вообще обстоятельные, неспешные книги с большим количеством симпатичных героев. Впрочем, о чём я. Читать срочно всем-всем-всем!

Если я вас не убедила, то вы всегда можете прочитать, как мы сотоварищи обсуждаем «Родину» на Майбуке, или – как более развернуто рассказываем о ней на Прочтении.
Читать полностью
КнигиВикия 14 May, 10:38
«Молочник», Анна Бернс

#вики_рецензия

Безымянная девушка в безымянном городе, похожем на Белфаст времен активности ИРА, подвергается преследованию безымянного молочника. Безымянная мать в ярости, потому что безымянная дочь пошла по наклонной, безымянный «наверный» бойфренд недоволен охладевшими «наверными» отношениями, безымянные соседки шепчутся, что «сама виновата», вокруг периодически что-то взрывается, кого-то убивают, а героиня ловит панические атаки и никак не может дочитать «Айвенго».

Через поток сознания главной героини Бернс демонстрирует, каково это, жить в патриархальном обществе, к тому же раздираемом национальным конфликтом, где главная движущая сила – страх, а главный порок – способность выделяться. Но прежде всего это важный феминистический текст. Берс много внимания уделяет положению женщин в обществе, тому, как они принимают навязанные роли послушных жен и благонравных католичек, и тому, как легко и непринужденно они готовы при случае сбросить оковы патриархата. Кроме того, Бернс умудрилась опередить волну, поднятую движением #MeToo, и сформулировать и главный критерий харрасмента: если женщине кажется, что ее домогаются, то ей не кажется.

В ходе наших бесконечных яснополянных чтений пытаемся:

на MyBook – сосчитать молочников (а что вы думали, мы все гуманитарии) и вывести формулу Букера (который Бернс получила в 2018 году);

на Прочтении – изучить оттенки закатного неба, историю Северной Ирландии и биографию самой Бернс.
Читать полностью
КнигиВикия 7 May, 19:30
Небольшая подборка небольших книжных каналов. Потому что много не бывает.

@Comic_Library — канал, где можно бесплатно скачать комиксы различных издательств. А если не сможешь найти нужный тебе комикс, то просто напиши в чат, и его добавят!
Библиотека постоянно пополняется!

@god_no_ta — авторский коллектив Большого Проигрывателя теперь и в telegram. Годные рассказы каждый день

@book_store_13 — здесь вы получите книги, которые сделают вас лучше 😉

@pritchabest — Притчи, сказания, мудрые высказывания всех времён и всех народов нашего и потустороннего Мира.

@namorzyanke — невредные советы. Легко и просто о жизни, о книгах, об отношениях.
Обсуждение новостей и книжных новинок.

@thelegendary — авторский канал о самых разнообразных вещах в этом мире. От рассказов о личном опыте и великих людях, до качественных фильмов и книг.
Читать полностью
КнигиВикия 6 May, 16:28
Галина Юзефович пишет на «Медузе», что «Нормальные люди» - роман о любви, которая заканчивается, и это нормально. Проблема в том, что финал у романа открытый, мы не знаем, расстанутся ли герои, и тем более – расстанутся ли они в этот раз навсегда. Это тот редкий случай, когда миллениалы разобрали по кирпичикам понятие «нормальных» отношений и нормы как таковой, но так ничего и не изобрели взамен. Мы действительно не знаем, как теперь правильно и что будет дальше. Знаем только, что мифическая норма – штука гибкая и подвижная, а вариант «все, как у людей» нас не устраивает.
Читать полностью
КнигиВикия 6 May, 16:28
В рунете только и разговоров, что о романе

«Нормальные люди», Салли Руни

#вики_рецензия

Одни называют Руни «Сэлинджером поколения миллениалов», другие утверждают, что «Нормальные люди» - это средненький янг-эдалт с плоскими героями. Истина, как водится, где-то посередине. Я бы сказала, что роман просто хороший, и именно попытка превратить его в великий, вызвала сопротивление. Как ни странно – и у тех людей, которым он, казалось бы, адресован, и у тех, кто очень любит конструировать мемы типа «миллениалы изобрели» (и да, я в курсе, что в половине случаев это одни и те же люди).

У главных героев Марианны и Коннела «всё сложно». В начале романа они учатся в старших классах, мать Коннела трудится домработницей у матери Марианны. При этом Коннел популярен в школе, а Марианна, мягко говоря, не очень. Чтобы не портить репутацию, молодой человек их отношения тщательно скрывает. Потом они поступают в один колледж, где ситуация переворачивается с ног на голову. Теперь Марианна популярна, а Коннел – мягко говоря, не очень. Они начинают встречаться, потом расходятся, но продолжают дружить, заводят романы с другими людьми, пробуют открытые отношения, пробуют «нормальные» отношения, пробуют какое-то идиотское садо-мазо, но в конце каждого этапа взросления все равно притягиваются. Не меняется только одно – молодые люди постоянно что-то скрывают, боятся вербализировать свои чувства и тупо проговорить, что им вообще друг от друга нужно.

Многих раздражают бесконечные метания персонажей и то, что Руни полностью на них сосредоточена. Действительно, роман складывается из коротких вспышек, озаряющих моменты, когда герои в очередной раз сходятся и попеременно анализируют свои чувства. На первый взгляд, кроме этих бесконечных самокопаний, там больше ничего и нет. Но, во-первых, Руни как-то ловко удается, не акцентируясь на второстепенных персонажах, показывать, что герои не живут в вакууме, их поступки, самооценка и те самые находящиеся в центре повествования отношения напрямую зависят от окружающих. И пока Коннел и Марианна стараются соответствовать норме, получается какая-то херня. Потому что вектор социально одобряемого для них постоянно меняется вместе с обстановкой.

Во-вторых, Руни действительно улавливает важную поколенческую особенность: фиксацию на себе, своих мыслях и переживаниях. Поднимите руки те, кто ни разу не саркастировал над бесконечными селфи, твитами о том, как кто-то почесал жопу, и подробными рассказами о работе с психоаналитиком. Тут у нас бушует пандемия, мировое правительство плетет свои гнусные заговоры, все находятся под угрозой чипирования (и еще эти 5G!), а кто-то делает трагедию из сиюминутных переживашек. Раздражает? Однозначно. Присутствует в вас самих? Во мне – определенно. И, кажется, я наконец-то готова признать, что старина Чак, критиковавший поколение «снежинок», идет к черту. Особенно четко осознаешь все это на невесть какой неделе самоизоляции, когда заканчиваются средства защиты от себя самой и ты такая: «Окей, то, что внутри, важнее того, что снаружи. Расслабься, планета не перестанет вращаться без твоих комментариев в фейсбуке. Запомни, если тебе больно, это не глупо».

Собственно, герои Салли Руни и пытаются понять, что же у них внутри и кто они такие. Пока не поняли – не смогли сформулировать запрос на отношения. Пока не сформулировали – не смогли в тех отношениях зафиксироваться. Другое дело, что Руни самой это кажется недостаточным для сюжета полноценного романа. Так «Нормальные люди» постепенно превращаются в странный микс «Маленькой жизни» и «Пятидесяти оттенков серого». Не то чтобы тема домашнего насилия и того, как нанесенная им психотравма определяет последующую жизнь, не важна. Но, пожалуй, она требует иной степени проработки, а роман Салли Руни ничуть не потерял бы, лишись его герои трагичной интересности, а сформулированный в итоге запрос на отношения – черной латексной оболочки.
Читать полностью
КнигиВикия 2 May, 16:14
«Холодная кожа», Альбер Санчес Пиньоль

#яснополянно

Молодой метеоролог устает вести диверсионную деятельность в борьбе за независимость Северной Ирландии и отправляется изучать природу и погоду на б-гом забытый остров в Атлантике. Там он знакомится с социопатичным смотрителем маяка (да, как у Эггерса), подвергается атаке человекообразных лягушек и думает, что лучше бы оставался дома. Потом герой испытывает новый сексуальный опыт и понимает, что все правильно сделал.

Альберт Санчес Пиньоль – каталонский антрополог и писатель, который в 1990-х жил среди пигмеев в Конго, но потом там началась гражданская война, и ему пришлось уехать. Отзвуки гражданской войны и борьбы за независимость до сих пор тревожат и Каталонию. Поэтому кажется далеко не случайным то, что героем «Холодной кожи» Пиньоль делает боевика Ирландской Республиканской Армии, который устает от кровопролития и пытается найти тихое уединенное место вдали от проявлений бессмысленной жестокости. Положение Северной Ирландии, жаждущей выйти из состава Великобритании, прекрасно рифмуется с такими же настроениями в Каталонии.

В России книга выпускалась дважды под разными названиями, но с одним и тем же переводом – Нины Авровой-Раабен. Первый раз в 2006-м в издательстве «Мир книги» - как «В пьянящей тишине», второй - в 2010-м в Corpus’е - как «Холодная кожа». То есть издатели – молодцы и одумались, а вот экранизация 2017-го года (кстати, весьма годная) была локализована у нас как –опять двадцать пять - «Атлантида».

В новом (уже не очень) выпуске наших яснополянных чтений наметился раскол. Очень на этот раз звездным гостям (номинатору Льву Данилкину и приглашенному эксперту Галине Юзефович) роман нравится и видится важным текстом. Нам с ребятами кажется, скорее, проходным и вторичным. Считать ли эффект deja-vue багом или фичей, я бы предложила каждому разобраться самостоятельно. Книга совсем небольшая, динамичная и увлекательная. Секс с лягушками точно не оставит равнодушным никого.

Коротко-анкетно рассказываем про роман на MyBook’е.

Более подробно и при помощи наших приглашенных звезд – на Прочтении.
Читать полностью
КнигиВикия 1 May, 10:38
Ясная Поляна – 2020

Все уже все рассказали, я, как всегда, последняя. Это потому, что у меня сложная и гиперответственная работа, а не потому, что я талантливее всех пинаю баклуши.

Итак, пятеро книжных блогеров второй год подряд объединяются, читают длинный список премии «Ясная Поляна» по иностранной литературе, а потом рассказывают, какие книжки вам тоже необходимы прямо сейчас (а какие – не очень).

В прошлом году нас приютил «Горький», в этом мы располнели на самоизоляции и заняли сразу две площадки (а когда карантин закончится, вы поймете, что власть над миром мы тоже захватили).

Итак, формат первый, анкетный, обосновался на «MyBook». Там мы коротко и слегка перебивая друг друга рассказываем, о чем книга, кому стоит ее читать, «что хотел сказать автор» и чего бы еще найти похожего. Чуть более замороченные вопросы тоже будут. Формат подойдет для нетерпеливых скроллеров.

Для тех, кто считает, что в паре слов о книге не расскажешь, на «Прочтении» будут публиковаться более развернутые обзоры. В этом году, кроме нас самих, о каждом романе расскажет его номинатор, а также привлеченный эксперт – критик, обозреватель, еще один блогер (да, нас много).

Начнем с романа, который, как и наш проект, пошел на второй срок.

«4 3 2 1», Пол Остер

Книга, если очень коротко, про то, как обычный американский мальчишка, родившийся в Нью-Джерси через пару лет после окончания Второй мировой, умудряется прожить целых четыре жизни в 1960-х – пожалуй, лучшей эпохе за все времена.

На «MyBook» мы спорим о том, на что больше похож роман: парк развлечений или Змея Горыныча, рассуждаем, можно ли быть кем-то, кроме себя самого, и рассказываем, как Пол Остер поможет вам пережить самоизоляцию и даже немного сэкономить.

На «Прочтении» вступительное слово берет переводчик Шаши Мартынова, а заключительное – Марина Флерова, автор телеграм-канала @boo_n_k_er. Где-то между ними мы не унимаемся и продолжаем рассказывать, как здорово быть собой, писать автофикшн и при этом конструировать десятки версий тех или иных событий.
Читать полностью
КнигиВикия 30 Apr, 21:41
​​Надо же, как совпало: сегодня родились Джон Бойн, Ларс фон Триер и мой лучший друг. Про последнего писать здесь ничего не буду, хотя мне и хотелось бы. А вот от пары слов про первых двух не удержусь.

«Лестница в небо», Джон Бойн

#вики_рецензия

Морис Свифт – тщеславный молодой человек, мечтающий стать писателем. Он прекрасно владеет словом, но начисто лишен фантазии и не умеет придумывать сюжеты. Жизнь дает ему карт-бланш, когда на Мориса западает пожилой писатель-гей, Эрих Акерман, находящийся в расцвете славы. Он не только вводит смазливого юношу в литературную тусовку, но и доверяет ему страшную историю одного предательства, произошедшую с ним в Берлине во времена гитлеровской Германии. Чужая боль, чужой позор, чужой грех становятся прекрасным материалом для дебютного романа Мориса. А дебютный роман Мориса становится, в свою очередь, гильотиной для карьеры, да и всей жизни Эриха. И это только первая из трех ступеней, по которым предстоит взойти герою.

Бойн создает портрет абсолютного подлеца, который, не колеблясь, кладет чужие жизни на алтарь – вот только чего: искусства или своего честолюбия. И имеет ли мотив какое-то значение, если в результате рождается талантливый роман. Вопросы о природе творчества, которые ставит Бойн, во многом схожи с теми, на которые ищет ответ Триер в своем последнем фильме. И тот, и другой задают их в первую очередь себе, поэтому и книга, и фильм очень личные. Оба используют в качестве инструмента сатиру. Злой, желчный юмор обоих многих заставит поморщиться или вздрогнуть. Оба гиперболизируют сюжеты и выкручивают отвратительность поступков героев на такой максимум, что им становится невозможно сопереживать. Но самое страшное то, что в этом, возможно, и заключается вся суть искусства: брать человеческий материал и лепить из него нечто большее. Если результат сможет пережить автора, остаться в веках – будет ли иметь значение цена, которую заплатили за эту лестницу в небо?
Читать полностью
КнигиВикия 16 Apr, 14:15
Нацбест объявил шорт-лист 2020 года:

- «Земля», Михаил Елизаров
- «Уран», Ольга Погодина-Кузмина
- «Не кормите и не трогайте пеликанов», Андрей Аствацатуров
- «Сияние "Жеможаха"», София Синицкая
- «Пёс», Кирилл Рябов
- «Непостоянные величины», Булат Ханов

Запасаемся попкорном 🍿
КнигиВикия 9 Apr, 16:22
«Я очень тебя хочу», Кэти Акер, Маккензи Уорк

#вики_рецензия

В издательстве «No Kidding Press», специализирующемся на малоизвестных в России, но вообще-то культовых текстах, вышла переписка Кэти Акер и Маккензи Уорка.

Кэти Акер – американская постмодернистка, феминистка, бисексуалка (хотя такое определение ее взбесило бы, как бесило само слово «би»), перфомансистка, панк-поэтесса, поклонница Батая и наследница Берроуза, байкерша и даже – в какой-то момент – стриптизерша. Она писала вызывающие тексты, исследовала свою телесность, практиковала БДСМ и обожала татуировки. На момент встречи с Уорком ей было 48, а через два года Акер умерла от рака.

Маккензи Уорк – писательница и исследовательница медиа австралийского происхождения и левых взглядов, трансгендерная женщина, на момент переписки идентифицировавшая себя как квир-мужчину. В 1995-м Уорк было 34 года.

Не знаю автора аннотации, но она шикарная. Если бы я хотела просто продать книжку дальше по цепочке, остановилась бы на цитате: «Кэти Акер и Маккензи Уорк встретились в 1995 году во время тура Акер по Австралии. Между ними завязался мимолетный роман, а затем - двухнедельная возбужденная переписка. В их имейлах - отблески прозрений, слухов, секса и размышлений о культуре. Итог этих писем - каталог того, как два неординарных писателя соблазняют друг друга сквозь 7500 миль авиапространства, втягивая в дело Альфреда Хичкока, плюшевых зверей, Жоржа Батая, Элвиса Пресли, феноменологию, марксизм, «Секретные материалы», психоанализ и «Книгу Перемен».

У меня как человека текстоцентричного, считающего печатное слово идеальным средством соблазнения и выросшего в условиях постмодернистского беспорядка на такую аннотацию, разумеется, все встало. Но оказалось, что гораздо точнее суть опубликованной переписки сформулировал душеприказчик Акер во вступлении к книге. Он задается вопросом, стоило ли вообще публиковать письма такой степени интимности и говорит, что сама Акер на это никогда не согласилась бы. Знаете, будь я Кэти Акер, тоже постаралась бы избавиться от этих мейлов, потому что «Я тоже тебя хочу» - это нихрена не про забавный вудиалленовский треп интеллектуалов. Это про одиночество, уязвимость и страх открыться другому человеку.

Акер говорит, что ненавидит «блядские игры власти» за пределами постели, но прекрасно осознает, что на них построены любые взаимоотношения. Она сама распределяет верхнюю/нижнюю роли, транслируя неуверенность в собственной желанности, опасаясь нарушить чужие границы, отправляя неловкие запросы «будь моим другом» или «я очень тебя хочу». Уорк не то чтобы не проявляет вообще никакой заинтересованности, но его любопытство – исследовательское, выросшее из возможности изучить феномен Кэти Акер, с текстами которой он был знаком задолго до. Он хочет ее как часть определившей его самого американской культуры, чуждой и одновременно желанной. Но в основном Уорк просто ловко отражает подачи своевременными «я тоже» и «я не хотел, чтобы ты так подумала», очевидно пресекая разгорающуюся в Акер жажду обладания им самим as is.

«Я очень тебя хочу» - текст рваный и фрагментарный. Нужно понимать, что это не роман в письмах, а отчаянная попытка двоих очень разных и очень случайных людей найти понятный обоим язык. Акер и Уорк ищут общий культурный код путем простого перебора, но пересечений находится удручающе мало. Одного слабо возбуждает описание пульсируещего между ног железного коня, другая ничерта не смыслит в медиа, потому как давно от них самоизолировалась. Разговор иногда оживляется за счёт обсуждения Бодрийяра или техник минета, но потом вновь распадается на два едва связанных монолога.

Наблюдать за всем этим местами занимательно, но с учетом явного дисбаланса замещенных ролей – крайне неудобно. Особенно неудобно, зная, что только одна сторона переписки дала согласие на ее публикацию. Необходима решимость (и, как у Акер, сознание, измененное джетлагом, алкоголем и недосыпом), чтобы показать свою слабость одному человеку. Чтобы показать свою слабость всем, нужно быть безумным. Или мертвым.
Читать полностью
КнигиВикия 27 Mar, 16:04
Добью к #бескультурные_новости, экстренный выпуск!

Чёрт его знает, что же нас всех ждёт завтра, понятно только, что у книжной сферы наступила вполне себе очевидная жопа.

Вчера президент альянса независимых книгоблоге… Короче, Галина Юзефович написала пост с хештегом #поддержим_книжников и призывом обращаться к ней маленьким независимым издательствам и прочим книжным организациям и рассказать о себе, своих акциях и вообще о жизни, чтобы мы могли как-то помочь. И понеслось - Галину завалило, а вместе с ней и тех, кто это пытался прочитать.

Знаете, что это значит?

Знаете: если книгоблогеры и вообще все читатели не впишутся за книжные магазины и издательства, то не впишется никто, потому что мало кому понятно, за что сейчас вообще хвататься. Предлагаю хвататься за то, что ближе лежит - а я думаю, у большинства читающих этот пост это - книжка.

Поскольку фб Галины сейчас похож на филиал авито (продам гараж), сгенерю ссылки и себе – все в пост не влезут, но то, где я сама задумала что-то прикупить, запишу, а за остальным – уж извините, но к первоистице, там паролей и явок в три раза больше.

◾️ИЗДАТЕЛИ (с доставкой по РФ):

▫️У Альпины 20% на всё. Мне нужны Наблюдая за китами и самое время прочесть Смерть с небес Плейта про конец света. Самое, блин, время.

▫️У НЛО на часть каталога скидки 20%, а я давно хочу книжку про Платонова и Кроссовки.

▫️У admarginem по промокоду readbooks20 на всё 20%. Мой выбор: «Как художники придумали поп-музыку, а поп-музыка стала искусством» Майка Робертса, а до этого приобрела там же «Гитлер в Вене. Портрет диктатора в юности», а вот сейчас бы этот кирпич самое то взять со скидкой.

▫️У Popcorn Books и Individuum по промокоду STAYATHOME тоже 20% на всё.
Грустно-лирично-сатиричный «Лишь» Грира, новый и, как обещают, очень крутой «Предатель в Северной Корее» Тровика, «Генерал и его семья» Киброва (по версии @levoborin, лучший совруслит из новенького).

◾️КНИЖНЫЕ (с доставкой по РФ):

▫️В Гиперионе скидка 10%.

▫️Ходасевич. Просто Ходасевич.

▫️У Все свободны есть подарочные сертификаты, чтоб было, что дарить друг другу впослевирусье, дешёвая доставка по России, при покупке на сайте от 2000 - промокод на скидку 5% на следующую покупку, а сейчас действует антивирусный промокод на скидку 5% QUARANTINE2020.

▫️Маршаку нужны наши донаты. Детский книжный в Москве хочет не закрыться, но опасность велика (а ещё у них проходят чтения для детей онлайн!)

◾️ДЕТСКОЕ:

▫️У Самоката все с 25% скидкой и многое - с 40% до 70%, доставка до ближайшего пункта СДЭК бесплатно от 1500. По России бесплатно от 2500. Обожаю. Мне, к примеру, очень нужны виммельбухи из этой серии, на них какая-то совсем дикая скидка.

▫️Белая Ворона с офигенным, например, Свеном Нурдквистом, который пишет про Петсона и Финдуса. Мне, к сожалению, уже не три года, но я их ужасно люблю и собираю серию.

▫️У Clever акция в честь (??!) Галины Юзефович: делаете заказ на сумму от 5к. и по промокоду GALINA получаете скидку 50% (???!), бесплатная доставка по РФ. Акция действует до 12 апреля. Клеверских книжек у нас вагон, но как можно не захотеть такой вот виммельбух?

Отдельно: очень люблю магазинчик FriendFunction – они не книжные, я там вообще-то рюкзаки покупаю, но вот полка с книжками от издательства Gestalten, где по промокоду knigizhdut скидка 15%. Давно хочу красочную книжку про оффлайн-магазины (в аннотации пишут, что тут про то, как здорово они переживают второе рождение, КХЕ КХЕ).

До кучи: альянс независимых книгоиздателей опубликовали петицию – можно подписать, не потому, что нужно верить в петиции, а больше даже потому, что шум и привлечение внимания бесполезным быть не может.

Какое-то время назад моя любимая «Полка» запускала флешмоб #мояполка.

Хотелось бы реабилитировать его сейчас - вы же и так знаете, как это работает у поехавших на книжечках: видишь фото книг, рука тянется срочно что-нибудь купить и себе тоже. Что поделать, низменные инстинкты, но они, впрочем, могут быть направлены на мысль, которую наверняка можно найти в великих цитатах пабликов вконтакте: нельзя позволить вирусу убить человека в человеке.
Читать полностью
КнигиВикия 27 Mar, 16:04
Новости с полей, или Как поддержать книжников (спойлер: покупая книжки):
КнигиВикия 15 Mar, 13:21
«Дети мои», Гузель Яхина

#вики_рецензия

«Дети мои!» - так поприветствовала Екатерина II своих новых подданных, призванных для освоения Поволжья. Пришлых за куском земли немецких колонистов, так и не ставших своими, не выучивших русского языка, не принявших православной веры, но основавших поселения с крепкими хозяйствами. Дети эти осиротели вместе с гибелью империи, были лишены нажитого усердным трудом в период коллективизации и раскулачивания, стали разменной монетой в игре двух великих держав, были согнаны с обжитых земель и расселены по Уралу, Сибири и Казахстану.

«Дети мои», - так называл некровных, но родных своих чад Яков Иванович Бах, немой отшельник, бывший шульмейстер в поволжской колонии Гнаденталь. В самые трудные и голодные времена Баху удалось оградить своих подопечных от внешнего мира, спрятать на будто заколдованном хуторе, отделенном от поселения рекой. Но вот собранная им когда-то огромная коллекция гнадентальских поговорок, примет и сказок пропала даром, не переданная в следующие уста. Дети Баха, звонко смеясь, сбежали от отца, предпочтя жизнь в сиротском приюте, казенную одежду и занятия в кружке юных пропагандистов.

С одной стороны, это облеченный в художественную форму рассказ об утрате идентичности поволжскими немцами. С другой – еще одна вариация на тему того, как безжалостно большая история обходится с маленькими людьми и как, несмотря ни на что, человек находит в себе силы жить, а в жизни – смысл. С третьей – пронзительная история о том, как дети отрываются от родителей, удаляются все дальше, постепенно лишая стариков смысла жизни. Не из-за отсутствия любви, не из-за жестокости (хотя дети всегда жестоки), а просто потому что мир так устроен.
Кроме того, «Дети мои» - это сказка в степени ничуть не меньшей, а то и большей, чем роман исторический. Главный герой пишет волшебные истории, и они оживают. Волга становится то границей между обычным миром и фантастическим, а то превращается в некое подобие Стикса. Даже грозный товарищ Сталин, случайно оказавшись пойманным в магические сети Гнаденталя, ощутил странность этого места. Пропорции для него вдруг исказились, а себя он почувствовал настоящим Гулливером в стране лилипутов.

Яхина очень тщательно конструирует пространство своего романа и сама, кажется, кайфует, работая с его языком. Основной рассказчик здесь Бах, он лишь изредка уступает слово другим героям. Вероятно, для большего контраста с его собственной речью, медлительной, перенасыщенной образами, восходящей к высокому немецкому, языку Шиллера и Гете. Ритм и плотность текста поначалу вызывают внутреннее сопротивление. Слишком похоже на игру в старомодный роман, слишком навязчивы некоторые повторяющиеся образы (главный, конечно, смерзшийся комок нерожденных телят), слишком сильно хочется уже понять, зачем тут так долго сказки рассказывают. Потом отпускает. Становится все увлекательнее доставать бесконечные вещи из старых сундуков, наблюдать, как скользит игла по заигранной пластинке, прислушиваться, как медленно обретает дар речи выросшая в безмолвии девочка. Старый хутор доверчиво протягивает свои нехитрые богатства. И когда этот мир рушится, понимаешь, что он уже стал твоим, поэтому тебе удается почувствовать ту самую боль, ради которой только и стоило срастаться с чужой историей в один комок.
Читать полностью
КнигиВикия 10 Mar, 10:38
​​«Город женщин», Элизабет Гилберт

#вики_рецензия

Элизабет Гилберт знакома всем и вся по бестселлеру «Есть, молиться, любить» (который я не читала) и его экранизации с Джулией Робертс и Хавьером Бардемом (которую я смотрела и нежно люблю). Я всегда думала, что «Eat, Pray, Love» - это история про то, как важно находить внутренний дзен, чтобы чувствовать вкус жизни. Но сейчас, кажется, это уже стало историей о том, как выбравшись из одних отношений подготовить себя к новым. Очень, короче говоря, нефеминистично и фаллоцентрично.

«Город женщин» поначалу тоже выглядит романом об этакой дурочке, для которой есть один путь – замуж. Действие начинается в 1940-м, героине на тот момент 19, и ее выгоняют из престижного колледжа в связи с полным отсутствием интереса к образованию. Вивиан Моррис, так зовут девушку, некоторое время страдает от безделья в родительском доме, а потом ее отсылают к тетке. Но не в деревню, глушь, Саратов, а во вполне себе веселый и злачный Нью-Йорк. Да и сама тетушка Пег, руководящая заштатным театриком, далека от пуританской морали. По всей видимости, Вивиан бесила родителей не меньше, чем меня на протяжении доброй половины книги. Другого объяснения тому, как можно было отправить девочку из хорошей семьи пожить с артистками бурлеска и прочей третьсортной богемой, у меня для вас нет.

В Большом яблоке происходит то, что и должно. Героиня кутит напропалую: много пьет, много курит, много занимается сексом со всеми подряд и, что самое опасное, влюбляется в первого попавшегося красавчика, прилично делающего кунилингус. До добра это все, естественно, не доводит. Вивиан вляпывается в неприятную историю, а потом начинается война, и приходится окончательно сбрасывать перья и блестки. Взрослеть, одним словом. Но тут оказывается, что взрослеть и отказываться от внутренней свободы – совсем не одно и то же.

Когда девяностолетняя Вивиан Моррис будет вспоминать свою юность, то нескромно заметит, что она и ее окружение своим образом жизни предвосхитили сексуальную революцию и расцвет феминизма 60-х. Не уверена, что позиция «мне вообще-то всегда было норм» удачно вписывается в современные феминистические тренды (в последнее время позиция «моя хата с краю» не катит, а центризм перестал казаться чем-то разумным), но заряд позитива она точно несет. «Город женщин» - это вообще, если коротко, о том, что счастливее всего живут люди, которым шампанское немного ударило в голову и притупило работу мозга. Сначала они вас бесят, потом вы начинаете им завидовать.
Читать полностью
КнигиВикия 18 Feb, 00:18
P.P.S. Про Кинчева я уже ничего писать не в силах, но, конечно, вот он истинный пример для подражания *тому, как переобуваться в полете*, а не эти ваши никому не известные гуманисты.
КнигиВикия 18 Feb, 00:18
Как заставить меня выйти из анабиоза и расчехлить клавиатуру

10 февраля Приволжский окружной военный суд вынес приговор по делу «Сети». Семь фигурантов получили от 6 до 18 лет колонии. Суть всей этой фантасмагории отлично описала «Новая газета»: «Семь малознакомых между собой антифашистов создали организацию, провели съезд, на котором никого не было, придумали некий устав, который создал человек с фамилией опера ФСБ, с непонятной целью, непонятно когда и непонятно как с одним подброшенным пистолетом на семерых, по словам каких-то секретных уголовников, планировали устроить час «Ч». Их пытали током, чтобы они все признали, потому что в здравом уме такое выдумать невозможно». Еще чуваки играли в страйкбол (на канале НТВ это выглядело так, будто они стреляют по живым мишеням в тренировочном лагере боевиков под Пензой, а след тянется в Украину), помогали животным и бездомным, ну, и справедливости ради, иногда прятали «закладки». Короче говоря, некоторые из ребят были вполне себе проблемными, что ни разу не повод пытать их током и лепить обвинение из говна и палок. Это очевидно.

Очевидно это и для владельцев более десяти (на Вики уже пишут про 13, но я не проверяла) независимых книжных магазинов, среди которых питерские «Все свободны» и «Порядок слов», московские «Маршак» и «Фаланстер», екатеринбургский «Пиотровский» и красноярский «Бакен». Все эти магазины закрылись на один день, 17 февраля, чтобы привлечь внимание к делу «Сети». Сотрудники магазинов в этот день вышли на одиночные пикеты. А, например, петербургские «Подписные издания» закрываться не стали, но приняли решение перечислить дневную зарплату своих сотрудников семьям осужденных.

Сегодня же на «Афише» вышел материал о том, почему вообще книготорговцы приняли такое решение. Почитайте, там много честных и каких-то очень правильных слов о том, что невозможно продавать книги, которые про разумное, доброе, вечно, гуманитарные ценности и вот это вот все, и при этом игнорировать творящийся вокруг беспредел, равнодушно смотреть на то, как попираются права человека, принадлежащие ему от рождения (и, на минуточку, закрепленные в Конституции; впрочем, про Основной закон сейчас пишется своя удивительная история). Это достойно.

Но не для всех очевидно, что это достойно. И вот тут меня бомбануло (ненавижу это слово, но вашу ж мать!) Филипп Ховарт на своем канале пишет: «… сегодняшняя магазинная акция протеста против сшитого белыми нитками политического дела «Сети» – это беззубая ерунда. Потому что, кто там включился в акцию? Правильно, с десяток мельчайших независимых магазинов, которые в хороший день навещает десяток же беззубых-безобидных очкариков. Получилась чисто обозначительная акция, ни на что и никак не влияющая, просто для лайков-шеров в Фейсбуке среди тех же самых интеллектуалов и сочувствующих арестантам писателей-издателей-книготорговцев. Вот если бы по всей стране прикрыли лавочки «Читай-город» или хотя бы наш питерский «Буквоед» забастовал – уже было бы что-то…» Ну, и далее по тексту.

Мой мозг отказывается понимать, как, постукивая пальчиком по клавиатуре и не делая вообще, сука, ничего, можно найти в себе – наглость? глупость? – попрекать тех, кто делает что-то, на что хватает ресурса. И чем попрекать? Тем что ресурса маловато? Тем, что «Порядок слов» не «Буквоед», так пусть сидит и помалкивает? Тем, что лайков в фейсбуке не хватает, оттого и весь движ? Ну, тут я понимаю, слово «совесть» вообще мало кто помнит, поэтому для обоснования поступков оно давно не годится. Но кто бы мне объяснил, как можно мечтать о какой-то массовой реакции общественности, если вот так снисходительно относиться к частным проявлениям протеста. Короче говоря, я так ошалела, что написала в ночи этот пост. Ну, чтобы не одной удивляться человеческим странностям.

А может, вы сегодня не заметили новость про протест книжников – теперь точно знаете все, в том числе то, что книжные люди – вообще самые лучшие.
Читать полностью
КнигиВикия 3 Feb, 21:26
Великий день – объявили длинный список НацБест-2020!

НацБесту в этом году, кстати, уже стукнуло двадцать лет, а это значит, что уже двадцать лет как читатели ежегодно удивляются «кто все эти люди» и «где взять почитать половину текстов», а это мало какая премия так умеет.

Тут правда стоит заметить, что список, конечно, и на самом деле огонь – где бы ещё встретились Полина Дашкова и Захар Прилепин? Издательство АСТ и издательство Подснежник?

В каком списке бы взялась книжка, которую уже издавал в 2014 году «Центрполиграф», но переиздал, судя по всему «Питер»?

В каком бы ещё списке Петербург так элегантно уделал Москву? (но, очевидно, одна непотопляемая редакция оком Саурона.. То есть, хочу сказать, что у одного из кандидатов РЕШ вполне себе весомые шансы этот самый НацБест и взять).

(А помните, кто победил в прошлом году? Всё-всё, молчу).

Кумир молодёжи и ответственый секретарь оргкомитета Вадим Левенталь в 2020 году лиричен:

«За двадцать лет люди перестали читать газеты, Курицын с Гельманом переехали на берега Адриатики, Топоров умер, Путин перестал быть президентом, правда, потом опять стал…»
(…)
«Нацбест» остался старейшей в стране независимой литературной премией с денежным содержанием».
(…)
«…ни один писатель не существует вне общества и эпохи с ее противоречиями. Поэтому каким-то образом такая консервативная вещь как литература — по определению течению времени противостоящая — должна вбирать в себя время с его тревогами и надеждами».

Некоторые в ра.. То есть, в шорт, конечно, не попадут – его объявят 16 апреля, а финал состоится 30 мая.

В списке: книжки про рэперов, хакеров, секретные комбинаты, кладбища, мусорки, масонов, коммуны и даже про крышку рояля:
Читать полностью