Анонимный канал Дмитрия Колезева

@kolezev Нравится 0

Дмитрий Колезев, журналист. Канал о политике, обществе, медиа, истории.
Подробнее: https://bit.ly/2J5sLrC
Реклама: https://bit.ly/2racMnm
Связь: @Kolezev_bot, kolezev@gmail.com
twitter.com/kolezev
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Блоги


Написать автору
Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Блоги
Добавлен в индекс
09.05.2017 23:31
реклама
Telegram Analytics
Подписывайся, чтобы быть в курсе новостей TGStat.
SearcheeBot
Ваш гид в мире Telegram-каналов
TGStat Bot
Бот для получения статистики каналов не выходя из Telegram
23 596
подписчиков
~7.1k
охват 1 публикации
~28.9k
дневной охват
~5
постов / день
29.9%
ERR %
330.1
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
701 упоминаний канала
1278 упоминаний публикаций
4678 репостов
Мониторинг 66
Накипело
Мониторинг 66
ты пидор
Мониторинг 66
Нарышкин
PLUSHEV/ПЛЮЩЕВ
Медиа Морзе
Варакина
СМИныч
Мониторинг 66
БИДЖЕВ М.И.
Мониторинг 66
СМИныч
Мониторинг 66
Мониторинг 66
Упорный край
ЭКОСИЛА50
Мониторинг 66
Мониторинг 66
Мониторинг 66
Койрах онлайн
Мониторинг 66
Мониторинг 66
Мониторинг 66
Мюсли Лаврова
Мониторинг 66
Выборный
Мониторинг 66
Мониторинг 66
Каналы, которые цитирует @kolezev
RT на русском
Znak.com
Znak Екатеринбург
Чайный Клуб
Znak.com
ItsMyCity
Znak.com
ItsMyCity
ItsMyCity
RT на русском
Znak.com
Znak.com
Да, Сковорода
Смирнов
Znak.com
Znak.com
Baza
РИА Новости
Znak.com
Znak Екатеринбург
Baza
Медуза — LIVE
Znak Екатеринбург
IT и СОРМ
Leonid Volkov
Экономика
Znak.com
Znak.com
ВЫ СЛУШАЛИ МАЯК
КАШИН
Znak.com
LIFE SHOT
Znak.com
Znak Екатеринбург
Kadyrov_95
Znak.com
Znak.com
Znak.com
Нестерова.fm
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Вольно историческое общество и «Левада-центр» опросили российских историков по поводу преобладающих интересов, видения проблем и отношений с властью.

67% историков считают, что история — это наука, которая не имеет других целей, кроме установления истины (и меня лично это радует).
26% считают, что история должна служить делу воспитания гражданина (с этой точкой зрения я тоже могу согласиться, особенно если мы говорим о преподавании истории, распространении исторических знаний).
Лишь 5% считают, что история служит оружием в политической борьбе, внутренней или внешней (с этим я не согласен и рад, что так считает меньшинство историков).

44% считают, что государство в принципе не должно проводить никакой исторической политики, 38% — что должно.

Среди аргументов за проведение такой политики есть такие: «Должна вестись пропаганда истинных исторических знаний», «Государство не может её не проводить, но оно не должно быть единственным актором в данной сфере», «Оно делает это в любом случае. А что-либо делать лучше осознанно», «Государство должно бороться с попытками фальсификации отечественной истории, это составная часть идеологической войны, которую нам навязали» и т.д.

Среди аргументов против проведения государственной исторической политики: «Потому что оно делает это грубо и бестолково, и в этом сфере постоянно доминируют непрофессионалы», «История не должна служить», «Наука должна быть в стороне от политики», «Не дай Бог нашему государству, в его нынешнем состоянии, проводить «историческую» политику. Когда государство будет уважать наши гражданские права и свободы, к этому вопросу можно будет вернуться», «Такая политика существенно ограничит свободу научных исследований» и т.п.

В «Левада-центре» констатируют, что «Деятельное и сплоченное историческое сообщество в России потенциально возможно, но формирование его не завершено».
Читать полностью
«В 'https://t.me/rt_russian/26655?single' rel='nofollow'>распоряжении RT оказалось постановление об аресте Литреева» — на самом деле, просто адвокат Литреева Алексей Бушмаков выложил его в Facebook еще вчера.
Евгений Ройзман тут в шаге от того, чтобы поссориться с частью прогрессивной общественности из-за дела Литреева. Позиция Ройзмана традиционна: «наркотики говно». Позиция молодой общественности — «говно — это сажать наркопотребителей».

Надо понимать, что взгляд Ройзмана на наркотики сформировался в начале 1990-х годов в Екатеринбурге, когда героиновая зависимость была по сути эпидемией, трагедией для множества семьей, серьезным фактором риска для всего общества. На улице могли избить, ограбить или даже убить, чтобы заработать на дозу. А так как героиновыми наркоманами часто оказывались те, кто также употреблял и легкие наркотики, у Ройзмана сформировалась идея, что все, кто употребляет запрещенные вещества, рано или поздно станут наркоманами — даже не больными людьми, а преступниками.

Ройзман сделал борьбу с наркотиками фактически главным делом своей жизни, так что это отношение в нем зацементировалось. «Пожалуйста, не считайте наркоманов больными людьми. Наркоман - это преступник. Вся уличная преступность держится на наркомании. А потом, где и кто видел такую болезнь, при которой надо предавать, воровать, убивать для того, чтобы самому кайфовать? Это не болезнь. Всё». — Цитата из выступления Ройзмана в Госдуме.

Это отношение понятно и обосновано биографией, эпохой. В конце концов, мы все дети той культуры, которая нас воспитала. Однако есть как минимум три пункта, по которым позиция Ройзмана кажется, мягко говоря, не современной. Во-первых, общество достаточно повзрослело и продвинулось, чтобы отказаться от навешивания ярлыков и стигматизации кого бы то ни было, а также более-менее пришло к идее, что права есть у всех, в том числе у наркоманов и преступников (тем более, наше государство, являющееся основным нарушителем прав, может объявить преступником кого угодно).

Во-вторых, существуют разные виды наркотиков. Одни вызывают тяжелую зависимость, пагубные медицинские и социальные последствия. Другие куда менее вредны, зачастую не вызывают привыкания вовсе, сравнительно безопасны для здоровья и не наносят серьезного вреда обществу. Государство не делает различия между этими группами, одним махом записывая все в «запрещенные вещества», причем это чисто административное решение. Сто раз говорилось, что тяжелый и крайне опасный наркотик этанол не в этом списке, а куда более безобидные вещества находятся в нем.

Что касается «легких» веществ, то, действительно, с моей точки зрения главной бедой тут являются именно жесткие действия государства, потому как поломанные судьбы и жизни случаются прежде всего не из-за употребления, а из-за арестов (вот как с Литреевым).

В-третьих, появился опыт развитых западных стран по легализации легких наркотиков, который показывает, что этот способ улучшения ситуации работает лучше жестких запретов. Задача ведь не запретить, а минимизировать зло.

В свое время Ройзман пересмотрел свое отношение к гомосексуалам, его фонд стал помогать ЛГБТ-центру в Екатеринбурге. Я не знаю, способен ли Ройзман пересмотреть свое отношение к легким наркотикам и их потребителям, но думаю, что если он этого не сделает, разрыв в миропонимании между ним и более молодой аудиторией будет расти.

Я при этом тоже считаю, что и в легких наркотиках нет ничего хорошего. Лучше бы их никому не употреблять. Но в мире вообще есть много вещей, которые делают его неидеальным. Бороться за улучшение мира — это здорово, но иногда нужно взглянуть на ситуацию со стороны и понять: не наносит ли твоя борьба больше вреда, чем само по себе это явление.
Читать полностью
Навскидку на Kremlin.ru находится 581 случай употребления аббревиатуры РФ в совершенно официальном контексте. По мнению администрации Санкт-Петербурга, каждый раз в этом случае речь идёт о чём-то неведомом https://t.me/znakcom/23263
Адвокаты осужденных по делу «Сети» собираются выступить с заявлением по поводу публикации «Медузы». Один из них сказал, что знает Илью, который был источником «Медузы» в статье об убийстве, и считает того провокатором силовиков.
ВОЗ заявила об угрозе стигматизации «определенных популяций» людей в связи со вспышкой коронавируса. Сообщается о большом количестве случаев дискриминации в разных частях мира.

При этом во Всемирной организации здравоохранения считают, что стигматизация мало того что неэтична — она также может ухудшить эпидемиологическую обстановку, так как побуждает людей скрывать болезнь и избегать обращения к врачу.

Правительства, граждан, медиа и религиозных лидеров призывают бороться со стигматизацией и объяснять людям опасность этого явления.

Среди прочего рекомендуется больше рассказывать о людях, которые выздоровели после болезни, а в сообщениях о заболевших давать информацию о людях различной расы.
Читать полностью
Так выглядит аудитория факультета журналистики в Emerson College в Бостоне.
Интересный текст в «Огоньке» о важной проблеме: в какие суммы российские суды оценивают потерю жизни и здоровья. Если вы потеряете руку или ногу, компенсация составит 70-80 тысяч рублей, а за потерю жизни родственникам могут выплатить около 150 тысяч — чуть дороже навороченного «айфона» последней модели. Бывают, конечно, исключения (рекордом стало присуждение 15 млн матери, чей ребенок родился инвалидом и умер через два года из-за врачебной ошибки), но в среднем цифры таковы. Для бедно живущих людей и такие деньги — большая сумма. Юристы жалуются, что критериев, по которым определяются суммы компенсаций, нет. Крупные компенсации нужны в том числе для того, чтобы государственные и частные организации лучше заботились о безопасности и качестве своих услуг.
Читать полностью
Не перестану удивляться тому факту, что человека с двумя таблетками экстази государство считает опасным элементом, которого нужно упрятать в СИЗО, а человека с двумя бутылками водки — добропорядочным гражданином. Бед от двух бутылок водки явно не меньше (а, скорее, наоборот) — и для их покупателя, и для окружающих.

(Призываю не употреблять ни то, ни другое!)
Литреев признал вину в покупке наркотиков (две таблетки экстази), но все равно СИЗО. https://t.me/znak_ekb/5218
Впечатлился, что в штате Массачусетс по закону нужно устраивать публичные слушания, если ты хочешь что-нибудь сделать с каждым деревом: не только срубить его, но и просто обрезать ветки. Причем информация о проведении слушаний должна быть помещена в том числе прямо на дерево, чтобы все, кто мимо него ходит, знали об этом. Правда, штраф за нарушение сравнительно небольшой — в пределах $500.
Репост из: Чайный Клуб
Друзья! Это действительно очень важно. И очень срочно. К утру 24 февраля арестованному Саше Литрееву требуется в наём квартира от собственника в Екатеринбурге. Если есть варианты - пишите в личку адвокату Аркадию Чаплыгину: @ArkChaplygin
Нацгвардия РФ — 340 000 (23 росгвардейца на 10 тысяч населения)
Нацгвардия США — 450 100 (13 нацгвардейцев на 10 тысяч населения)
В Екатеринбурге задержан Александр Литреев — это, помимо прочего, человек, который делал сервиса для деанона силовиков "Русский слон". Проект этот по понятным причинам сильно не нравился правоохранителям. Задержали якобы c небольшим весом экстази https://t.me/znakcom/23215
Znak.com
В Екатеринбурге задержан создатель приложения для задержанных на митингах «Красная кнопка» Александр Литреев. Об этом сообщает «Медиазона» со ссылкой на адвоката Алексея Бушмакова. По данным защитника, Литрееву вменяют часть 1 статьи 228 УК («Незаконный оборот наркотиков»). «Сейчас он находится в отделе полиции № 5. Прошел допрос вместе со мной. Следователь отправит его на ночь в изолятор, а завтра суд изберет меру пресечения», — рассказал Бушмаков.
Отношение к журналистике в России и США, конечно, — два совсем разных мира. Борьба с маккартизмом, Уотергейтский скандал, публикация Вьетнамского досье — эпохальные события, которые (в числе прочего) сформировали современную американскую нацию. И хотя в свое время последние две истории сильно подорвали доверие американцев к власти, сегодня о них с уважением вспоминают и журналисты, и политики, и простые граждане. Можно сказать, что это предмет американской гордости: в любом обществе есть ошибки и злоупотребления, но мы свои видим и исправляем — во многом благодаря независимой прессе, которая призвана следить за правительством и искать его злоупотребления.

Сейчас, в эпоху Трампа, это отношение переживает свою проверку на прочность: и президент открыто называет прессу врагом, и пресса стала более радикальной (а значит менее объективной), стоя в свою очередь на резко антитрампистских позициях. Но и этот эпизод в будущем, возможно, будет восприниматься как время триумфа американской прессы: она, мол, четыре года (или восемь лет, как пойдет) боролась с Трампом и спасла Америку от надвигающейся диктатуры.

Уважительному отношению к прессе в США есть много причин: и исторические, и экономические, и политические. Напомню, что в России периодическая печать вообще появилась как проект власти, с повеления Петра I — «так и развивается». Хотя у отечественной журналистики тоже были свои славные эпизоды (о чем знают студенты журфаков, изучающие историю профессии), в перечень общенациональных поводов для гордости пресса у нас явно не входит.

В то же время, частная пресса в России еще сравнительно молода, и если это явление не будет уничтожено в обозримом будущем, то вполне может быть, что к середине века или его второй половине у нас сформируются система национальных медиа, которой мы сможем гордиться. Мы прямо сейчас наблюдаем, как создаются и укрепляются субинституты прессы: репутация, читательская поддержка, цеховая солидарность и т.п.

Но пока главным расследователем и разоблачителем в России по-прежнему остается Алексей Навальный — не журналист, а политик. Для нас, журналистов, это скорее повод устыдиться.
Читать полностью
Ох (увидел у Майкла Наки)
Заходил на мемориал Второй Мировой войны в Вашингтоне. Надпись на колонне:

«Американцы пришли освободить, а не завоевать, восстановить свободу и покончить с тиранией».

«А не завоевать»... Кхм!
Пишут, наши пытались помочь Берни Сандерсу на праймериз, чтобы победил Трамп (многоходовочка).