Минареты, автоматы

@minarety Нравится 1

Канал о Ближнем Востоке: мировые религии, безопасность и контр-терроризм, обзор СМИ и попытки разобраться, что к чему в самом взрывоопасном регионе планеты. You can write me smth nice: @alexandra_appelberg А также сайт minarety.com с длинными текстами
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Новости и СМИ


Написать автору
Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Новости и СМИ
Добавлен в индекс
15.02.2018 02:03
реклама
Админ канала? Добро пожаловать!
TAGIO - Самый желанный инструмент 2021 года стартовал!
Монетизация в telegram 2021?
TAGIO.PRO это сделал еще в 2020! Присоединяйся!
Админ канала? Добро пожаловать!
TAGIO - Самый желанный инструмент 2021 года стартовал!
5 255
подписчиков
~3.6k
охват 1 публикации
~1.3k
дневной охват
~3
постов / нед.
68.4%
ERR %
38.34
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
631 упоминаний канала
105 упоминаний публикаций
344 репостов
Kirill Semenov
Фалафельная
Сезон хамсинов
Kirill Semenov
KamranLeaks
Хайли Лайкли
Wild Field
MiddleEAST
Лапша и вопросы
Хайли Лайкли
Kirill Semenov
Сезон хамсинов
РСМД
Иранизатор
The Peacemaker
KamranLeaks
Бакинский Бульвар
Рыбарь
Рыбарь
Kарабах Сегодня
Настя из Баку
Ната Османлы
Хайли Лайкли
Кот и кошка Крамника
Улыбаемся & Машем
Zangaro Today
Агрегатор Правды
Kirill Semenov
Дежурный по Ирану
Сезон хамсинов
Каналы, которые цитирует @minarety
Мулла бабай
💌 Стася печатает...
Великий Трек
О городах и данных
Oreshka FM
Иван ⇄ жизнь
Иранизатор
Уйгурский Общинникъ
Пробковый шлем
Kirill Semenov
За четыре моря
ОРДА: фактыVSмнения
Uralistica
100 ел элек
ЦАРЬ КАЗАНСКИЙ
НЕАЙСИН
Джигит и волк
Yarımada
Дар уль-Аман
Saracēnus | Σαρακηνός
Fikerdәşlek
ANER
démobilisation totale
Деньги и песец
Харун Вадим Сидоров
ТатПолит (Айсин Р.)
Толкователь
Caucasian Tashkeel
Idel-Ural
Wild Field
Высокая Порта
Tell don’t show
Гумконвой
Эстет
Medieval Legacy
madlythoughts
Жили же люди
Залесская Земля
Древний Египет
Stuff and Docs
Высокая Порта
Эпоха 90-х
Авторынок Израиль
Работа в Израиле
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Пересчитала всех (или почти всех) евреев в окружении нового президента США.

https://detaly.co.il/vsya-evrejskaya-rat-prezidenta-bajdena/
В Тунисе в разных частях страны проходят антиправительственные протесты. Арестованы более 600 человек. Беспорядки вспыхнули после того, как правительство Туниса недальновидно ввело общенациональный карантин 14 января, в 10 годовщину свержения диктатора Зина эль-Абидина Бен Али во время «арабской весны». Протестующие разбивают витрины и окна правительственных зданий, забрасывают полицейских камнями и коктейлями Молотова; на помощь силам правопорядка брошена армия; против демонстрантов используют слезоточивый газ и водометы, более 600 человек арестованы.

Тунис считается единственной страной, в которой «арабская весна» завершилась относительно благополучно: диктатор Бен Али покинул страну, которая с тех пор прошла через демократические преобразования.

Так почему же Тунис не скатился в многолетнюю гражданскую войну, как Сирия, и не попал в руки еще одного автократа, как Египет? Причин несколько.

Во-первых, относительно сильное гражданское общество. Во-вторых, Тунису очень повезло, что глава его ведущая исламистская партия под руководством Рашида аль-Ганнуши смогла прийти к синтезу ислама и демократии. В-третьих, Тунис извлек выгоду из политической культуры, в которой очень сильна идея консенсуса.

У всех участвующих в политическом процессе сторон было множество возможностей все испортить. Об этом подробно пишет Ноа Фельдман в книге «Арабская зима», о которой я уже рассказывала. По мнению Фельдмана, главное отличие Туниса от любой другой страны региона – это способность граждан осуществлять не только политическую волю, но и политическую ответственность.

Тунисская история, пишет Фельдман, – это история скромного, сурового героизма; героизма компромисса, а не героизма отстаивания абстрактных принципов. 

Это не значит, что Тунис не сталкивается с трудностями. Более того, тунисцы поняли, что революция не обязательно приводит к быстрому решению проблем. Протестующие вышли на улицы в поисках работы и социальной справедливости, веря, что смена режима принесет и то, и другое. Они получили конституционную демократию с избранными политиками. Но у либеральных демократий нет волшебного решения для облегчения экономического развития. 

Как ни странно, причины экономической стагнации отчасти обусловлены именно тем, что в политической борьбе привело к впечатляющим позитивным результатам. Сильное гражданское общество – в частности, профсоюзы рабочих и Ассоциация работодателей; однако они же воспользовались своим авторитетом, чтобы не позволить новому правительству бросить вызов их интересам. 

Сама структура консенсусного правительства стала причиной экономического застоя. Ни у одной из политических сил, на равных принимающий участие в управлении,  нет стимула к фундаментальным сдвигам. В отсутствие фактической борьбы за власть создаются условия, в которых невозможно устранить те самые причины, изначально вызвавшие протесты «арабской весны».

Одним из основных последствий революции стало то, что тунисское государство разработало новый вид основанного на реформах аргумента, который оно может выдвинуть в международных финансовых кругах в пользу продолжения вливания капитала. Теперь, когда Тунис может представить себя как образец демократии, выживание государства в его демократической форме становится независимой причиной для оправдания новых займов в качестве гарантов стабильности.

Несмотря на многочисленные демократические выборы, протесты продолжают вспыхивать, особенно в центральных и южных регионах, где безработица среди молодежи достигает 30 процентов, а уровень бедности превышает 20 процентов.

Но это уже обычные проблемы обычного демократического государства. Само по себе создание и поддержание такого государственного устройства достойно всяческого уважения. Тунис доказал, что арабоязычная страна может успешно справиться с переходом от автократии к демократии.

Но трагедия «арабской весны», обостренная примером Туниса, заключается не в том, что то, что там произошло, было уникальным. Скорее, трагедия в том, что то, что там произошло, могло произойти и в других странах, но не произошло.
Читать полностью
Мой давний текст про Мишеля Фуко и исламскую революцию, которой он, как и многие западные интеллектуалы, был очарован, но все-таки не вполне ослеплен:

“Это правда, что как “исламское” движение, оно может воспламенить весь регион, разрушить самые нестабильные режимы и раскачать самые стойкие. Ислам - который не просто религия, но отдельный образ жизни, приверженность истории и цивилизации, - имеет все шансы стать гигантской пороховой бочкой”. 
Читать полностью
Одна из лучших книг, которые я прочитала в ушедшем году, — How Democracies Die Стивена Левитского и Дэниела Зиблатта. Она объясняет множество процессов, о которых мы читаем сейчас в новостях (и ещё будем читать). Об ее основной идее я уже писала: она заключается в том, что популисты, радикалы и диктаторы редко когда могут прийти к власти самостоятельно; им нужна помощь умеренных политиков из мейнстрима, которые, по недальновидности своей, часто думают, что это они используют популярных, но слабых политически фигур в своих целях. Дональд Трамп — только самый недавний пример; вообще же их в западной истории XX века сколько угодно.

И не только в западной.

Вспомнила об этом, читая сейчас Black Wave Ким Гаттас – книгу о 1979 годе и ирано-саудоском соперничестве. Иранские революционеры в 1970х тоже не сильно высоко ставили пожилого, живущего в изгнании Рухоллу Хомейни. Он нёс какую-то ерунду про теократическое исламское государство, которым, в отсутствие махди, двенадцатого имама, который скрывается с IX века, будет править совет мудрецов-старейшин (вилайят аль-факих). Даже религиозные лидеры считали, что это как-то чересчур (ливанский шиитский имам Муса Садр предупреждал шаха Ирана, что это «сок больного ума») — что и говорить о светских националистах из «Движения освобождения Ирана» или интеллектуалах-леваках, водившихся с Сартром.

Многие даже думали, что памфлеты Хомейни, в которых он высказывал его радикальные идеи, на самом деле были подделкой спецслужб шаха, чтобы дискредитировать антиправительственное движение.

Но иранской оппозиции был нужен такой человек, как Хомейни, который мог бы воспламенить массы. Националисты и левые были хорошими организаторами, но у них не было своего харизматичного Че Гевары. Поэтому Банисадр уговорил Хомейни поменьше распространяться про вилайят аль-факих и прочие утопические идеи – и позвал делать революцию.

В 1978 году Хомейни перебрался во Францию и ненадолго поселился в деревеньке Нофль-ле-Шато под Парижем. Там он в основном занимался тем, что раздавал интервью западным журналистам, вёл молитвы, на которые стекались любопытствующие со всего мира, и давал речи — на персидском; а его сподвижники Эбрахим Язди (лидер движения освобождения Ирана, националист, держатель докторской степени по биохимии), Садек Готбзаде (который учился в дипломатической школе Университета Джорджтауна) и Абольхассан Банисадр (профессор экономики с докторской степенью Сорбонны) переводили их для репортеров на английский и французский, попутно сглаживая углы, приглушая теософскую патетику, а то и откровенно перевирая.

В результате у западной публики сложилось полное впечатление, что Хомейни — аскетичный мудрец, проповедующий под яблоней, которому совершенно не интересна политика и который хотел бы провести остаток своих дней в семинарии в священном городе Кум — как только шах будет свергнут, и ему разрешат туда вернуться.

Я уже писала довольно подробно, как иранскую революцию освещал Мишель Фуко. Про Хомейни он писал: «Хомейни – не политик. Не будет никогда партии Хомейни, не будет правительства Хомейни. Хомейни – это просто фокус коллективной воли».

Абольхассан Банисадр стал первым президентом Ирана после исламской революции (в 1980 году). Но в 1981 году его раскол с Хомейни становился все более непреодолимом. По некоторым сведениям, Хомейни приказал ликвидировать Банисадра, но ему удалось бежать во Францию, где он живет по сей день.

Эбрахим Язди стал министром иностранных дел и вице-премьером Ирана. Он поддерживал идею амнистии сотрудников администрации шаха при условии, что те не будут противостоять революции, и был против полевых судов и казней. За оппозицию правительственной линии ему было запрещено участвовать в каких-либо выборах с 1985 года. В 1997 он был арестован «за осквернение религиозных святынь», а затем еще несколько раз в 2009-2011 годах в связи с протестами. Умер своей смертью, от рака.

Садек Готбзаде стал министром иностранных дел Исламской республики, но был обвинен в заговоре против Хомейни и казнен в 1982 году.
Минареты, автоматы
По мотивам предыдущего поста, а также в связи с приближающимися выборами в США и в целом политической обстановкой в мире интересно подумать о том, что можно было бы сделать, чтобы дональды трампы, викторы орбаны или вот партия «Золотая заря» не приходили к власти?  Политологи из Гарварда Дэниел Зиблатт и Стивен Левицкий, авторы книги How Democracies Die, пишут, что способов не допустить к власти популистов, неонацистов, демагогов и прочих неприятных людей, два.  Исторически в США роль фильтра играло то, что они называют «прокуренной комнатой» – номинанта на президентское кресло от той или иной партии выбирала партийная верхушка. Их задача была не допустить всевозможных экстремистов к общенациональным выборам, даже если они обладали большой популярностью среди избирателей. Так, до выборов так и не дошли Генри Форд (автомобильный магнат, снискавший любовь и уважение масс за свои промышленные успехи и цитату в Mein Kampf за антисемитизм) и Джозеф Маккарти (чьим именем названо движение антикоммунистической паранойи). …
Читать полностью
​​Штурм протестующими Капитолия мне не кажется таким уж концом света и закатом демократии (без оружия можно было бы и обойтись, но мы же говорим о США).

Но вот состав протестующих, конечно, впечатляет. Один из самых фотографируемых людей среди них – тот самый человек в рогатой шляпе, прорвавшийся в здание и позирующий в зале сената – известный приверженец теории заговора Qanon Джейк Анджели. Поклонники Qanon собираются на анонимных форумах и в соцсетях, где обсуждают довольно избитые и часто антисемитские сюжеты – от похищения младенцев до «глубинного государства», которым руководят евреи. Несмотря на то, что у нее не так много последователей, теория особенно популярна среди поклонников Дональда Трампа.

Еще один известный националист, замеченный в толпе у Капитолия, – Ник Фуэнтес, звезда социальных сетей и автор подкаста. Его неоднократно обвиняли в антисемитизме и отрицании Холокоста. Однажды он сравнил жертв Холокоста с печеньем в духовке, а также говорил, что сегрегация евреев «лучше для них» и «лучше для нас».

Человек, который вел трансляцию из кабинета Нэнси Пелоси – лидер неонацистов по прозвищу Baked Alaska. Присутствовали и члены неонацистской группировки NSC-131, и ультраправые из групп Boogaloo, Proud Boys и других.

Ну и по мелочи: флаг Конфедерации (который ассоциируется с долгой историей превосходства белых), петли – известный символ расистского насилия.

Самым шокирующим изображением стала, пожалуй, фотография протестующего в толстовке с надписью «Лагерь Освенцим» и «Работа освобождает». Говорят, что после того, как фотографии этого человека наводнили интернет, похожая одежда появилась на разнообразных платформах онлайн-торговли – чтобы, видимо, все, кто разделяет подобные взгляды, могли обновить гардероб по последнему слову вашингтонской моды.

В эту компанию, как ни странно, затесались и евреи. Рядом с Анджели в Капитолии сфотографировали Аарона Мостофски, отец которого Стивен (Шломо) Мостофски был президентом «Национального совета молодого Израиля» и протрамповской Ассоциации ортодоксальных синагог. Другой участник волнений – его брат Нахман, исполнительный директор организации «Ховевей Цион», в политике придерживающейся консервативных взглядов. Нахман Мостофски – один из общинных лидеров евреев Бруклина, вице-президент Консервативного клуба Южного Бруклина.

Ну и в самом Израиле, конечно, достаточно комментаторов, которые говорят, что нечего, значит, к чужой одежде цепляться – понятно же, что главный враг евреев не мужик со свастикой на футболке, а Джо Байден.

Photo credit: AP
Читать полностью
А Ближнему Востоку уже пора вторгаться в Америку, чтобы освободить ее от мятежников и начать распространять демократию?
Первый пошёл: Саудовская Аравия возобновляет дипотношения с Катаром. Но все противоречия этого процесса, описанные в прикрепленном посте, остаются в силе
Если оглянуться на 2020 год на Ближнем Востоке, картина вырисовывается примерно такая:

В Ираке был убит генерал Кассет Сулеймани, лидер элитного подразделения иранского Корпуса Стражей исламской революции — в Тегеране был сбит украинский самолет — Дональд Трамп представил «сделку века» — израильтянка Яффа Иссахар, арестованная в России за контрабанду наркотиков, спасена и вернулась в Израиль — в Израиле прошли выборыбесконечные очередные выборы — Россия и Турция столкнулись в сирийском Идлибе — Россия и Саудовская Аравия не договорились о ценах на нефтьначалась пандемия — премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху хотел аннексировать оккупированные территории — в США начались протестыСвятая София стала мечетью — в порту Бейрута прогремел взрыв, разрушивший полгородаливанское правительство подало в отставку — при поддержке США Израиль и ОАЭ подписали соглашение о нормализации отношений — между тем, началась война в Нагорном Карабахе при активном участии Турции, а также, возможно, сирийских наемников — во Франции экстремист убил школьного учителя, что запустило волну исламофобии, а президент Макарон настроил весь мусульманский мир против себя – затем был теракт во Франции — а в США Дональд Трамп проиграл выборы; больше всех это расстроило израильтян — немецкая компания BioNTech разработала первую в мире вакцину от коронавируса. Основатели компании – дети иммигрантов из Турции — под занавес года в Иране был убит причастный к ядерной программе ученый — а Дональд Трамп помирил, кажется, страны Персидского залива (но это не точно).

И это еще далеко не все.

Не знаю, что будет дальше, но одно очевидно – скучно в нашем регионе не бывает никогда. Так что оставайтесь на связи.

С Новым годом!
Читать полностью
Слава пандемии, стоящие культурные инициативы окончательно переместились в онлайн, благодаря чему мы все можем посмотреть хорошие новые ближневосточные фильмы, которые показывают в рамках Qatar Film Days — совместного проекта Beat Films, Cultural Creative Agency, международного агентства между культурами России и Катара и Doha Film Institute.

Сейчас, например, идет комедия палестинского режиссера Элии Сулеймана (такого арабского Вуди Аллена) «Должно быть, это рай» – представленная на Каннском кинофестивале и даже получившая там несколько наград. Кроме того, можно посмотреть дискуссию кинокритика Антона Долина с режиссером. Все это доступно до 7 января, а потом в открытый доступ выложат другие фильмы.

Ниже будет трейлер, а вот ссылка на сайт, где можно посмотреть фильм.
Читать полностью
Обычные люди, увольняясь с работы, последние недели дорабатывают спустя рукава, кое-как. Дональд Трамп не такой. Судя по всему, за свои усилия наладить как можно больше напряженных отношений на Ближнем Востоке он надеется если не получить Нобелевскую премию (там, понятно, все решает deep state), то хотя бы попасть в книгу рекордов Гиннеса. 

Однако многие из его наспех смодерированных «мирных соглашений» отличаются явной транзакционностью, а не искренним намерением сторон работать в одном направлении. За «дружбу» с Израилем ОАЭ получили новейшее американское вооружение, Марокко – признание его территориальных притязаний в Западной Сахаре, Судан – исключение страны из списков спонсоров терроризма. 

Вот и приближающийся, видимо, мир между Катаром и арабскими странами, которые объявили ему бойкот три года назад, тоже отличается какой-то поверхностностью. В 2017 году Бахрейн, Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет ввели эмбарго в отношении Катара и представили список из 13 требований, в том числе разрыв отношений с Ираном и «Братьями-мусульманами», а также закрытие телеканала «Аль-Джазира». Они надеялись на быструю капитуляцию эмирата, но вместо этого экономика Катара перестроилась и пошла вверх. За три года здесь было создано 47 тысяч компаний, усилилась национальная гордость за продукцию местного производства, открылись новые торговые маршруты, в том числе с Турцией и соседним Ираном.

У стран, которые ввели эмбарго, дела, между тем, не очень: во-первых, коронавирус не щадит никого; во-вторых, упали цены на нефть, от которых страны Персидского залива зависят. Дубайский девелопер DAMAC Properties объявил о запуске проекта новой 31-этажной жилой башни в Катаре всего за несколько дней до разрыва. Центральный банк Саудовской Аравии запретил новые операции с любыми катарскими учреждениями, хотя в начале кризиса банковские секторы двух стран были тесно связаны. Саудовским фермерам, которые экспортировали продукты питания в гипермаркеты Дохи, пришлось искать новых клиентов. 

Кроме того, эта вражда подорвала привлекательность экономики стран Персидского залива как единого рынка, поскольку некоторые международные инвесторы опасаются, что политическое соперничество превалирует над верховенством закона и интересами бизнеса. 

Уходящая американская администрация пытается наладить отношения между враждующими странами, и не безуспешно: министр иностранных дел Катара на днях сказал, что нет причин этого не сделать. О возобновлении отношений официально объявят, вероятно, 5 января на саммите Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива в Саудовской Аравии. 

Но на чем, кроме желания угодить США, это возобновление будет держаться – неясно. Катар не выполнил ни одно из условий, поставленных перед ним в начале бойкота. Несмотря на все сложности, которых и здесь немало, эмират не будет торопиться соглашаться на невыгодные для себя условия. 

Проблемы, которые существовали раньше, никуда не делись: Египет все еще настроен негативно из-за поддержки Катаром «Братьев-мусульман». Еще меньше энтузиазма выказывают ОАЭ. примирение между Саудовской Аравией и Катаром может вылиться в еще большую напряженность между Саудовской Аравией и ОАЭ, отношения которых в последнее время и так полны противоречий: эмиратцы недовольны поддерживаемыми Саудовской Аравией ограничениями добычи нефти, а также настороженно следят за амбициями саудовского наследного принца оспорить их звание главного экономического узла региона. 

Наконец, даже после возобновления торговли и дипсвязей арабские страны Персидского залива все равно не станут единым экономическим пространством: они скорее конкуренты, чем единомышленники.
Читать полностью
Интересная дискуссия происходит сейчас в Британии (а ранее в США и в других странах) относительно борьбы с антисемитизмом, в частности, в университетских кампусах. Различные еврейские группы в качестве меры такой борьбы продвигают принятие единого определения антисемитизма, представленного Международным альянсом памяти Холокоста. Идея понятная и хорошая – но вот само определение вызывает вопросы и критику: слишком много в нем про критику Израиля, которую приравнивают к антисемитизму, и слишком мало – про расизм и ксенофобию, которые чисто статистически чаще бывают причиной физических нападений на евреев, а не риторические обсуждения Израиля.

Написала об этом в «Деталях».
Читать полностью
Не очень пристально слежу за мусульманами в России – а между тем, это отдельная большая тема, в которой, судя по всему, много не только интересного, но и веселого. По крайней мере, авторы канала «Мулла бабай» нещадно и с юмором анатомируют деятельность ключевых участников исламского процесса в России, вскрывают необычные стороны жизни уммы. Рекомендую.
Читать полностью
Снова заговорили о вероятной скорой кончине Али Хаменеи и необходимости выбирать ему преемника. Такие разговоры идут регулярно уже несколько лет, но они небезосновательны: Хаменеи уже 81 год, у него рак простаты, он перенес операцию. Да и вопрос не шуточный – кому быть следующим верховным лидером Ирана.

С подачи иранского журналиста Мохаммада Ахвазе пишут, что преемником Али Хаменеи может стать его сын Моджтаба

51-летний сын Верховного лидера – довольно таинственный персонаж. Он родился в религиозном городе Мешхед и, как и его отец, является священнослужителем, что дает ему достаточный статус для того, чтобы претендовать на должность верховного лидера. Financial Times приводит слова неназванного родственника Хаменеи, который отмечает, что благодаря мышлению, схожему с мышлением его отца, Моджатаба хорошо разбирается в политических и военных вопросах и «интересуется экономикой, основанной на фактах».

Моджтаба проявил себя во время массовых протестов, последовавших за спорными президентскими выборами в 2009 году. Считалось, что именно он руководил подавлением протестов.

Хотя Али Хаменеи не король, и передача власти от него к его сыну может вызвать нежелательные сравнения с монархией, конец которой и положила Исламская революция в 1979 году, Моджтаба обладает значительной властью в кругах, приближенных к его отцу, включая влиятельную канцелярию Верховного лидера, которая по важности затмевает конституционные органы.

Другой вероятный кандидат, которого давно пророчат в верховные лидеры – 60-летний Эбрагим Раиси, глава судебной системы. Он также родился в Мешхеде и тоже обладает статусом священнослужителя. 

Он никогда не опровергал слухи о своем стремлении стать следующим верховным лидером, и многие его действия предполагают, что его готовят к этой роли. В 2017 году Раиси участвовал в президентской гонке, но проиграл нынешнему президенту Хасану Рухани. Тем не менее, Хаменеи назначил его главой судебной власти.

С тех пор, как он занял эту должность, он увеличил свое присутствие в СМИ и развязал так называемую «войну с коррупцией». Несмотря на то, что коррупция в правительстве и государственном секторе уже давно свирепствует в Иране, публичная критика этого явления резко усилилась в последние годы, и высокопоставленные чиновники были вынуждены заняться этим вопросом, по крайней мере, на декларативном уровне.

Что касается внешней политики, Раиси разделяет негативное отношение Хаменеи к переговорам с Соединенными Штатами, хвалил Стражей исламской революции за то, что они сбили американский беспилотник в 2019 году и выражает поддержку усилиям Ирана увеличить свое влияние в регионе. 

В теории, верховный лидер Ирана выбирается группой из 88 священнослужителей, известной как Ассамблея экспертов. Ее члены избираются иранцами каждые восемь лет, но сначала кандидаты должны быть одобрены комитетом, называемым Советом стражей. Члены самого Совета стражей прямо или косвенно избираются верховным лидером. Таким образом, верховный лидер имеет влияние на оба органа.

Формально, согласно конституции Ирана, верховным лидером может быть священнослужитель в ранге великого аятоллы. Сам Али Хаменеи был всего лишь аятоллой, поэтому его предшественник, лидер Исламской революции Рухолла Хомейни незадолго до своей смерти принял ряд поправок, которые обеспечили Хаменеи возможность занять его место. Поэтому не исключено, что законы могут быть снова изменены, в зависимости от политического климата.

За время своего правления Али Хаменеи консолидировал в своих руках контроль над всеми ветвями власти. Именно он возвысил Корпус стражей исламской революции до уровня многомиллиардной корпорации, владеющей сотнями компаний и косвенно или напрямую влияющую на жизнь миллионов иранцев. Сейчас власть Корпуса стражей такова, что он наверняка будет влиять на принятие решения относительно следующего верховного лидера. 

И если сейчас, по словам экспертов, Корпус стражей, имея определенное влияние на аятоллу Хаменеи, все же остается верным ему и уважает его последнее слово во всех вопросах, то следующий лидер может не обладать таким большим авторитетом.
Читать полностью
Приближается 10 годовщина Арабской весны – в конце декабря 2010 года тунисский уличный торговец Мохаммед Буазизи поджег себя, а вместе с тем и весь регион.

Самая толковая книга, которую я читала на эту тему (я читала несколько} – «Арабская зима. Трагедия» американского юриста Ноа Фельдмана. Фельдман пишет, что, хотя протесты Арабской весны по большей части провалились, и жизнь многих людей стала только хуже, революции 2010/11 годов, вспыхнувшие по всему региону, были не напрасны. По ходу книги он задается вопросом – в чем был смысл событий Арабской весны? Как мы можем их интерпретировать?

По ссылке – мой пересказ основных идей книги.
Читать полностью
Пока мы смотрим в будущее в осторожным оптимизмом (вакцина, все такое) – в некоторых странах и территориях надеяться вообще не на что. На Ближнем Востоке таких как минимум три: Йемен, Сирия и Газа. Там все плохо, а будет, скорее всего, только хуже.

Согласно исследованиям ООН, «более 230 000 йеменцев погибли в результате войны, большинство из которых – около 131 000 – по косвенным причинам, таким как отсутствие продуктов питания, медицинских услуг и инфраструктуры. Более 3000 детей были убиты, и за первые девять месяцев этого года зарегистрировано 1500 жертв среди гражданского населения».

«Ошеломляющие 80 процентов населения страны – более 24 миллионов человек – нуждаются в той или иной форме гуманитарной помощи и защиты, в том числе более 12 миллионов детей», – сообщает ООН. По тем же данным, около 325 тысяч детей в возрасте до пяти лет страдают от тяжелого острого недоедания, и более пяти миллионов детей сталкиваются с повышенной угрозой холеры и острой водянистой диареи – и это даже не упоминая коронавирус.

Группа экспертов ООН по Йемену на днях призвала враждующие стороны положить конец «сюрреалистическим и абсурдным» нарушениям прав человека – далеко не первый и, вероятно, не последний подобный призыв за годы кровопролитной войны.

ООН также предупреждает о гуманитарном кризисе в Сирии, где все больше людей сталкиваются с недостатком продовольствия перед «невероятно суровой зимой».

Около 6,7 миллиона сирийцев из 17 миллионов населения стали перемещенными лицами внутри страны.
Из них около трети не имеют надлежащего жилья и живут в поврежденных зданиях, школах или палатках. По оценкам, 9,3 миллиона человек в Сирии страдают от отсутствия продовольственной безопасности – это на 1,4 миллиона человек больше, чем год назад, и больше, чем в любое другое время во время кризиса.

Про Газу регулярно говорят, что скоро там все обвалится: гигантская безработица, перебои с электричеством, перенаселенность, теперь еще и эпидемиологическая ситуация. Катарские транши помогают немного заштопать дыры, но не сильно. По данным Конференции ООН по торговле и развитию, возвращение Газы на курс «устойчивого развития» потребует отмены «ограничений на доступ и передвижение между Газой и Западным берегом и остальным миром», а также развития морских портов и аэропортов, проектов водоснабжения и электроснабжения, ресурсов нефти и природного газа. Очевидно, в 2021 году жителям Газы рассчитывать не на что. 
Читать полностью
Репост из: Высокая Порта
Итак, Высокая Порта набрала 14 тысяч подписчиков. По этому поводу выложу подборку некоторых каналов, которые я читаю. Заранее прошу извинить всех прекрасных авторов, которые в нее не попали - либо за недостатком места, либо по недостатку нужной рубрики, либо потому что давно не обновляли свои каналы. Либо же потому что они закрытые и так просто ссылку на них не выложишь:

3 канала, которые я прочел целиком

@wildfield Про Турцию и исламский мир

@idelural История татар и Идель-Урала

@kizilelmaya Рассказы дервиша

Интеллектуальная журналистика

@tolk_tolk Толкователь. Блог Павла Пряникова, одного из лучших, если не лучшего менеджера интеллектуальных медиа в России. Собственно, он убедил меня открыть свой канал

@tpolit Канал Руслана Айсина - татарского публициста и политолога

@HVSchannel Блог Харуна Сидорова, лидера русских мусульман

@moneyandpolarfox Хороший блог о трендах российской и мировой экономики

@ednadt Блог Эдуарда Надточего. Это не журналистика, но помещаю сюда за неимением лучшего раздела

@aner_blog Мой товарищ Никита Анер. Тут уже его идеи показались мне настолько интересными, что я убедил завести канал его

Исламская история и философия

@fikerdeslek Мусульманская философия

@saracenus История исламского мира

@darulaman Тоже исламская история

@yarimada История крымских татар

@djigitwolf В основном о Кавказе

Идель-Урал

@neaysin Текущая повестка Татарстана

@tsarofkazan Блог казанского историка Марка Шишкина

@tarihikanal История Татарстана и Башкортостана

@uralistica_com Финно-угорское Поволжье

@orda_urda Интересные, подчас несколько спекулятивные построения по истории Орды

Area Studies

@veliky_trek Эльдар Салахетдинов, постдок в университете Претории, ведет исключительно интересный канал о Южной Африке. Думаю надо будет сделать несколько партнерских материалов - из некоторых его наблюдений следуют важные социологические выводы

@za_4_morya Про Китай. Я в свое время закончил Пекинский университет. А автор учился в конкурирующей конторе - университете Цинхуа

@semenovkirill Кирилл Семенов. Один из топовых российских специалистов по Ближнему Востоку

@pithhelmet Прошлое и современность Индии и сопредельных стран

@uyghur_jut Уйгурский Общинник. Канал, посвящённый Восточному Туркестану.

@minarety Современный Ближний Восток

@middleastguide Авторский канал об Иране

Личные блоги

@venturing Финтех, крипта, венчурные инвестиции

@galgashova_blog HR из долины. Когда весной мне понадобился профессиональный совет, она из всех моих знакомых дала самый обстоятельный и по делу ответ

@OreshkaFM Моя одностипендиатка по чивнингу, финансовый журналист

@datainthecity Тоже моя одночивнерша занимается городскими данными
Читать полностью
А вот еще такие новости: по данным издания Middle East Eye (со ссылкой на анонимные источники) во время недавней поездки в Саудовскую Аравию Биньямин Нетаниягу призывал уходящего госсекретаря США Майка Помпео и саудовского наследного принца Мухаммеда бин Салмана совершить атаку на ядерные объекты в Иране. Но ни тот, ни другой его не поддержали. 

При этом и в Тегеране, и в Эр-Рияде считают, что угроза нападения США на иранские предприятия по обогащению урана, пока Дональд Трамп еще в Белом доме, все еще существует. 

«Бин Салман знает, что если Трамп нападет на иранцев, Саудовская Аравия не получит защиты от Байдена, – сказал источник. – Сейчас он не хочет, чтобы что-то подобное происходило при Трампе. Это было ясно на встрече».

Ранее то же издание сообщило, что Иран отправил командира элитного подразделения «Аль-Кудс» Исмаила Каани в Багдад, чтобы приказать связанным с ним иракским группировкам прекратить все атаки до тех пор, пока Байден не окажется в Белом доме.

«Каани ясно дал понять, что Трамп хочет втянуть регион в открытую войну перед уходом, чтобы отомстить своим оппонентам за проигрыш на выборах, и не в наших интересах давать ему какое-либо оправдание для начала такой войны», – сообщил Middle East Eye старший командир шиитской вооруженной группировки, который был проинформирован о том, что было сказано на встрече.

(тот неловкий момент, когда, казалось бы, самые людоедские режимы региона проявляют больше сдержанности и благоразумия, чем оплот мира и демократии на Ближнем Востоке).
Читать полностью
И это, конечно, отдельная интересная тема. Суда по той же книге Ронена Бергмана, а также некоторым интервью и высказываниям Эхуда Барака, министра обороны Израиля в 2007-2013 годах при премьер-министре Нетаньяху, они были довольно близки к тому, чтобы разбомбить иранские ядерные объекты, а то и начать наземную операцию. То, что этого так и не случилось, а также то, насколько Биби и Эхуд не делали секрета из своих намерений, наводит на мысль, что главная цель здесь была – спровоцировать американцев атаковать первыми, чтобы хотя бы контролировать тайминг. 

Но Барак Обама пошел другим путем и начал вести с иранцами переговоры. Цель сделки была в том, чтобы все ядерные разработки Ирана находились под контролем наблюдателей, а создание ими оружия замедлилось или было отложено хотя бы лет на десять. Договор, заключенный в 2015 году, был далеко не идеален. Есть мнение, что если бы его заключили парой лет позже, Иран был бы в куда худшем экономическом положении и согласился бы на куда худшие для себя условия. Но у Обамы не было этих пары лет – он боялся, что израильтяне начнут войну, втягивая в нее США, а потому должен был действовать быстро. Таким образом, в том, что ядерное соглашение, которое Нетаньяху без конца критикует, было принято именно в том виде, в каком оно было принято – виноват, собственно, он сам.

Справедливости ради, представить, что в начале 2010х американский президент предпочтет дипломатию с иранцами, было довольно сложно – слишком велики были ставки, слишком высок уже градус анти-иранской истерии, поднятой израильским руководством. 

В связи с этим, кстати, на днях появился интересный текст в Foreign Affairs. Автор – исполняющий вице-президент Института ответственного госуправления Куинси, США, – пишет, что Джо Байден не должен позволить уходящему Трампу и израильтянам ограничивать его возможности в отношении Ирана. Как Обама в свое время, Байден должен смотреть шире:  не только присоединиться к ядерной сделке, но и улучшить отношения с Ираном, как бы этому ни противились в Саудовской Аравии, Эмиратах и Израиле.

Многие традиционные партнеры США на Ближнем Востоке, в частности Израиль, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, выигрывают от конфликта между США и Ираном и кровно заинтересованы в том, чтобы США использовали свою подавляющую военную и экономическую мощь, чтобы не допустить смещения регионального баланса в пользу Тегерана. Эти государства без колебаний саботируют дипломатию между Соединенными Штатами. Поскольку США, возможно, придают чрезмерное значение своим партнерским отношениям на Ближнем Востоке, Вашингтон часто не желает сопротивляться таким усилиям и вместо этого умиротворяет их.

Но если пребывание в ловушке нескончаемой вражды больше не служит интересам США, а вместо этого делает страну менее безопасной в то время, когда общественность хочет прекращения войн и вывода войск с Ближнего Востока, то Байдену следует перехитрить Трампа так же, как Обама перехитрил Нетаньяху, и думать не только о ядерной сделке. Например, прямые дипломатические отношения с Ираном могут помочь США избежать конфликта в регионе и позволить им более эффективно влиять на иранскую политику, которую они считают проблематичной. Байден может ясно дать понять, что помимо ядерной сделки он готов к нормализации отношений с Тегераном.

Глобальных проблем с этим сценарием, по-моему, две. Во-первых, у Байдена вряд ли хватит политической воли на такой крутой поворот. Во-вторых, Иран за последние пять лет стал куда более радикальным, и станет еще более радикальным после президентских выборов в следующем году. Да и как, после одностороннего выхода из предыдущей сделки, вообще о чем-то договариваться с США? 

Но было бы, конечно, красиво.
Читать полностью
Если убийство иранского физика-ядерщика Мохсена Фахризаде действительно организовано «Моссадом» (в чем сомнений почти нет) – это не первый подобный ход израильской разведки. Есть даже целая книжка на эту тему – Rise and Kill First Ронена Бергмана (читается на одном дыхании, как остросюжетный триллер). Это история убийств, совершенных и планировавшихся «Моссадом» – а таковых, как пишет автор, больше, чем у любой другой спецслужбы в мире, включая американскую. 

Про иранскую ядерную программу в книге нет никаких недомолвок – Меир Даган, который бы директором «Моссада» в 2002-2011 годах, был сторонником третированных убийств как метода, а после отставки из спецслужб не стеснялся делиться даже довольно чувствительной информацией с журналистами. 

«Спорадические ликвидации ничего не стоят, – приводит Бергман слова Дагана. – Устранение старшего оперативного персонала, наряду с ударами по руководству как постоянная и продолжающаяся политика – это очень хорошо. Когда я говорю «руководство», я имею в виду, конечно, в самом широком смысле. Всегда ли я предпочел бы убить номера один? Не обязательно. Я ищу высший оперативный эшелон, тот, который действительно управляет процессами, который имеет наибольшее влияние на местах».

Именно Даган разработал план по пресечению ядерных амбиций Ирана, который
оказался чрезвычайно успешным. Это был пятикомпонентный подход: сильное международное дипломатическое давление, экономические санкции, поддержка иранских меньшинств и оппозиционных групп, чтобы помочь им свергнуть режим, срыв поставок оборудования и сырья для ядерной программы и, наконец, тайные операции, включая саботаж установок и целенаправленные убийства ключевых фигур в программе.

И если на каждом этапе реализации плана Израиль мог опираться на помощь США, то последний пункт – целенаправленное убийство ученых – был реализован «Моссадом» самостоятельно, поскольку Даган знал, что США не согласятся участвовать. 

14 января 2007 года доктор Ардешир Хоссейнпур, сорокачетырехлетний ученый-ядерщик, работавший на урановом заводе в Исфахане, скончался при загадочных обстоятельствах. В официальном сообщении о его смерти отмечалось, что он задохнулся в результате «утечки газа», но иранская разведка убеждена, что он стал жертвой израильтян.

12 января 2010 года в 8:10 утра Масуд Алимохаммади вышел из своего дома в престижном районе северного Тегерана и направился к своей машине. Он получил докторскую степень в области физики элементарных частиц в 1992 году Технологическим университетом Шарифа и стал там старшим преподавателем. Позже он присоединился к ядерному проекту, где был одним из ведущих ученых. Когда он открыл дверцу своей машины, припаркованный поблизости мотоцикл взорвался, убив его.

Убийство ученых – людей, работающих на государственных должностях в суверенном государстве, но не причастных к терроризму, – не обошлось без внутренних дебатов в «Моссаде». На одном из рабочих совещаний в офисе Дагана офицер разведки, работавшая под руководством заместителя директора Тамира Пардо, встала и сказала, что ее отец был ведущим ученым в ядерной программе Израиля. «Судя по распространенному здесь образу мышления, – заявила она, – мой отец был бы законной целью для уничтожения. Я считаю, что это ни морально, ни законно». Но все возражения были отклонены.

Иранцы, со своей стороны, поняли, что кто-то убивает их ученых, и начали их тщательно охранять, особенно начальника группы вооружений Мохсена Фахризаде, которого считали мозгом проекта.

Но вскоре эту программу «Моссада» пришлось свернуть – когда стало известно, что Барак Обама пытается договориться с иранцами о какой-то пока ещё непонятной ядерной сделке. 
Читать полностью
Поучительная история о том, как социальные сети изменили разведку, а также о том, что в интернете нужно быть острожным.

Начиная со времен Второй мировой американская разведка использовала разведданные открытых источников - например, по сообщениям немецких газет можно было вычислить примерное количество человеческих потерь с их стороны. В годы холодной войны этот метод также использовался, но с развитием интернета данных стало слишком много, и этот источник разведданных практически перестал использоваться.

Тем не менее, некоторые прогрессивные офицеры все же считали, что за открытыми данными - будущее. Это была довольно некомфортная идея, ведь это значило, что всю систему разведки нужно перестраивать. Одним из таких прогрессивных офицеров был генерал-лейтенант Майкл Флинн. После теракта 11 сентября он был назначен руководителем разведки оперативной группы, которая отправилась в Афганистан. Там, на Ближнем Востоке, Флинн понял, что ему нужны новые методы для обнаружения врага. Вместо того, чтобы пытаться “выловить” отдельных людей, группа под руководством Флинна стала специализироваться на обнаружении целых сетей. Метод оказался успешным - карьера Флинна пошла вверх.

В 2012 году он стал руководить агентством, ответственным за разведку для всей американской армии. Флинн задумал реорганизовать всю систему. До развития социальных сетей, говорил он, 90% разведданных приходились на секретные источники. Сейчас - наоборот, 90% приходится на открытые источники - нужно только уметь их прочитать. В мире, где миллионы людей пользуются смартфонами с камерами и GPS, практически невозможно оставаться незамеченным. Так, та самая база, на которой размещались бойцы Флинна на Ближнем Востоке, была позднее обнаружена из-за того, что они использовали приложение для физических упражнений. Выходя на утреннюю пробежку вокруг базы и нажимая на кнопку смартфона, они создавали идеальную карту расположения объекта.

Со всеми этими идеями в голове, Флинн начал ре-организацию агенства. Многим это не понравилось: люди, работающие по-старому, могли лишиться мест, да и госучреждение не было достаточно подвижно, чтобы воспринять изменения вот так сразу. Всего через полтора года после назначения Флинн был вынужден уйти на пенсию. Выглядит, как история диджитал-пророка, опередившего свое время? Не тут-то было.

После отстранения от службы Флинн начал заниматься консалтингом, параллельно выстраивая собственный медиа-образ, но в какой-то момент стал известен больше всего как критик администрации Обамы, которая прервала его военную карьеру. Он выступал в Москве на праздновании дня рождения телеканала RT и засветился на фото с Путиным. Он участвовал в сделках с правительством Турции, не задекларировав их должным образом. И после всего этого - он стал частью предвыборной кампании Дональда Трампа, а затем его советником по безопасности.

Онлайн-активность Флинна разгоралась по мере того, как он вступил в политику. Его твиттер был полон ксенофобских, расистских, исламофобских и анти-семитских высказываний - а также конспирологических теорий, вроде той, что вашингтонские элиты регулярно собираются, чтобы выпить человеческой крови. Некоторые его твиты были связаны с аккаунтами российской фабрики троллей.

Всего несколько недель после начала его работы в Белом доме, Флинн был уволен из-за связей с российским правительством. Так человек, который раньше многих понял силу интернета, стал его жертвой.
Читать полностью