Москва любимая


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Путешествия


Канал влюблённого в чудесное место под названием #Москва немолодого человека. 💞Мои любимые #дома, #улицы, #парки и #бульвары- немного #истории, немного #архитектуры, немного #поэзии. И много о людях. Контакт: gilinskigleb@mail.ru


Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Путешествия
Статистика
Фильтр публикаций


Могила И. Л. Медведникова на погосте Спасо-Андронникова монастыря сохранилась






При этом, Медведникова пожертвовала свое имение Поречье для богадельни для нуждающихся священников. В советское время это имение использовалось как дача для высшего руководства (в частности, Андропова), ради чего была взорвана домовая церковь вместе с могилой Александры Ксенофонтовны. Уже новая, вставшая с колен, власть не стала исполнять волю хозяйки, а просто забросила Поречье и довело его до руинирования, сняла охранный статус и готовится к его застройке многоквартирными домами.
Иван Логгинович был похоронен на кладбище Спас-Андроникова монастыря и его могила уничтожена вместе со всем погостом.
Дом Медведниковых в Иркутске тоже в этом году лишился охранного статуса и готовится к сносу. Зато улица Медведниковых, на которой он пока стоит, так и остается Халтуринской.
Ну что же, нам на память про этих добрых людей остаётся мозаика на фасаде, сделанная студентами Строгановского училища изразцами абрамцевской мастерской С. Морозова -
«Богадельня им. И. и А. Медведниковых». Современный адрес: Ленинский проспект, 27


В Иркутске купцов было больше, чем во всех городах Сибири, вместе взятых. Но даже при такой конкуренции Медведниковы выделялись дородностью. От основателя династии Осипа, государева крепостного крестьянина Архангельской губернии, переселенного в Иркутск в 1725 году четыре поколения до героя нашего рассказа занимались торговлей китайскими товарами, самым ценным из которых был чай, пушниной, привезенными из Москвы русскими и европейскими товарами.
Иван Логгинович Медведников родился в 1807 году, рано потерял родителей, что, однако, не помешало ему не только успешно заниматься семейным бизнесом, но и добавить к нему золотодобычу и банковское дело.
Он стал одним из самых богатых людей эпохи и коммерции советником, звание, которого удостаивались единицы. В 1841-43 годах был Городским головой.
Однако, главным делом его жизни стала благотворительность. По завещанию матери Медведников основывает первое в Иркутске благотворительное заведение- сиротский приют для девочек.
Женился он на незаурядной женщине, Александре Ксенофонтовне Сибиряковой. Выходцы из той же Архангельской губернии Сибиряковы разбогатели на перевозках. Её дед по проекту Кваренги построил в Иркутске каменный дом, где разместил первую в городе коллекцию картин и скульптур. Молодая жена мечтала потратить часть капитала на заграничное путешествие, для чего изучала иностранные языки под учительством ссыльного польского патриота Ю. Сабиньского, оставившего дневники, в которых, в частности, говорилось, что литературные и музыкальные вечера в доме купчихи Медведниковой не уступали проводившимся в домах ссыльных декабристов графов Волконских.
Неизвестно, что произошло на рубеже 1850-60 годов, но Медведниковы навсегда покидают Иркутск. Вместе с ними уезжают в Москву и племянники, родовой дом (первый каменный дом в городе) продаётся в казну.
Доподлинно неизвестно, что в Первопрестольной делал Иван Логгинович. Да и жил он по всей видимости не в городе, а в специально построенной усадьбе Поречье на высоком берегу Москва-реки в Звенигороде. После своей смерти в 81 год он завещал все состояние жене, которая, в свою очередь, завещала более 5 млн. рублей на благотворительность. В это время действовал золотой стандарт рубля в 0,77 грамм чистого золота за 1 рубль, иными словами в 1899 году по смерти благотворительница было пожертвовано 3,85 тонн золота.
Строительство богадельни на 60 человек и больницы на 150 неизлечимо больных (хосписа) имени Медведниковых в Москве было завершено в 1903 году. Все больные и подопечные обеспечивались питанием, уходом и медицинской помощью бесплатно.
Архитектор академик Сергей Соловьёв придал комплексу вид средневекового псковского городка, образца Поганских палат. В таком же декоре были решены и фасады.
При этом с инженерной точки зрения это был самый современный комплекс с электрическим освещением, горячей водой в душевых и паровым отоплением, системой вентиляции с увлажнением воздуха, прачечной и тд.
Для квартир персонала был построен отдельный корпус.
В составе комплекса были построены две церкви с оригинальным иконостасом с иконами, написанными прямо на стене, как фрески. Для отпевания покойников над моргом в дальнем углу сада была построена часовня, сейчас перестроенная и это единственное, что было перестроено.
Уже после окончания строительства семья Рахмановых (о которых мы уже писали) пожелали построить еще одну богадельню на 60 человек. Архитектор очень успешно вписал новый корпус (слева если смотреть на фасад здания от Ленинского проспекта) в композицию застройки, входная группа богадельни Рахманова использует модный в те времена «теремной» стиль.
Комплекс богаделен и больницы были закрыты в 1918 году, на их месте была создана 5-я Советская клиническая больница. Еще более странное решение принял «демократический» Моссовет в 1992 году- он переименовал Медведниковскую больницу и богадельни Медведниковых и Рахмановых в «больницу им. Св. Алексия», ради чего была переосвещана одна из церквей и передать ее от нужд горожан, для которых она была пожертвована, в требы РПЦ.




Для подготовки среднего технического персонала для текстильной промышленности в 1896 году на съезде на Нижегородской ярмарке было принято решение просить у Николая II разрешение на создание в Москве прядильно-ткацкого училища.
Разрешение было получено в 1899 году. Обучение продолжалось три года, было бесплатным, студенты обеспечивались проживанием , питанием и медицинским обслуживанием.
Выдержав выпускное испытание и проработав 10 лет по профессии, выпускники могли претендовать на звание «Почетного гражданина». Преподаватели получили жалования и пенсии от казны, но здания и оборудование самого училища, включая заграничные машины для учебной фабрики, должны были быть приобретены попечительским советом.
Его председателем был избран Петр Арсентьевич Морозов. Человек исключительных организаторских дарований, он добился того, что уже через два года, 29 октября 1901 года училище было открыто. За 18 лет училище выпустило более 450 мастеров для текстильных предприятий страны.
В 1919 году новые власти объединили прядильно-ткацкое училище и расположенное рядом Солдатенковское ремесленное училище (в попечительский совет которого тоже входил П.А. Морозов) в Первый московский текстильный техникум, а через год на его базе был создан Московский текстильный институт.
Петр Арсентьевич Морозов в 1914 году вошел в Военно-промышленный комитет и взялся за производство дефицитных орудийных снарядов для знаменитых пушек- трехдюймовок на базе своей ткацкой фабрики в Богородске (Ногинске), с чем успешно справился в течении нескольких месяцев. Для расширения производства решено было построить специальный завод на месте современного города Электросталь, в поселке Затишье, для чего в 1916 году он снова отправился в США для закупки оборудования. На родину после революции не вернулся, благодаря чему избежал смерти в ГУЛАГе, как его брат Николай. Дата смерти и место захоронения Петра Арсентьевича неизвестно.
Всю научно-методическую работу Московского ткацко-прядильного училища взял на себя первый российский теоретик волокнистого производства, механик и химик Семён Андреевич Фёдоров, который, к слову, одно время работал директором Реутовской мануфактуры у Мазуриных, о которых мы писали. После того, как его альма-матер МВТУ в 1930 году разделили на пять частей, этому выдающемуся ученому не нашлось место ни в одном из них, он ушел профессором в Московской текстильный институт.
Много лет посвятила ему и моя мама.
Современный адрес: Малый Калужский переулок, 2




После перевода столицу в Москву услугами этой больницы охотно пользовались Ленин и Троцкий и даже автор мумии Ленина, лежащей в Мавзолее на Красной площади- паталогоанатом академик Абрикосов (сын Агриппины Абрикосовой, о которой мы писали), работал тут.
Возможно, именно это послужило причиной забвения имени К.Т. Солдатёнкова. Больница была переименована в Боткинскую (в честь брата друга Козьмы Терентьевича Константина Боткина Сергея, умершего до строительства больницы). Солдатёнковской зал Румянцевского музея полностью разобран по разным коллекциям, часть картин продана за границу и утеряна. Уникальная библиотека (вернее то, что от неё осталось) описана только в 21 веке. Особняк на Мясницкой улице передан Министерству обороны и недоступен для посетителей. Деревянная дача в Кунцево сожжена в 1974 году. Могила Козьмы Солдатёнкова на Рогожском кладбище уничтожена вместе со всей семейной усыпальницей рода.
Солдатёнковская больница продолжает работать в исторических корпусах. Адрес: 2-ой Боткинский проезд.


Ещё один выходец из Гуслиц- богатейший человек дореволюционной России, книгоиздатель, коллекционер и крупнейший московский благотворитель Козьма Терентьевич Солдатёнков. В детстве он работал в лавке своего отца и не получил вовсе никакого образования. После смерти отца семейную фабрику унаследовал старший брат, а наш герой пустился в мир биржевых и инвестиционных операций, где в общем-то выходцу из такой уважаемой семьи делать было нечего. Солдатёнков входил в капиталы промышленных, банковских и страховых компаний, раскручивал их и продавал свои паи значительно дороже первоначальных инвестиций. Надо отметить, что коммерческая деятельность, в отличие от промышленной, даёт возможность путешествовать и наш герой много бывает в Италии. Козьма Терентьевич не только не знал никаких языков, но и принципиально отказывался говорить на любом языке, кроме русского. Конечно, это сильно ограничивало круг его общения средой живущих в Италии русских и очень скоро его закадычный друг, наследник чайной империи Константин Боткин, все своё время проводивший на Пиренеях, знакомит его с колонией русских художников, отправленных на обучение в Италию и так и оставшимися здесь, совершенно невостребованные ни в Европе, ни на родине. Солдатёнков начинает скупать картины, главным его итальянским агентом становится художник А. Иванов, автор "Явления Христа народу". Всего коллекция Козьмы Солдатёнкова насчитывала 250 картин и 20 скульптур. Безусловно, он начал собирать картины русских художников раньше П. Третьякова и в основной экспозиции Третьяковской галереи картин из его коллекции больше, чем из коллекции самого Третьякова. Вместе с картинами была собрана уникальная коллекция старообрядческих икон, самым ярким бриллиантом которой являлся "Спас Вседержитель" Андрея Рублева.
После смерти старшего брата в 1854 году 36-летний Козьма Терентьевич становится крупнейшим российским предпринимателем. Уставной капитал его текстильной империи составлял 13 миллионов рублей. Для сравнения- доходная часть бюджета страны составляла 250 млн. рублей. В этом году Солдатёнков впервые проявляет себя как меценат и выплачивает долги (30 000 рублей) всех сидящих в московской долговой тюрьме. Прошло всего 7 лет и после выхода Манифестом об отмене крепостного права мужики, естественно не посвящённые в модернизационные идеи Александра II, говорили- не иначе, это Козьма Терентьевич всех мужиков у царя выкупил. В родной деревне Прокудино он завещал выдавать по 50 рублей каждой вышедшей замуж крестьянке и каждому призванному на воинскую службу мужчине. Этого хватало для того, чтобы купить крестьянскую лошадь или корову.
Будучи очень религиозным человеком и убеждённым сторонником "древней веры" тем не менее официально женат Козьма Терентьевич не был и жил с гражданской женой- француженкой. Основой семейного счастья он почитал то, что она не говорила по-русски, а он- по-французски. Своему сыну от этого союза он оставил 25 000 рублей, а все своё громадное состояние завещал на благотворительность. Более двух миллионов рублей было отпущено на строительство в Москве больницы "бесплатной больницы для всех бедных… без различия сословий, званий и религий под названием «больница Солдатёнкова». Умер Козьма Терентьевич в 1901 году, гроб его несли москвичи на руках более 5 часов- от дачи в Кунцево до Рогожского кладбища.
Московские власти выделили 12 гектаров земли на окраине Ходынского поля для больницы Солдатёнкова. За проектирование и строительство взялся архитектор И. Иванов-Шиц. Больница была спроектирована по самому последнему слову медицинской науки, тут были рентгеновское кабинеты, водолечебница, светолечебница, отделение физиотерапии, клиническая и бактериологическая лаборатории. Корпуса соединялись между собой застекленными галереями, а ряд корпусов имели открытые лоджии, где больные, специальным образом одетые, могли спать на свежем воздухе. Стандартная палата была рассчитана на 6 человек.



Показано 11 последних публикаций.