Неореакция

@nrx_rus Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

Филиал https://vk.com/nrx_rus.
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Блоги


Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Блоги
Добавлен в индекс
28.09.2017 04:08
реклама
TGStat Bot
Бот для получения статистики каналов не выходя из Telegram
SearcheeBot
Ваш гид в мире Telegram-каналов
TGAlertsBot
Мониторинг упоминаний ключевых слов в каналах и чатах.
598
подписчиков
~309
охват 1 публикации
~264
дневной охват
~6
постов / нед.
51.7%
ERR %
1.51
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
15 упоминаний канала
6 упоминаний публикаций
44 репостов
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
марш мизантроп
Нацмем
Vespa.Media
Nicht die Wanga
Джига на могиле
Острог
Сербский Дивергент
Пестель на рейве
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Правый курс
In hoc signo vinces
Fuck you That's Why
Правый курс
Правый курс
Правый курс
Каналы, которые цитирует @nrx_rus
Вандея
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Неореакция 12 Jul, 02:45
Неореакция 12 Jul, 02:45
Ещё один комментатор упоминает — помимо многих других интересных вещей (да, конечно, я считаю, что вся причудливая одержимость пуритан Ветхим Заветом — фундаменталистская подтема в Универсалистском веровании) — новую книгу Дэвида Гелернтера, «Americanism». У меня есть копия этой книги, и я собираюсь написать здесь обзор на неё, так что, пожалуйста, не переключайтесь. (И, да, называйте меня, как хотите, главное — не упоминайте моего настоящего имени, которым я был наречён тысячу столетий назад на огненной планете Зонд. Мне придётся вернуться к своей изначальной форме и уничтожить этого человека, и никому из нас это не нужно.)

Я считаю хорошей идеей вынести сюда его цитату; не то чтобы у меня были на то какие-нибудь особые причины:

«Однако я считаю, что серьёзные дискуссии с обеих сторон начались, когда сотрудники СПО начали появляться на телепередачах, подписанные своими именами и простым названием организации под ними: «Совет по международным отношениям». Лично я слежу за новостями этого всемирного заговора с помощью ежемесячной подписки на Foreign Affairs. По цене 32 доллара за год (60 — за два) можно увидеть самое сердце прогрессивно-универсалистской нервной системы и наблюдать за самыми сокровенными — и, как следствие, самыми банальными — её делами. Уэллс был прав: заговор абсолютно открыт. Ну, то есть, серьёзно: что вы с ним можете сделать? FA — это воплощение зла в наиболее его задротском виде: «каков наилучший способ построить федеративное всемирное государство без сексизма или расизма, которые бы управлялось транснациональными НГО, не ответственными ни перед кем?». Всё остальное — это вопросы ещё более тривиальные: «мы наконец получили доступ к рычагам власти, в какое положение их теперь установить?». Тема номера в этом месяце вызывает у меня спячку: это озабоченность тем, что преимущества глобализации могут недостаточно широко распределяться; любой честный экономист (не то чтобы таковые ещё жили) мог бы подтвердить это. Решение представителя номенклатуры: Новый Курс для глобализма! Ага, что может пойти не так? После того, как ООН получит прямые полномочия налогообложения, все успехи и удовольствия, достигнутые США в результате появления Подоходного налога, Великого общества, Войны с бедностью, Движения за гражданские права и др., смогут окружить весь мир. Чудище наконец дождалось своего часа в Вифлееме!»

И действительно. Что насчёт честной экономики, я надеюсь, что сам смогу предложить чего-нибудь в этом духе, однако Институт Мизеса здесь — далеко не самый плохой выбор.

Другой комментатор более-менее отвечает на свой собственный вопрос, однако вдобавок ещё подмечает, что позиции ООН со временем менялись. И это, действительно, так: реальность продемонстрировала многим Универсалистам, что ООН — это не та организация, какой они хотят её видеть. Однако это не отменяет их эмоциональной привязанности к идее ООН, идеалу мирового правительства, которое та представляет. Она просто напоминает им, что от одного до другого путь неблизкий. Более того, я считаю, что число твердолобых правых ненавистников ООН в США (которое можно назвать числом людей, считающих, что США должны выйти из ООН; процент таких людей можно спокойно оценить опросом) — в целом со временем уменьшалось. Однако данных у меня нет, лишь догадки.

И, наконец, вопрос, которого все ждали: почему Универсалисты не занимаются чем-нибудь полезным (например, легализацией травы)? Великолепный вопрос: он позволяет нам подметить, что все хиппи-идеи шестидесятых, которые подразумевали расширение и усиление Государства (более-менее) воплотились, а все остальные — (более-менее) нет. Это, разумеется, заслуживает отдельной дискуссии, но я скажу одно: ответ можно найти у Жувенеля.
Читать полностью
Неореакция 6 Jul, 03:03
Неореакция 6 Jul, 03:03
Первый: Газа и Рамалла признают, что они живут рядом с весящей полтонны гориллой. Они ходят на цыпочках. Они не запускают по другую сторону границы ракеты, и они не дают своим гражданам делать это. И войны нет.

Второй: Газа и Рамалла упорствуют в своём желании нападать на Израиль. В рамках классического международного права Израиль задействует своё право на возмещение ущерба и прибегает к любым необходимым мерам для прекращения нападений. Если «любые необходимые меры» означают, что Израилю необходимо превратить всех жителей Газы в биотопливо, так тому и быть. Основной принцип классического международного прав: каждый гражданин вражеского государства является врагом.

Разумеется, законы войны задумывались с целью сделать её более гуманной, и основной принцип гуманной войны утверждает, что

«Никакие насильственные действия против врага, которые включают в себя человеческие жертвы, нельзя назвать оправданными, если они не имеют прямого отношения к цели войны и не способствуют напрямую окончанию войны»

Иными словами, если жители Газы окажутся настолько обезумевшими в своей жажде еврейской крови, что они не перестанут взрываться в кафе, пока последний житель Газы не превратится в канистру биодизеля, канистрой биодизеля он и окажется. В противном случае, конечно, эти действия будут весьма неоправданными.

Разумеется, они не настолько безумны. Они нормальные люди. Они выберут первый вариант мгновенно, и единственная причина, по которой они ещё не сделали этого, заключается в том, что они всего лишь выполняют свою работу. Ненависть к Израилю — это национальная промышленность Палестины. Т.е., в виде американской и европейской помощи она создаёт более-менее весь ВВП Палестины. Если палестинцы перестанут нападать на Израиль, если они просто успокоятся и заживут жизнью нормальных людей (коими они и являются), ни у кого не будет причин давать их деньги. И они их больше не получат.

«Но как же» — восклицаете вы — «как же справедливость!». Палестинцы молят о справедливости! Что ж, может, Израиль сочтёт справедливым дать палестинцам деньги, землю или чизбургеры, или что-нибудь ещё. Мне бы хотелось верить, что эти деньги окажутся деньгами Израиля, а не Вашингтона. Однако если палестинцы хотят получить деньги, землю или чизбургеры, им придётся так или иначе научиться добывать это добро из Израиля или любого другого государства самим. Потому что мир классического международного права — это не мир, которым правит автомат по раздаче справедливости по имени «Дядя Сэм».

В этом гениальность классического международного права. Оно основано на концепции реального суверенитета. Тогда как создание квакерской «лиги по обеспечению соблюдения мира», или даже хотя бы британской системы «баланса сил» — это создание международного супер-суверена. То есть, мирового правительства. В руках квакеров оно не работает. Оно может работать в руках нацистов, но хотели бы вы этого?
Читать полностью
Неореакция 6 Jul, 03:03
Если всю традицию классического международного права можно свести к двум словам, этими двумя словами вполне может оказаться эта фраза из латыни: uti possidetis. Если и существует одна фраза, в которой лежит ключ в мире ко всему миру, то это она. Поразительно, но у неё даже есть своя статья на википедии; впрочем, классическая концепция в ней смешана в кашу с современной: с оксюмороном uti possidetis juris.

Основная идея uti possidetis заключается в том, что каждое государство легитимно и суверенно. Все государства — государства де-факто. Их границы определяются их военной мощью. Если два государства не согласны с тем, как пролегают их границы, они сами могут разобраться с этим. Все остальные должны уважать их решение. Как выражается Дэвис,

«Мирные договоры похожи на обычные своими формой, длительной подготовкой к подписанию и обязательным характером. Они отличаются от обычных договоров и частных контрактов положением вступающих в договор сторон, которые из-за обстоятельств каждого конкретного случая подписывают договор не на равных условиях. Это ни в коем случае не должно нас отвлекать от обязательного характера договоров, на котором необходимо настаивать как можно строже. "Соглашения, которые под принуждением заключает человек, считаются ничтожными, потому что это способствует благополучию общества. Если бы они имели обязательную силу, людей робких постоянно бы принуждали угрозами или насилием к отказу от своих прав, и даже к неразглашению угнетения, которому они подверглись. Понимание бессмысленности подобных обязательств делает попытки принудить к их заключению одними из наиболее редко встречающихся в обществе преступлений. С другой стороны, благополучие общества требует, чтобы обязательства, заключённые под принуждением страной, имели обязательную силу, ибо в противном случае войны бы заканчивались лишь полным подчинением и уничтожением слабой стороны"».

Иными словами, именно как они и заканчивались в двадцатом столетии. Когда заканчивались.

«Когда какая-либо из сторон считает, что достигла своей цели или становится убеждённой в невозможности её достижения, либо когда военные операции какой-либо из сторон оказались настолько успешными, что окончательно установили результат войны, все соглашаются на общее перемирие, и начинаются переговоры с целью восстановления мира».

Почувствовать дух этих правил несложно. Они были спроектированы для мира по-настоящему независимых государств — не британских или американских протекторатов. В рамках правила uti possidetis государственность — это некоторый объективный факт. Никто не спрашивает «должно ли Хамас владеть государством?». Спрашивают «государство ли Газа?». С точки зрения классического международного права, ответ, очевидно — да.

Давайте вкратце опишем, как этот план сможет создать мир на Ближнем Востоке. Во-первых, границы между Израилем и его соседями навсегда фиксируются. Эти границы — просто современные демаркационные линии, установленные в конце войны 1967 года. На Западном берегу существует пространство нечёткой юрисдикции: Израиль поддерживает там нечто, что можно назвать несовершенной оккупацией. Газа — отдельное государство. Я подозреваю, что Израиль сочтёт разумным эвакуировать большую часть поселений на Западном берегу и наделить эту территорию таким же статусом, что и Газу. Назовём новое государство «Рамалла».

США остаются абсолютно нейтральными в спорах этих государств. Они не предоставляют помощь Израилю. Они не предоставляют помощь палестинцам. Они не предоставляют помощь никому. Им не нужны протектораты, «друзья» и т.д. У них есть водородная бомба и Анджелина Джоли. Все остальные могут любить их за последнее и бояться из-за первого. Или наоборот: как им вздумается.

Более того, Ближний Восток (конкретнее — площадь вокруг Израиля) обладает заметной естественной стабильностью. Эта территория стабильна, потому что государство, которое не хочет войны, Израиль, гораздо сильнее своих агрессивных, ирредентистских и реваншистских соседей, Газы и Рамаллы. Таким образом, существуют два варианта развития событий.
Читать полностью
Неореакция 1 Jul, 21:48
Неореакция 1 Jul, 21:48
Гениальность Тацита и его современников классической эпохи (Фукидид, например, читается ещё лучше) заключается в том, что они рассказывают нам о том, что же на самом деле произошло. Не факты, а историю. И, возможно, у нас нет иного выбора, кроме как поверить им, однако мы всё же верим. Их голоса звучат убедительно.
Неореакция 1 Jul, 21:48
Да и вообще, что же такое история?

История — это просто всякие разные события. Происходившие преимущественно с уже мёртвыми людьми. Мы не должны ничем этим людям: в конце концов, они мертвы. Иногда к нам в руки попадают обрывки бумаг, на которых они что-то писали. Иногда — нет.

На той неделе я читал «Анналы» Тацита (без веских причин: я оказался в окрестности одной из копий книги Тацита), и мне не терпелось добраться до истории Калигулы (которого Тацит, как следует запутывая читателя, зовёт «Гаем Цезарем» — как если бы римлян с такими именами было немного). Однако вдруг я наткнулся на пробел в изложении. Тацит писал о Калигуле. Однако никто не знал, что он писал. Эта книга «Анналов» потеряна.

Однако до нас дошло почти всё содержимое «Анналов», в том числе и вступление, и вот как оно выглядит:

«Городом Римом от его начала правили цари: народовластие и консулат установил Луций Брут. Лишь на короткое время вводилась единоличная диктатура; власть децемвиров длилась не дольше двух лет, недолго существовали и консульские полномочия военных трибунов. Ни владычество Цинны, ни владычество Суллы не было продолжительным, и могущество Помпея и Красса вскоре перешло к Цезарю, а оружие Лепида и Антония — к Августу, который под именем принцепса принял под свою руку истомленное гражданскими раздорами государство. Но о древних делах народа римского, счастливых и несчастливых, писали прославленные историки; не было недостатка в блестящих дарованиях и для повествования о времени Августа, пока их не отвратило от этого все возраставшее пресмыкательство пред ним. Деяния Тиберия и Гая, а также Клавдия и Нерона, покуда они были всесильны, из страха пред ними были излагаемы лживо, а когда их не стало — под воздействием оставленной ими по себе еще свежей ненависти. Вот почему я намерен, в немногих словах рассказав о событиях под конец жизни Августа, повести в дальнейшем рассказ о принципате Тиберия и его преемников, без гнева и пристрастия, причины которых от меня далеки».

«Без гнева и пристрастия». Sine era et studio. Вряд ли эти слова были избраны просто так, и последовать этому совету — далеко не самое плохое, что можем сделать мы, дети нынешней эпохи. Всем сейчас по барабану до Тиберия. Однако ни ira, ни studio у нас не в дефиците.

В любом случае, потерять книгу Тацита не так уж сложно. Да и не такая уж это трагедия. Кто-то даже сделал документалку про Калигулу. Так что мы явно что-то знаем.

Потерять страну чуть сложнее. Однако и такое происходило, причём не с Далмацией, Дакией, Рецией или Бифинией. К этому посту прикреплена фотография оттуда.

Эта страна называлась «Родезией», и на картах её больше не найти. Оболочка Земли с тех пор была более-менее стабильной, и территория, на которой она находилась, располагается там же, где и раньше. Однако лучше бы вам туда не соваться.

История Родезии относится к той странной категории, которую можно назвать «живой историей». Родезия мертва, однако родезийцы ещё живы, и некоторые из них ведут блоги. Например, вот блог одного из родезийцев, с позициями которого, я уверен, многие читатели которых могут поспорить.

Потому что этот маленький безобидный девиз — sine era et studio — начинает звучать не так банально, когда мы говорим о «живой истории». Когда Тацит писал о, например, Веспасиане, он писал о событиях примерно своей эпохи. Как ira, так и studio там наверняка было достаточно.

История — это не список фактов. Мы все согласны с тем, что в 1973 году, когда я родился (и близко не в Родезии — у меня нет никаких личных связей с этим местом), страна с таким названием существовала. В 2007 году, когда я пишу этот текст, её больше нет. Это факты. Но факты — это не история. Если бы Тацит просто собирал списки фактов, никто бы не копировал его книги, и мы бы никогда не слышали ни о каком Таците.
Читать полностью
Неореакция 29 Jun, 01:35
Неореакция 29 Jun, 01:35
«Партизане. Термин «партизан» применяется к тем, кто, действуя в одиночку или в группах, действует рядом с некоторой армией и нарушает законы войны. Они не носят униформу, действуют без приказов своего правительства, и их деятельность состоит преимущественно в убийстве охранников и часовых, устранении отдельных личностей или отрядов, ограблении и других хищнических действиях. Поскольку в своих мероприятиях они не связывают себя законами войны, они не вправе рассчитывать на покровительство этих законов. В случае захвата с ними обращаются со значительной жестокостью, пропорциональной тяжести их преступления. Их действия не влияют на общий характер войны, и обычно лишь усугубляют её жестокость. Те, кого они убивают, просто теряют свои жизни, не наделяя другую сторону никаким соответствующим преимуществом.»

Quelle différence! А вот что о правомерности войны:

«Правомерность войны. Международное право не имеет никакого отношения к правомерности войны как таковой. Война — это факт международных отношений, и в связи с этим право принимает её и обсуждает её. Когда бы закон войны ни определялся, целью этого определения является попытка сформулировать правила и практики войны и заручиться общим согласием стран на такие изменения своего связанного с войной поведения, которые будут способствовать большей гуманности войны или сокращать её длительность, ограничивать её масштаб и ускорить возвращение мира и восстановление нормальных отношений воюющих сторон».

Друзья мои: это сладкий голос разума, отсканированный, деквакеризированный и предоставленный для вашего ознакомления добрыми прогрессистами, руководящими Google Books, которые поступают лучше, чем мыслят.

Я не могу процитировать книгу целиком. Если вас интересует наша тема (а кого — нет?), она просто-напросто заслуживает прочтения. Вы можете пропустить части, посвящённые дипломатическому протоколу, договорам и т.д. Война и суверенитет — вот что вас интересует.

Хотя классическое международное право и никогда не было идеалом, оно было просто прекрасно спроектированной структурой. Оно решало — не идеально, но довольно эффективно — проблему, которая сейчас кажется нам нерешаемой: обеспечение соблюдение суверенными странами правил хорошего поведения без какого-либо централизированного органа. Можно сказать, оно было p2p-архитектурой по построению мира во всём мире.

Боюсь, то, что мы имеем сейчас — это подход, который ближе, скорее, к клиент-серверной архитектуре. Он худо-бедно, но работает. Он не кажется мне стабильным или масштабируемым. Международное право было спроектировано для мира равноправных партнёров. Оно сломалось, когда одна страна — сначала Великобритания, а затем — США — решила взять на себя (по мотивам, которые на первый взгляд выглядели благотворительными, но на деле являлись виговскими) роль всемирного органа, следящего за его исполнением. После этого оно прекратило быть инструментом обеспечения мира и независимости и стало инструментом обеспечения господства и войны. «Другой порох».
Читать полностью
Неореакция 29 Jun, 01:35
Наконец мы готовы рассмотреть тему, с которой мы начали: мир во всём мире.

С точки зрения семиотики (что, детки, думали, я зря учился в Брауне?), чем восхитителен «мир во всём мире», так это тем, что хотя каждое отдельное слово в этой фразе определяется исключительно точно, да и их сочетание вряд ли более размыто, в ней заметна некоторая эмпсонианскость. Она напоминает нам о двух несвязанных напрямую концепциях: цели — Третья планета от Солнца оказывается свободна от состояние межличностного взаимодействия, известного под названием «война» — и стратегии по достижению этой цели.

Эта стратегия обычно известна под названием «пацифизм». В истории девятнадцатого и двадцатого столетия пацифизм ассоциируется с движением — т.е., с группой действующих на коллективной основе (пусть и не в рамках одной конкретной организации) людей — которых можно назвать интернационалистским движением. Хотя эта неминуемо нечёткая категория и включает в себя огромный набор людей и проектов, существовавших на протяжении последних двухсот лет, я думаю, что объективное краткое описание интернационалистов будет звучать следующим образом: интернационалист верит, что лучший способ достичь мира во всём мире — это построение глобальных институтов, которые будут действовать в интересах всего человечества. Locksley Hall Теннисона — классическое выражение этой идеи:

«Till the war-drum throbb’d no longer, and the battle-flags were furl’d In the Parliament of man, the Federation of the world.
There the common sense of most shall hold a fretful realm in awe, And the kindly earth shall slumber, lapt in universal law.»
[приблизительный перевод:
«Когда барабаны войны перестанут греметь, и когда воинские флаги улягутся в Парламенте людском, Всемирной федерации,
Здравый смысл большинства введёт капризные царства в восторг, и раздобревшая Земля погрузится в сон, закутавшись во всемирный закон».]

По вопросу столь важному, как вопрос мира во всём мире, нам явно нет смысла запутывать самих себя. Поэтому я возражаю против использования слова «пацифизм». Этот знак, объединяя два означаемых в одном означающем (цель мира без войны и стратегию интернационализма Локсли Холла) подсовывает нам три предположение, которые хотя и вполне могут быть истинными, кажутся мне совсем неочевидными.

Первое предположение: интернационализм — единственная стратегия, которая может достичь этой цели. Второе: интернационализм — эффективная стратегия по достижению этой цели. Третье: интернационализм не является основным препятствием к достижению цели.

Мне бы хотелось считать, что если вы прочитали до этого места в посте, не пропустив ни строчки, вы сразу можете узнать виговство и квакерство, как только увидите их. Так что позвольте мне предложить вам альтернативу стратегии Локсли Холла по достижению мира во всём мире: возвращение к классическому международному праву.

Разумеется, наши интернационалисты только и говорят, что о международном праве. Однако что они имеют в виду, так это современное международное право. Будучи настоящими вигами, они верят, что изменения, которые они проводили в последнем столетии, были изменениями к лучшему. Квакеризация — всегда улучшение, и международное право явно было как следует квакеризировано.

Под «классическим» правом я имею в виду право из любого момента времени до Первой мировой войны. Впрочем, рубеж столетия — отличный разделитель. Поэтому давайте рассмотрим «Элементы международного права», третье издание, 1908 год, автор Джордж Б. Дэвис. Я не знаю ничего об этой книге или её авторе, однако это, очевидно, стандартный текст. В нём можно обнаружить небольшие кусочки прото-Универсализма, однако их легко отличить от всего остального и отбросить. По большей части эта книга состоит из всей необходимой мудрости искусства управления государством классического мира Европы, и она очень хороша в вопросе цитирования источников. Она явно не является простым собранием личных позиций Джорджа Б. Дэвиса — кем бы он ни был.

Вот, например, что классическое международное право говорит о партизанской войне:
Читать полностью
Неореакция 24 Jun, 00:30
Неореакция 24 Jun, 00:30
Второй: хотя в том, что люди верят в бессмысленный поклёп, и нет ничего необычного, антиамериканцы — обычно самые образованные, и в целом самые модные и изысканные жители своих стран. Нет ничего необычного в том, что модные и изысканные люди верят в бессмыслицу, однако им необходима сильная психологическая мотивация для этого. Более того, очевидная мотивация — этнический национализм — обычно оказывается весьма немодной среди тех же самых элит. Даже французские антиамериканцы не верят, что Америка не должна править миром, потому что им должна править Франция.

Третий: антиамериканцы на самом деле обычно не ненавидят Америку или американцев. По крайней мере, если судить по моему опыту; впрочем, конечно, встречаются и исключения. Часто люди говорят, что США — величайшая страна на Земле; или была бы ей, если бы соответствовала своим же ценностям. Или они могут сказать, что они любят американцев, но ненавидят американское правительство, Буша и т.д. и т.п.

Четвёртый: мировая столица антиамериканизма — это как будто бы… Америка. Разумеется, если и существует система институтов, в которой антиамериканизм преобладает, это система университетов Запада; разумеется, самые престижные университеты Запада находятся в Америке, и, разумеется, антиамериканизм не мешает продвижению по карьерной лестнице в американских учебных заведениях. Где преподаёт Ноам Хомский? Не в Сорбонне.

Я готов изложить своё объяснение этих четырёх необычных фактов. Это, как обычно, будет всего лишь моё мнение.
Читать полностью
Неореакция 24 Jun, 00:30
Будучи юным американцем, жившим не в США, я часто сталкивался со странной системой взглядов, которую часто называют «антиамериканизмом». Мне было непросто понять, как или почему кому бы то ни было могли прийти на ум антиамериканские идеи. Реальность, которую мой отец приносил домой каждый вечер в тонкой и серьёзной форме Herald Trib, была одним, а антиамериканизм — чем-то совершенно другим.

Однако это верование выглядело довольно популярным. Более того: оно не было каким-то крестьянским суеверием. Если уж на то пошло, местные элиты — с чьим потомством я, конечно, воспитывался вместе, и чьи богатство и изысканность невозможно было отрицать — обычно являлись наиболее склонной к антиамериканизму группой населения в стране. Если кто и относился к проамериканцам, то это находившиеся на более низких ступенях пищевой цепочки. Вся ситуация была для меня загадкой, и прошло весьма немало времени, прежде чем я смог обнаружить хоть какой-нибудь удовлетворительный ответ на неё.

У современных американских интеллектуалов можно обнаружить, по сути, две теории антиамериканизма.

Если вы прогрессивный интеллектуал, вероятно, вы верите, что антиамериканизм — логичное следствие громких преступлений, которые Америка совершала в прошлом и продолжает совершать в настоящем. Эту теорию можно назвать теорией Мира смерти, в честь старого НФ-романа Гарри Гаррисона. Я не собираюсь оспаривать подробности списка американских правонарушений; основная проблема теории Мира смерти заключается в том, что многие другие державы двадцатого столетия совершали громкие преступления: Советы, китайцы, и, конечно, подлые французы, не создавая и близко ничего похожего на антиамериканизм.

Если вы консервативный интеллектуал, вероятно, вы верите, что антиамериканизм — плюс-минус современный эквивалент антисемитизма, т.е., ложь, которую распространяют беспринципные политики с привычной целью дорваться до власти на волне ненависти. Эту теорию можно назвать теорией гитлеровского антиамериканизма: Гитлер явно не был фанатом Америки в Эпоху джаза, заражённой неграми и евреями. Проблема с теорией Гитлера заключается в том, что большинство (хотя и не все) антиамериканцев, живущих на нашей планете, кажется, ненавидят Гитлера ещё сильнее, чем Америку, так что представить себе, что они заимствуют его трюки, несколько затруднительно.

И в теории Мира смерти, и в теории Гитлера явно есть кусочки правды. Однако в целом эти теории не то чтобы бросаются мне в глаза и не кричат «да! я правильно описываю реальность». Так что, возможно, нам стоит начать копать поглубже.

С антиамериканизмом связаны четыре по-настоящему занимательных факта.

Первый: фактическое содержание антиамериканизма, по сути, — бессмыслица. Я вам гарантирую, что если бы любой способный читать этот блог поболтал час с Бушем, Чейни или любым из их приспешников, после этого часа у разговаривающего осталось бы от своего собеседника впечатление чрезвычайно приятного, умного и абсолютно искренне человека. Более того: это впечатление было бы весьма точным. Мой отец — кадровый офицер дипломатической службы, PhD философии — общался с довольно большим числом этих людей, потому что одна из задач сотрудников дипломатической службы — присматривание за конгрессперсонами на банкетах. Вне зависимости от своей партийной принадлежности, все американские политики — люди приятные, все — довольно умные (иногда — крайне умные), и все весьма искренни в своём желании улучшать жизнь не только в Америке, но и во всём мире. С чего бы нет? «Никогда не приписывайте злому умыслу то, что вполне можно объяснить глупостью».
Читать полностью
Неореакция 23 Jun, 03:28
Неореакция 23 Jun, 03:28
"Они не могли выдать деньги на закупку пороха, ибо порох относился к военным ресурсам; впрочем, они проголосовали на выделение 3000 фунтов на закупку хлеба, муки, пшеницы "и других зерён". Некоторые представители совета, желавшие поставить Палату в ещё более неловкое положение, посоветовали губернатору не принимать средства, так как он просил другого, однако он ответил "я возьму деньги, ведь я прекрасно понимаю, что здесь имеется в виду: другие зёрна — порох". Который он и купил, не встретив никаких от совета никаких возражений"».

Если вам эта история кажется бессмысленной, то дело вот в чём: единицу пороха в то время называли "corn" — кукурузным зерном. История о "других зёрнах", которую я бы мог счесть апокрифом (можно ли назвать надёжным источником Франклина?) весьма известна среди квакерохейтеров. Обратите также внимание на «лигу по обеспечению соблюдения мира», о которой я в первый раз услышал пять минут назад. Век живи — век учись.

Даже мне трудно перестроить свой мозг, чтобы начать воспринимать прогрессизм как религиозное движение. Честно признаться, предположение "наше общество не то чтобы не движется в светлое будущее разума и истины, а неуклонно окружается железной хваткой древней религиозной секты" мне почти невозможно даже представить. Однако один мысленный эксперимент, который может помочь в этом, звучит следующим образом: представьте себе, что — возможно, из-за действий каких-нибудь злых пришельцев — каждый прогрессист (вне зависимости от того, считает ли он себя «христианином» или нет) автоматически превратился бы в традиционалиста, и наоборот. Каждый, кроме вас.

Вы бы вдруг обнаружили, что вы находитесь в мире, в котором все рычаги власти, престижа и влияния находятся в руках у опасных религиозных психов. По крайней мере, людей, которых вы — будучи прогрессистом и всё такое — считаете опасными религиозными психами.

…ага. Я не прогрессист. Но я и не традиционалист. Я вообще не христианин. Я считаю, что потратить немного времени на попытки очнуться от всего этого багажа истории стоит того.
Читать полностью
Неореакция 23 Jun, 03:28
Ещё один способ измерить успех [деноминации] — это проанализировать, насколько хорошо она передаётся от поколения к поколению. Хоть Универсализм и почти наверняка произошёл от американских пуритан, живших в семнадцатом столетии (прочтите эту книгу, если не верите), средний пуританин пришёл бы в ужас от взглядов прогрессистов. Как и почти каждый житель семнадцатого столетия. Однако кто из этих жителей был ближе всего к ним?

Оказывается, в семнадцатом столетии существовала ультра-раскольническая группа, чьи взгляды были довольно близки современному прогрессизму. Не идентичны — было бы странно ожидать этого — однако для того, чтобы найти какой-нибудь вопрос, по которому они противоречат друг другу; не говоря уж о вопросе, из-за которого они могут втянуться в спор, нужно как следует постараться. С тех пор многие незначительные ритуалы и традиции оказались отброшенными, однако современные представители этой секты — явно прогрессисты. И хотя эта секта по диссентерским стандартам молода, она была весьма влиятельной ещё с момента написания «Простейшего способа».

Я говорю, конечно, о квакерах. Если бы тот корреспондент Time назвал бы программу Федерального совета супер-квакерской, он, вполне возможно, озадачил бы своих читателей, однако если уж на то пошло, с теологической точки зрения его описание было бы более точным. История мейнлайнового протестантизма в Америке — это более-менее история его квакеризации. По сути, сегодня мы все квакеры. Даже мне тексты квакеров кажутся на удивление близкими, а я реакционный якобит.

Однако их не просто так изгнали из Англии. В этой занимательной дискуссии о 1917 годе, посвящённой квакерам и Первой мировой войне (которую в одновременно наивном и бесстыдном, потрясающе квакерском стиле хостит… Quaker Heritage Press), можно увидеть пример того, что людей так пугает в квакерах:

«Для начала стоит отметить, что на практике отношение квакеров к этому вопросу [вопросу войны] не сильно отличалось от отношения социалистов, среди которых можно было встретить как ярых националистов, так и заядлых пацифистов. У Друзей были свои герои-патриоты и герои-военнослужащие. Бетси Росс, сделавшая наш первый флаг, была членом их общества. Томас Миффин, генерал-майор и ближайший адъютант Вашингтона, был квакером; как и генерал-майор Натаниэль Грин; как и Джейкоб Браун, преподававший в школе в Баксе, который дослужился до главнокомандующего армии Соединённых Штатов Америки. Роберт Моррис финансировал Революцию во многом за счёт квакерских займов. Джон Брайт, один из самых влиятельных английских квакеров, выступал в поддержку американской войны по уничтожению рабства. Аболиционистские стихи Уиттьера были в высшей степени воинственными. Даже Уильям Пенн предлагал создать международную "лигу по обеспечению соблюдения мира", которая бы при необходимости бы задействовала вооружённые силы. Однако доктрина пацифизма всегда была важнейшей частью принципов квакерства, и одна из любопытных частей американской истории — это странные уловки, которые члены этого общества задействовали для примирения своей искренней любви к стране со своими взглядами, когда они поддерживали проекты, необходимые для защиты страны, которые они официально не могли одобрять. У Франклина есть многое объясняющая история о "неловкости, в которой они оказывались (в пенсильванском собрании), когда бы они ни запрашивали средства на военные цели". Он говорит, что они не желали перечить правительству и нарушать свои принципы, и поэтому использовали "множество отговорок"; наиболее распространённой из них была просьба предоставить деньги "на нужды короля" и избегать любых вопросов об их реальном использовании. Однако однажды, когда Новая Англия попросила Пенсильванию предоставить финансы на закупку пороха, этот остроумный приём не сработал:
Читать полностью
Неореакция 17 Jun, 00:29
Неореакция 17 Jun, 00:29
Последняя глава этой грустной и жестокой истории была написана в 1960-х, когда совершеннолетия достигло первое послевоенное поколение. Этих юношей и девушек обучал выигравший в войне Универсалистский «истеблишмент», и они совершенно не подозревали, что человек серьёзный и интеллигентный может быть не согласен с Универсалистским консенсусом. Это всё привело к своего рода ползучей талибанизации, в рамках которой доктрины Универсализма постоянно становились всё более экстремальными: этот процесс продолжается и по сей день.

Сегодня, возможно, самое простое определение Универсализма — это «система взглядов, которую преподают в американских университетах (по крайней мере, спонсируемых государством университетах)». Но опять же, это, по сути, христианская секта, и эхо её моральных и политических принципов можно обнаружить в Массачусетсе и северной части Нью-Йорка в любой момент после 1830-х. The Blithedale Romance Хоуторна, например, — сатира на хиппи, написанная… в 1852 году. В ней не хватает только пачули.

Универсалисты, наследующие постмилленарную эсхатологию Кальвина, занимаются построением Царства Божьего на Земле (первые постмилленаристы верили, что после того, как это царство будет построено, на Землю вернётся Христос; от этого теологического антревольта они уже давно отказались). Видение «Града на холме» — это непрерывная традиция, идущая от Джона Уинтропа к Бараку Обаме. В Британии тесно связанное с Универсалистами Евангелическое движение использовало термин «Новый Иерусалим», который, увы, так и не закрепился на нашей стороне Океана, однако он, возможно, выражает это видение лучше всего. Я всегда представлял себе Новый Иерусалим («В зелёной Англии родной»), как нечто с кучей гигантских бетонных башен, с раздающейся из чьего-то гетто-бумбокса "Guns of Brixton" Clash и сорокалетней бабушкой, вопящей на свою дочь-наркоманку, однако я не уверен, что в 1890-х его видели именно таким.
Читать полностью
Неореакция 17 Jun, 00:29
Универсалистский синтез объединил две американских традиции, у которых в прошлом иногда были разногласия. Одной из них было экуменическое движение мейнлайновых протестантов, примером которого являются такие институты, как Федеральный совет церквей; самые смелые теологи в нём двигались к гуманизму. Другой — та, которую можно (в дань уважения Эдварду Беллами) назвать националистической: огромный набор секулярных прагматиков, социалистов, анархистов, коммунистов и других реформаторов, которые стягивались к появившейся в конце девятнадцатого столетия университетской системе, вдохновлённой немецким образцом; эта система стала своего рода клоповником, способствующему размножению плохих идей.

(Один из наиболее разумных националистических философов, Уильям Джеймс, всерьёз предлагал полувоенный принудительный труд в качестве лекарства от всех социальных проблем — в 1906 году. Ах, Билли, если бы ты только знал! И утопия невероятно влиятельной Looking Backwards Беллами (1888 год) — по сути, Советский Союз.)

Хотя в Прогрессивную эру эти группы и в целом сотрудничали друг с другом, обстановка между ними была несколько напряжённой: например, из-за Сухого закона, принять который секулярным националистам оказалось непросто. Напряжение сильно снизилось во время Нового курса, во многом благодаря великолепному перевороту, в рамках которого Прогрессисты захватили некогда противостоявшую им Демократическую партию и превратили её в экстремистское прогрессивное движение, при этом упразднив Сухой закон. Под именем ФДР даже издавалась книга, называвшаяся Looking Forward.

(Занятно, что и у движения мейнлайновых протестантов, и у движения секулярных националистов есть глубокие связи со злобным Жаном Кальвином, аятоллой женевским. Мейнлайновые протестанты происходят от кальвинизма через, конечно, пуритан. На националистов эта традиция — в своих поздних, унитарных и трансценденталистских формах — тоже сильно повлияла, однако многие из них также обучались в прусской системе университетов, где они узнали о секулярных версиях божественного государства Кальвина, которые проповедовали сначала женевец Руссо, и затем — Гегель. Смерть — хозяйка из Германии. [отсылка к фразе der Tod ist ein Meister aus Deutschland из «Фуги смерти» — пр. пер.])

После ВМВ никаких ссор между этими двумя фракциями больше нельзя было углядеть. Любые противоречащие Универсализму взгляды стали социально неприемлемыми в вежливом обществу. Прогрессивное христианство с помощью секулярных теологов, таких как Харви Кокс отбросило последние остатки библейской теологии и завершило долгую трансформацию в обычный социализм. Национализм также становится термином неуместным, и с ростом американской мощи он превращается в интернационализм и, как сейчас его называют, транснационализм. На месте сакрализованных региональных государств транснационалисты хотят возвести сакрализованное планетное государство: руководствуясь принципом, который Альберт Джей Нок сформулировал как «если ложка синильной кислоты вас убьёт, то бутылка вполне может сделать вам много хорошего».

Найти Универсалистские символы веры несложно. Мне нравятся Манифесты гуманистов (первая версия, вторая, третья): они более-менее целиком описывают предмет обсуждения. Декларация прав человека ООН тоже подойдёт. Ни один мейнлайновый протестант не найдёт ничего этически неприемлемого ни в одном из этих документов.

В своей, возможно, бесплодной попытке немного ужать все эти банальности, я определил четыре основных Идеала этого вероучения: «социальная справедливость», «мир», «равенство» и «сообщество». Как мы уже видели, «социальная справедливость» означает «политическое насилие» (https://t.me/nrx_rus/918 https://t.me/nrx_rus/955), и «мир» означает «победу» (https://t.me/nrx_rus/943 https://t.me/nrx_rus/980). Вскоре мы доберёмся до «равенства» и «сообщества».
Читать полностью