ПчелоВвод

@p4elovvod Нравится 4 ВП

твои мысли - моими словами
чернокнижник, философ, поэт, алкоголик-пчеловвод
тот самый @p4elo_vodka
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Блоги


Написать автору
Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Блоги
Добавлен в индекс
24.05.2018 22:07
Последнее обновление
27.05.2019 03:28
реклама
Telegram Analytics
Самые свежие новости сервиса TGStat. Подписаться →
Searchee Bot
Каталог 270k+ Telegram-каналов с удобным поиском в боте.
@TGStat_Bot
Бот для получения статистики каналов не выходя из Telegram
1 345
подписчиков
~487
охват 1 публикации
~523
дневной охват
~7
постов / нед.
36.2%
ERR %
20.75
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
110 упоминаний канала
22 упоминаний публикаций
5 репостов
Два яйца
Timinsky
Monologues of Survivor
Не первое чтение
Люк, это твой отец!
Не первое чтение
Неоднозначно
Саралидзе
ПРОБУЖДЕНИЕ
ЭКСТРЕМИСТ
РАДИО МИЛЬШТЕЙН
Новые каналы
Караван Летит
Сова в дупле
Ладим Ладимыч
Опыт Инвестора
Дочь рок-н-ролла 👑
Дочь рок-н-ролла 👑
Грани женственности
Me As Normal
Два яйца
Ладим Ладимыч
Сова в дупле
Уникальная Психология
Психонавтик
ОКОЛОКРЕМЛЯ
пока не отчислили
Russia. Диагноз
ПРАВЫЕ
Brands Time
аутентично!
Краткая биография
whatcha
Дядя Саймон
Where is Аня?
бегиотменя.
Симфония любви
Россия без цензуры
Freedom of Mind
Политикан
Быть Или
Неприкасаемые
Me As Normal
Усы Пескова
Каналы, которые цитирует @p4elovvod
Люк, это твой отец!
Саралидзе
Неоднозначно
ЭКСТРЕМИСТ
Книгоблуд
ЭКСТРЕМИСТ
Книгоблуд
Саралидзе
Неоднозначно
РАДИО МИЛЬШТЕЙН
Сыны Монархии
Ладим Ладимыч
Сова в дупле
Сова в дупле
Me As Normal
Ладим Ладимыч
Me As Normal
Вестник России
PoraValit
Мамонт Женя
kryptos
Бла-бла-номика
Сделано в РФ 🇷🇺
Налоги, законы, бизнес
Недвижа
Финансовый Караульный
Китайская угроза
banki
YOBA MEDIA
НалогPRO
ОКОЛОКРЕМЛЯ
Малюта Скуратов
Мировой бизнес журнал
Агит Россия
БЕЗ ПАНИКИ
Корифей Хабаров
338
Bezdoukhovnost'
Усы Пескова
Дед Пихто
Караульный
Crypto Jobs Market
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
ПчелоВвод 23 May, 13:41
Однажды у меня ничего не было. Как и у тебя. Только старый плеер. Там. В кармане. Сейчас, нащупаю его замёрзшими пальцами. Какие-то записки. Обрывки объявлений. Мёртвые телефоны на бездушных клочках бумаги. Крошки хлеба. Табачные крошки. Слетевшие с губ. Одинокие, слипшиеся комочки. Этой ночью одиноко всем. Уже не надо быть ближе. Прижиматься друг к другу, согреваясь. Всё ушло…

Тот самый день. Я помнил. Однажды. Когда я его нашёл. Мой плеер. Он лежал на снегу. Алой точкой. Кровавым пятном. Я наклонился. Присмотреться. Зрение уже не то. Ей не место здесь. Снег такой чистый. Ей нужно быть со мной…

Я притронулся к ней. И она зазвучала. Я убрал руку. Музыка стихла. Кровь на снегу. Такая же, как и во мне. Мне пригодиться. Так я нашёл свой старый плеер.

Так я перестал быть в тишине. В вязкой, давящей вашими взглядами. Молчаливым осуждением. Презрительной ненавистью.

Я помню музыку. Как она звучала в грязных подвалах. В пыльных углах чердаков. На вокзалах. В квартирах? Я включал и слушал. Я следил за тем, как пустеет тарелка. Как уменьшается кусок колбасы. Как заканчивается банка шпрот. Может быть кильки. Может быть чёрствый батон. Чаще ничего. Слюна. Глоток слюны. В плеере всего дюжина песен. Без названия. Просто песни.
Про любовь.
Про разлуку.
Чтобы спать.
И ещё. Другие. От которых было холодно даже летом. Они падали слезами в пролёты больничных лестниц. Однажды я помнил все эти песни.

Ну, где же он? Где?!
Летят на чистый снег табачные крошки. Летят крошки хлеба. Телефоны мёртвых людей, на обрывках бумаги. Вот. Наконец-то. Нашёл. Нажал.
Что это было? Пуговица? Осколок кирпича? Я не знаю. Музыка.
Let the music play
Читать полностью
ПчелоВвод 23 May, 12:51
​​Парадокс моей бабушки.

Ей меньше лет, чем мне. Потому, что до того, как я родился, она не была моей бабушкой. А пару лет назад она вообще умерла. Ей было 78 лет.
ПчелоВвод 22 May, 12:29
Современная проза – охуенна. Вернее, моё охуение от неё безгранично. Я ловлю дикий кайф от её авторов. От их охуизма. Они все такие классные. Но не понятые. А если и понятые, то не признанные. А если и признанные, то не широкой общественностью. Искусство не для всех. Но всем поголовно хочется. Славы, денег, популярности, баб, мужиков, собак, любой ебли мез меры. Всего без меры. И чтоб на улицах узнавали. И чтоб в рот смотрели.
А откуда это всё придёт, если тексты похожи на обоссаные стены:
Леночка, встревоженная, бежала вдоль дороги. Угрюмое небо готовилось разреветься. Встречные машины сигналили ей. А в голове эхом звучало – Не успею! Робкий луч солнца с надеждой пробивался в дырочку, в облаках…

Автор, ты – мудак! Дырочка у тебя в сраке. Сквозная. До самого мозга. Через которую ты его и просрал.

А вот ещё:
Между ними была пропасть непонимания. Хотя стояли они на расстоянии вытянутой руки. Молчание повисло в комнате. Время остановилось. Только солнечный лучик прыгал по комнате, как непоседливый котёнок. Залезал на старое трюмо, оставшееся от бабушки, запрыгивал на колченогий стул.

Автор, ты – пиздабольский, колченогий мудак! Запрыгни на хуй со своим стулом, и сверкая своими алчными кошачьими глазами, убейся головой вниз, блядь.

Ещё бывает:
Жизнь представлялась Фёдору Михайловичу чередой диафильмов, чёрно-белых воспоминаний, непроизошедших событий. Вероятно, что это был диссонанс из чужих отпечатков памяти, парафраз старых газетных статей, вырезками хранившимися в ящике стола.

У меня, сука, даже нет слов. Это, блять, что?

Ну и конечно:
Однажды, мой друг Васька, ну так-то у меня у меня два друга, но этот самый лучший, на рыбалку позвал. Пойдём, мол, карасиков, того, наловим…

Карасиков, блядь!
Если ты пишешь такие тексты. Если ты хуячишь такие посты. То скоро все литературные премии станут твоими. Потом тебя позовут на канал Культура. В охуительную передачу о современной литературе. Где ты, закинув ногу на ногу, будешь пиздеть об упадке жанра. Об измельчении словесности. О том, что не осталось талантов. Нет самородков. Закончились пророки. Нет публикаций. Нет тиражей. Никто никого не читает. Никто ничего не ценит, кроме истинных, сука, ценителей. Во-оот.

И тут меня, конечно, спросят. Кто? Да хуй его знает. Кто-нибудь. Спросит – А где же у тебя всё вот это вот, а? Где слава, деньги, популярность, бабы, мужики, собаки, любая ебля мез меры. Всё без меры. Где это всё? А нету нихуя. И наверное, не будет никогда. Потому, что я – безграмотная скотина. Графоманская выдрочь потому, что. Да насрать. Зато, блять, драйв какой! Экшн, сука! Чистый экстаз! Неподдельные слёзы восторга и счастья! Всё это. Дохуя всего!

Тиражи? Премии? Да я клал на них. Или ложил. Кому как нравится. Будет у меня всё. И небо в алмазах, и узнавание на улицах, и заглядывание в рот. Всё будет. Главное, чтоб слова были. Пусть и самые простые. Самые.
Читать полностью
ПчелоВвод 18 May, 09:36
​​осталась последняя возможность!

завтра всё изменится. деревья станут ниже. трава поблекнет.

что нас может спасти? только лес. принять долевое участие в походе легко.
что там будет? как обычно.

Блокнот. Алкоголь. Одиночество.


4276 4000 5905 2911 - почти мой, точно сбер

4693 9575 5638 8069 - почти сбер, точно мой

ах, вот ещё... начитался кое-кого, обзавидывался жутко и тоже решил завести

https://www.patreon.com/p4elovvod
Читать полностью
ПчелоВвод 17 May, 11:48
Раз в году наваливается старость. Без причин. Просто время приходит. Делаешь вид, что бодришься, а в глазах грусть. Тоже мне – День Рождения! Что празднуем? Что дожили?
Сомнительный повод отметить ежегодный приступ меланхолии. Умники придумали себе кризисы всех возрастов, чтоб скрыть нарастающую апатию. Те, кто поглупее, просто радуются жизни.
Без причин. Просто время проходит…
ПчелоВвод 16 May, 14:53
показуха

почему она живёт и процветает везде? потому что это то, как все устроено на самом деле. это, блять, священная матрица. её можно увидить только находясь снаружи. помните про мозг в банке? тут тоже самое. только мы не в банке. мы в чортовой матрёшке. и мы нихуя не Нэо, чтоб вырвать ебаные провода из башки. мы - тень от женщины в красном.
ПчелоВвод 16 May, 14:45
как не свалица в пучину микроблогинга?
Опрос
  • как!
  • пук!
  • там ошибка, в свалице...
65 голосов
ПчелоВвод 16 May, 09:59
Однажды мог бы жить маленький, жёлтенький, местами очень пушистенький цыплёнок, с милыми розовыми лапками и нежными крылышками. Он мог бы смешно бегать. И ещё смешнее спотыкаться и падать. Его бы хотелось поднять и погладить. Он мог бы знать всего два слова Пи и пИ. Ни одно из них бы не значило ничего. Но произносил бы он их с упорным постоянством. Изредка меняя интонацию.

Он мог бы быть очень любознательным. Он мог бы быть очень дружелюбным. Всем могло бы казаться, что он и есть солнце. Маленькое, неуклюжее солнышко. Концентрация всеобъемлющей доброты и неумелого счастья. Его бы могли любить все: и красивая, но уставшая лошадь, и печальные коровы, и огромный сильный бык, и важные гуси, и хитрый кот. Даже злой пёс не рычал бы на него.

Он мог бы жить таким. Но однажды из него выросла тупая курица или глупый петух…
🐣 13
🐥 9
Читать полностью
ПчелоВвод 15 May, 14:44
​​Из цикла: Любопытно об христианстве.

При прощании с усопшим, храмовный служака, в прошлых веках, должон был съедать блинок покрывавший лицо помершего. Аккуратнейшим образом, стараясь не прихватит жадной пастью куски мёртвой плоти. После, гроб торжественно скидывался с табуретов на пол, и батюшка залазил с ногами внутрь, на манер лодочного гребца. Свешивал босы ноги с боков и отталкиваясь ими как вёслами, кружил вокруг алтаря, распевая на церковный лад:
- Коли Есусу Христосу Копьем Тыкали Во Грудь. То И Мне, Коли Поймают, Пусть Немыты Пятки Жгуть!
Портянки священного служителя утрамбовывались в кадило и воскуривались. Благоухая, и заставляя мираточить всех присутствующих. Добавляя драматизма в ритуал. По изгорании, оставшаяся зола добавлялась в просвирошное тесто. Из которого пекся хлеб насущий.

Родственники усопшего делали вид, что пытаются поймать вольного гребуна. А на самом деле, отвлекая его, воровали церковную утварь. Которую позже, с чистым сердцем, жертвовали храму. Остальные присутствующие, после каждого круга, кидали через правое плечо горящую свечу, не менее мизинца помершего в диаметре, в близвисящую икону. Промахиваться не разрешалось. Провинившегося нещадно били, той самой незапятнанной иконой, и изгоняли прочь. Прощание защитовалось, когда ловили батюшку, либо когда из окрестных домов, приходили с вилами жители, и разгоняли беснующихся в ночи идиотов.

При свадьбе, жених с невестой, на четырёх костях, держась зубами за белоснежную, в прошлом, простыню, символизирующую чистоту помыслов молодожёнов, пятились задом вокруг аналоя. На простыне, воздев опалённые пяты к небесам, возлежал батюшка, свистом направляющий тянущих одну лямку супружников. Необходимо было воскружить его по количеству приглашённых. Собственно поэтому бракосочетаться все стремились в тайне. Отсюда и пошло таинство бракосочетания. Ибо венчающийся, выпустивший из зубов простыню, попадал в пожизненное служение попу. А свадьба считалась недействительной. Вот такие пироги с попятами…

До новых встреч в эфире!
Читать полностью
ПчелоВвод 15 May, 05:15
Когда опять? Нескоро? Так хочется вновь научится находить связи в бессвязных речах. Видеть смысл в окружающем. Помнить себя позавчерашним поэтом. Вчерашним творцом сегодняшних мыслей. Венцом событий. Вязать узелки на памяти, ввязываясь в водовороты эмоций. Думать о людях хорошее…

Понимать, что на твоих плечах лежит не пыль прожитых лет, а держится вся земля. Зачёркивать, а не стирать. Строить, а не выкладывать сториз. Готовится к полётам, наблюдая за птицами. За тем, как они идут на взлёт. Прочь из твоих рук. Прыгать по песку, разбегаясь. Оставляя за собой трехпалые следы. Ощущать сопротивление воздуха грудью. Бездну под собой. Видеть в убегающую в горизонт тень. Падать. Падать, разбиваясь о закрытые двери. Наматываться на бесконечные колёса. Понимать, что знаки мельчают. Раньше их было видно только поднявшись ввысь. Теперь они стали затёртой разметкой дорог…

Стой! Куда прёшь! Красный!
Читать полностью
ПчелоВвод 14 May, 14:49
Вокруг очень много непонятной хуйни. И ещё больше людей, которые верят в эту непонятную хуйню. Ну, например, отрицательная калорийность. Отличная тема! Сожрал тазик шпината, запил ведром сельдерейного смузи, и похудел на семь кило жира. Ну, а чо нет-то?

Холодная вода ещё. Пиздец как жир сжигает. Ага, ещё скажи, чо не в курсе! Да чоб её нагреть знаешь сколько энергии организму требуется? Ого-го сколько! Так что не злоупотребляй, а то вес в минус пойдет. Чёрные дыры знаешь? Это вот от отрицательной калорийности всё пошло. То-то…

Есть ещё люди, которые верят другим людям. По любому поводу. Чего не возьми. Вот хотя бы порнуха.
1. Часть человечин её не смотрит.
2. Часть человечин утверждает, что не смотрела никогда.
3. Часть человечин, по неведомым причинам, стыдятся процесса и поэтому бессовестно врут, что они либо 1, либо 2.
И есть те, кто верит третьим. Ну, камон! На дворе уже чорти пойми какой век! Любой извращуга, даже самый пиздливый, найдёт себе пару для коитуса. И непременно, найдётся человечина желающая на это посмотреть. Хоть ради спортивного интереса. Ничего удивительного. Прогресс. Даже кота моего уже не удивишь VR на 360°.

Только представь, чотам на плодотворных порно полях творится! Сколько креатива! Роботы! Люди роботов уже ебут! Только недавно всё наоборот было. Так что не верь никому! Все пиздят. Даже роботы. Поэтому перед сношением сервисную книжку спрашивай. А то мало ли…
Читать полностью
ПчелоВвод 13 May, 16:24
Необходимо утвердить регламент выхода в рабочий график, после затяжных выходных (отпуска).

День первый
На работу прибываем к 12:00. Разумеется, на корпоративном транспорте. Сотрудники, которым по штату положен автомобиль, заезжают за своими менее успешными коллегами-идиотами. Сотрудники, которым положен автомобиль с водителем, на работу в первый день не выходят. Жлобы чортовы!

В этот день не стоит вникать в рабочий процесс. Просто ходим по территории офиса/завода/предприятия/участка, знакомимся с людьми. Вспоминаем их имена и должностные обязанности. Желательно управится с этим до обеда. После обеда лёгкая, непродолжительная дрёма на рабочем месте. Всё. В 16:00 необходимо покинуть территорию работы, во избежание переутомления и как следствие нервного срыва.

День второй
Пробуем прибыть на работу к 11:00. Самые смышлёные, запомнившие как кого звать и кто за что отвечает, заканчивают ритуал приветствия за 35-40 минут, и могут насладится чашкой вонючего липтона на рабочем месте. Остальные возвращаются в день сурка и просто ходят по территории офиса/завода/предприятия/участка знакомятся с людьми. Вспоминают их имена и должностные обязанности.

Ничего страшного в этом нет, но в следующий раз вас попросят подежурить на праздниках – чтоб лишний раз не насиловать память. Своему начальнику. Заставляя выдумывать предлог для вашего увольнения по собственному желанию.

После чайной церемонии можно включить компьютер и запустить обновления. Всё. Далее наше присутствие тут неуместно. Компьютер сделает необходимое и перезагрузится. Можно смело идти обедать. Вздремнуть можно на парковке. В автомобиле сотрудника, которому он положен. Не более, чем по двое в одном. Сегодня подольше. В 17:00 рабочий день считаем оконченным. Поэтому, с улыбкой покидаем территорию. Не забываем разбудить забывших завести будильник коллег. Они это оценят.

День третий
Приходим на работу чуть раньше начальника. За предыдущие дни необходимо было выяснить, кто из этих выблядков, работающих с вами, он и есть. Включаем обновившийся компьютер. Пока он загружается, сдуваем пыль со стола, вытряхиваем клавиатуру, протираем монитор. Сверяем календари и время на всех девайсах. Приступаем к работе. Первым делом смените обои на рабочем столе. Потом перегруппируйте ярлыки, удалите ненужные, обновите кросс-ссылки. Всё. Обед. После обеда не расслабляемся. Дремлем в полглаза, читая накопившуюся почту.

Важно!! Сорвите все жёлтенькие бумажки-напоминалки с монитора. Они уже примелькались. Возьмите стикеры другого цвета, заполните, расклейте в обратном порядке. Отлично. Вы готовы в полноценному выходу на работу. Завтра начинаем.
утверждаю! – 23
вы все уволены! – 9
Читать полностью
ПчелоВвод 13 May, 12:27
Ветеринарские будни #2

Доктор Мштейн задумчиво чесал бороду и осуждающе смотрел на гепарда Евгения. Тот лежал, задрав лапы к потолку и еле дышал. Весь был покрыт язвами и струпьями. Буйвол Иннокентий принёсший его, утверждал, что перед тем, как впасть в забытье, тот что-то бормотал про муху Цэце.

Осмотрев больному вялые уши и засунув под хвост дежурный оловянный градусник, Мштейн отправил Иннокентия на почту с депешей. В больнице заканчивался кокос. Это пахло нервным расстройством. А расстраиваться доктор не любил. Поэтому, достав градусник он весело произнёс:
- Пизда вам, батенька!
Евгений ничего не ответил. Неудивительно. Его язык так опух, что еле помещался в пасти. Доктор достал из большого, обитого кожей аллигатора-альбиноса, сейфа зелёнку и начал обрабатывать язвы Евгения.

Закончив, Мштейн вколол Евгению адреналина, засыпал в пасть остатки кокосового порошка, припасённого на вечер - Пациенты – превыше всего! и велев не ловить еблетом мух, отправил восвояси.

В эпикризе же доктор старательно вывел GEPARDIT CE.

С тех самых пор, от перенесённой болезни, все гепарды стали желтого оттенка и терпеть не могут мух. Пятна зелёнки, в свою очередь, выгорели на солнце и стали чёрно-коричневыми, придав гламурина и без того пиздодельным животинам.
Читать полностью
ПчелоВвод 12 May, 11:47
Автовокзал казался заброшенным. Окраина города. Полночь. Геннадий сидел на бордюре и курил. Луна моргала ему отражением в луже. Он пьяно щурился ей в ответ. Тёплый ветер качал отрытую дверь вокзала, выскрипывая какой-то знакомый мотив. Недалеко, у помойки, переругивались бомжи. Геннадий откинул назад голову и пыхнул парой колец в ночное небо…

- У вас свободно? - девушка присела на бордюр рядом с ним.
Что это за фокусы? - вяло подумал было Геннадий. Обернулся и слегка прихуел. Рядом сидела красивая девушка. В васильковом платье с глубоким декольте. Серо-зелёные глаза. Рыжие локоны. Загорелые ноги обуты в псевдо-советские кеды.

- Чо? - смог он выдавить из себя.
- Вы тоже в Максимовку?
- Кто? А! Ну, да. Тоже. Я.
- И я. Здорово, правда?
- А? Да! Очень.
- Меня Сашей звать. А вас?
- Геннадий. У меня пиво есть, будешь? - перешёл в наступление Геннадий.
- Можно и пива. Только сначала минет, ладно?
- ...
- Ты не хочешь?
- А? ХОЧУ! Но, тут вон – люди!
- Ну, какие это люди? Отбросы! - Александра улыбнулась и расстегнула Геннадию ширинку.
Спасибо, боже! - промелькнуло в его голове. Он откинулся на спину и закрыл глаза…

Это было волшебно. Такого кайфа Геннадий не испытывал уже лет пять-семь. В мыслях кружилась луна, васильковое платье, запах помойки и скрип двери. От волос Александры странно пахло.

Что это? Ссаниной какой-то вроде пасёт. Может мне кажется? Бля-аа, какой же кайф…Сашка…Ты фея…

Ещё чуть-чуть. Оргазм был близок. Геннадий выгнулся на лопатках, прижимая руками голову девушки к себе, и кончил. Какое-то мгновение он лежал на холодном асфальте, замерев от невыносимого блаженства. Ужасный запах вырвал его из сладкой истомы.

Геннадий наконец открыл глаза и приподнял голову.
Освободившись от его рук, бомж, сладко причмокивая, поднял на него взгляд, и утерев с лица остатки спермы, громко захохотал в застывшее в ступоре лицо, перегаром и вонью гнилых зубов.
Ещё с десяток бомжей, стоявших полукругом перед ними, тоже заклокотали охрипшими голосами. Кто-то забился в приступе туберкулёзного кашля. От чего остальные зашлись ещё громче.

Геннадий достал из кармана шорт неизменную крестовую отвертку и вогнал себе в левый глаз, по самую рукоять…

…мерно качаясь на ухабах просёлочной дороги, автобус напоминал Геннадию прогулочный катер на Волге. Два ряда тройных сидений смутно походили на самолётные. Саша сидела у окна и рисовала цветы на запотевшем стекле. Бежевое худи. Очки в толстой, чёрной оправе. Косички и большие, белые, школьные банты. Яркая красная помада. От Александры не осталось и следа. Гена сидел у прохода. Изредка поглядывая на неё.
На одном из резких поворотов они вновь переглянулись. Накинулись на сидящего между ними мужчину. Съели верхнюю его половину, а нижнюю, превратив в маленького паучка, посадили Саше на очки. Взялись крепко за руки. Дорога обещала быть интересной…
это пиздец! – 41
я в ахуе, как круто! – 14
Читать полностью
ПчелоВвод 10 May, 21:30
​​Пожертвования — сплошное лицемерие. Кому они нужны в большей степени, тебе? Твоему эгу? Ни верю ни одной натянутой улыбке на этом всратом, однодневном празднике альтруизма. Все эти групповые фото с детдомовцами, больными из хосписа, стариками из домов престарелых, животными из приюта. Вчерашними ветеранами?

Тебе некуда деть свою любовь, жалость? Чтож, посвяти всю жизнь этому. Какова цель? У тебя большое сердце? Так в чём дело? Усынови. Оформи опекунство. Приюти. Заботься каждый день. Быть добрым на час – удобно. Быть рядом постоянно – это жертва. И ты на её хуй готов.

Сделай что-нибудь действительно полезное. Как там в поговорке? Дай ему удочку. Подай стакан воды. Погладь и терпи укусы. Дай людям не надежду, а заботу. Дай животным не паёк, а свободу. Дай им возможность жить и выбирать, а не ждать подачки под вспышками камер. Даже если камер нет. Ты – лицемер. В жопу карму! Хочешь потратить денег благородно? Пропей. По-гусарски! С конями в шампанском и медведями на сигвеях. Но не унижайся и не унижай других своей благородностью по расписанию.
Читать полностью
ПчелоВвод 8 May, 09:24
Хуяк! И ты приходишь в себя в Болгарии. В местечке Албена. В баре, неподалёку от хотеля Днепър. Ты пьяный стоишь на веранде второго этажа. В руке, полупустая, литровая кружка пива. Из зала грохочет Break and enter.

Перед тобой стоит немец и что-то с пеной у рта говорит, агрессивно жестикулируя. Между вами стоит девушка. Скорее всего она пришла с тобой. Она пытается ему что-то объяснять, но он не особо реагирует на её слова. Обстановка накаляется, а ты улыбаешься. Скоро припев. И до того, как немец толкнёт девушку, а кружка разлетится мерцающими, в лучах стробоскопа, осколками, от удара в его висок, остаётся три...две...

Сможешь повторить?...
Читать полностью
ПчелоВвод 7 May, 19:05
Магнитола, голосом Владимирской Светы, не успела допеть про моего мальчика, как они приехали. Площадь перед ДК Высотников. Точнее пустырь позади него. Ветхий, двухэтажный сарай. Гремучий, сочащийся маслом лифт, спускавшийся долго, без воодушевления.
Сколько ж тут этажей, чорт!?

Остановился лифт перед закрытыми дверями из рисовой бумаги. По-моему, они пахнут рисом, - успел подумать Фатьян и приготовился их лизнуть. Не успел.

Старый, толстенный монгол, со скукоженным, как пересохшая жопа белки, лицом, распахнул дверь и уставился на них не мигающим взглядом. Прическа, а'ля ранний Саша Бард, подходила как нельзя кстати. Он был обёрнут в прокуренную тюль, под которой был наг. Запаха он был никакого.

Кивнув, он развернулся и потопал по коридору, махнув им, приглашающе. Руки он вальяжно держал на весу, подняв указательные пальцы на уровень плеч.

Коридор был большой. Стены из грубого, серого камня. По сторонам тянулись резные, обитые коваными зверями, двери. За некотрыми слышались крики, за другими звуки выстрелов. Кое-где играла музыка. Cuba Feliz? Однако!
На стенах весели коптящие потолок факелы. Экзотика, блин! Восхитился Фатьян. Японо-монгольский Wolfenstein какой-то…

Дальше он не успел додумать, монгол остановился и толкнув одну из дверей показал им внутрь. Геннадий вбежал первым.
- Пасиба - буркнул, немного ошалелый, Фатьян, вваливаясь следом. Монгол кивнул и захлопнул дверь с той стороны.
В комнате было светло как в операционной. В центре стоял большой медный таз для купания. В тазу лежала дама. Вода была розовой. В воде плавали жёлтые ромашки.
Дама смотрела на суетящегося Геннадия с улыбкой. Тот, пыхтя от усилия, стаскивал от стен к тазу тяжёлые пуфики на бетонных ножках.
Фатьян, глупо улыбаясь, пялился на её изумительные, скрещенные ножки, свисающие с края таза. Он шумно сглотнул и облизал пересохшие губы.

Дама посмотрела на него сквозь хрустальный фужер, прищурившись. Смутив тем самым, окончательно.
- Я - Спуни. А ты кто?
- Фатьян.
- Ну вот и хорошо! Вот и замечательно!
Геннадий подтащил третий пуф и кивнул на него другу. Сам же, поцеловав мадам Спуни в щиколотку, сел на один из пуфов вытянув ноги на другой.
- Как договаривались?
- Да. А он что смотреть будет?
- Он мой дружище! Нехай глядит.
- Ладно. Приступим.
Мадам отбросила фужер за спину и хлопнула в ладоши. Монгол возник откуда-то из-за её спины. Подкатил столик к Геннадию.
Тот, деловито оглядел приборы, утвердительно кивнул и жестом отправил монгола в небытие.

На столе лежала салатовая bishop rotary fantom edition, персики, сыр маасдам, и стояла большая бутыль чего-то, видимо, крепко-алкогольного.
- Ну штош, ты, Фатьян, как не родной? Наливай, закусывай!
Мадам улыбнулась Фатьяну и тот поплыл…

…пиздит он. Ты его меньше слушай. Думаешь, как он тут оказался? По объявлению что-ли?
- Ничо я не думаю. Я спать хочу, я устал.

Геннадий сосредоточенно набивал на прекрасных щиколотках мадам Спуни Помпеевы колоны. Фатьян сидел на полу у таза, привалившись к нему спиной, а Она ерошила ему волосы мокрой рукой.
- Может стих?
- Пожалуй.
- Манящий взор, крутой изгиб бедра,
Копна волос, раскинутые руки.
Я снова твой, как был твоим вчера.
Исполнен я ненасытимой муки.
Пусть нам несет полночная пора
Тоску любви, а не тоску разлуки.
Пусть слышатся немолчно, до утра,
Гортанные, ликующие звуки.
Одной рукой, обнявши грудь твою,
Другой тебе я шею обовью.
И с плачем, задохнёмся мы от счастья.
Ко мне прильнешь ты, как к земле листок.
И задрожишь от головы до ног.
В вакхическом безумстве сладострастья…

- Это кто, Пастернак?
- Хуй с ним, пусть будет Пастренак.
Еле выговорил Фатьян и уснул…
сам ты Пастернак! – 21
Пастернак - это я! – 10
Читать полностью
ПчелоВвод 6 May, 11:54
Потерявшись в календарных вторниках, Фатьян сидел на столе, приставленному к окну на кухне. Курил веник и покачивал, в такт выпускаемым кольцам дыма, волосатой ступней, в кроксах на шпильке.
- А может сегодня среда? - он обхватил лицо пятернёй и философски склонил голову.

Под окном скрипнули рессоры и клаксон возвестил о прибытии Геннадия.
- Эге-гей! Борода! Спускайся! Развеемся!
Странная машина кажется вздохнула.
И где он только их берёт? - подумал Фатьян, спускаясь по лестнице и запахивая полы пижамы.

Геннадий уже сидел за рулём и загадочно вращал глазами. В магнитоле кто-то кашлял.
- Заползай! Нас ждут уже. Я договорился!
Фатьян забрался с ногами на пассажирское сиденье и привязал себя бантиками безопасности. Куда и зачем они поедут он спрашивать не стал. Сюрpleasе, есть сюрplease.
- Одна просьба, дружище. Ты тока там это… ну вощем не как обычно, ладно?
- Не ссы, мясостотель! Пшкени зиркнуть не поспеют! Не бздюссимо!
уинь-уинь, поехали уже! – 36
а может ни нада? – 2
Читать полностью
ПчелоВвод 5 May, 13:48
Вчера меня гопота подрезала в подворотне. Так я и умер сразу. Даже разбираться не стал. Просто сдох и всё тут. На панихиду оставаться не стал. Вот ещё! Весь это цирк с прощанием у гроба, сопли-нюни и прочая клоунада. Не моё это. Вознесся сразу. Хлоп и всё.

Стою значит. Ну, голый конечно. Борода во все стороны. Подмыхи вонючие. Лысый. Весь в крови и шрамах. Один посмотрел такой, не моргая. Типа просвечивал что-ли? Пёс одноглазый! Уже небось придумал подлянку какую. Знаю я его.

- Здорово, воин! - и руки значит развёл. Типа обнимемся, хуле нам.
- Привет! - говорю. А сам бочком от него. Мало ли.
- Ты чего это тут? Опять что-ли?
- Да ну их нахуй! И тебя заодно! Я ващета не сюда собирался.
- Ты мне тут баки не заливай! Знаем мы твои «ващета»! Опять потом валькирий к психотерапевту водить, да зал неделю отмывать. Давай я лучше тебя обратно, а? Чо хочешь? Куда?
- Лан, я в принципе так и хотел. Реинкарнация, там. Все дела. Короче, хочу лето чтоб всегда. Снег нахуй, заебал в край уже. Та-аак, чо ещё-то? А, ну да! Остров. Только чтоб пресная вода была в достатке, ну и чтоб без мошкары и гнуса. Бесит он меня. Чоб бабы были. Краси-ивые все. И с сиськами нормальными. А не как прошлый раз. Амазонки нахуй сразу. Так. Ладно. Остальное на месте сообразим. И можно с самого начала, на этот раз…

Через день, недалеко от, считающегося необитаемым, острова, в атлантическом океане, с проплывающего неподалёку лайнера, пьяная молодая мать, выронит младенца. И ласковая, тёплая волна, аккуратно прибьёт его к берегу, под тень трёх десятков пальм…
Читать полностью
ПчелоВвод 4 May, 15:32
Забродивший компот - средство от всего. Рассасываются швы, аппендицит, вырастают выпавшие зубы, кожа лосниться, глазки блестят. Бессонная компотная ночь, полная ужасов распахнувшегося сознания. Ты и полторы дюжины половозрелых клолов-альбиносов. Разнузданных, игривых, огромных, лохматых детей твоего воспалённого разума.
Эй, ребята, камон на катамараны! Захлопни пасть и задрай люки! А ну, наляжем на педали! Даёшь каждой твари по майонезной харе! Отдай чортов перископ, гадина! Не сачковать! Крутить! Нехуй на лошадь пенять, коли рожа как трактор, блять!

Порой накатывает. Тельце само выполняет все манипуляции. А сам ты сидишь где-то. Может на кафельном бортике бассейна и глушишь из графина beetlejuice с долькой лимона в пальцах ног. Между глотками ухахатывешься ещё зычно и пыльным снежочком закусываешь. Мог бы конечно и телятинкой холодной, но её сейчас чорти из чего делают. Из колбасы небось.

А хочется в такие моменты иного. Или иную. Взять за бока и прижать к чреслам. Или на пляже оказаться. Одичалого острова какого. Чтоб значит пальм десятка три, не больше. Каменюк здоровенных много вдоль прибоя, чтоб волны гасить. Ну и разумеется, чтоб из воды постоянно черепахи вылазили. Большие такие, в кораллах. Ничего больше и не надо. Ни карандаша, ни блокнота, ни даже кружки любимой пивной. Писать буду веточкой на песке. С утра до вечера. А потом море будет мои строчки слизывать аккуратно. И если вдруг стихи какие хорошие получатся, то касатки будут приплывать их петь. Ещё крабы должны быть непременно. Остальных попозже позову.

Зарядку, конечно, я делать не буду. Да и зубы, пожалуй, чистить тоже. Не до ЗОЖа уж будет. Творчество попрёт. От него у меня отрастёт сразу две бороды и ногти на ногах станут такие прочные, что я с разбегу смогу на пальму забегать. На самый верх. Для чего? Чтоб вовремя замечать пароходы, отправленные на моё спасение и зарываться от них в песок. Передайте им, чтоб не жгли морскую горючку понапрасну – обратно я не вернусь. Дудки!

Со временем я научусь делать сыр-косичку из кокосового молока. А фаршированные креветками и мидиями крабы, будут моим главным островным блюдом. Райский уголок. А спустя много лет я забуду речь и превращусь в один из валунов в прибое. А может быть стану песком. И море заберёт меня в свой дом. Пусть не всего. Пусть частицу. Остров вновь будет свободен. Каждого из нас когда-нибудь надо освобождать…
Читать полностью