Психология


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Психология


Здесь вы найдете практичные советы по саморазвитию, и научитесь лучше понимать себя и других
По рекламе и контенту: @Chesh1re


Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Психология
Статистика
Фильтр публикаций


Как люди решают задачи: сознание и бессознательное

Мышление — это процесс решения задач. Соответственно, когда люди оказываются озадачены, в первую очередь, когда они озадачивают друг друга, когда сталкиваются с задачами в школе, где задачи ставят, или когда их подкидывает жизнь, в этих ситуациях можно ожидать появление человеческого мышления. Это поразительный процесс, так как он почти не имеет внешних проявлений. И в этом смысле мышление — это внутренний, закрытый процесс. В течение последних 30-40 лет ученые пытаются придумать какие-то хитрости, чтобы вытащить мышление на поверхность.

В экспериментах задача для испытуемых — это чаще всего цель, недостижимая в тех наличных условиях, в которые поставлен испытуемый, это цель в определенных условиях, которые препятствуют ее достижению. Мышление, даже применительно к задачам, изучается психологами уже больше 130 лет, философские исследования мышления начались несколько тысяч лет назад, социологические — около 200 лет, нейрофизиологические — примерно 180 лет назад.

В 20-е годы были предложены два метода, которые являются самыми частыми и базовыми. Первый — это метод рассуждения вслух, его идея заключается в том, что вы не можете рассказать о своем мышлении, но можете рассказывать что-то по ходу решения задачи, рассуждая вслух, не оставляя ни одной мысли без произнесения. Второй — это метод задач. Если мы понимаем, как устроена задача, то мы можем строить гипотезы о том, как люди будут ее решать. Если мы понимаем, как устроены трудности в задаче, мы можем выдвигать гипотезы о том, как люди будут эти трудности преодолевать. Комбинацией этих двух методов большей частью строятся современные работы с феноменом мышления.


Научно-обоснованный подход в психотерапии. Современные взгляды на работы головного и мышления. Ответы на вопросы и много другой информации. Подписывайтесь на мой канал - https://t.me/drdiordi


Жизнь для других: а где же я сам(а)?

Многие из нас воспитаны в парадигме поощрения альтруизма и осуждения эгоизма. В такой картине мира хорошо делать что-то для других и плохо или стыдно - для себя. И, с одной стороны, альтруизм, действительно, является делом благородным и общественно полезным, но с другой - он приводит к дисбалансу, дисгармонии, бесконечному самообману, размыванию границ и созависимости, если он является болезненным, вынужденным, неосознанным и компенсаторным.

Тонкую грань между сознательным и невротическим альтруизмом определяет то, сформировано ли у человека зрелое эго и способен ли он к свободному выбору. Тот, кто жертвует собой ради других вынужденно, следуя чужим предписаниям и жизненным сценариям, как правило, не может свободно отказаться от подобных моделей поведения. При попытке сделать что-то для себя он испытывает вину и стыд. Попытка обозначить свои потребности и границы терпит крах, поскольку такому человеку кажется, что этим он нарушает границы чужие.

В случае сознательного альтруизма мы также можем встретиться с высказываниями по типу "я не мог поступить иначе", "мне важно было оставаться человеком в этой ситуации", "я следовал своим ценностям", но во всех этих случаях, как правило, фигурирует "я", наличие которого очень важно, чтобы принять сознательное решение об ограничениях этого "я". В случаях альтруизма вынужденного, напротив, мы сталкиваемся с тем, что своё "я" у человека развито слабо и не до конца сформировано, а потому ему трудно отличить чужие желания от своих собственных.

Сознательный альтруизм - личное дело и свободный выбор каждого и, делая такой выбор, человек обычно понимает, что столкнётся с рядом ограничений, знает, на что идёт, и отдаёт себе отчёт в том, что он делает. При альтруизме вынужденном выбор делается неосознанно, либо из деструктивных чувств страха, стыда и вины, а потому такой выбор подспудно содержит в себе много подавленного возмущения и агрессии. Так, делая что-то для других, человек подспудно ждёт вознаграждения или ответных жертв. А, не получая этого, проявляет пассивную агрессию или срывается.

Вынужденно жертвующий чем-то своим ради других человек делает это не из волевого решения, а против своей воли, которую он не может до конца осознать или принять. Так, работающий на волонтёрских началах человек может ждать не денежного, а какого-то иного вознаграждения за свой труд вместо денег - любви, благодарности, подтверждения пользы и т.д. Или родитель, который отдаёт всего себя воспитанию ребёнка, может жертвовать своим личным временем и обделять себя своими же ресурсами, но при этом ждать, что ребёнок будет полностью соответствовать его ожиданиям. Т.е., в конечном итоге, за жизнью для других часто скрывается корыстный, глубоко эгоистичный мотив, который не признаётся самим человеком до тех пор, пока его фрустрация не достигнет предела.

Заботясь о других в ущерб себе, мы теряем себя, и эта потеря страшна тем, что, по сути, такая забота становится безличной, ведь в ней не остаётся места для той личности, которая заботится. Живущий для других и игнорирующий себя человек низводит себя до функции, что чревато серьёзными психологическими проблемами и обеднением отношений. В отличие от сознательного альтруиста, который жертвует собой исходя из своего "я", а, значит, сохраняет это "я" даже в жертве, альтруист вынужденный не знает и не ведает о том, что такое это самое "я", а, значит, заранее обрекает себя на неблагодарную жертву, поскольку в ней некого благодарить.


Исследования восприятия пословиц

Пословицы, как и многие другие методики, исследующие мышление, пришли в психологию через исследования патологии мышления. Как регуляторный культурный феномен пословицы изучала лингвистика, а в психологии они были использованы как способ измерения интеллектуальной адекватности и понимания сложных конструкций. Сначала психологи смотрели, как понимают пословицы и классифицируют понятия люди, у которых наблюдается или предполагается интеллектуальная психическая патология. В дальнейшем исследование толкования пословиц перешло на другие контексты.
Психологи поняли, что понимание пословиц — это не только интеллектуальный феномен, но и способ саморегуляции. Пословицы — это краткие по форме и емкие по смыслу формулы поведения. Как правило, в пословицу запечатана дихотомия, разрешение проблемной ситуации. Понимая пословицу, человек склоняется к тому или иному полюсу разрешения конфликта.

В понимании пословицы важен не только сам факт восприятия переносного смысла, перемещения от конкретного к общему и обратно. Большое значение имеет то, какой полюс разрешения конфликта принимает для себя человек. Получилось так, что из чисто интеллектуальной методики, исследующей процессы мыслительного обобщения, она постепенно превратилась в исследование личности, особенностей ее регуляции. «Пословица недаром молвится» — для психологов это приобрело особый смысл: человек диагностично себя проявляет, когда выбирает определенный полюс пословицы.

Возьмем незатейливую пословицу: «Корабль тонет — крысы бегут». Большинство людей четко понимает смысл, который скрывается в этой пословице: предатели пытаются спастись сами, а не спасают дело. А можно услышать очень интересные толкования этой пословицы, например: «Крысы — это интеллектуальные существа, они неслучайно заселили всю планету, они обладают очень хорошим аналитическим чутьем, что и позволяет им спасаться». Между крысами и кораблем человек сделал выбор, и в этом проявились его личностные особенности.

Методика работы психологов с пословицами переросла свой первоначальный смысл и вышла на новый уровень в личностной диагностике. Искаженно толковать смысл пословиц могут не только люди с нарушениями интеллектуальной деятельности. Например, «Лес рубят — щепки летят» иногда трактуется как хорошая работа дровосека. В современном обществе изменяются структуры обобщения, и понимание метафор и пословичных суждений резко сужается.


Речевая стратегия: инкорпорация

Инкорпорация — включение в диалог непредвиденных обстоятельств, таких как неожиданная реакция партнера или сильные посторонние раздражители. Если в процессе беседы случилось что-то непредвиденное, не стоит делать вид, что ничего серьезного не произошло. Такое поведение приведет к появлению внутреннего напряжения у вашего собеседника, и он может потерять доверие к вам. Применяя указанный метод воздействия, используйте все неожиданные моменты и представьте их в положительном контексте.

К примеру, во время переговоров с иностранным партнером к вам в кабинет вбегает сотрудник, которому кажется, что он получает слишком маленькую зарплату, и желает во что бы то ни стало решить эту проблему.

Можно сказать примерно следующее: «Вот, посмотрите, как могут действовать люди, когда они чувствуют себя обделенными. В них просыпаются силы и ярость. Я думаю, что человеку полезно испытывать в чем-то дефицит, чтобы сохранить свою форму. Этот сотрудник очень активен. Если вам это подходит, то он или кто-нибудь другой его типа займется нашей первой делегацией, если же нет, то мы отправим более спокойного лидера». Подобная линия способна сделать любые переговоры более оживленными и продуктивными.

Другой пример. Вы обсуждаете с клиентом подписание договора. В этот момент раздается телефонный звонок, клиент снимает трубку, некоторое время разговаривает с кем-то. Когда он закончит телефонный разговор, ему можно сказать: «Вот Вы, Иван Иванович, разговаривали по телефону, а я размышлял о нашем сотрудничестве и смотрел на вас, и когда вы закончили разговор и положили трубку, я понял, что наши отношения будут долгими и успешными. Вот посмотрите, какие льготные условия мы можем предложить Вашей компании...».

Если ваш собеседник переживает негативные эмоции, подойдет такая фраза: «Как приятно, вспоминая неприятные моменты, чувствовать радость от того, что все это уже в прошлом и никогда больше не повторится».

Возможен и такой вариант: «Негативные переживания прошлого заставляют нас двигаться дальше, создают основу для роста возможностей».


Социальная фасилитация

Это эффект, при котором изменяется поведения индивидуума, вызванное присутствием других людей. Проявляется в усилении активности и эмоционального возбуждения.

Считается, что человек в одиночестве чувствует себя более спокойно и не волнуется, как выглядит его поведение со стороны. Когда появляется посторонний, поведение начинает зависеть от социальной оценки, и человек способен выполнять поставленные задачи более успешно, чем в одиночку.

Пример: во время велосипедных гонок спортсмены демонстрируют более высокие результаты не тогда, когда соревнуются с секундомером, а когда участвуют в коллективных заездах.

Дэвид Майерс, из книги "Социальная психология"


Ложная память – это память, которая является искажением реального опыта, или фантазией, мнимым опытом

Первые эксперименты по имплантации ложной памяти провела в 90-х годах прошлого века Элизабет Лофтус. Она раздала 24 участникам эксперимента краткие (один абзац) описания четырёх историй, произошедших с ними в возрасте от 4 до 6 лет — причём три истории были правдивыми (их рассказали родственники участников), а четвёртая, посвящённая тому, как участник в детстве потерялся в супермаркете, была полностью вымышленной. Участникам сказали, что они участвуют в эксперименте по изучению возможности детального восстановления детских воспоминаний, и попросили сначала написать, а спустя неделю рассказать на интервью подробности выданных им четырёх историй, как они их помнят.

Из 24 участников шестеро не только «вспомнили», как они заблудились в супермаркете, но и рассказывали этот эпизод в красочных деталях, хотя и отмечали, что воспоминания о нём немного более смутные, чем об остальных трёх эпизодах. Тем не менее, сторонний наблюдатель не мог по их речи определить, какое из четырёх событий является ложным. Последующие эксперименты показали, что в зависимости от исходных условий, в том или ином виде имплантация ложной памяти в подобном проведённом Лофтус эксперименте достигается у 20—40 % участников.

Другой интересный эксперимент, уже на тему точности воспоминаний о реальных событиях, поставил Ульрих Нейссер. В 1986 году, на следующий день после катастрофы "Челленджера", он опросил ряд людей, где они находились и что делали в момент, когда услышали о катастрофе — считается, что в память чётко впечатываются обстоятельства, при которых человек испытывает сильное эмоциональное потрясение. Через некоторое время Нейссер повторил тот же опрос среди тех же людей — и практически ни у одного из них поздняя версия не совпала с ранней, более того, когда им показывали запись первой версии их ответов, люди просто не верили в неё. Забавно, что тот же случай произошёл с самим Нейссером: как он рассказывает, он абсолютно чётко помнит, что о нападении японцев на Перл-Харбор узнал во время трансляции бейсбольного матча — при том, что абсолютно точно известно, что никаких трансляций бейсбольных матчей в тот день просто не было.

Человеческая память — это не архив с папками «хранить вечно», это даже не документальная кинохроника. Это набор нейронных цепочек, которые подвергаются постоянному стимульному воздействию. Поэтому наша память изменчива и способна воспроизводить даже то, чего в физической реальности не было, но имело место быть в нашей психической реальности.


Эскапизм — отрешение, бегство от действительности. Индивидуалистическо-примиренческое стремление человека уйти от мрачной действительности в мир иллюзий.

Эскапизм не является болезнью и не занесен ни в какие медицинские справочники, хотя, будучи доведен до крайности сторонними причинами, может стать навязчивой манией. С другой стороны, в умеренной форме эскапизм является родом рекреации, и может помогать пережить стресс.
Стремление бежать от реальности может возникать в виде ответной реакции на постоянный и сильный стресс, вызываемый психологическими травмами, напряжённой работой, неспособностью создать адекватные мнимому цензу отношения с окружающими субъектами представления, не занятыми «напряженной работой». Часто возникает в кризисных ситуациях саморефлексии.

Любая активная деятельность (карьера, искусство, спорт, мода, игры и т. д.) может стать способом эскапизма, если человек использует её в качестве компенсации неразрешённых личных проблем. Способом эскапизма может стать и пассивная деятельность (просмотр фильмов, чтение книг, алкогольное или наркотическое опьянение, медитация и т. д.).

Эскапизм может проявляться в виде физического ухода от мира (в глухие деревни, труднодоступные регионы), так и без этого — когда при отсутствии изоляции от общества, человек перестаёт проявлять интерес к известным ему и принятым в обществе ценностям, предпочитая мир своих грёз.


Депрессивный реализм: В плохом настроении человек становится более рациональным

В психологии давно известно явление «депрессивного реализма». Индивиды, находящиеся в легкой степени депрессии, склонны давать объективные оценки и прогнозы ситуации, не переоценивая себя и свои способности. Поэтому плохое настроение может оказать услугу его обладателю, утверждают австралийские ученые. Находясь во власти грустных мыслей, человек становится менее легковерным, в нем просыпается здравое мышление и даже улучшается память.

По словам автора исследования, профессора психологии из Университета Нового Южного Уэльса Джозефа Форгаса, люди «не в духе» критически настроены к окружающим, готовы придираться к ним. В то же время счастливые и окрыленные подвержены легкомыслию и готовы верить всему, что им говорят. «Принимая во внимание тот факт, что положительные эмоции настраивают на творческий лад, лояльность, способствуют налаживанию контактов, спусковые механизмы, отвечающие за здравый смысл, блокируются, — утверждает профессор Форгас. — Таким образом, будучи расстроенным, человек становится своего рода занудой, углубляется в размышления, обращает внимание на любые мелочи вокруг себя, запоминает их, анализирует».

Настраивая участников эксперимента на лирический лад или вызывая у них гамму отрицательных эмоций, психологи предлагали им ответить на вопросы, связанные с городскими слухами и сплетнями. Группа людей в недобром расположении духа более здраво относилась к такому роду информации, подвергая ее скептицизму. А вот окрыленные положительными эмоциями готовы были поверить любой, даже самой глупой сплетне.

В ходе эксперимента также было установлено, что, находясь в подавленном состоянии, люди менее вероятно будут принимать поспешные решения, основанные на расовых или религиозных предубеждениях. Они лучше излагают мысли в письменном виде, аргументируя серьезными доводами. Профессор даже выразил мнение, что немного подавленное состояние, вызванное негативными эмоциями, может сослужить добрую службу в общении с начальством, коллегами, знакомыми, членами семьи, при этом повышается работоспособность.

«Несмотря на то, что люди в прекрасном настроении кажутся более достойными собеседниками, на практике это выглядит иначе, — отметил профессор. — Пребывая во власти собственных мыслей, они порой не слышат даже того, что им говорят. Витая в облаках, они хуже справляются с поставленными задачами, забывают о мелочах, работают спустя рукава».


1 из главных мифа о психосоматике

Психосоматики не существует
Один из главных мифов гласит, что никакой психосоматики не существует и все можно объяснить биологическими причинами. Даже, например, в оксфордском руководстве по аллергии отсутствует отдельная глава по психологическим и психосоматическим аспектам болезни. Только в отдельных параграфах о психосоциальном функционировании пациента освещается тема снижения эмоционального и субъективного благополучия, качества жизни, но некая психологическая природа болезни все равно как будто отрицается.

В современной науке во многом психосоматические заболевания, такие как бронхиальная астма и ишемическая болезнь сердца, все еще рассматриваются с естественно-научной точки зрения. Врачи доказательной медицины стремятся найти то, что можно проверить и доказать надежными, объективными методами, что можно опубликовать в научном журнале, чтобы данные могли проверить другие ученые. Однако все чаще врачи стали рассматривать и биопсихосоциальную природу заболеваний. Они не отрицают роль психологии в лечении именно последствий физических заболеваний и согласны, что аллергия, бронхиальная астма, ишемическая болезнь сердца и любое другое хроническое заболевание тела влечет за собой значительные субъективные изменения, которые, в том числе ложатся социально-экономическим бременем на жизнь пациента. Последствиями такой болезни могут стать и инвалидность, и депрессия, и тревога за свое здоровье.

Поведение в ситуации болезни — это определенные паттерны поведения пациента, которые могут ухудшать течение заболевания. Например, больные с онкологическими заболеваниями испытывают настолько сильный стресс, что теряют способность мыслить и функционировать рационально. Очень часто вместо лечения традиционными способами они могут начать применять методы нетрадиционной медицины, такие как акупунктура, аффирмации и медитации. Сами по себе подобные копинговые стратегии могут отчасти помочь человеку справиться с психологическими аспектами заболевания: они дают облегчение на первом этапе, потому что человек верит в это. К сожалению, хоть вера и является очень важным психосоматическим компонентом, она не может заменить профессионального лечения онкологов. Поэтому, когда нетрадиционные методы перестают работать, человек обращается к врачам, которые спасти его уже не могут.


Расстройства пищевого поведения

Каждые 62 минуты от расстройства пищевого поведения (РПП) умирает как минимум один человек. К РПП относят психические расстройства, связанные с искаженными представлениями о приеме пищи и негативно влияющие на физическое здоровье человека, — среди них анорексия, булимия и психогенное переедание. В чем причина сложностей в отношениях с едой, как стандарты красоты влияют на психическое здоровье и каковы методики терапии нарушений пищевого поведения, рассказывает психолог Мария Падун.

Психические расстройства отличаются от обычных психологических проблем по двум критериям. Во-первых, если этот синдром является причиной длительного страдания человека (или его близких, в случае если у него отсутствует рефлексия своего страдания) и запроса на помощь. Во-вторых, когда это не единичный случай или редкий феномен, а масштабное явление в рамках общества, которое требует разработки научно обоснованных методов помощи и ведет к серьезным финансовым затратам на уровне государства. В этом тексте мы затронем проблемы пищевого поведения, которые могут быть психическими расстройствами, а могут не доходить по своей интенсивности до клинического уровня. РПП и «просто заедание стресса» объединяют некоторые общие психологические механизмы. Разница в том, что при РПП эти механизмы очень жесткие и влияют на когнитивные, эмоциональные и поведенческие процессы постоянно, тогда как более легкие формы нарушений в отношениях с едой имеют ситуативный характер либо не ведут к тяжелым последствиям.

Некоторые варианты нарушений пищевого поведения вошли в классификации болезней и считаются расстройствами. В Международной классификации болезней (МКБ-10) в разделе расстройств приема пищи указана нервная анорексия (упорный активный отказ от пищи со стремлением к максимальной худобе и потере веса), булимия (неконтролируемые приступы переедания, за которыми следует компенсаторное поведение: вызывание рвоты, очищение кишечника или интенсивные физические упражнения), психогенное переедание и психогенная потеря аппетита, а также некоторые расстройства, которые скорее уточняют картину. В стандарте DSM-5, на основе которого работают психиатры в США, пищевые расстройства представлены более дифференцированной картиной. Там, помимо перечисленных расстройств, присутствует руминация, то есть навязчивое отрыгивание пищи с целью либо ее повторного пережевывания, либо выплевывания, либо обратного глотания; расстройство приема пищи избегающего и ограничительного типа, при котором человек ограничивает прием определенной пищи (например, насыщенной жирами или углеводами) и в результате недополучает важные питательные вещества; а также извращенный аппетит, при котором люди чувствуют тягу к несъедобному: мелу, углю, бумаге и тому подобному.

Есть феномены, которые описываются, изучаются и обсуждаются в медицинском сообществе, но которые пока не включены в диагностические мануалы. Среди них, в частности, орторексия, при которой объектом фиксации и ограничительного поведения является здоровый образ жизни, в частности здоровая еда. В случае если эти ограничения занимают большую часть жизни человека и оказывают вредное влияние на его здоровье, можно утверждать, что это близко к расстройству.


ПТСР — посттравматическое стрессовое расстройство

Это состояние возникает в результате единичной или повторяющихся психотравмирующих ситуаций, таких как война, физическая травма, сексуальное насилие или угроза смерти. Оно развивается только у части людей. Критериями для диагноза является пережитое в прошлом экстремальное стрессовое событие, связанное с угрозой жизни и нарушением собственной физической целостности или таковой у других людей, а также переживание в этот момент сильных эмоций: страха, ужаса и беспомощности. Пережитая ситуация и связанные с ней переживания воспроизводятся в кошмарных снах, могут возникать непроизвольные рецидивирующие воспоминания или флешбэки. Человек избегает мыслей и разговоров, а также действий, мест и людей, так или иначе связанных с травмирующим опытом: эти ситуации могут послужить триггерами, запускающими неприятные переживания вновь. Существует точка зрения, что ПТСР является расстройством механизма регуляции эмоций.

Многие исследования посттравматического расстройства проводились в период крупных военных конфликтов. Так, во время Первой мировой войны обсуждалось то, что называли окопным шоком, или травматическим неврозом; после Второй мировой войны появилось классическое исследование Гринкера и Шпигеля о пилотах, которое можно считать подробным описанием посттравматического стрессового расстройства. Множество публикаций о ПТСР было написано во время и после войны во Вьетнаме. Однако страдают от ПТСР не только ветераны войны, но и люди, пережившие иное сильное потрясение, причем причиной травмы может являться не столько объективная опасность события, сколько его субъективное значение.


Имитируемое расстройство, или синдром Мюнхгаузена

Это психическое расстройство относится к группе симулятивных или имитируемых расстройств. Человек имитирует, преувеличивает или искусственно вызывает у себя симптомы болезни, чтобы ему оказали врачебную помощь: например, принимает лекарства, вызывающие побочные эффекты, или наносит себе увечья. Это не означает, что человек симулирует симптомы болезни, чтобы уклониться от нежелательных для себя событий, таких как военная служба или преследования за совершенное им правонарушение, либо получить от этого выгоду, например льготы или пособия. В числе диагностических критериев синдрома указано отсутствие внешних мотиваций. Чаще всего причиной синдрома Мюнхгаузена является неосознанное желание получить внимание и дополнительную заботу. Это может быть вследствие психологической травмы, недостатка любви и заботы в детстве. Люди с синдромом могут искать или вызывать симптомы болезни у себя, а могут распространять это на близких, которые по какой-то причине сильно зависят от них, например на детей или пожилых родственников. Как правило, врач распознает имитируемое расстройство по описываемому пациентом набору симптомов, которые именно в таком соотношении не встречаются. Кроме того, о наличии синдрома могут говорить записи в карте пациента, что он регулярно поступает с очень разнообразными симптомами в одну и ту же клинику.


Как работает внушение?

Внушение — это влияние одного человека или сообщества людей на состояние психики индивидуума. Как правило, речь идет о влиянии на эмоциональную оценку тех или иных событий, на приверженность к тем или иным взглядам. Механизмы такого влияния изучены недостаточно. Известно, что людям свойственно эмоционально реагировать на переживания других людей. Есть даже такой термин — эмпатия, то есть способность к сопереживанию. Все это имеет глубокие эволюционные корни. Ни животные, ни первобытный человек не могли бы без этого выжить, помощь другой особи или партнера во многих случаях совершенно необходима. Чарльз Дарвин специально изучал выражение эмоций у животных. Они могут передавать свое эмоциональное состояние через мимику и звуковые сигналы: собаки могут рычать, вилять хвостом и, как утверждают многие, даже улыбаться. Человек с его речью обладает огромными возможностями влиять на других людей, на их взгляды и эмоции.
Есть и такое понятие, как скрытые, подавленные эмоции. Конечно, цивилизованный человек зачастую должен воздерживаться от эмоциональных проявлений, чтобы не давить на окружающих, эксплуатируя их способность к эмпатии. Но подавленные эмоции заслуживают особого внимания. Зигмунд Фрейд считал, что отрицательные эмоциональные переживания, о которых мы хотели бы забыть, не исчезают совсем, а проникают в подсознание и могут находиться там в скрытом состоянии. Именно эти подавленные эмоции могут вызывать дискомфорт и быть причиной болезни. Для того чтобы вылечить человека (что и является целью психоанализа), надо найти эту скрытую эмоцию, затаенное переживание: пациента могли обидеть в детстве или ему не хватало материнской ласки. Для излечения нужно рассказать пациенту об этом. Необходимо, чтобы он осознал наличие этого скрытого переживания и избавился от него.

Высшие центры эмоций и мотиваций расположены в промежуточном мозге, в так называемом гипоталамусе. Он посылает сигналы в кору и сам испытывает регулирующие влияния со стороны высших нервных центров. В целом нервная система оказывает влияние на протекание всех процессов в организме, включая пищеварение, дыхание, работу сердца, заживление ран и прочие.

Внушение, причем не только внешнее, но и самовнушение, может оказывать серьезное влияние на физическое состояние людей. Кандидат психологических наук Мария Киселева из Центра сердечно-сосудистой хирургии проводила исследование с участием пациентов, которым предстояла операция на сердце. Их спрашивали, как они воспринимают предстоящую операцию и какое у них настроение. Выяснялось, что у тех, у кого был позитивный настрой на операцию и вера в то, что она поможет, послеоперационный период было значительно более успешным, причем не на 20–30%, а в несколько раз. Интересно, что оптимизм у «успешных пациентов» сочетался с пониманием серьезности общей ситуации и сложности предстоящей операции. Легкомысленное отношение не приводило к позитивному результату. Известно, что внушение и позитивный настрой широко применяются психотерапевтами для лечения очень многих болезней. Несомненна и важна роль внушения в воспитании и обучении.

Но есть и внушения иного рода. Речь идет о так называемом манипулировании сознанием. Это, например, назойливая реклама («звоните прямо сейчас»), влияние различных сект, которые подавляют естественные человеческие эмоции и иногда прямо толкают людей на преступления. Как человек может противостоять таким влияниям? Необходимо воспитывать в себе привычку думать, критически относиться к услышанному, стараться ознакомиться с другой, альтернативной точкой зрения и лишь потом принимать решение.


Гены и стресс

3 факта о том, как от генов зависит, насколько быстро восстанавливается человек после экстремальных ситуаций
В последние годы появляются все новые и новые исследования того, на какие признаки человека влияют гены. Сегодня можно с уверенностью сказать, что гены влияют почти на все. Более того сам факт существования человека, как живого организма, определяется генами, ведь в генах записана программа развития любого организма и формирования особенностей поведения. Хотя, в генах и нельзя точно прописать, каким именно будет человек, но в них записано то, как будет реагировать организм на те или иные условия среды.


Стресс — это общий ответ на изменение условий среды, выходящее за рамки привычного, когда требуется какой-то поиск нового ответа или переход организма в режим более интенсивной работы. Если представить эволюционное прошлое человека, когда нужно было убежать от саблезубого тигра или какой-то иной опасности, то становится ясным, как действует стресс. Он должен был подготовить человека к реакции «бей или беги». При стрессе мозг подает сигнал надпочечникам, которые вырабатывают сначала адреналин, а затем кортизол. Адреналин включает немедленную реакцию — мобилизацию ресурсов организма. Для того чтобы можно было или очень быстро убежать, или совершить какую-то активную работу. А кортизол возвращает системы от режима такого аврального, экстремального, к нормальному состоянию.

Если такие переходы происходят слишком часто, если человек находится в хроническом стрессе, то системы организма перегружены, может произойти срыв адаптационных механизмов по принципу слабого звена. Слабое звено у каждого индивидуально. У кого-то это сердечно-сосудистая система, у кого-то может возникнуть язва желудка, стресс является пусковым механизмом, повышает риск для некоторых психических заболеваний. Другими словами хронический или чрезмерный стресс вредны для здоровья, но и полное отсутствие стресса тоже не является оптимальным. Как всегда, здесь нужна некая золотая середина.

То, как человек реагирует на стрессовые условия, то, насколько хорошо и быстро он восстанавливается после стресса, зависит от генов. Есть некоторые варианты генов, которые делают больше риск развития нарушений. Например, есть заболевание, его называют посттравматическое стрессовое расстройство, которое возникает после каких-то катастрофических ситуаций или несчастий. Человек при этом все время прокручивает травмирующую ситуацию мысленно и, стараясь о ней не думать, все равно все время к ней возвращается. Иногда расстройства бывают столь сильными, что человек не в состоянии работать, его необходимо лечить, и есть разные методы лечения.


Психическая травма и картина мира

2 факта о последствиях травматических событий
Психическая травма затрагивает человека на разных уровнях индивидно-личностной организации, в том числе на уровне картины мира. Что в данном контексте подразумевается под картиной мира? В англоязычной терминологии есть словосочетание «assumptive world», то есть мир допущений человека о реальности. Под картиной мира понимается совокупность его представлений о самом себе и о внешней реальности, а также об отношениях между «Я» и внешней реальностью. Такие представления называются базисными убеждениями. В приложении к психической травме концепция базисных убеждений была разработана американской исследовательницей Ронни Янов-Бульман. Она описала концептуальную систему репрезентации отношений человека и мира через несколько базисных убеждений.

Базисное убеждение о доброжелательности/враждебности мира
Первое — это убеждение о доброжелательности/враждебности окружающего мира, которое отражает отношение к миру в терминах добрый/враждебный или хороший/плохой. В целом внутренняя концепция в отношении мира большинства взрослых, здоровых, не страдающих депрессией или какими-то другими расстройствами людей такова, что в мире гораздо больше хорошего, чем плохого, что людям в целом можно доверять, что в трудных ситуациях, как правило, люди готовы прийти на помощь.

Это базисное убеждение в контексте изучения травмы разделяется на два вида: первый — это доброжелательность/враждебность персонального мира, то есть людей, и второй — доброжелательность/враждебность не персонального мира, то есть природы.

Представления о справедливости, самоценности и удачливости
Второе базисное убеждение — так называемое убеждение справедливости. Это очень сложный конструкт, он по-разному соотносится с психологическим благополучием человека, тем не менее по результатам исследований большинство людей считает, что в целом хорошие и плохие события в мире распределяются неслучайно, люди способны контролировать то, что с ними происходит, жизнь влияет на это, и в целом, если человек хороший и совершает преимущественно хорошие поступки, в его жизни в основном будут и должны происходить хорошие события. Таким образом, в некоторой степени исключается фактор случайности.

Третье базисное убеждение касается «Я» человека. Сюда входит представление о самоценности, то есть о том, насколько человек достоин любви, уважения к себе со стороны других людей. Это внутренние, глубинные структуры. Сюда же Янов-Бульман включает представления человека о его способности контролировать то, что с ним происходит, контролировать ситуации в его жизни, влиять на них, управлять ими, то есть быть в некоторой степени хозяином своей жизни.

Еще одно убеждение, которое в некоторой степени противоречит предыдущему, — это убеждение об удачливости. Человек может считать, что он слабый, некомпетентный, что он не может управлять своей жизнью, но тем не менее в жизни ему может везти. Если брать взрослых здоровых людей, то, если объединить все эти базисные убеждения, их концепция звучит так: «В жизни гораздо больше хорошего, чем плохого, и если плохое и случается, то это происходит где-то на периферии, на экране телевизора, не со мной, не рядом со мной и, возможно, с теми, кто что-то сделал не так».


Зачем человеку эмпатия?

Эмпатия — это способность человека сопереживать ближнему и разделять чужие эмоции. С точки зрения нейронаучных и эволюционных исследований эмпатия помогает человеку понять переживания другого на интуитивном уровне. Эмпатия дала человеку важную эволюционную выгоду — способность быстро предсказывать поведение других и ориентироваться в социальной ситуации: например, убежать от агрессора или помочь человеку в подавленном состоянии. Кроме того, эмпатия была необходима для организации сообщества: понимание ближнего позволяет людям сосуществовать и помогать друг другу.

В начале XX века ученые стали изучать функции эмпатии более детально, с опорой на психологию, в частности постфрейдистский анализ. Психолог и психотерапевт Карл Роджерс и психоаналитик Хайнц Кохут считали эмпатию условием личностного развития. Если ребенок не испытывает на себе эмпатию, то есть не получает внимательного и сочувствующего отношения к своим переживаниям, понимание себя у него не формируется. Для него самого переживания остаются смутными и пугающими.

Наблюдение за младенцами дает ученым многое для понимания эмпатии. Психолог Эдвард Троник провел эксперимент для изучения взаимодействия матери и ребенка: в нормальных условиях они играют, мать откликается на поведение ребенка, отражает его мимику и жесты. Родитель выступает для ребенка зеркалом, в котором отражаются его чувства и действия. Троник попросил женщину перестать реагировать на ребенка на несколько минут — малыш ощутил дискомфорт и начал плакать. Эксперимент Троника подтвердил: эмпатия — неотъемлемый элемент социализации, оказывающий огромное влияние на развитие младенца.

Эмпатией обладает любой человек. Часто можно услышать, что у людей с расстройствами аутистического спектра она отсутствует, однако это не совсем верно. При таких ментальных особенностях люди сталкиваются с трудностями в распознавании невербального поведения, но это никак не влияет на их способность к сопереживанию.

Тем не менее у некоторых из нас эмпатия развита хуже. Такие люди слабо реагируют как на смерть домашних питомцев, так и на новости о том, что кого-то из их друзей повысили. Им трудно общаться, предсказывать поведение других. Им часто неинтересны кино и литературные произведения, восприятие которых основано на сопереживании, вживании в персонажа.

Без развитой эмпатии жизнь человека становится плоской. Кроме того, эмпатия нужна нам для формирования гармоничных отношений друг с другом и успешной кооперации. Она вносит большой вклад в нашу внутреннюю мотивацию для помощи и альтруизма.


Переживать не значит думать

Сфокусированное внимание – наш главный ресурс, хотя часто говорят, что это время. Но время идёт себе и идёт, а внимание – это то, благодаря чему происходят важные вещи.

Тема внимания чаще всего обсуждается в контексте продуктивности. Речь ведётся о внешних отвлекающих факторах, технологиях, конкурирующих задачах и так далее. Но есть ещё один важный фактор – наши собственные мысли и эмоции.

В какой-то степени нам всем свойственная тревожность – это нормальный эволюционный механизм. Нет ничего плохого в защитном пессимизме и в том, чтобы продумывать разные сценарии. Проблема же начинается тогда, когда тревожность начинает мешать развиваться.

Один из аспектов тревожности – чрезмерное обдумывание, которое состоит из прокручивания ситуации недавнего или более давнего прошлого и переживаний о будущем. Но переживать и искать решение проблемы – не одно и то же.

Вы наверняка замечали вокруг себя людей, которые переживают, всем об этом рассказывают, но при этом не ищут решения проблемы. Попробуйте в течение нескольких дней улавливать моменты переживаний и посмотрите, сколько раз это приводило к эффективным действиям.

Если вдуматься, то переживания – это неуверенность в своей способности справиться с ситуацией. Поэтому полезно превращать переживания в задачи: когда ловите себя на переживаниях, стоит подумать, какие шаги вы можете сделать для движения вперёд. Таким образом, вы переходите из режима переживаний в режим решений.

Ещё одна проблема с тревожностью – это наша склонность к персонализации, то есть ощущению, что ситуации касаются нас лично и больше, чем это есть на самом деле. Например, когда вы отправляете сообщение, а человек долго не отвечает, вы можете начать надумывать: «может, он обиделся», «может, я как-то не так написал…» Чаще всего оказывается, что у человека есть причина, никак не связанная с вами. Нужно научиться просто принимать и отпускать эти ситуации.

Есть замечательная фраза: «творчество – это вычитание», потому что самое сложное – не искать материалы и генерировать идеи, а создавать из хаоса идей и мыслей что-то связное. И так же, как в творчестве, в жизни осознанно вычитая ненужные мысли и переживания, мы добавляем фокус тому, что действительно является важным.


Безопасность и боязнь

У человека есть одно стремление, заложенное в него природой — стремление к безопасности. Такая традиция тянется ещё с тех пор, когда Homo sapiens как вид напрочь отсутствовал.

И довольно интересен тот факт, что доисторический подход к жизни является актуальным для современного человека и по сей день. Никто не хочет рисковать — всем нужен комфорт и безопасность. Но ирония жизни заключается в том, что невозможно значительно продвинуться вперёд без риска.

Ведь мы рискуем “с пелёнок”. И чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на маленьких детей, которые отчаянно стараются сделать свой первый шаг, но постоянно при этом падают. Каждый их шаг — это риск.

И самой распространённой причиной отсутствия в людской жизни риска — это, конечно же, боязнь неудачи. И этот страх вполне обоснованный. В истории существует масса различных примеров того, что неудача — это не конец.

К примеру, изобретатель лампочки — Томас Эдисон, более 1000 раз ошибся при создании своей инновации. Но его отношение к этой проблеме заметно отличалось от общепринятого: он был убеждён в том, что не сталкивался с неудачей ни разу.

Он говорил, что всего лишь придумал 1000 способов того, как лампочка не будет работать.
Этот пример наглядно иллюстрирует, что важно не то, что вы делаете, а то, как вы на это реагируете. Ведь всё у нас в голове.

Собираясь что-либо начать делать — то, что вы постоянно откладывали из-за боязни неудачи, подумайте о том, как на неё реагировать. Воспринимайте неудачу как опыт и новый толчок на пути к достижению поставленной цели.


Практика эвристических стратегий

Эвристические стратегии — это обобщение человеческого опыта, которое обогащает нашу работу с проблемными ситуациями. Для человека, в распоряжении которого есть эвристические стратегии, проблемные ситуации становятся не тяжелой обузой, а вызовом, интеллектуальным спортом. Это касается не только чисто интеллектуальных сфер деятельности: не обязательно играть в шахматы или решать научные проблемы, чтобы рассматривать задачки как вызов. В самых разных сферах деятельности — и в бизнесе, и в спорте, и в политике — задачки могут рассматриваться как оселок для собственного мышления. С другой стороны, эвристические стратегии — это арсенал, который нужно держать в рабочем состоянии, и в нем не должно быть пробелов: если вы не владеете той или иной стратегией, вы столкнетесь с проблемами при решении определенного типа задач.

К сожалению, эвристики не просто не гарантируют ответа: они не заменяют собой того самого творческого мышления, которое придумывает новые идеи, которое связано с появлением догадок, озарений, сильных психологических состояний, когда мы создаем, придумываем, открываем что-то новое. Иными словами, и индивидуальные, и коллективные эвристики являются сервисной службой: они помогают мышлению работать, но они не заменяют само творческое мышление человека. Сами по себе эвристики, даже правильно реализованные, не являются залогом успеха. Они могут помочь, а могут оказаться бессильными. Никакая процедура не заменит хороших идей, не заменит нашего умения придумывать в сложных ситуациях неожиданные, интересные, важные, оригинальные идеи.

Показано 20 последних публикаций.