Qetzal ad libitum, ad infinitum


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Познавательное


«Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна»
Всё то, что интересует меня сейчас. Product management, дизайн, стартапы, поведение, книги, этика и другие штуки — https://qetz.al
Рандомный шитпостинг @qetzal_etcetera
Для связи: @qetzal


Гео и язык канала
Россия, Русский
Статистика
Фильтр публикаций


Известное 16-ое стихотворение Катулла, древнеримского поэта, начинается словами "Pedicabo ego vos et irrumabo, Aureli pathice et cinaede Furi".

Эти строчки в прошлом обычно или опускали или стыдливо переводили как "I’ll treat you as 'tis meet, I swear", "I’ll show you I’m a man" и так далее. В русском переводе тоже так — например в переводе Фета эти строчки звучат как "В лицо всех пакостей наделаю я вам, Аврелий мерзостный и с Фурием постыдным". А уже позже в новом переводе появилось иносказательное "Растяну вас и двину, негодяи!".

Катулл написал это стихотворение с целью оскорбить оппонентов и довести до них свою мысль о связи автора и произведения. Фурий и Аврелий обвиняли поэта в женственности из-за его любовных стихов. На что Катулл парирует, что быть добродетельным должен быть сам автор, а не его работы. А творения наоборот — должны быть интересны и остры.

И начинает Катулл объяснение с грязного ругательства (видимо утверждая свою мужественность). Прямой перевод примерно (спустя столько лет сложно понять тонкие нюансы римских оскорблений) такой:
"Выебу вас в рот и жопу, вафлёр Аврелий и гомик Фурий"

Таким нехитрым способом Катулл доносит свою мысль, а Фурий и Аврелий увековечены этим литературным памятником. Эта мысль важна и неочевидна, даже спустя тысячи лет: автор и произведение это РАЗНЫЕ сущности.

Автор создаёт произведение, чтобы добиться определенной цели, вызвать у читателя определенные эмоции. Для этого используются разные механизмы и подходы. Автор — не герой произведения! Герой произведения — инструмент в руках автора.

Читая комментарии к книгам, часто попадаются отзывы вида "очень раздражает главный герой, 1/10" или "не осилил, герой бесит". Люди привыкли к графомании на потоке (см. сервисы самопубликации), где часто герой в книге это именно автор и его мечты "а как бы я хорошо жил, если бы стал всемогущ".

В литературе это не так. Да, автор может вложить свои мысли в слова героя. Но может и не вложить. Автор решает конкретную литературную задачу (а уже она — зависит от личности автора) и развлекает читателя, используя разные инструменты. И кстати и наоборот — автор замечательных книг с замечательными героями — не обязательно сам хороший человек (а известный спортсмен, певец, на дуде игрец — может быть глуп).

Или говоря словами Катулла:

Ох и вставлю я вам и в рот, и в жопу,
Гниды гнойные Фурий и Аврелий!
Вы решили, что раз мои стишата
Столь игривы, то я и сам развратник.
Хоть к лицу целомудрие поэту,
Но стихам лицемерие излишне.
Тем они изощренней и острее,
Чем двусмысленней или непристойней,
Чем вернее щекоткой разохотят
Не сопливых юнцов, а тех матерых,
У которых не встанет и с лебедкой.
Прочитав про сто тысяч поцелуев,
Вы спешите к таким меня причислить?
Ох и вставлю я вам и в рот, и в жопу!

(другие переводы, wiki, вики)


Как-то меня спросили:

> Привет! Какая штука в мире появится в ближайшие 10 лет, реакцию на которую СЕЙЧАС была-бы «да ну нафиг, не верю».
> Например, мало кто 10 лет назад представлял себе, что вызов такси станет таким простым и удобным. Или что Ли Седоля (игра Го) победит алгоритм. Или что квадракоптеры станут повседневными и займут такую большую часть рынка. Или что соц.сети станут такими значительными.

Предсказание это сложная затея. Представление о будущем в большинстве случаев формируется из настоящего и сложно от моделей настоящего избавиться.

Впрочем есть набор эвристик, которые позволяют немного помочь.

— Штуки, которые раньше были доступны только богачам и элите, станут доступны многим. Автомобили в прошлом — игрушка для богатых. Сейчас — есть у всех. ДНК тесты в прошлом — доступно избранным. Сейчас — многим (но еще не всем, не каждый готов отдать 15k-20k рублей). В будущем — будут делать бесплатно всем при рождении.

— Каждая массовая штука будет становится быстрее, тоньше, дешевле или больше (если хочется больше). Если есть провода — проводов не будет. Если требуется делать 10 нажатий, нужно будет только 2 нажатия, а может и ни одного. Патефон играет одну из 10 пластинок и надо вручную менять — умная колонка играет автоматически то, что я люблю, выбирая из миллиона композиций. Поэтому можно смело предложить, что в будущем заряжать телефоны не будет нужно совсем. Они будут заряжаться "как-то сами".

— Каждое изменение, какое бы оно не было позитивное, будет иметь неожиданные последствия второго и третьего порядка. И чем больше изменение — тем больше шансов, что эти последствия будут негативными. Иногда последствия больше чем выгода, иногда меньше — тогда все к ним привыкают и воспринимают как норму.

— Элиты будут делать что-то другое. Элиты выбирают действия, которые доступны только немногим или же не приняты массами или же требуют больших затрат. Первые в мире кварцевые часы были очень дорогими. Первые в мире часы с электронным LED экраном появились в фильме про Джеймса Бонда и были любимы знаменитостями (хотя, чтобы посмотреть время — надо было сначала нажать на кнопку). Они были будущим. Сейчас же кварцевые часы — массовая дешёвая штука. Поэтому, несмотря на повышенную точность и удобство (годы идут сами по себе) — статусной является именно "механика".

— Если что-то постоянно делали в прошлом — будут делать и сейчас. Наши потребности, желания и страсти остаются в своей основе без изменений (7 смертных грехов и так далее). Меняется только то, как мы это делаем. Двести лет назад, если вы хотели поесть, но не хотели готовить или идти в ресторан — вы звали слугу и просили принести еды из ближайшего трактира. Сейчас заказываете в приложении. Меняется процесс, не меняется суть.

Существует ошибочное мнение, что вот в прошлом все "жили в пещерах" и вот прогресс принёс нам всё, что есть теперь. Это не так. Вот 3000 лет назад люди записывали кто не пришёл на работу ("болел", "проблема с глазом", "хоронил брата", "варил пиво"). Разводили краску в красивых палитрах. Купались в теплых бассейнах. Носили шлёпанцы. Любили парфюм в красивых бутылочках и не любили чистить яблоки.

И уже несколько тысяч лет назад девушки занимались споротом в бикини (мозаика из Villa Romana del Casale) Что-то, что стало приемлимым в нынешних веках только около 70-60 лет назад!

Так что хочешь предсказать, как будет развиваться технология — смотри в прошлое.


Вопрос:
> Привет) У тебя есть мысли, ПОЧЕМУ/ЗАЧЕМ существует эволюция? Надеюсь, вопрос задан корректно. Не могу нагуглить. Гуглил в стиле ""why evolution exists".

Прежде чем ответить на вопрос "почему и зачем" стоит начать с определений.

Что такое эволюция
Эволюция в общем смысле, на мой профанский взгляд, сводится к следующим элементам:
— Изменения и мутации. У некой объекта есть набор характеристик. Иногда появляются новые случайные характеристики.
— Отбор. Объект существует в какой-то системе. Система какие-то характеристики отбраковывает (негативный фидбэк), а какие-то наоборот — поддерживает (положительный фидбэк).
— Закрепление. Характеристики, которые вызывают положительный фидбэк, должны сохраниться и чаще использоваться в будущем.

Например в детстве мы пробуем различные подходы к общению ("изменения"). Какие-то работают (мы достигаем цели), какие-то нет ("отбор"). Мы запоминаем, что работает и используем это чаще ("закрепление"). Это эволюционно формирует наш подход к общению и этот подход будет очень сильно зависеть от среды, где он формировался ("система").

— Четвёртый важный элемент: протяженность во времени. Эволюция это изменение, а изменение — это всегда не точка во времени, а отрезок: было/стало.

Почему и зачем эволюция
Я считаю, что эволюция это следствие фундаментальных законов мира. Почему появились звёзды и планеты? Ну так устроен мир, что это было следствием начальных условий.

Как только сложились условия, что объект стал сохранять себя во времени (то есть существуя, передавая дальше свои характеристики или как-то ещё), то внешний мир ("система") в любом случае производит отбор. Если есть шанс изменений (объект и система не 100% стабильны и детерминированы), то увеличивается шанс создания характеристик, которые ведут к закреплению их же. А как только есть изменения+отбор+закрепление — мы всегда будем наблюдать эволюционный процесс.

Как сказал один умный человек, вера в эволюцию это вера в Фортуну (случайные изменения) и Смерть (постоянный отбор). Я бы добавил, что это еще и вера в Надежду (что что-то наше продолжится в будущем).

Представь, что мы засыпали весь берег кучей камешков очень разных типов и форм. Каждый вечер наступает прилив и пляж заливает морской водой. Потом вода отступает.

Если спустя тысячи лет мы посмотрим на эти камешки, то они станут похожи. Или превратятся в песок или станут гладкими "голышами". У этой похожести нет разумной цели, никто её не планировал. Она просто будет. Это кажется естественным ("ну вода камни обточила"), потому что мы понимаем процесс и условия, которые привели к этому результату.

Это решето. У решета нет смысла, кроме отбраковки неподходящего. Мир такое же (достаточно случайное) решето. Эволюция позволила живым существам много добиться, но еще больше живых существ (по оценке 99.9% всех видов) весь этот процесс просто убил и они не дошли до текущей точки. А те, кто дошёл адаптированы под очень узкую нишу (зрение, которое для нас так важно, воспринимает такую малую часть окружающего мира, что по факту мы его просто не видим).


В прошлом я попросил подписчиков задать мне разные вопросы. Наконец дошли руки ответить на некоторые.


Выписал немного мыслей, которые мне были наиболее интересны.

Про любопытство и изменения
— Все истории это про неожиданное изменение. Изменения это суть и скелет любой истории. Неожиданные изменения (перипетии) естественным образом возбуждают любопытство.

— Любопытство имеет форму буквы "П" — в низшей точке, когда люди ничего не знают о вопросе и не знают как к нему подобраться, но и также, когда они полностью уверены в ответе. Пик любопытства это когда люди думают, что знают что-то, но не уверены до конца. У нас есть склонность желать устранять информационные пробелы. Даже для неважных вопросов.

— Четыре способа возбуждения любопытства:
1) Постановка вопроса или загадки
2) Рассмотрение последовательности событий с предполагаемым, но неизвестным исходом
3) Нарушение ожиданий, запускающее процесс поиска объяснений
4) Осведомленность о наличии информации у кого-то другого

— Истории это племенная пропаганда. Почему мы хорошие, они плохие, как нам стало еще лучше, а они были наказаны, унижены и разоблачены.

Сцены и визуализация
— Люди визуализируют истории. Слушать или читать историю это как вспоминать её. Поэтому хорошая история помогает это делать:
1) Кинематографический порядок слов (как будто мы вспоминаем и проживаем сцену)
2) Подробности. В одном из исследовании советуют описать три специфических качества объекта ("унылый синий ковёр")
3) Не называть что-то ярлыком, а описать так, чтобы ярлык стал понятен сам. Не называть что-либо "ужасным", а описать так, чтобы все ужаснулись. Показывать, а не рассказывать. Меньше абстракций, больше конкретики.
4) Ощущения (прикосновения, вкусы, запахи и звуки) можно воссоздать, если описать деталь, которая содержит и сенсорную и визуальную информацию.

— Склонность мозга автоматически достраивать модели можно использовать. Достаточно упоминания какой-то детальной убедительной части, чтобы мы достроили какой-то неизведанный мир по этой "кости динозавра" (пример с Си-лучами близ врат Тангейзера в "Бегущем по лезвию").

— Каждая сцена должна двигать вперёд сюжет каким-то образом. (опять же — изменение, проблема, сложность, которую надо персонажу решить). Сцены должны связываться через "потому что / так как", а не "а затем". И опять же — желательно показывать эту связь, а не рассказывать просто про неё. Задача сюжета — озадачить персонажа и поставить его в неудобное, часто враждебное пространство.

Персонажи
— Персонаж в произведении — обитает в своем мире, со своим самоощущением и убеждениями о реальности, которые защищает (как и все мы). Важные вопросы про персонажа: Как он смотрит на мир и как пытается его контролировать? Какую тактику применяет при угрозе неожиданных изменений и как борется с хаосом? Какая его стандартная несовершенная реакция?

— Частые причины насилия и жестокости: a) жадность и амбициозность б) склонность к садизму в) завышенная самооценка г) нравственный идеализм. Шаблонные злодеи как правило это первые два пункта, в реальности же — нет. Злодей никогда не считает, что он злодей.

— Персонаж может иметь разные осознанные и неосознанные желания. Деклариуют одно, в глубине хотят совсем другого (в результате внутренний конфликт). У протагониста должна быть цель, он должен оказывать сопротивление, принимать решения, делать выбор и упорядочивать хаос.

— Утверждают, что люди хотят двух противоречащих вещей a) сходиться с другими людьми, чтобы им понравиться и не прослыть эгоистичными б) доминировать над всеми другими людьми. Этот конфликт лежит в основе многих историй.

— Теория — у человека в среднем одновременно есть около 15 личных проектов, от банальных и мелких до грандиозных. Для счастья нам нужно, чтобы проект имел личное значение и мы могли его контролировать. Совокупность этих проектов можно назвать нашей личностью.


Тема историй и искусства рассказа историй (сказительства) мне интересна. Умение рассказывать и осознавать истории — это путь к убеждению и пониманию других и себя. Мы думаем историями.

Книга "Внутренний рассказчик" Уилла Сторра как раз про истории — почему мы их любим, что в них ценим, какие истории вызывают любопытство. Но не стоит воспринимать её только как урок написания книг. Это рассказ про всё сразу: про любопытство, мышление, племена и сюжеты. Про жизнь как истории и истории как из жизни.


^ В посте канала "Something interesting" обратная связь и обновление модели это пункт "умение использовать результат симуляции для того, чтобы достигать своих целей". То есть шаг, где проходит тестирование и обновление модели (в моем тексте я написал про эту часть процесса очень скупо)


Репост из: Something interesting
Я бы добавил сюда крайне важный компонент: наличие обратной связи.
Интеллектуальный агент обязан анализировать результаты, полученные в реальности, соотносить их с симуляцией, находить расхождения, делать предположения о причинах и вносить правки в ментальную модель. Только таким путем может происходить совершенствование модели, а значит и рост точности предсказаний.


^ В посте Руслана описание "Индентификаций паттернов" и "широких сетей связей" это как раз про построение сложных внутренних моделей и мета-моделей на основе доступных недостаточных данных. Понять что-то, "грокнуть", распознать это как раз про построение внутренней модели мира какой-то области и её симуляция ("если я сделаю так, то будет эдак").


Репост из: 🧠 Руслан учится
Итак, меня затронуло про интеллект и модели. Согласен, что модели и умение их использовать – проявление интеллекта.

Но умение использовать модели – механическое, тренируемое проявление. Что же является проявлением «сырого» интеллекта, врожденного, как тактовая частота у процессора.

Это прокси-признаки объема нейросетки, количества связей в ней и способности переключаться. Я выделю два.

Индентификация паттернов

Мы все умеем отслеживать паттерны. Но если малолетний ребёнок может отследить очевидные – например отделить кубики от шаров, то более мощная нейросеть может одним выделять слабые паттерны, незаметные другим. Это может проявляться в таких вещах, как “разбираться в людях”, или возможности выделить тончайшие нюансы в еде или в музыке. На высочайшем уровне идентификация сложных/слабых паттернов может проявляться в способности объяснить словами то, что некоторые даже не различают, а другие различают – но не могут объяснить.

Пример: Оля – глава дизайна в Эквиде. Она интервьюирует дизайнеров, задавая вопросы о том, почему именно было принято то или иное эстетическое решение в интерфейсе. Не способные ответить не проходят интервью. Еще пример: как-то раз она, в задумчивости, рисовала на салфетке деревце. Я сказал: “как же здорово, уметь рисовать, я не умею совсем”. Она: Руслан, нарисовать дерево очень просто – надо лишь понять, как оно росло. С тех пор я могу рисовать деревья.

Широкие сети связей

Человек очень быстро связывает события и явления из совершенно разных областей жизни и делает точный вывод. Цепляет фрагменты знания за маааааленькие кусочки, которыми они соприкасаются.

Такие случаи легко идентифицировать, когда ты в диалоге обладаешь всеми фактами, а разговариваешь с кем-то, менее информированным. И тут, обгоняя тебя, они по коротким обрывкам в одно мгновение устанавливают верную картину. Есть еще слово “проницательность”. Я считаю это прокси-признаком того, что у человека есть возможность устанавливать связи между огромными массивами данных.

Кто-то менее интеллектуальный, возможно, смог бы сделать правильный вывод, если бы ему “активировали” под-массивы, явно указав на них, и попросив установить связь. Но не нашел бы без подсказок. Мощный супер-интеллект находит без подсказок, не потому, что знает где искать, а потому что он держит в зоне связей гигантский массив, не зная заранее, что 99.9999% этого массива совершенно нерелевантно, но огромной мощностью находя кусочки, которые складываются.

Еще один пример такой же “огромной и быстрой нейросети” – это, например, один мой друг, который, оказавшись на моей яхте впервые, в случае какой-то неисправности за мгновения может предложить решение починки, используя какие-то подручные предметы, совершенно для другого предназначенные, и которые он видел лишь мгновения. То есть сеть все это увидела, запомнила, и умудрилась связать вместе, несмотря на то, что предметы могли бы быть совершенно в других категориях, не “инструмент”, а сама предметная область является новой (яхта / вода)

Еще любопытно, что “мощность” нейросети и ее тренированность к структурированным подходам – совершенно разные вещи. Некоторые умнейшие люди вырастают совершенно без структуры, просто потому, что чистая “процессорная мощность” их мозга помогла им справляться с задачами там, где другим нужны структуры и системы. Но нехватка этих структур и систем может позже, при повышении уровня задач, вызывать у таких людей проблемы – там где, менее “умные” прекрасно справляются за счет более высокой организованности.

Меня восхищают такие люди – с диким, природным интеллектом, который можно тренировать, структурировать и выводить на новые уровни. Я люблю рост и меня вдохновляет потенциал роста. Когда я вижу огромную мощность, но по каким-то причинам, не проявившуюся еще полностью, мне всегда интересно дать человеку понимание, что он может гораздо больше.

Почему мне это интересно


Два интересных дополнения к моему посту об уме. Они раскрывают мою мысль другими словами.


Умение строить модели окружающего мира
Мир вокруг нас — сложный. Мы не можем вообразить его полностью, но мы можем представить его модель — подобие мира, которое может дать нам информацию о мире. Когда мы размышляем о том, почему летают самолеты, как работает монархия или почему наш собеседник нахмурился — мы строим модели.

Чем точнее модель — тем лучше и больше информации мы можем из неё получить. Опыт, знание фактов и того "как всё работает", понимание причин и следствий внутри системы — помогают построить более правильную, более сложную модель (мета-модель: модель моделей и так далее).

Умение проводить симуляции в моделях и предсказывать будущее
Цель моделирования мира, ситуаций, других людей, идей — получать из этих моделей информацию. Для этого мы проводим симуляции внутри нашей модели. Мы представляем эти модели в движении, запускаем внутри упрощенную копию части мира и смотрим на результат. Симуляция это по сути тоже модель — но модель в движении.

Это даёт нам возможность предсказывать будущее. "Если я сделаю А, то в результате скорее всего будет Б".

Результат симуляции зависит и от умения это делать, но и от качества моделей тоже. Очевидно, что чем модель ближе к реальности — тем точнее симуляция. Чем дальше по линии времени мы можем проводить симуляцию (на сколько ходов вперёд) — тем лучше мы предскажем будущее.

Умение использовать результат симуляции для того, чтобы достигать своих целей
Точная модель и симуляции приводят к понимаю "Если я сделаю А, то в результате скорее всего будет Б". Но остаётся важный шаг — сделать этот шаг "А". Переводя на наш язык — иметь такую модель, что плюсы от "сделать А" превышают плюсы от "не сделать А" на долговременном промежутке времени.

Это недооцененный пункт. Мало знать как правильно, если это не ведёт к действиям.

По сути на этом этапе происходит тестирование модели и симуляции "на прочность", проверка — работают ли они или нет и обновление при несовпадении с реальностью.

Что же из этого следует
Если принять этот подход, то из него следует несколько очевидных выводов.

— Ум не однороден "сразу умный во всём". В какой-то области человек может иметь точные модели, а в каких-то — нет. Клише про профессора, гения в своей области, который беспомощен в быту — это как раз про это.
— В любом примере глупости можно найти корневую причину — или неправильную модель или недостаток в симуляции. Глупость, как правило, не выглядит глупостью для делающего, ведь в его модели это правильный путь. Подросток, который делает себе татуировку на лице, считает это крутым шагом именно потому, что его модель мира и симуляция дальнейших действий не работает дальше пары месяцев.
— Чтобы становится умней — надо делать более сложные модели и симуляции, которые максимально приближены к миру. Многие вещи, которые на первый взгляд бесполезны (широкая кроссфункциональность, наблюдение за людьми, изучение истории и т.д.) — на деле работают на усложнение модели.


Что такое быть умным.

Допустим вам нужно в книге описать очень умное существо — какая-нибудь звёздная каракатица, чей интеллект превосходит человека в 3 раза. Как бы вы её описали? Как существо должно себя вести, чтобы стало понятно — оно очень умное?

В клишированных историях интеллект любят показывать отсутствием эмоций. В таких рассказах рисуют рациональных холодных существ, "живой компьютер". Другой распространённый штамп — игнорирование социальных взаимодействий. Такие герои не понимают чужих эмоций, не умеют себя вести "как принято" и не видят в этом смысла.

Всерьёз воспринимать подобные стереотипы нельзя. Эмоция, как быстрая эвристика, не противоречит интеллекту. Навык использовать свои эмоции — признак ума. Умение направить злость в цель, скрыть отвращение в нужный момент, мотивировать себя будущим удовольствием — кажется, что умное существо будет использовать свои эмоции для этих целей. А попытка полностью отказаться от своих эмоций, когда они "прописаны" на нашем "базовом уровне" мышления — кажется неумным и заведомо обречённым ходом.

И тем более сложно предположить, что игнорирование чужих эмоций может быть признаком интеллекта. Кажется, что умное существо будет использовать чужие эмоции или социальные правила для своих нужд, но не бороться с ними.

Другие приходящие на ум стереотипы тоже не помогают. Образование? Полно глупых людей с блестящим образованием или гениев-самоучек. Знание фактов и начитанность? Это может быть признаком умного человека, но не всегда. Это может быть "начитанностью попугая", который знает очень много фактов про что угодно, но не способен ни к какой оригинальной мысли.

Так что же такое "быть умным"? Я думаю это умение хорошо делать три вещи.

— Строить модели окружающего мира
— Проводить симуляции в этих моделях, предсказывая будущие события
— Использовать модели и симуляции для того, чтобы их обновлять и достигать своих базовых и долгосрочных целей.

Рассмотрим каждую из этих штук в отдельности.


У дэшбордов, помимо наблюдения за системой и путём к цели есть еще одна неочевидная функция. Постоянное наблюдение за определёнными числами приводит к самоневротизации, которая может быть полезна.

Самоневротизация ведёт к повышению важности этих чисел и повышенной тревожности, эмоциональности по их поводу. Метрики и их движение начинают занимать в мыслях больше времени — это помогает.

Кольца активности в Apple Watch, количество пройденных шагов в день — та же история. Самоневротизация по поводу этих метрик приводит к полезным изменениям — становится важно закрыть эти кольца или пройти 10,000 шагов в день.

И это же причина, почему не стоит просто так добавлять какие-то числа в заметные и частые взаимодействия. Например я убеждён, что показ текущей погоды и всяких дополнительных штук (e.g. продолжительность светового дня и т.д.) в умных часах приводит к излишней зацикленности на них без необходимости. Погоду надо узнать, когда выходишь на улицу, но зачем ее знать каждый раз, когда смотришь время? Особенно, если погода часто плохая.


У меня есть особенность — я с трудом могу делать сложную глубокую работу, если знаю, что меня отвлекут на горизонте нескольких часов. Запланированный звонок через два часа или возможное случайное отвлечение делает погружение очень непростым.

Вот если сейчас утро, а звонок вечером — без проблем. А если через пару часов — сложно. Как будто я сам себя заранее представлю, как мучительно, когда тебе надо прервать состояние потока и поэтому "нечего и начинать".

Я вспомнил эту штуку в связи с размышлениями о скоросте работы продуктов. Достаточно часто скорость работы системы меряют по перцентилям, например по 95-ому или 99-ому перцентилю. (то есть число, ниже которого 95% или 99% всей выборки). Проблема в том, что такой подход скрывает 5% (1%) самых плохих исходов.

Проблема редкого плохого исхода ("в одном случае из 100 продукт тормозит") в том, что на мой взгляд это вызывает ощущение неуверенности "обычно все нормально, но изредка что-то не так". И эта неуверенность делает невозможным ощущение "классности продукта".

Это как в эффекте зловещей долины наоборот — улучшение восприятия продукта при сокращении вероятности негативного исхода (например медленной работы) происходит более-менее линейно (когда эта вероятность уже невелика), но при сокращении до очень малых величин происходит качественный скачок в восприятии.

В полной мере я ощутил это при переезде на новый ноутбук с Apple Silicon. Если раньше открытие приложения изредка могло затупить, то сейчас всё всегда открывается моментально. Без исключений. И это буквально как глоток свежего воздуха.

Казалось бы — в чем большая разница между ситуациями "проблемы бывают очень редко" и "проблем не бывает вообще". Но по моим ощущениям эта разница колоссальная.

И если для продукта скорость, стабильность и т.д. являются преимуществами, я бы думал не только про то "а как еще улучшить на N процентов", а про "как сделать доминирование в этой области таким подавляющим, чтобы не было негативных редких событий вовсе". Это само по себе перейдёт в качественное новое преимущество.


Дэшборд это некий "срез" текущего состояния системы. Дэшборды решают разные цели, но в общем случае они состоят из трёх компонентов (в разной пропорции в зависимости от цели).

— Метрики цели
Метрика, которая отвечает на вопрос "насколько далеко мы от нашей цели и/или идеального состояния, к которому мы стремимся". Это strategic метрика, которая явно и плотно связана с успехом. Как правило эта метрика запаздывающая — наши действия сегодня не обязательно сразу подвинут эту метрику завтра. Но если мы достигли успеха, то эта метрика точно будет сдвинута в нужном направлении.

Это не обязательно должна быть бизнес-метрика (типа выручки или конверсии), не для всех продуктовых направлений это имеет смысл. Но это всегда должна быть метрика, связанная с успешным будущим.

— Описательные метрики
Это operational метрики, которые описывают систему с разных сторон. Их задача — а) послать сигнал тревоги, если что-то вдруг в системе пошло не так б) следить, чтобы при достижении цели не сломали (или оптимизировали лишнего) ничего по дороге.

Набор метрик AARRR (Acquisition, Activation, Retention, Referral, Revenue) или этот набор метрик из доклада про саппорт Саши Ширяевой — это вот как раз оно.

— Тараканьи и input метрики
Проблема метрик цели в том, что они запаздывают. Проблемы могут начаться уже сегодня — но метрики об этом расскажут только через несколько месяцев, когда уже поздно и проблема в полном разгаре.
То же самое с успехом — он а) в какой-то степени непредсказуем, наши действия могут быть правильными, но не принести успеха б) действия сегодня повлияют на успех не сразу.

Решение — иметь набор метрик, которые связаны с успехом или проблемой, но не напрямую, но зато очень чувствительны.

Почему тараканьи: представим, что вы зашли в ресторан и c кухни по полу к вам бежит таракан. Не надо проводить санитарную проверку или следить за удовлетворённостью посетителей, чтобы понять, что с чистотой в этом ресторане проблемы. Не важно был один таракан или несколько, не важно, сколько их там на самом деле живёт — сам факт наблюдения одного таракана это знак, что дела плохи.

Для чувствительных метрик успеха стоит выбирать метрики, которые, например, меряют активность, которая с большой вероятностью ведёт к цели. Ну если для продажника общий объем в квартал это метрика цели, то количество холодных звонков каждый день — как раз та самая input метрика. Если звонки есть это не значит, что цель будет достигнута. Но если звонков нет — то она скорее всего не будет достигнута. Нет прямой крепкой связи, но связь есть и метрика очень чувствительная (наши действия сегодня сразу сдвигают метрику).


Я определяю стратегию как план по достижению цели с учетом текущих обстоятельств, наших слабых и сильных сторон.

Это общее описание скрывает за собой множество сложных вещей. Например текущие обстоятельства это же не только оценка того, что мы знает о себе и других — но еще и оценка нашего незнания о себе и других.

Но это не главное. Главное в этом описании — слово "цель". Невозможно придумать хорошую стратегию, если не понимаешь куда хочешь прийти.

Одна из частых (на мой взгляд) проблем при создании "продуктовой стратегии" — начинать описывать план без чёткого описания "счастливого будущего" — где же мы хотим быть и как это конкретно описать.

Создание любой стратегии должно начинаться именно с этого. Не с придумывания "а что тут мы можем еще сделать" (что, разумеется, сразу хочется сделать), а с определения "где мы хотим быть через год (два,три) и почему там".

Казалось бы — очевидная штука, но как и часто и бывает с очевидными штуками ("ешьте овощи, занимайтесь физкультурой"), ею часто пренебрегают. Поэтому даже если вроде понятно, что "все не очень хорошо — надо что-то делать", стоит остановится и задать вопрос — "окей, но вот допустим мы сделали все правильно и круто — чего мы добъёмся через это время, куда придём?"

Определение цели, "очень оптимистичного будущего", — это краеугольный камень начала размышления о стратегии.

После этого важно описать текущий контекст (где мы, где индустрия, а почему, а куда идём и т.д.), сильные стороны (что мы делать умеем, что мы делаем хорошо, что мы можем сделать — и соответственно другие — нет) и слабые стороны (в чем наши проблемы, что мы делать не умеем — и соответственно, что другие делают лучше нас).

Третий необязательным пунктом можно описать наши принципы и ограничения — что-то, что мы точно не изменим и чему будем следовать. Тут надо быть осторожным и перечислять вещи в которых вы точно уверены и которые являются ДНК вашего продукта — так как есть опасность заранее загнать себя в рамки. Хорошие принципы не универсальны и некомфортны, применимы не ко всем. А иногда принципы это результат баланса/компромисса между несколькими противоречащими целями.

И только после описания этих штук и раздумий о них можно переходить к следующему пункту: что же делать (то есть в какой области мы собираемся действовать, как конкретно действовать и какие нам для этого нужны ресурсы/процессы).

Попытка обойти эти шаги и сразу перескочить к действиям кажется экономией времени ("и так всё понятно"), но это всегда плохая идея. Время, якобы потраченное на описание текущей ситуации это время вложенное в достижение цели.


Римская империя — фундамент, на котором построена современная западная цивилизация. Множество привычных вещей имеют начало именно там. Например календарь.

Не все принципы римского календаря дошли до нас. Например римляне не считали дни месяца подряд (один, два, три и так далее). Месяц имел три фиксированных точки. Календы (первый день каждого месяца, новолуние), ноны (5 или 7 день месяца, первая четверть фазы Луны) и иды (середина месяца, полная луна). День месяца считался в днях до одной из этих трех точек.

То есть 3 января — это третий день до январских нон, 4 января — день перед нонами, 5 января — ноны, 6 января — 8 день до ид, 24 января — 9 день до календ и наконец 1 февраля — календы.

Эти три точки связаны были с определенными действиями (например календы — время расчетов по долгам) и праздниками.

Интересно, насколько эта модель месяца влияла на мышление. Ведь это не просто "24-й день месяца", а "9 день до конкретной точки". В модели заложены некие промежуточные точки, дедлайны — весь расчёт идёт вокруг них. Каждая дата несёт в себе какую-то цель, ожидание будущего.

Но я хотел поговорить про другое.

Давным-давно новый год начинался в марте. И если подумать — это логично. Зима — пора умирания, конец года. Март — оживание, пробуждение, начало.

Но в прошлом начало нового года было перенесено на 1 января. Есть несколько разных рассказов о причинах и времени этого изменения. Мне нравится история, которую рассказывает Тит Ливий — когда Рим был респуликой, каждый год избиралось два консула. Консульский год начинался в марте, вместе с началом нового календарного года. Но в 154 году до н.э. была война с провинциями в Испании. Требовалось послать войска, но свежеизбранный сенатом консул не мог этого сделать до мартовских ид, когда он вступал в должность. Поэтому сенат перенёс консульский год на 1 января. Ну и это повлекло со временем изменения и в календаре.

Мы не знаем было ли это причиной или нет (источники разнятся), но мне нравится думать, что возможно дело было в этом.

К сожалению мы можем только представлять каким бы был мартовский Новый год. Более живым, наверное. Менее семейным, более разнузданным. Более масленичным. Но зато у нас всегда есть история, что конкретное политическое действие ("взмах крыла бабочки"), нужное в конкретном моменте, вызвало тектонические изменения (две тысячи лет, миллиарды людей) и в итоге привело к Деду Морозу как символу Нового года. Есть в этой истории что-то вдохновляющее.


Отличный пример к моему посту про три типа власти:
"Effective Deposition Strategy and Dealing with the Evasive, Non-cooperative Witness".

Это статья в которой юристы делятся советами, как правильно допрашивать свидетелей, особенно свидетелей, которые отказываются сотрудничать.

Каждый вопрос юриста — важен. Даже если вопросы кажутся (пока) отвлечёнными, все они складываются в "хлебные крошки", которые ведут к нужному умозаключению.

Иногда свидетель сопротивляется и не сотрудничает. Как правило это означает, что:
— Cвидетель отвечает "Я не знаю", "я не уверен", "я не помню".
— Просит объяснить термины из вопроса, не понимает вопрос или поправляет формулировки вопроса
— Отвечает не "да" или "нет", а размыто и неопределенно.
— Постоянно вводит новые понятия или факты, которые требуют прояснения
— Прерывает вопрос своим ответом
— Отвечает не "да" или "нет", а а дает долгие ответы с историей и выводами. Это, кстати, мешает легко переиспользовать части ответа свидетеля для других нужд.

На все эти вещи у юристов есть свои контр-приёмы.

Можно свидетеля измотать, постоянно спрашивая дополнительные вопросы — "а расскажите еще?", "а дальше?", "а что еще можете вспомнить?".

Если в ответе появляются новые темы и обстоятельства, на них не отвлекаются, пока не будет полностью исчерпана текущая тема. Ответ свидетеля не должен задавать тему следующего вопроса, это отдаёт инициативу.

Ответы свидетеля можно повторять своими словами ("то есть другими словами вы говорите, что...") и резюмировать. Это выделяет суть ответа в нужном ключе, ведь во многом цель — создать правильное впечатление и образ.

А если свидетель даёт долгие вдумчивые ответы — его можно просто прерывать.

В конце концов задача юриста, задающего вопросы неудобному свидетелю, этого свидетеля обыграть. Это буквально работа этого юриста, она/она этим занимается всю жизнь. Любой прямой короткий ответ на вопрос заведомо будет уступкой, потому что вопрос будет сформулирован таким образом. Многие сложные темы не имеют простых коротких ответов, требование услышать только "да" или "нет" — это ловушка. А любой непрямой ответ (особенно внятный долгий ответ с объяснением) раздражает такого задающего, потому что ловушка не срабатывает.


Теория очередей (queueing theory) описывает поведение систем в которые поступают запросы. Если у нас есть какая-то система, в ней один или несколько агентов обрабатывают запросы с разной скоростью, а сами запросы поступают неравномерно — эту систему можно математически описать и вывести закономерноcти.

Письма в техническую поддержку, очереди в магазинах, запросы к серверам — ко всем этим штукам можно применить эту теорию.

Обычно тут сразу упоминают закон Литтла ("среднее число запросов в системе = среднее время выполнения запроса в системе × средняя интенсивность поступления новых запросов"), но я не буду рассказывать про него. Это интуитивно понятная формула ("чем больше в очереди людей — тем медленней принимает врач", "если ограничить количество задач в системе — они будут решаться быстрее"), но её расчёты сложно применимы к обычным реальным задачам.

Важная мысль же другая: если система работает на пределе выносливости, то добавление нового "агента" в систему будет иметь очень сильное влияние на скорость работы системы, гораздо сильнее чем кажется интуитивно.

Допустим у нас есть отделение почты. В час на почту приходит в среднем 5 человек. На почте сидит один человек, она или он может обслужить 6 человек в час.

В среднем каждый человек будет ждать в очереди 50 минут. А средняя длина очереди — 4 человека.

Но если мы добавим второго человека (они оба обслуживают очередь c одинаковой скоростью), то это имеет ошеломительный эффект. Среднее время ожидания в очереди — 2 минуты, а средняя длина очереди — 0!

Понятно, что это средние значения (да и в самих расчётах были сделаны определенные упрощения) — иногда будет больше, иногда меньше. Но это неожиданный результат.

Понятно, почему так происходит. Когда система работает на пределе возможностей, то неравномерность поступления новых заявок приводит к всплескам. Если в среднем приходит 5 человек в час, это не значит, что каждый приходит раз в 12 минут. Это случайный процесс. И добавление нового "агента" позволяет сгладить эти всплески. Большую часть времени этот агент может не делать ничего, но его наличие позволяет иметь стабильную скорость работы системы даже при наплыве заявок. И чем сильнее система работает на пределе возможностей, тем сильнее эффект от добавления нового агента.

(P.S. Для желающих занырнуть в детали — эти штуки быстро моделируются в Mathematica. Не обязательно даже знать формулы, чтобы попробовать различные модели. Вот например расчёт примера с почтой)

Показано 20 последних публикаций.