Зарисовки реальности

@sourvillosketches Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

Ловлю мысли, записываю ощущения.
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
не указана


Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
не указана
Добавлен в индекс
10.06.2017 10:25
реклама
Халява и акции со всего интернета...
Узнай про Халяву, Купоны и самые выгодные Акции у нас
Все о криптовалютах для начинающих
Сообщество, где бесплатно рассказывают о криптовалютах
SearcheeBot
Ваш гид в мире Telegram-каналов
13
подписчиков
~0
охват 1 публикации
N/A
дневной охват
N/A
постов в день
N/A
ERR %
0
индекс цитирования
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Поставил Эгею на Зарисовки реальности. Теперь можно шерить, лайкать и подписываться по RSS.

В честь этого — http://sketches.sourvillo.ru/all/25/
# 24

На улице — последний вечер осеннего апреля. По гладким стёклам небоскрёбов Москвы-сити стучит дождь. Он разбивается о стекло и проводит по нему влажными пальцами.

Последний вечер осеннего апреля — электрический вечер, без надежды увидеть звёзды перед сном. Возникает чувство, похожее на то, когда голубой воздушный шарик, который ты очень долго ждал, лопается на заваленном листвой тротуаре.

Люблю ходить по переходам в метро и строить в голове их трёхмерные карты. Иногда тоннели на картах пересекаются и люди начинают ходить по эшеровским лестницам. Это нормально.
Видел сегодня велосипеды в стойлах. Они стоят беззащитно, как маленькие длинношёрстные пони. Я смотрел на них с грустью, с радостью и с сочувствием. Так, наверное, Франкенштейн смотрел на своего ожившего мертвеца.

Небоскрёбы за окном напоминают застывших чудовищ. Кажется, что сейчас они пошатнутся, вытянут из-под земли свои ноги и руки, оборвут канализационные трубы и электрические провода, глухо, протяжно проревут и медленно и бессмысленно побредут куда-то в сторону Сибири. А люди будут разбегаться у них из-под ног.

Пора работать. Наверное, если дать мне проработать тысячу лет, я вполне смогу построить новую вселенную. Но не создать её.
Читать полностью
# 23

Сходил на модную лекцию о медиа. Должно же быть в жизни что-то хорошее. Кроме самой жизни.

В метро заметил красные напольные плиты, на которых написано что-то типа: «Бесплатная музыка. Благодарность на усмотрение слушателей». Даже и не знаю, прогресс ли это?

Рядом с домом увидел парочку, которая стояла и смотрела в небо. Порадовался за них.

Вечером где-то около МИДа упал с гироскутера. Упал обидно — не заехал одним колесом на бордюр, нелепо взмахнул руками и завалился на спину. Сгруппировался и не ушибся, но душа болит.
С гироскутером прикольная штука — никогда не знаешь, когда он разрядится. Может разрядиться через час, может через два. Нет индикатора батареи. После такого инженерного дизайна начинаешь думать о том, что не только инженеры гироскутера тратят жизнь впустую, но вся гироскутерская индустрия в целом зазря тратит жизнь кучи людей, впустую расходует человеческий потенциал и тормозит вращение Земли.

Апрель. Что делать нам в Москве? Я встречаю
Знакомого несущего багет из «Поля»
Вопросами: тепло ль? что нового в миру?
Откроют ли велопрокат к концу апреля?
Он мне отвечает нервно и безнадёжно.
Пора. Мы расходимся, как два корабля в океане.
Глядим на бледный МИД прилежными глазами;
Прощаемся, ещё раз и поздней уж порой,
Весь день потратив, возвращаюсь я домой.

ЕГЭ.
Читать полностью
# 22

Город соткан из световых пятен машин и рекламы. Под светофорами, переключающимися на красный, гудят машины. Пешеходы медленно, словно устрицы, двигаются вверх и вниз по Арбату. Ночь. Я вдыхаю поглубже — воздух прохладный и терпкий, с запахом бензина, еды и космоса.

Возвращался вечером из Химок и размышлял об одноразовом искусстве — скульптуры, которые уничтожаются, если посмотреть на них один раз, книги, которые сгорают после первого прочтения.

Понял, что в метро дверь на улицу надо открывать по ветру. Вообще, в метро перед закрытием полно странных людей. Только что прошла пьяная компания подростков с одинаковыми красными кепками и огромными чёрными пластиковыми пакетами. В них обычно возят живых крокодилов. Ребята зашли в вагон, синхронно сели все на один ряд, а пакеты поставили между ног. Стало страшно.

Скоро поеду к В. К к нему надо относиться как к солнечному затмению и ни в коем случае не смотреть прямо на него. Энергии у В. больше, чем у тасманийского дьявола, только В. спускает её на две вещи: сон и еду. Он спит и ест. Всё время. Нет бы полезное что сделал.

Хочется к морю.
Читать полностью
# 21

Мне кажется, в любой деятельности очень важен момент остановки. Это, когда то, что ты делаешь достигает уровня «достаточно хорошо». В этот миг нужно остановиться. Пойти, позаниматься чем-то другим: почитать, побегать порисовать. Потому что любую вещь можно бесконечно улучшать и докурчивать, а идеала всё равно не достигнешь. Если не остановиться вовремя, велика вероятность погрязнуть в этом рефакторинге и не выпустить продукт.
Читать полностью
# 20

В поездах наступает состояние полной прострации. Теряется ощущение времени, места и самой реальности. В них забываешь, что мир переполнен войнами, болью и страданиями, а ежедневная рутина трудовых будней утомительна и несправедлива. В голову начинают лезть странные мысли, типа того, что с квантовой точки зрения расстояния не существует и промежутки между объектами — не более чем результат случайных флуктуаций матрицы плотности, которые не стоит принимать всерьез.

В поездах отрекаешься от старой реальности и едешь к реальности новой, которой ещё нет, но я точно знаю, что где-то там у меня есть близкие, хорошие и разумные люди. Или, быть может, они просто приснились мне. Жаль было бы, если так.

Обычно, в поездах бывают попутчики, котрым тоже куда-то срочно надо. Сегодняшний — похож на падишаха, обкурившегося марихуаной. Он что-то говорит мне на ухо, голосом уставшего от жизни патриция, иногда приглушённо смеётся, а за окном мелькают фонарные столбы. Я сижу и думаю: «Не дурак ли я?».

Я еду из Питера. В Питере любой мост — это всего лишь вздох переулка. А в одном из Питерских переулков неизвестно откуда взявшиеся дети обязательно пинают ветхий мяч. В Питер надо приезжать на три-четыре дня, отдыхать, ходить в хорошие кафе и книжные магазины, встречаться со знакомыми и уезжать обратно в Москву — работать. В Питере нельзя быть больше недели, потому что тогда он надоедает и теряет всё своё очарование.

На самом деле, Питер — скорее, мужской город, суровый, как природа Норвегии. В нём холодно, дуют ветра и льют дожди. За это я его и люблю.

И ядерный гриб поднимается над Барвихой лакшери вилладж.
Читать полностью
# 19

Усталость накатывает, забирается в руки, проникает в голову и сворачивается где-то около затылка. Заметил, что когда переносишь плохое настроение на бумагу становится легче. Ещё легче, если писать о себе в третьем лице — начинаешь казаться безучастным наблюдателем событий.

Жизнь кажется американскими горками — хорошее сменяет плохое и наоборот.

Когда плохое настроение — здорово читать Бродского.

Надо собраться, успокоиться и жить дальше. К творчеству. К смерти.
Читать полностью
# 18

Идёшь по ночной Москве, смотришь на МИД, на воду в Москва-реке и понимаешь, что жизнь прекрасна.

Купил сегодня «Книгу про буквы» — счастлив.

Увидел в фильме дворик около Арбата. Попытался попасть — «А у нас ремонт и закрыто до лета». Жалко. Дворик классный. С каруселью.

Ночью приснился прекрасный пост в блог. С чёткой структурой, вёрсткой и темой, с кучей потенциальных лайков и комментариев. Причём приснился он в виде огромного куска текста. И я чётко различал каждую буковку. Проснулся, потянулся за телефоном, чтобы записать идею, и тут же всё забыл. Жалко.

Хочется уже сдать ЕГЭ и забыть всё.
Читать полностью
# 17

Опустошённость. Когда нет равновесия возникает опустошённость.
Пятиклашка подарила мне синий воздушый шарик. Я стоял, смотрел на него и наблюдал, как рушится привычный и уютный мир. Выход из зоны комфорта — полезная штука.

Ещё я понял, что не бывает правильных или неправильных решений. Бывают только решения, в которые ты веришь или не веришь. Самый кайф — я сам определяю верю я или не верю, могу или не могу.

Можно рвануть в Питер на выходные, погулять там и уехать. Можно не спать всю ночь. Можно всё.

Можно всё, но не всё нужно.

Вместо того, чтобы жаловаться надо принять ответственность за свою жизнь. Лучшее, что можно сделать в этом мире — изменить себя. Это, пожалуй, единственное, что можно сделать, чтобы улучшить этот мир.
Читать полностью
# 16

Шёл десятый час МЦКмарафона. Я откинулся на спинку синего кресла, уставился в белый потолок. Потом осмотрелся по сторонам. Нас окружали промзоны Москвы и добрые, но нерусские лица. Вдалеке бродили бездомные собаки. Собаки явно знали что-то очень важное и смотрели на нас печальными, большими и голодными глазами.

Я снова откинулся на спинку. Сон не шёл. Мне предстояло ещё семь часов кружить вокруг Москвы на утлой Ласточке. Вся работа была сделана. Все песни прослушаны. Только синее кресло помогало хоть как-то сохранять ощущение реальности происходящего. В такие моменты кажется, что мир вокруг тебя остановился и замер. Я всё-таки начал засыпать.

Мне приснилось, что я еду РЖДмарафон. Уже проехал Питер, Магадан и Петропавловск-Камчатский. Оставалась финишная прямая — Барнаул-Норильск. В Норильске меня ждала пресса, министр транспорта и тёплая постель. Сидящий рядом И. размахивал руками, рассказывая куда он потратит свой миллион. Миллион нам подарило РЖД за рекламу в Times. И. что-то говорил про свой телеканал и какую-нибудь маленькую (но тоже его) страну третьего мира.

Внезапно раздался резкий голос «Next station is Nigegorodskaya». Я вздрогнул и проснулся. Сидящий рядом И. пробурчал что-то невнятное. Я понял, что это всё та же реальность.
Читать полностью
# 15

В Москве началась осень и задождило.

Услышал, как девушка ожесточённо спорила по телефону в отделении Сбербанка: «Мама, ну и что! Зато я уголь умею продавать!»

Когда машины проезжают по лужам — возникают волны.
Я подумал, что хорошо бы взять доску,
Выйти с ней под дождь,
Разбежаться,
Прыгнуть.
И поехать по этим волнам.
И вспомнить.
Только мне не дадут.
Взрослые думают,
Что я заболею и буду кашлять.
Они думают, что без моря жить можно.
А кашлять — никак нельзя.

Но и унывать нельзя. Ведь, в конце концов, откуда-то сверху на нас всех смотрит Юрий Гагарин.
Читать полностью
# 14

Бывает грустно беспричинно…
Все, вроде, как и было, мерно
Спокойно, монотонно, чинно,
Но знак печали, спутник верный
Грядущей грусти постучался
В твой тайный угол ощущений
И угол тот заволновался,
Растущей зыбью страхов и сомнений
И жизнь вокруг скукожилась, стемнела
И спутники все как-то изменились
Там за горою облако горело
Они же в обсуждение джинсов погрузились
А у тебя роились новые вопросы
И ты не находил на них ответа
Садилось солнце, по кривому, как-то косо
И шла последняя неделя лета…
Читать полностью
# 13

Сесть в самолёт, отключиться от интернета, провести три часа своей жизни рядом с облаками, слушая Жака Бреля, проводить закат и приземлиться в горячем воздухе Грузии — для того чтобы сменить холод на жару.

Сейчас модно бросать всё и уезжать на Бали, а потом возвращаться и говорить всем, что Бали — это фигня. Что Маврикий — это то, куда надо стремиться и ради чего стоит жить. И никто не хочет наслаждаться жизнью сейчас. Все спешат и бегут куда-то не понимая, что не надо никуда спешить и бежать. Надо остановиться. В два часа ночи съесть хачапури и вкуснейший имертинский сыр, заснуть лёжа лицом к стене, за которой лежит город-лабиринт. Спать всю ночь с открытым окном и слушать ворчание котов в подворотне неподалёку, а позже покупать горячий лаваш в жуткого вида подвале и понимать, что это — высшее счастье.

Живот урчит, как сиамский кот. Старые часики медленно отсчитывают вечность. Жарко. Мой диван становится больничной палатой. Я испытываю к таблетке ношпы чувство, схожее с тем, что испытывает наркоман перед очередной дозой. Мне снятся странные и страшные сны, если галлюцинации вообще можно назвать снами.

Чурчхела передаётся точно так же как и стафф на юге Лос-Анджелеса: она аккуратно упакована в плотненький мешочек, который удобно влезает в карман. Дальше ты долго идёшь дворами до подъезда, поднимаешься по обшарпаной лестнице, озираешься по сторонам в поисках скрытых камер и агентов J-2, закрываешь дверь в квартире на цепочку, замок, на второй замок, садишься за стол, распаковываешь обёртку, а там — чурчхела.
Читать полностью
# 12

Если выйти на берег утром, то можно утонуть в густейшем тумане, в котором не видно даже кроссовок. Пробежав два километра особенно отчётливо понимаешь, что чувствовал Ёжик. В такую погоду хочется сидеть дома и латать списанные дирижабли.

Очень весело кататься на скимборде под дождём. Вода капает сверху и она же находится снизу, проникая всюду и оставляя маленькие лужи. А ты бежишь с доской в руках по безлюдному берегу и прокладываешь свой путь сквозь дождевые капли. Потом кидаешь её, запрыгиваешь и едешь по воде, а вода едет по тебе. Круговорот воды в природе.

Чайки кричат пронзительно и протяжно. Они говорят на языке древних богов. Этому языку боги научились у солнца и дождя. Здесь дождь разрушает города, а солнце выглядывает из-за туч только для того, чтобы посмеяться над людьми. Одна чайка приземлилась рядом, жадно клянчит хлеб и предвещают бурю. В следующей жизни я обязательно стану чайкой, которая боится летать.
Читать полностью
# 11

Утро. Небольшая рыбацкая деревушка — местная мекка виндсёрферов и кайтсёрферов. Здесь огромное море, огромное солнце и огромное небо. Здесь волны неторопливо катятся к берегу, а люди не видят ни неба, ни волн, уткнувшись в свои телефоны. И даже здесь можно обнаружить бесплатный вай-фай.

День. Танцуя на утлой доске на краю Балтийского моря я пытаюсь вытащить из воды плоскость паруса, который больше меня в два раза. Усталыми руками крепко тяну на себя лиш, а ноги сильнее сгибаю в коленях. Парус поддаётся. Сначало надо схватить гик руками, потом переставить ноги назад по доске. Так. Теперь правую руку к себе и отклониться назад всем корпусом. Доска начинает врезаться носом в волны, всё быстрее и быстрее.

День. На пляже сёстры строят себе драккар из досок и верёвок, чтобы отправиться в плавание по неспокойному морю.

Вечер. Рыжий кот выглянул из-за угла. Он внимательно смотрит на меня, а я смотрю на него. В конце-концов кот чихает и бежит дальше по своим кошачьим делам. А я остаюсь.
Читать полностью
# 10

Встретился с Н. Посидели в Хлебе, попили имбирного чаю, рванули в Коворкафе на курс. Встретился с М. и с Л. Спонтанность и открытость к переменам — важная штука в жизни.

Поразило метро — народу почти нет. Причём даже в «часы пик». Лето имеет свои плюсы. Рядом со мной ехал парень с воздушным шариком-татуировкой на кисти. Интересно, что это означает?
По пути в Коворкафе заметил гирлянды на деревьях. Почему-то подумал о колючей проволоке.

Поработал стоя за одноногим коворкафешным столиком — кайф! Заметил, что при работе стоя не получается не работать. Когда я стою — нет желания открыть фейсбук или ленту rss. Мозг включает турбо-режим и концентрируется на одной рабочей задаче. Учитывая использование помидорок — продуктивность взлетает на 30-40% ↑. Ещё автоматически решилась проблема с перерывами — раньше я мог три-четыре часа сидеть и работать не вставая, теперь — 40 минут максимум. Потом — устают ноги.
Н. фотографировала меня в процессе.

Понял, что использую странный метод печати — четырьмя пальцами, не задействуя мизинцы.
Когда пришло время уходить — зашёл в веганское кафе и отравился там фалафелем. Не люблю веганов. Вегетерианцы мне ближе.

Испытал сильное déjà vu — лестница около Коворкафе будто бы пошла волнами. Казалось, что ей наскучил наш трёхмерный мир.
Впрочем, мне — тоже.
Читать полностью
# 9

В Москве странная погода: солнце→дождь→солнце→дождь.

Эта переменчивость сначала пугает, но потом привыкаешь и постоянно носишь с собой зонтик. Увы, в Москве очень быстро привыкаешь ко всему. Даже к необычному. Поэтому важно каждый день стараться искать что-то новое, что-то неизведанное. А ещё полезно ставить себе рамки, добровольно ограничивая себя. Добровольные ограничения — вообще очень полезная вещь. Особенно, когда понимаешь, что на самом деле их нет.

В моём мире разница между хорошей и плохой книгой гораздо больше, чем разница между хорошей и плохой погодой. Потому что любая погода прекрасна. Дождь стучится в угол грустных мыслей, заставляет бродить по ночным улицам и читать Бродского Космосу. Солнце радует, хотя и не греет. А вот с книгами всё гораздо сложнее.

Опять пошёл дождь. Я иду пешком босыми ногами по шершавому асфальту, лежащему на поверхности бесконечного города. Вода бежит по наклонному прямоугольнику куда-то за край Земли. Москва не верит слезам и дождям, даже если это прекрасный июльский дождь.

На Смоленской сильный ветер и МИД качается. Окурки у урны перед Арбатским Макдоналсом валяются иррационально. Курят там масштабно, это больше похоже на ядерную войну.

Обгоняю двух девушек. Одна говорит другой: «Слушай, сейчас такой дождь, что нужно сидеть дома и смотреть хороший фильм. В чём-то она права, но я упорно продолжаю свой путь.

В конце концов, все мы мокнем под одним дождём.
Читать полностью
# 8

Мир новых ощущений и чувств. Единство с доской, коленки, ободранные о камни, морская вода в ушах и новые знакомства в качестве бонуса. Мир, в котором хочется остаться навсегда — я буду грустить о тебе.

Сегодняшнюю заметку пишу в самолёте. Только что в кабину пилота прошла стюардесса с маленьким мальчиком на руках. Мальчик, наверное, мечтает стать пилотом и попросил её показать кабину. Настоящий пилот смотрит на мальчика и улыбается.
На обед раздали хрустелки с солью. Лечу, хрустю и думаю — как теперь жить без океана и солнца?

Огромный самолёт чуть качает крыльями, снижаясь в огни бесконечного города. Турбины протяжно воют, но их рёв уже стихает.

Город, стянутый автострадами, город влюблённых.
Я прилетел к тебе лишь на час, я прилетел к тебе ненадолго.

Пограничник с усталыми глазами долго рассматривает паспорт и, наконец, яростно ставит штамп.

Очередная проверка билетов и я снова на борту самолёта. Вселенная устала и дышит медленно и глубоко. За толстым стеклом иллюминатора — ночь. Мне осталось четыре часа до Москвы. Спать совсем не хочется.

Меня ждут новые самолёты и новые страны. Ждут новые моменты, мгновения и шансы, которые я снова потрачу нелепо и иррационально. Планета по прежнему вертится.
Читать полностью