Вам, чтецам

@vamchtetsam Нравится 1

"Кое-кто предпочитает жизнь, но мне нравятся книги." Авторский литературный журнал с рекомендациями, обзорами, коллекциями цитат, малой прозой и культурными лирическими отступлениями. Пишите: @markmarchenko
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Книги


Написать автору
Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Книги
Добавлен в индекс
24.11.2017 18:25
реклама
TGAlertsBot
Мониторинг упоминаний ключевых слов в каналах и чатах.
Telegram Analytics
Подписывайся, чтобы быть в курсе новостей TGStat.
SearcheeBot
Ваш гид в мире Telegram-каналов
7 458
подписчиков
~2.5k
охват 1 публикации
~2k
дневной охват
~5
постов / нед.
33.1%
ERR %
41.9
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
112 упоминаний канала
9 упоминаний публикаций
92 репостов
Книжный Лис 🦊📚
Книги от Студента
English Major
Лапы 🦊 хуѩпы
Теории и Практики
Саня Англичанин
Valevich Public
English с носителем Jane
KNIGSOVET
к о м н а т а
Vilebedeva
Жар души
Брейнингер горит
Writer's Digest
Palitra - Искусство
Telegram каналы
Persone | Книги
В контексте
Ленивый читатель
Богданова и Таймс
Да-да, английский
ТОП каналов Telegram
Neperevodimoe
Книгижарь
الروح
Umm_huraira3
Читай. Смотри. Твори
Стоунер
prometa.pro книжки
prometa.pro книжки
Каналы, которые цитирует @vamchtetsam
Толще твиттера
Космопоэтесса
Vilebedeva
KNIGSOVET
Леонардо Ди Ванче
Гумконвой
Двери мира
Волшебный восток
Золотой век
rebeSandrik🍾💎🦄
Арсен & Устин
Красные глаза 👓📖
антон станчиц
Богданова и Таймс
Ленивый читатель
Теории и Практики
Книгижарь
Да-да, английский
Да-да, немецкий
Neperevodimoe
Литератор
prometa.pro книжки
Стоунер
В контексте
Брейнингер горит
Читай. Смотри. Твори
YaMogy.online
YukkaRecommend
Маме понравится
Ma Vie Bohème
Книгижарь
Dramedy
человек и анекдот
книжный странник
Хтонь Вонь Огонь
Книжки и котики
"Глухие" записки
Chillax English
Нехудожка
STAR_Academy
Readeress
Нетленки от Маленки
Пара у Гвоздева
Леонардо Ди Ванче
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Вам, чтецам 11 Apr, 19:37
Музыкальная рекомендация

Вообще-то я искренне рекомендую вам послушать все вышедшие пластинки исландского пианиста-виртуоза Викингура Олаффсона (самое, наверное, скандинавское имя и фамилия из всех возможножных, сам бы лучше не придумал), но начать можно с его дебютной пластинки на, пожалуй, самом престижном лейбле классической музыки Deutsche Grammophon, посвященной работам легендарного современного композитора Филиппа Гласса. Про Гласса обычно вспоминают, когда говорят о направлении минимализма в классической музыке, но это не значит, что вас ждет что-то авангардно-непонятное со скоростью один шум в минуту — нет-нет, произведения на этой пластинке мелодичны, в целом неторопливы, но лишь в той степени, в которой это не мешает ими наслаждаться.

Это красивая, довольно медитативная музыка, которой можно и нужно наслаждаться, и под которую прекрасно можно работать — композиции ненавязчивы, но в блестящем исполнении Олаффсона достаточно интересны, чтобы с каждым переслушиванием находить в них новые интонации и истории. Еще пластинка отлично подойдет тем, кто не слушает много классической музыки, или не привык слышать фортепиано (здесь в нескольких композициях ему аккомпанируют струнные) — насладитесь ей, а потом переходите к других записям Олаффсона (я рекомендую взять ту, где он играет вещи Дебюсси и Рамо).

Итак: Víkingur Ólafsson — Philip Glass: Piano Works
Читать полностью
Вам, чтецам 11 Apr, 19:37
Музыкальная рекомендация
Вам, чтецам 9 Apr, 16:49
Белфаст, 1989 год
Вам, чтецам 9 Apr, 16:49
The Troubles. Три книги.

Сегодня утром меня догнали печальные новости из Северной Ирландии, где текущая нестабильность как в политике (выход Великобритании из Евросоюза, усиление националистических настроений в Шотландии), так и в здравоохранении (2020 год вообще мало кому пошел на пользу) отозвалась жесткими массовыми беспорядками и столкновениями с полицией, причем не только в Белфасте, но и по всей стране.

Судя по всему, это самые серьезные беспорядки со времени подписания Белфастского соглашения в 1998 году. К сожалению, сегодняшние события неизбежно трактуются как возврат к прежнему конфликту, который называется емким ‘The Troubles’, и обострение которого пришлось на семидесятые и восьмидесятые годы прошлого века, но который не утихал, по сути, с момента его разгорания в 1920 годы, когда IRA начали вести подрывную деятельность в знак непокорности Британской Короне.

Удивительно еще и то, что в корне своем этот кровопролитный конфликт не столько политический (война за независимость Северной Ирландии от Великобритании), а религиозный — война католиков с протестантами. Иронично: две группы людей, которые называют себя христианами, убивают друг друга с особой охотой. Мне грустно за этим наблюдать.

Я не был в Северной Ирландии, но у меня много друзей не так далеко оттуда — в Ирландии и в Шотландии, а еще я планировал посетить Белфаст, столицу Северной Ирландии: несмотря на то, что он до сих пор поделен на юнионисткие и республиканские районы — напоминание о критических годах Troubles — до недавнего времени мы все надеялись, что теперь город будет становиться только лучше и прекраснее. К сожалению, теперь уже ясно, что этого не произойдет.

Есть три очень сильных художественных произведения о The Troubles — уже столетнем конфликте, который раздирает Ирландию на части. Они эмоционально тяжелые, и потому правдивые. О романе Milkman я уже писал — он в 2018 году заслуженно получил Букеровскую премию. Роман Дэвида Кинана For the Good Times в 2019 году был отмечен очень уважаемой наградой Gordon Burn Prize, что гарантирует его невторичность и литературную ценность. Его я прочитаю очень скоро и о нем вам расскажу. Под третьим номером — сборник короткой прозы Sweet Home, все рассказы которого посвящены Белфасту. Он тоже выдвигался на Gordon Burn Prize в 2019, но проиграл предыдущему номеру. Его вряд ли когда-то переведут на русский, но в ближайшем будущем я сделаю для вас русскоязычную подборку цитат.

Мне очень жаль, что появился повод для публикации этого поста.
Читать полностью
Вам, чтецам 9 Apr, 16:49
Вам, чтецам 6 Apr, 20:07
Вечернее чтение

Сегодняшнее вечернее чтение очень компактное, простое, с юмором. Но очень важное! Дело в том, что это сказка — и сказка, которая содержит одну из самых известных поговорок/пословиц, ушедших в народ.

“А король-то голый!”

И вместе с ней — очень важный урок. Об этой сказке я вспомнил, когда читал, не поверите, книгу о корпоративной культуре Netflix, где она приводилась как пример-предостережение от излишней самовлюбленности и гордыни, а заодно как напоминание о важности конструктивной критики и как иллюстрация прекрасного принципа “промолчать о проблеме — значит подвести команду”.

О книге поговорим уже скоро, а пока — та самая сказка.

https://telegra.ph/Novoe-plate-korolya-04-06
"Новое платье короля"
Много лет назад жил-был король, который страсть как любил наряды и обновки и все свои деньги на них тратил. И к солдатам своим выходил, и в театр выезжал либо в лес на прогулку не иначе как затем, чтобы только в новом наряде щегольнуть. На каждый час дня был у него особый камзол, и как про королей говорят: "Король в совете", так про него всегда говорили: "Король в гардеробной". Город, в котором жил король, был большой и бойкий, что ни день приезжали чужестранные гости, и как-то раз заехали двое обманщиков.…
Читать полностью
Вам, чтецам 5 Apr, 10:07
“Человек рассудительный скрывает свои знания, а сердца глупых побуждают говорить глупости.»
~Соломон
Вам, чтецам 3 Apr, 19:28
Четвертая причина — плоский, скучный, примитивный сюжет; из него во все стороны торчат невыстрелившие ружья, которые никак между собой не сочетаются. Тем, кто хочет возразить, что в серьезных литературных произведениях сюжет — не главное, я могу сразу сказать, что стилистика здесь не заслуживает упоминаний, идея (или, если хотите, философия) держится где-то на уровне между цитатами из Вконтакте и из той самой чайки по имени, а утопический мир не проработан от слова "не проработан" — дочитав роман, вы не узнаете о мире и о том, что и почему там происходит, больше того, что автор в трех предложениях рассказывал в интервью, отвечая на вопрос "о чем книга?". Сюжет в таком случае мог бы вытянуть хоть что-то, но и он не годится для произведения, которое претендует на то, чтобы быть "серьезным и литературным".

Я бы ни за что не поверил, что из под пера Кадзуо Исигуро вышло такое недоразумение, как роман "Клара и Солнце", читать который не имеет никакого смысла. Внизу вы найдете подборку цитат из романа, которая немного удовлетворит ваше любопытство (если оно еще осталось), а у автора я бы посоветовал прочитать "Погребенный Великан" или рассказ "Лето после войны", который печатался в литературном номере журнала Esquire (август 2019).

Подборка цитат из романа Кадзуо Исигуро "Клара и Солнце": https://telegra.ph/Klara-i-Solnce-Kadzuo-Isiguro-04-03
"Клара и Солнце", Кадзуо Исигуро
– Клара, ты счастлива здесь?– Да, конечно. *** "Полагаю, они в чем-то правы. Я здесь чужой. Это мероприятие для улучшенных детей." *** "Наверное, это прекрасно. Ни по чему не скучать. Не хотеть что-то вернуть. Не оглядываться постоянно назад." *** "Они делают это постоянно. Играют с твоими чувствами." *** – "Общество"? Звучит необычно. Что это такое, "общество"?– Это когда ты заходишь в магазин или садишься в такси, и люди воспринимают тебя всерьез. Хорошо к тебе относятся. Когда у тебя есть общество. Это…
Читать полностью
Вам, чтецам 3 Apr, 19:28
"Надежда. Проклятая надежда, которая никак не оставит нас в покое."

Я не знаю, что произошло с нобелевским лауреатом Кадзуо Исигуро, три предыдущих романа которого я так полюбил, но его новый роман "Клара и Солнце" — это настолько беспомощное и слабое произведение с бесцельным и нелогичным сюжетом, что иначе как полным провалом его назвать нельзя. Забудьте робкие недоумевающие рецензии пары книжных русскоязычных обзорщиков, которые уже успели высказаться о романе. "Клара и Солнце" — провал.

Тому есть несколько причин.

Первая. Я уже говорил, что когда пожилой автор-нефантаст берется писать произведение, сюжет или проблематика которого строится на научно-фантастических допущениях — получается плохо. Недавний пример Иэна Макьюэна это уже доказал. Я боялся, что у Исигуро тоже получится плохо. Так и вышло. Никакого эйджизма — просто, чтобы о чем-то писать, нужно хоть немного в этом разбираться. Очевидно, что Исигуро, который решил поставить Искусственный Интеллект в центральную точку своего сюжета, абсолютно ничего в нем не понимает. Из-за этого логическая структура вымышленного мира в романе сразу же разваливается на части: ИИ, помещенные в оболочку антропоморфного существа, испытывают эмоции и чувства (например, им страшно, или они могут радоваться, или испытывать грусть), и этому не уделяется никакого внимания, будто так и должно быть; мы встречаем робота-няню-друга полностью подготовленным к жизни, но в то же время у него обнаруживаются зияющие пробелы в теоретических знаниях и способностях к восприятию окружающей действительности; ИИ обладает и другими "человеческими" качествами, в том числе становится суеверным — и это абсолютно неуместное (по-крайней мере, без дополнительных разъяснений) допущение вообще становится одним из основных двигателей сюжета. Как так вышло, что в мире романа робот может испытывать человеческие чувства (а это — пик развития искусственного разума, который лежит далеко за гранью понимания современной науки), но вместе с этим не может передвигаться по неровной дороге (Исигуро, очевидно, ничего не знает о давно уже не новых изобретениях компании Boston Dynamics) или производить в уме/компьютере относительно простые для машины вычисления — загадка, а вернее — фундаментальное непонимание автором концепций, о которых он изволил писать.

Конечно, всегда можно сказать, что научная-фантастика тут вовсе не претендует на роль научной, и вообще, роман не об этом. Во-первых — если она там есть, то она должна нормально работать. Во-вторых, пункты со второго по четвертый.

Пункт два — литературная вторичность по отношению к прошлым романам автора. Мир глазами кого-то из прислуги мы уже видели в «Остатке дня», утопия, в которой людям очень хотелось бы лучше и дольше жить, уже была в «Не отпускай меня», а мучительные размышления о смысле прожитой жизни были ещё в «Художнике». И все было бы не так плохо, если бы не третий пункт.

Пункт три — персонажи. Они плоские, недоразвитые, неинтересные. Исигуро как будто забыл, что нужно делать, чтобы персонажи оживали, чтобы им хотелось верить и переживать. В Кларе есть лишь поверхностно прописанные по лекалам модельки людей — больная маленькая девочка, иностранка-гувернантка, мать-бизнеследи, умный, но обделённый интеллектом (pun almost intended) соседский мальчишка. Удивительно, но это примерно все, что мы о них узнаем на протяжении всего романа. Автор не потрудится сделать их уникальными, они ничему не научатся, никак не изменятся (разве что подрастут), не сделают никаких важных выводов и ничем нам не запомнятся.
Читать полностью
Вам, чтецам 2 Apr, 14:01
Лингвистическая увлеченность

Многие чрезвычайно уважаемые мной писатели занимались изучением иностранных (в том числе вымерших) языков не ради какой-то прикладной цели, а ради получения эстетического и интеллектуального удовольствия, любопытным образом превращая этот процесс в отдельный вид искусства, который, соединяясь с литературно-творческим процессом, выводил их литературный труд на совершенно новый, недостижимый для их современников уровень.

Я абсолютно убежден, что работы таких писателей обладают чем-то, чего нет в работах писателей, которые изучением языков не увлекались.

Вот пара примеров. Первый — Джон Мильтон. Недавно я наконец-то приобрел томик его The Complete Poems от Penguin Classics, почти сто страниц которого (всего там 610 страниц поэзии + 350 страниц статей и примечаний) посвящены разделу The Latin and Greek Poems. В 17 веке это выглядело не так удивительно, как сейчас (латынь все еще была основным языком науки и образования, а античную литературу весьма робко переводили на современные европейские языки, так что читать приходилось на древнегреческом и латыни), но сочинять на этих языках свои собственные произведения было не самой распространенной забавой. У меня есть стойкое убеждение, что без этого невинного увлечения Мильтона в свои в университетские годы не появилось бы на свет величайших 'The Paradise Lost' и 'Samson Agonistes'.

Второй пример — конечно же, Джон Рональд Руэл Толкиен. В какой-то степени, он пошел еще дальше. Помимо того, что он либо хорошо владел, либо был знаком в мере, достаточной для чтения сложных текстов, с десятком современных и древних языков (лень гуглить, из того, что помню: древнегреческий, латынь, среднеанглийский, староанглийский, древнегерманский, ранневалийский, валлийский, французский, немецкий, финский, еще, кажется, итальянский), он конструировал свои собственные языки (тот самый эльфийский, причем несколько его видов, и еще парочка, которые потом пробрались во вселенную "Властелина Колец"). Мало того, что литературное творчество Толкиена началось с создания своего собственного языка, так он еще и писал поэзию на этом придуманном языке. В 2018 году, когда я посещал выставку Толкиена в Оксфорде, я слышал записи профессора, читавшего вслух свои стихи на эльфийском языке (а еще они издавались в книге 1967 года 'The Road Goes Ever On'). Весьма любопытно.

Я совершенно убежден в том, что если у вас нет профессиональной потребности учить какой-либо язык, это должно стать одним из ваших основных хобби.
Читать полностью
Вам, чтецам 30 Mar, 21:56
Вечернее чтение

Один из самых известных рассказов Стивена Кинга и один из редких его почти "твердых" научно-фантастических рассказов, "Долгий Джонт" вам запомнится. Да, будет страшно (это Стивен Кинг, в конце концов), но дело даже не в том, как это написано (написано хорошо), а в том, на какую он тему.

Вечность — очень манящая перспектива. Дайте нам хорошие условия, и мы согласимся жить вечно. У вас возникал вопрос, почему?

А вы пробовали представить себе вечность? Год за годом, столетие за столетием, триллион лет за триллионом лет, и нет им конца? Чувствовали, как беспомощен наш разум, который даже не может себе это представить?

Вспомните об этом, когда в конце рассказа перед вами приоткроют завесу тайны Долгого Джонта. Очень, очень долгого.


– Это не просто телепортация, да, папа? Это что-то вроде искривления времени?
– В каком-то смысле, да. Но это объяснение ничего не объясняет, Рик, потому что мы не знаем, что такое искривление времени.
...
– А мышки, папа? Что случилось с мышками?



https://telegra.ph/Dolgij-Dzhont-03-30
"Долгий Джонт"
– Заканчивается регистрация на джонт-рейс номер 701. Приятный женский голос эхом прокатился через Голубой зал Нью-Йоркского вокзала Порт-Осорити. Вокзал почти не изменился за последние три сотни лет, оставаясь по-прежнему обшарпанным и немного пугающим. Меж тем записанный на пленку голос продолжал: – Джонт-рейс до Уайтхед-Сити, планета Марс. Всем пассажирам с билетами необходимо пройти в спальную галлерею Голубого зала. Проверьте, все ли ваши документы в порядке. Благодарим за внимание. Спальная галлерея на…
Читать полностью
Вам, чтецам 29 Mar, 12:55
"Традиция — это передача огня, а не поклонение пеплу."
~Густав Малер
Вам, чтецам 24 Mar, 19:23
Вдохновение и письменный стол

Мне очень нравится, как на вопрос “откуда к вам приходит вдохновение?” ответил Филип Пулман, британский писатель не самой последней величины:

“Понятия не имею, откуда оно приходит, но точно знаю, что если оно не найдет меня за моим письменным столом, то развернется и уйдет.”

Конечно, вы итак прекрасно знаете, что вдохновение — это просто когда много и прилежно трудишься, но какая иллюстрация! Мне легко представить, как муза прокрадывается в рабочий кабинет автора, подходит к столу — а автора-то и нет на месте. Автор, может быть, в поисках вдохновения поехал в Каппадокию делать фотографии воздушных шаров, или сидит на лекции “как найти вдохновение?”, или просто пошел послушать Штрауса в ближайшую консерваторию.

Но муза ведь об этом не знает! Да и своих дел у нее хватает — муз мало, писателей и прочих нуждающихся во вдохновении — много. И вот она пожимает плечами, разворачивается и уходит.

А в консерваторию на Штрауса можно идти просто ради удовольствия, а не обязательно за вдохновением.
Читать полностью
Вам, чтецам 21 Mar, 16:38
Что почитать о классической музыке

Чтобы получать настоящее удовольствие от классической музыки (и еще щеголять своей интеллигентностью и эрудицией), полезно немного в ней разбираться: именно тогда вы поймете, чем Брамс отличается от Шопена, почему одни исполнения Баха гораздо любопытнее других, и почему Дебюсси совершил переворот в музыке.

Но самое главное: вы действительно научитесь получать наслаждение от классической музыки, и это — высший вид эстетического удовольствия от самого абстрактного из всех видов искусств.

И как мы знаем, самый эффективный способ преодолеть любое жизненное препятствие — прочитать правильную книжку. Представляю вашему вниманию три.

1. Полчаса музыки. Как понять и полюбить классику, Лиля Кандаурова. С этой книги очень удобно начинать: это сборник эссе, написаных легким языком и в современной манере, но стоит только заглянуть в содержание, и сколько же тут всего интересного! Первые сто страниц посвящены истории развития классической музыки (чем отличается Ренессанс от Барокко? кто такой Гайдн, и почему он стоит в одном ряду с Моцартом? что значит "неоархаика", и в каких случаях можно этим словом воспользоваться?). Затем речь пойдет уже о том, что делает классическую музыку такой важной, приятной, и в то же время сложной в исполнении, и что нужно знать, чтобы ее понимать. Я планирую добраться до этой книги в первую очередь и все вам про нее рассказать.

2. Об искусстве фортепианной игры. Записки педагога, Генрих Нейгауз. Знаменитый советский (sic!) пианист Генрих Нейгауз — лучше подтверждение того, что, по какой-то странной причине, немцы и австрийцы понимают в музыке больше других людей. Просто любопытное наблюдение! Книга его, невзирая на название, является абсолютной классикой музыкальной литературы и подходит для всех, в том числе для немузыкантов. Нейгауз в своей книге рассказывает о том, как люди учатся играть музыку, что значит красивое и правильное исполнение музыкального произведения, почему ритм важнее мелодии (или все-таки нет?...), как выбрать, на каком инструменте играть, и что значит внимательно слушать.

3. Mozart: A Life by Paul Johnson. Биографии музыкантов — недооцененный ключ к пониманию музыки. Конечно, не обязательно читать именно про Моцарта, но мне кажется, что эта тоненькая, очень насыщенная, и получившая блестящие отзывы книжечка окажется отличным проводником в мир жизни гениальных музыкантов-классиков. Ну и, уж простите за консервативность, начинать надо с Моцарта. И еще, конечно же, обложка и качество издания от Penguin — как и всегда прекрасны.

Кстати, если вы уже читали что-то из этого, напишите мне, поделитесь, как вам? Можно прямо на @markmarchenko, не стесняйтесь.
Читать полностью
Вам, чтецам 21 Mar, 16:38
Вам, чтецам 18 Mar, 16:32
Недописанные романы

Это необъяснимо, но романы, которые писатели по каким-то причинам не успели дописать, обладают особенной притягательностью. Дело в тайне, которую автор не успел до конца раскрыть? Или в том, что незавершенное произведение осталось неотретушированным, “недоведенным до ума”, а потому связь с его автором особенно прочна? Недописанные романы честнее? Грандиознее?

Вот вам список самых важных (возможно) и известных недописанных романов. Возможно, вы сами захотите разобраться, что к чему.

1. The Original of Laura, Vladimir Nabokov
Сохранился в виде записок на отрывных листах, на которых Набоков имел обыкновение писать карандашами свои первые драфты. На английском издан в виде фотографий этих страниц и расшифровок к ним (как-нибудь отдельно расскажу, я листал, выглядит занимательно).

2. Последний Магнат, Фрэнсис Скотт Фицджеральд
В 1940 году один из важнейших писателей “потерянного поколения” умер, не успев дописать этот роман. Надо сказать, что к нему (в отличие от нашего первого номера) часто относятся как к законченному произведению (там, видимо, совсем чуть-чуть оставалось), а HBO все грозится что-то по нему снять, хотя простор для домысливаний все же остался.

3. Замок, Франц Кафка.
Тут настоящая писательская романтика: Кафка попросил своего друга уничтожить недописанный манускрипт после своей смерти, но Макс Брод просьбу проигнорировал и отнес его издателям. В итоге одно из самых известных произведений Кафки не просто неокончено, но и опубликовано наперекор священной воле покойного. Кстати, с “Судом” — та же история.

4. Кентерберийские рассказы, Джоффри Чосер
Заглянем в раздел средневековой литературы: Чосер, благодаря которому средние и высшие классы в Англии сейчас разговаривают не на французском, а на своем собственном языке (ну, на юге и в Midlands-то уж точно), известен в первую очередь именно благодаря своим неоконченным “рассказам”. Их все равно легко и удобно читать, потому что они как бы разделены на те самые рассказы, в рамках которых происходят совершенно независимые друг от друга вещи, но вот о финальной концепции и задумке Чосера (и о том, доедут ли персонажи-рассказчики в итоге до Кентербери) мы сможем узнать только когда снова встретимся с автором.

5. Бледный король, Дэвид Фостер Уоллас
В 2008 году писатель покончил с собой, оставив свой последний роман недописанным. Насколько мне известно, даже его законченные и отредактированные вещи читать не так-то просто, так что этот роман уж точно заставил исследователей творчества Уолласа рыдать от унижений, через которые им пришлось пройти, доводя манускрипт до ума.

6. Деяния Короля Артура и его доблестных рыцарей, Джон Стейнбек
Трагичная история, к которой у меня есть литературно-академический интерес. Дело в том, что Стейнбек уже в преклонном возрасте заново обнаружил в себе страсть к писательству благодаря идее написать свою версию великого произведения Томаса Мэлори “Смерть Артура”. Он очень серьезно подошел к работе, которая, по его мнению, должна была стать венцом его творчества и главным делом его жизни. К сожалению, сомнения писателя в своих силах и плохое здоровье помешали довести дело до конца, и сейчас у нас на руках есть примерно треть от того романа, который мог бы получиться. Penguin издали его отдельной книжкой, я про нее уже рассказывал (и еще расскажу).

7. Недописанные работы, Терри Пратчетт
Не слышали о таких? А все дело в том, что у Пратчетта друзья оказались лучше, чем у Кафки. Пратчетт попросил Нила Геймана проследить, чтобы его недописанные манускрипты после его смерти были заботливо помещены на асфальт и закатаны в него катком. Что и было сделано неподалеку от Солсбери незадолго до того, как все узнали, насколько сильно Солсберийский собор знаменит своим шпилем. В сети даже есть фото того самого катка и отважного молодого человека, который им управлял.
Читать полностью
Вам, чтецам 17 Mar, 15:45
Сделай это завтра, и почему я пишу этот обзор сегодня

Друзья, еще немного нон-фикшена, и совсем скоро мы с вами вернемся в любимые дебри английской highbrow-литературы (будет много Шекспира, а еще расскажу про свой новый проект и англо-саксонскую староанглийскую элегическую поэму The Wanderer).

Итак, я дочитал, кажется, единственную действительно толковую книгу по тайм-менеджменту под названием “Do it Tomorrow”. Она не лишена классических проблем нон-фикшен книг по тайм-менеджменту: она не уважает ваше время. Перефразируя — там тоже много воды. Но если вам нужно купить и прочитать хотя бы что-то по теме, то я бы посоветовал выбрать именно ее.

Главная идея подхода “сделай это завтра” заключается в том, чтобы вести ‘will do’ лист задачек, который будет закрытым. Обычно мы делаем так: у нас есть to-do лист на день, задачки в который мы добавляем в течение дня. Часто в итоге получается, что в конце дня задач в списке у нас больше, чем вначале, и начинает совершенно справедливо казаться, что смысла в таком списке не много. Тут же подход другой: все, что вам нужно сделать (кроме сверх-супер важного и срочного) вы отправляете в список “сделать завтра”. Вечером вы проходитесь по этому списку, убеждаетесь, что вы физически можете успеть это сделать за день, и подводите под ним черту. Список становится закрытым, и в него невозможно больше ничего добавить.

Ваша задача на завтра: сделать ВСЕ, что есть в списке. Поэтому вам не нужно думать о приоритезации и ранжировании дел по срочности. Вы просто делаете все, что есть в вашем ‘will do’ листе (именно поэтому он не to do — “сделать”, а will do — то, что я “сделаю”). Если вам ну очень хочется что-то добавить в список — новая задачка пишется под чертой,и вы не обращаете на нее внимание до того момента, как все задачи в основном листе не будут сделаны.

Главный тэглайн подхода: представьте, что было бы, если бы вам удавалось доводить все свои проекты до конца. Я представил, и это действительно было бы очень кстати.

Попутно в книжке есть любопытные лайфхаки и мысли, которые всегда полезно взять на вооружение: например, что понятия “нехватка времени” не существует (вы правда думаете, что если бы у всех было по 36 часов в сутки, то вы бы успевали?).

А еще мое любимое:

“Все думают, что неуспешные люди — это те, кто сидят на месте и ничего не делают. На самом же деле это те люди, которые берутся за все сразу, и ничего толком не доводят до конца.”

И это правда.
Читать полностью
Вам, чтецам 17 Mar, 15:44
Сделай это завтра, и почему я пишу этот обзор сегодня
Вам, чтецам 15 Mar, 10:40
«Кто отказался от излишеств, тот избавился от лишений.»
~Иммануил Кант
Вам, чтецам 11 Mar, 21:45
Вечернее чтение

Я недавно специально нашел этот рассказ и перечитал его. В наше неспокойное время, один из моих любимых, абсолютно восхитительных рассказов Чехова — то, что надо. Прочитайте его, и — я вам обещаю — ваш день (а, может быть, и завтрашний день тоже!) станет лучше.

"Обращаю, мсье, ваше внимание на чистоту отделки. Самая модная система, мсье… Ежедневно продаем по десятку для разбойников, волков и любовников. Очень верный и сильный бой, бьет на большой дистанции и убивает навылет жену и любовника. Что касается самоубийц, то, мсье, я не знаю лучшей системы…"

http://telegra.ph/Mstitel-08-07
"Мститель"
Федор Федорович Сигаев вскоре после того, как застал свою жену на месте преступления, стоял в оружейном магазине Шмукс и Кº и выбирал себе подходящий револьвер. Лицо его выражало гнев, скорбь и бесповоротную решимость. «Я знаю, что мне делать… — думал он. — Семейные основы поруганы, честь затоптана в грязь, порок торжествует, а потому я, как гражданин и честный человек, должен явиться мстителем. Сначала убью ее и любовника, а потом себя…» Он еще не выбрал револьвера и никого еще не убил, но его воображение…
Читать полностью