«Едь. Бомжуй. Люби.».


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Путешествия


Дневник современных кочевников Иры и Спейс. Да, я правда не знаю, что случится со мной завтра и где я окажусь. Я просто живу сегодня и пишу об этом


Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Путешествия
Статистика
Фильтр публикаций


Каждым своим словом он медленно исцелял мою душу, но иногда его откровения наводили меня на самый страшный вопрос, и однажды я решилась задать его. «Ты мог бы убить человека?». Ангел долго смотрел на меня. Я бы предпочла искреннюю ложь, но он снова сказал правду.

«Теперь ты знаешь, – сказал он, и машина со свистом тронулась с места, – нет вещей, которые невозможно простить. Но есть вещи, которые забыть невозможно».

Я не стала спрашивать, куда и зачем мы едем. Мне было все равно. Я безоговорочно верила своему новому другу, и даже если бы в тот момент он решил сделать со мной все, что ему угодно, мне было бы абсолютно наплевать.

Мы остановились около стеклянной высотки. Он молча вышел из машины и спустя 10 минут вернулся с небольшим свертком в руках.

«Обещай, что будешь читать ее до тех пор, пока по-настоящему не простишь. Обещай, что напишешь столько писем, сколько потребуется». Я дала ему слово и открыла сверток. Там лежала книга «Радикальное прощение». «Ты должна научиться прощать!», - сказал он.

«Ты знаешь, сложнее всего получить прощение от матери, чьего сына больше нет. Тупые слова: «Ошибаются все». Но ошибаются все.
Если бы у меня был шанс повернуть время вспять… Я бы никогда не сделал той хуйни, что натворил. Я правда раскаиваюсь и сожалею. Но я не могу ничего сделать, понимаешь? Я нихуя, ничего блядь не могу! Никому не под силу отмотать время обратно и все исправить. Единственное, что я могу сейчас - это помогать. Другим людям. Знакомым и нет. Я смог завязать с наркотой и выпивкой».

«Это другое. Мне же разбили сердце», – сердито заметила я.

«Разбили сердце?! Ир, это смешно. А что он должен был делать, если влюбился вновь? Представь себе, и такое бывает! Терпеть тебя? По твоей логике я разбил сотни сердец, но за это мне никогда не будет стыдно. Если бы я делал иначе – я бы крушил свое. Это мазохизм.
А ты? Ты же тоже нихуя не Ангел. Ангелов вообще нет. Есть люди. Они всегда ошибались и будут ошибаться. Если они не научатся и не будут прощать, то что станет с этим гребаным миром? Может быть, ты знаешь кого-то, кто не допускал ошибок и не причинял другим боль?».

Ангел продолжал навещать меня каждый день. Теперь мы часами обсуждали прочитанное и отпускали чужие грехи. Я зачитывала ему стопки своих писем вслух. В первый раз было невыносимо больно и казалось, что это не поможет, но с каждым свернутым напополам клочком бумаги становилось как-то легче и легче. Он никогда не торопил меня и не пропускал наших «сеансов».

Наступил Август. Теплым вечером я впервые вышла к нему без рукописей в голубом шелковом плате и на каблуках. Мы уселись на пирсе.

«А че без писем? Литературный кружок отменяется?», – улыбнулся Ангел.

«Они нам больше не нужны, – гордо заметила я. – Я умею любить. Я же люблю Артема. И я счастлива от того, что могу испытать это чувство. И мне абсолютно не важно, взаимно это или нет. Самое главное – что я это чувствую и никто никогда не заберет у меня эту возможность», - осознание окутало тело светом. «Мне все рано принадлежит он мне или нет. Меня, если честно, уже достала эта тема. Поехали ужинать, а потом, может, в кино? А?», – я чувствовала, что засияла вновь.

В тот вечер я видела Ангела в последний раз. Он выполнил свою миссию и просто исчез из моей жизни. Возможно, я бы попыталась разыскать его, если бы на следующее утро не получила самое неожиданное сообщение.


Встреча с Ангелом

Полный локдаун, Москва. Я вернулась в столицу ровно на день. Дела были закончены и следовало скорее выезжать обратно в деревню, где я коротала карантин, но искушение взять с собой любимый апельсиновый раф оказалось сильнее. Мне вдруг очень захотелось задержаться на одинокой лавочке у любимого кафе и представить, как весело и шумно тут было раньше. Я могла бы наслаждаться миксом горячего кофе и робкого весеннего солнца бесконечно долго, но спустя пару минут я вздрогнула и резко отрыла глаза. Тень, заслонившая свет, принадлежала здоровенному лысому амбалу, который подошел ко мне неприлично близко.

На каждом предмете его одежды был нашит, наклеен или напечатан бренд, а на правой руке мужчины небрежно болтались часы за несколько миллионов. На нем были черные круглые очки, рваная джинсовая куртка, черная футболка и потертые джинсы. Сквозь дыры просвечивали бесчисленные разноцветные татуировки. «Очередной эгоистичный самоуверенный мужик, который думает, что все его хотят», – хихикнула я про себя и готовилась молча встать и уйти прочь.

«Странно, я тебя раньше здесь никогда не видел», – низким голосом с хрипотцой заговорил он, – классный пес. Хаски? Девочка, да? У меня ротвейлер был. Удивительные животные - собаки. Самые преданные». Завести разговор со мной крайне просто, если выбрать правильную тему, так что оборона была моментально снята.

Когда я решила попрощаться, новый знакомый предложил проводить меня до дома. За нашу небольшую беседу я узнала лишь, что каждый день до полудня мужчина развозит еду старикам и, если верить его ответам, больше он ничем не занимался. С ним было спокойно, интересно и очень просто. Треть лексикона нового знакомого занимал мат, но мне нравилось, что он называл вещи своими именами. Я не оставила ему телефона. Он не спросил. Нашел его сам уже следующим вечером и предложил встретиться, но мне было не до этого.

Я вернулась в деревню и принялась вытворять странные вещи: я сжигала одежду в камине, танцевала голой на пирсе, как-то ночью выкинула свое обручальное кольцо в озеро и в очередной раз сказала: «Теперь точно все». Апогеем моего маленького сумасшествия стал 24-х часовой ретрит на необитаемом острове. Тут то у меня и сорвало крышу от одиночества и бесполезности жизни, от ледяного сердца и неспособности больше кого-то полюбить.

Я сидела в углу деревенского домика, крепко прижав колени руками, когда он написал: «Как дела?».

«Плохо. Я не вижу смысла».

Он тут же перезвонил мне, и я, захлебываясь слезами, говорила и говорила. Я плакала по громкой связи, пока мужчина мчался ко мне и продолжила реветь в его машине. На любые мои попытки остановиться и сменить тему, он говорил: «Продолжай. Станет легче». Никогда не думала, что мой Ангел будет ездить на черном Порше, носить печатки на руках и забит татуировками практически полностью, но он стал для меня таковым. Единственное божественное, что было у моего Ангела – это его неприлично ярко-синие глаза и честность.

Он приезжал ко мне каждый день. Каждый день я изливала ему душу и пыталась найти смысл вместе с ним. Депрессивная, разбитая, вечно с потекшей тушью и в бесформенных худи, с опухшими глазами и трескающимися сухими губами – я была похожа на ободранную дворовую кошку, но Ангел видел в моем уродстве красоту и часто повторял мне об этом.

Мы вместе искали смысл, сидя в его машине и уплетая то пиццу, то пончики, то еду из Макдоналдса. Я часто замолкала и прижималась к стеклу. Тогда говорил он. Он тоже был уродлив. Мы оба были наркоманами, но с разной зависимостью.

Депрессия от переизбытка денег, женского внимания и вседозволенности еще в детстве привела его в рехаб, или наркологический диспансер. После него он рассказал о «12 шагах». Эта система стала его последним шансом на выздоровление, и он в красках описывал каждый ее этап. Я умоляла Ангела записать туда, но вместо этого он просто продолжал говорить или резко давил на газ, и мы нарезали круги по Садовому.


Если вы читаете мой рассказ с самого начала, то наверняка помните: на границе с Эстонией меня не хотели пускать в страну из-за отсутствия туристической страховки. Я была уверена, что она у меня есть, так как я являюсь клиентом Тинькофф и где-то прочитала, что для нас она бесплатная. Но я ошиблась - туристическая страховка идёт в подарок только при оформлении карты All Airlines.

Так я и стала владельцем своей первой кредитной карты и хочу рассказать вам о ней. Оказалось, эта карта – действительно крутая штука для тех, кто любит путешествовать. Кроме бесплатной страховки, которая, кстати, ежегодно обновляется, подходит для любых направлений, оформления туристической визы и даже покрывает потерю багажа и задержку рейса, по All Airlines очень выгодно копить мили. Их можно использовать для полёта на любых авиакомпаниях.

Как копить мили:

1 За любые покупки по карте All Airlines вы получаете кэшбэк 2%;

2 За покупку авиабилетов на travel.tinkoff.ru вернется 7%, a за бронирования напрямую у Аэрофлота, S7, Победы, Ural Airlines, Utair — 2%;

3 За покупку ж/д билетов на travel.tinkoff.ru вернется 5%;

4 Если бронировать отели на “Островке”через travel.tinkoff.ru, то милями вернется аж 10%;

5 Милями можно компенсировать стоимость билета любой авиакомпании. Мили компенсируют полную стоимость билета, включая топливные сборы;

6 Курс миль: 1 миля = 1 рубль;

7 Мили хранятся 5 лет.

Из минусов:

1 Карта – кредитная. И если у вас не очень с математикой или с долгами, я не советую ее заводить. Беспроцентный период по карте до 55 дней. Имейте ввиду.

2 Дорогое обслуживание - 1890 рублей в год. НО!

Если оформить карту до 14 сентября, то ОБСЛУЖИВАНИЕ БУДЕТ БЕСПЛАТНЫМ НАВСЕГДА!

Карту можно заказать по этой ссылке. Доставка - бесплатная.


Когда он оставил меня, следующие 10 дней я глядела в потолок в квартире своей подруги, пила, плакала - и так по кругу. Потом на отложенные деньги купила машину и уехала, куда глаза глядят. Я выбрала Италию. Это – его любимая страна, и мне казалось, что если я задержусь там, то смогу стать ближе. Там было проще мечтать, что однажды вечером он найдет меня, сидящей на лавочке возле старинного домика в Альпах и больше…Больше мы никогда не расстанемся.

Но, увы, именно на этом злосчастном месте я узнала, что муж вовсе не отправился познавать себя и одиночество. В Киеве он нашел другую женщину. Вернее – за полгода до этого она нашла молодого предпринимателя из международного списка Форбс 30 до 30 и успешно добилась поставленной цели. Она была действительно хороша и тоже – популярным блогером. Правда, работала она не в Инстаграм, а на Онлифанс.

Я по-прежнему носила обручальное кольцо, он – тоже. Я - потому что не было сил рассказывать миру, что я - неудачница. Он - чтобы убедительнее называть новую девушку второй женой, которой, к слову, ей так и не удалось стать.

Наступил август. Впервые, спустя 3 месяца, он написал мне. В тот день я сидела в аэропорту и готовилась вылетать на Эльбрус. Мое сердце все еще переполняла надежда, но вместо извинений я прочла его желание публично рассказать о нашем расставании. Я была не готова и попросила Артема дать мне еще неделю, дождаться финала восхождения. Он согласился, но когда самолет приземлился, на меня обрушился шквал сообщений и вопросов. Он нарушил слово. «Зачем ты так со мной?», – ответа на это сообщение я так и не получила. С этой секунды все мои номера и соцсети стали для него заблокированы, даже если бы он что-то ответил, я уже никогда об этом не узнаю.

В книгах и фильмах годы страданий главной героини проходят за минуты – успокаивала я себя и думала, что однажды непременно умещу это время в один абзац или даже предложение. Так и случилось.

Ровно через 365 дней уже одна я вернулась в США и оказалась у своей машины времени. Ее крыша протекала и почти все вещи, наспех брошенные в салоне и багажник, прогнили и покрылись плесенью. Я выкинула их, Лэнд Ровер, наши калифорнийские номера и была уверена, что пафосный ритуал поможет отпустить прошлое.

Сейчас я понимаю, что именно из-за этого самообмана не могла предложить ни одному мужчине больше, чем дружбу, а когда речь заходила о чем-то серьезном – выкидывала билеты на самолёты, убегала или исчезала.

За следующий год я смогла сделать лишь одну робкую попытку построить новые отношения. Меня хватило всего на 4 месяца. Я стала догадываться, что со мной действительно что-то не в порядке. Мне нужен был ответ, но психотерапевты были бессильны и находили меня вполне нормальной, а порой даже искренне восхищались моим трудолюбием и силой. Я верила им, пока не начался Ковид и вирус не обнажил меня перед самой же собой.


Глава «Монтенегро»…
О чем же она? Теперь я хожу пешком, иногда – восседаю на пассажирском сиденье скутера Артема, и явно больше никуда не еду. Бомжуй? У меня появился прекрасный домик у моря, плита, утюг, домработница, тренер по теннису и любимый мастер по маникюру. Так что остается лишь любить. Но смогу ли я? После развода я будто разучилась это делать.

Почему? Давайте начнем историю сначала.

«Летом поживем в Киеве! Там сейчас неплохие перспективы для развития бизнеса. К осени вернёмся обратно в Штаты», – в один из уютных Сиэтловских вечеров сообщил муж. «Я же не смогу тебя переубедить, правда?», – печально вздохнула я. В тот момент я наконец-то привыкла к США, влюбилась в Штат Вашингтон и даже обзавелась своим собственным письменным столом с видом на вековые сосны. Но я пообещала себе, что всегда буду следовать за любимым мужчиной, куда бы это ни привело.

Прямых рейсов в грядущий пункт назначения из Сиэтла не было, поэтому мы с мужем решили: пока он будет устраиваться в Киеве, я неспешно доберусь до Нью-Йорка на нашей машине. Мы с собакой улетим оттуда в Москву, а после - мы все вместе встретимся там и поменяем столицу.

Спустя неделю вещи были собраны и загружены в старенький Лэнд Ровер. Я отвезла Артема в аэропорт и выдвинулась в свой путь. 3а 3 недели я проехала Штаты с Запада на Восток и прибыла к точке назначения. Подруга разрешила оставить машину возле ее дома до сентября и мы со Спейс, как обычно, принялись опаздывать на самолет.

Майский полдень. В аэропорту Шереметьево клетку Спейс почему-то все не выносили. Почти 2 часа я ждала сперва любимую собаку, после – потерянный чемодан. Уставшая и сонная я вышла к бывшему мужу, но вместо поцелуя получила упреки и обвинения. Мы молча сели в такси. Я положила голову к нему на колени и закрыла глаза то ли от усталости, то ли от обиды.

В нашей съемной Московской квартире на пару дней не было лифта и на полпути к 4-ому этажу муж со злостью швырнул клетку и мои вещи: «Мне надоел этот цыганский стиль!». Я больше не могла сдерживать слезы: «Ты меня такой сделал!». Когда мы зашли в квартиру, муж сорвал со своего пальца обручальное кольцо и бросил его в стену: «С меня хватит, разводимся!». Артем ушел, оставив меня в пустой квартире наедине с валяющимся на полу осколком нашего брака.

Ночью меня разбудило мое имя. Муж повторял его вновь и вновь и непривычно крепко прижимал к себе. Я открыла глаза. Его были закрыты. «Тем, все хорошо, я здесь. Извини меня пожалуйста. Мы обязательно все починим», - тогда он вряд ли слышал эти слова, но мне было так важно произнести их.

Следующим утром за завтраком он сообщил, что не шутил и через 3 дня уезжает в Украину. Без обратного билета. Без меня. «Мне нужно побыть одному», – никогда не думала, что человек, обладающий таким креативным мышлением, будет использовать столь заезженную фразу, но Артем выбрал именно ее.

До того, как я лаского обхватила его плечи в последний раз, я не верила во все происходящее. Еще в субботу я держала в руках хрустальную статуэтку и посвящала свою победу мужу. Он хвастал партнеру, какая у него фантастическая жена. В воскресенье мы были идеальной парой на юбилее его бабушки и почти всю ночь все вместе разглядывали старые семейные фотоальбомы.

«Артем, а что делать мне?», – в понедельник взмолилась я, - «У меня же только чемодан вещей, клетка Спейс и Спейс. Все осталось в США. Мне же даже жить негде».

«Ничего. Ты сильная. Разберешься». И он уехал.

О нашем расставании не знал абсолютно никто.

Почему? Он - не хотел лишних вопросов, которые отвлекали бы его от бизнеса и упреков своей семьи. Я - искренне верила, что это просто буря, которую мы переждем. Я знала, за кого я выходила замуж. Да и подобная ситуация уже случалась. Дважды. Проходила неделя, другая, Артем возвращался и все было как раньше.


За последние 4 месяца я почувствовал себя настоящим travel-экспертом. Где сделать валютные карты, визы, с какой стороны лучше пересекать границы на машине и какие документы брать с собой – каждый день в Директ я отвечаю на эти вопросы.

Когда вчера бывший муж, такой же матёрый путешественник, спросил меня: в каком приложении можно купить билеты и оплатить бронь гостиницы с рублёвой карты, мой внутренний нарцисс поставил себе сразу 5 звёзд крутости.

Если бы он читал мой дневник, то знал бы – OneTwoTrip стал настоящей волшебной палочкой в моей кочевой жизни. Все свои отели и авиабилеты я беру там.

Почему я снова пишу об этом?

На днях я прочла добрую весть и спешу вам рассказать, чтобы вы успели ухватить волшебную возможность за хвост.
До 10 сентября ещё действует государственная программа туристического кэшбэка и в грядущий осенне-зимний период можно вернуть до 35% от суммы, потраченной на путешествия по России.

Если у вас есть карта «МИР», то оплачивая ей отель в приложении OneTwoTrip вы получите до 20% стоимости проживания обратно.

Как это сделать:

1️⃣ Выберите отель на период с 1 октября по 25 декабря 2022 года и забронируйте его на срок от 3-х ночей;
2️⃣ Зарегистрируйте вашу карту в программе лояльности «МИР»;
3️⃣ Оплатите бронирование отеля с 25 августа по 10 сентября 2022 года и получите кэшбэк до 20%.

Хотите вернуть дополнительные 15%? Тогда используйте для оплаты «Карту с большим кэшбэком» от OneTwoTrip на базе платёжной системы «МИР» и вы верните до 35% стоимости проживания в отеле.

Все действительно очень просто и действительно работает. Интересно, могу ли я получить за эту ценную информацию 6-ю звезду;)




Друзья. Традиционный подарок осенний от меня и осени. Надеюсь, этот чек-лист вдохновить вас полюбить это прекрасное время. Наслаждайтесь ♥️ Люблю вас


Еще 4 года он звонил мне в надежде все исправить. В ответ я лишь сердечно благодарила его за такую простую истину: я могу больше, чем жить в Самаре и ездить по выходным на нелегальные уличные гонки.

1 сентября я получила свою первую работу в Москве и стала ассистентом в журнале.

1 сентября уже на втором свидании я поняла, что напротив меня сидит мой будущий муж. Удивительно, но с ним мы когда-то тоже познакомились в последнюю неделю августа.

1 сентября я переехала в США и начала новую жизнь.

1 сентября я была готова к запуску поводков SpaceRace.

И снова первое сентября. Я вылетаю к бывшему мужу. Символично как-то получается, правда? Несмотря на боль, травмы и что там еще приписали бы мне психологи, осень всегда будет для меня новой жизнью и самой большой любовью. Она всегда указывает мне верную дороги и вручает ответы.

Я пишу этот фрагмент в аэропорту. Всю ночь не спала и у меня было предостаточно времени, чтобы подумать. Я решила, что наш рассказ должен закончиться сказочным «и жили они долго и счастливо». Я уверена в этом, как никогда. Сколько для этого потребуется времени и когда happy-end произойдёт, я понятия не имею. Зато теперь и я, и вы знаете конец. Мне, как и вам, неизвестно имя главного героя. Возможно, вы его уже знаете, а возможно, мы с вами его еще не встретили. Тем интереснее. Главная прелесть жизни в ее непредсказуемости.


Мы возвращаемся с очередного заезда. Как полагается настоящей провинциальной подруге гонщика, я в неприлично высоких парадных шпильках, и мечтаю снять тиски вот уже как пару часов. Заветный диван в его квартире. Я плюхаюсь на него и выдыхаю. Он подходит очень близко, целует в лоб и садится на колени подле моих ног. «Знаешь, мне в тебе все нравится, даже твоя грязная пятка». Я с ужасом пытаюсь отдёрнуть ноги, но он останавливает меня и начинает их целовать. Прошло почти 2 месяца с момента нашего знакомства, и я понимаю, что действительно люблю его…

Несмотря на то, что по ночам столбик термометра опускался до плюс 5 градусов, окна его квартиры всегда были открыты настежь. В ту ночь он стал моим первым мужчиной. А следующим утром меня разбудил жар. К вечеру температура подскочила до 40 градусов и скорая увезла меня в больницу. «Латунная ангина», – вынес вердикт доктор.

Я пролежала в госпитале 2 недели. Я видела, как падают последние листья. Та осень выдалась дождливой, но у меня был зонт, и каждый день в те заветные 2 часа приема посетителей я гуляла по территории больницы и ждала его. Каждый день он обещал, что навестит меня, и каждый день не приходил.

Стало холодно. Последние листья опали. Смешанные с дождем и первыми заморозками они превратились в грязно-коричневую кашу под ногами. Близился декабрь.

«Знаешь, странное чувство: когда ты есть рядом, мне на тебя не все равно, когда тебя нет – абсолютно по барабану», – однажды сообщил мне он по телефону.

Какого это, слышать такие слова от своей самой первой любви? От первого мужчины? Это было похоже на то, как где-то на глубине у тебя кончается кислород. Спасительная трубка не работает, а твой бадди плывет где-то далеко. Его больше интересуют рыбки, чем партнер, который вот-вот задохнется. Ему совершенно не важно, хватит ли в твоих легких воздуха, а рукам – сил, чтобы догнать его и сделать спасительный глоток. Он просто будет плыть дальше, не оборачиваясь и не сбавляя темпа.

Я была уверена, что смогу поспевать и наслаждаться дефицитом воздуха из чужого болота, но совершенно неожиданно от себя в тот дождливый день я решила заполнить легкие остатками воздуха, чтобы сказать: «Тогда я не вижу смысла нам больше встречаться». И всплыть на поверхность.

«Ир, ну какая же ты молодец!» – можете подумать вы. «Ты еще тогда, в свои 18 уважала себя, имела честь и достоинство. Ну просто капитанская дочка!». Увы, вы окажетесь не правы. Уходила я по другой причине. Я была уверена, что действительно не достойна этого прекрасного мужчины. Я хотела стать лучше и пообещала себе, что следующим первым сентября я ворвусь в его жизнь и больше мы никогда не расстанемся. Мне нужен был тайм-аут длиною в год. И каждую, клянусь, каждую секунду я тратила на то, чтобы стать лучше.

1 сентября. Линейка в университете уже прошла, и мы с Алекс и другими одногруппницами сидим на набережной и едим мороженное. Девочки собираются в клуб, а я дожидаюсь, когда солнце начнет садиться, чтобы набрать заветный номер и переиграть историю иначе. Он берет трубку, а еще через час мы снова куда-то мчимся. Коленки трясутся. Сейчас мы начнем все с начала.

За этот год в нем тоже кое-что изменилось. Пару месяцев назад он подобрал на улице бездомного щенка и теперь у нас есть пес. Его пес. Он начал ревновать меня к нему не с первого дня, через неделю. Спустя месяц он впервые ударил собаку, и я вдруг четко поняла: я изменилась, а он – нет. Он всегда был эгоистичным самовлюблённым абьюзером. Я влюбилась в человека, которого не было на самом деле. Я наделила посредственного парня всеми самыми лучшими качествами и возвела в абсолют.

Я ушла, не дожидаясь октября, но теперь по своей воле. Он умолял остаться, звонил, ждал вечерами у общежития, но я не чувствовала к нему абсолютно ничего. Зато любовь и уважение к самой себе добрались до вершины Эвереста. Тогда я впервые поняла, что значит быть счастливой с самой собой, делать выбор в свою пользу, быть влюбленной в каждый осенний день и свои идеи, строить планы.


Первый день сентября. Первая любовь.

Самолет уносил меня на долгожданную встречу с родителями в Турцию. Парочка Спейс и Артем остались в Монтенегро. Мама, папа, настольные игры, раки, пиво, дайвинг, отключенный телефон – эта смесь работала лучше самых сильных антидепрессантов и даже красного вина. Мне оставалось пережить последнюю неделю лета. Продержаться 7 последних дней.

Почему 1 сентября для меня важнее, чем Новый год и все праздники вместе взятые? У этого дня есть свой вкус, цвет и даже песня. Много лет назад он поменял мою жизнь, и если однажды я бы повстречала все 12 месяцев, то непременно вышла бы замуж именно за него. Когда-то, давным-давно, сентябрь научил меня любить, и раз уж в предыдущих главах мы с вами заговорили об этом невероятном чувстве, я хочу поделиться с вами самой личной и первой историей.

Мне 18. За два дня до нового учебного года я сажусь на автобус Тольятти-Самара и еду в комнатушку своего общежития. Я прислоняюсь к засаленному стеклу и радостно наблюдаю, как неспешный транспорт увозит меня на свободу. «Поддай газку!» – хочется заставить ногу водителя навалиться на педаль всем своим стокилограммовым весом. За дачное лето с комендантским в 22:00 у меня накопился неисчерпаемый заряд энергии, потому я моментально соглашаюсь на предложение соседки по комнате пойти вечером в гости к ее приятелю.

В квартирке с советским ремонтом и дешёвым пивом нас четверо. Пока подруга опустошает бутылку за бутылкой и, не стесняясь откровенных поз, сливается в поцелуях со своим новым знакомым прямо на потрепанном кресле в центре гостиной, мне остается лишь разговаривать со вторым парнем и потягивать колу. Его уверенность в себе подкупает. Я – единственный трезвый человек в нашей маленькой случайной компании. Становится очевидным, что в общежитие соседка этой ночью не собирается, и чтобы не потратить на такси весь свой недельный бюджет, мне приходится прямо в одежде улечься на раскладной диван с собеседником. Парень слишком пьян, чтобы привести достойные контраргументы на суверенитет моих губ и тела, поэтому ему остается лишь говорить со мной всю ночь напролет.

«Ну возьми, пожалуйста, возьми у меня телефон. Как я хочу увидеть тебя снова!» – я молю Вселенную, но парень не проявляет ко мне совершенно никакого интереса и первым покидает наш ночной приют. Весь этот день я думаю о нем и корю себя за то, что была так холодна. А на следующее утро, сразу после линейки, на другом конце провода слышу знакомый голос.

Я выбегаю из общежития и вижу припаркованную зеленую «десятку», так мастерски отделанную самарским тюнингом, что продукт отечественного автопрома кажется мне Феррари, а его водитель - тем блондинчиком из фильма «Форсаж». «Едем на уличные гонки?» – приглашает он, и я прыгаю в спортивное кресло RECARO.

Он включает музыку. Ее заглушает ревущий звук гигантской выхлопной трубы. Я чувствую себя очень неловко, смущенно, и просто молчу. Я впервые сижу рядом с таким крутым парнем в потертых рваных джинсах и борцовке, демонстрирующей безупречное загорелое тело. Мы выезжаем из города. Он дерзко переключает короткую коробку передач. Я украдкой слежу за его рукой с серебряным браслетом из голов драконов.

Начинает играть трек Тату «Gomenasai». Я больше не могу сдержаться и поворачиваю голову на него. Окна распахнуты настежь, и вечер первого теплого осеннего дня наполняет машину лучами света и пряным запахом грядущей осени. Солнце освещает его русые волосы, а теплый ветер нежно треплет их. Он чувствует мой взгляд и поворачивается. Его голубые глаза с такими крошечными от яркого света зрачками точь-в-точь такого же цвета, как сентябрьское небо. Он улыбается мне, а я ему в ответ. Не глядя на дорогу, он переключает скорость и едет еще быстрее. Конечно, он быстрее всех и посвящает свою победу мне.

Дальше… Дальше дачи, шашлыки. Первый поцелуй. Такой, что не просто до мурашек, а разрядом по всему телу и прямо в сердце. Разряд, разряд, разряд – я хочу умирать как можно чаще, чтобы он приводил меня в чувства. Потом вечеринки у друзей, уличные гонки, прогулки на моторке по Волге и такое теплое бабье лето.


Но и я никогда не была ласковой кроткой женушкой в классическом ее понимании. Вместо того, чтобы сразу махнуть за мужем в Америку, еще 2 месяца я наслаждалась московским летом, отдыхала с родителями на Крите и неспешно увольнялась с работы. Потом в США – занималась блогом и постоянными фотосессиями, часто просыпала время «завтрака» и предпочитала «роскошный закатный свет» приготовлению вкусного ужина. Я правда очень старалась, но ничего у меня не выходило.

А могу ли я так вообще? Как те двое? С одной стороны, мне так хотелось классической истории принцессы, с зефирной свадьбой, любовью до гроба, собственным гнездышком и отпуском? Пусть не раз, а 4 раза в год? Без переездов, приключений и наполненной событиями жизнью? Чтобы муж заботился и опекал меня, а я - была слабым, нежным и иногда капризным садовым цветком, а не колокольчиком, пробившимся сквозь скалы отвесных Альп?

Надолго ли я здесь, в Черногории? Что будет дальше? Есть ли хоть один шанс, что я останусь, или как обычно умчусь своей дорогой? Я не знаю. Я правда не знаю. Я вообще не хочу задавать себе эти вопросы. Пусть будет так, как будет…

Знаешь, когда по вечерам мы гуляем по набережной, порой мне хочется взять Артема под руку так, будто этих 3-х лет разлуки просто не было и вот мы уже муж и жена с почти восьмилетним стажем, пережившие не один кризис. Как те мужчина и женщина, за которыми мы подглядывали сквозь витрину кафе. Они сидели на разных стульях, оба уткнувшись в телефоны. Он – присматривал яхту и боялся ненароком поставить «лайк» на фото молоденькой эскортницы. Она – выбирала очередную брэндовую сумку. Они были порознь. Но они были вместе…

Хотя знаешь, я помню другую картинку. И я не соглашусь на меньшее.

Женевское озеро и роскошный приватный ресторан на берегу. Я сижу с подругами. Завтрак уже съеден и есть время посмотреть по сторонам. Мое внимание привлекают бабушка и дедушка. Они сидят за столиком прямо у воды. Он сжимает своей морщинистой рукой ее морщинистую руку, другой подливает ей в бокал Вдову Клико. Ветер доносит обрывки фраз на французском и их озорной будто бы детский смех. «Хорошая пара, не правда ли?» – я оборачиваюсь на официанта. «Вот уже 20 лет они каждое воскресенье приезжают сюда на завтрак вместе. Иногда – с детьми и внуками. Бронь на их столик стоит до января 2033 года. У ребят амбициозный план: они планирую дожить до 100 лет. Вместе».


ЗДРАВСТВУЙ, ЭТО Я

Он открыл входную дверь, услышав шум на лестничной клетке. Дом был совсем новым, и кроме него на последнем этаже еще никто не жил. Спейс ринулась к мужчине, который почти 7 лет назад притащил ее за пазухой серого кашемирового пальто на встречу ко мне. Она узнала его. Она по-прежнему любила всем своим преданным собачьим сердцем.

Несмотря на то, что с момента развода прошло 3 года, а с нашей последней встречи месяцев 10, казалось, что время порознь исчезло. Будто я просто вернулась, только в новый дом. Раньше мы часто переезжали и жилья постояннее, чем на 3 месяца, у нас никогда не было.

Я зашла в белую просторную квартиру. В гостиной уже был разложен и застелен диван. Я заметила голубое покрывало. То ли это было совпадение, то ли он до сих пор помнил мой самый любимый цвет. Спейс тоже достался плед, а еще – теннисный мячик.

«Ты голодная?» – спросил он.
«Еще бы, я только завтракала!»

Я быстро переоделась, и мы вышли из дома. Кондоминиум бывшего мужа расположился в 3-х минутах от моря и в 10 минутах ходьбы от самой вкусной прибрежной горячей кукурузы. Мы грызли ее, сидя на безлюдном пирсе.

Бывший муж ничуть не изменился. Он так и остался «взрослым», предпочитающим тратить время на «цифры», а не на романтику. Артем принялся рассказывать, кому платить туристические таксы, где купить сим-карту, овощи, собачью еду, как вызвать такси, где стоит его электросамокат, как связаться с тренером по теннису и где раздобыть кофе без кофеина.

После последних событий и автостопа я плохо соображала и просто кивала головой с таким же серьезным и понимающим видом, как это обычно бывает на занудных совещаниях в крупных корпорациях. Думала я совершенно о другом. Я пыталась понять, что чувствую. Мне хотелось внятный ответ или хоть какую-то подсказку. Благодарность, усталость, радость… Было тепло, надежно, хорошо. Ощущение дома. Невероятное ощущение дома в совершенно чужой стране, где я никогда не бывала раньше.

Следующий вечер и все воскресенье мы с Артемом провели вместе. Катались на скутере, гуляли, ужинали, если самое вкусное мороженое на набережной, смотрели фильмы, готовили – короче, практиковали все, что делают классические парочки. Мне бы хотелось описать каждый эпизод в красках, чтобы вы почувствовали, но я не смогла. Я не могу красиво передать ощущение, что он по-прежнему мой муж, только уже после 4-х лет брака, когда нет былой химии, страсти, завышенных ожиданий и бабочек в животе. Я бы назвала это ощущение таким отвратительным словом «обычно», но в моем случае это слово вызывало самые необычайные эмоции где-то глубоко в сердце.

Артем лег спать и оставил меня в гостиной наедине с бокалом красного вина. Глава про нашу встречу шла почему-то очень тяжело. Я решила отвлечься и зашла в Инстаграм. Самым первым фото социальная сеть решила показать бывшего поклонника. Как же давно мы ходили с ним на свидание в последний раз! Под его кадром в смокинге в объятьях девушки в белом было написано: «прошел год со свадьбы, а дочери сегодня сегодня ровно месяц». Я зашла на аккаунт его жены. Безумно красивая и женственная девушка в подвенечном платье улыбалась по ту сторону экрана.

А я могла быть на ее месте? Пусть не с ним, с другим мужчиной? Нет, у меня не было красивой свадьбы. Мы с Артемом просто расписались в ЗАГСе, съели суп Фо на рынке и пошли праздновать первый юбилей его компании. Все поздравляли моего мужчину с грядущим переездом в США и местом в известном акселераторе в Кремниевой Долине, и никто из многочисленных «гостей со стороны жениха» даже не догадывался, что сегодня у него появилась жена, а у меня – муж. Гостей со стороны невесты не было. Он попросил меня не делать шума. Предложение руки и сердца я получила за 36 часов до свадьбы.


Полетели летать?!

Друзья, я не понаслышке знаю, какие сейчас цены на авиабилеты. За перелёт своих родителей в Турцию я отдала больше 70 000 рублей, а могла бы сделать это почти даром. Как?

Тинькофф организовал классный спецпроект «Комната отдыха» и всего за 2 клика можно выиграть 50 000 миль.

Что это все значит?
Первый клик - зайти на сайт https://l.tinkoff.ru/veryirerelax, второй - отставить свою электронную почту. В случае выигрыша именно на неё придёт заветное письмо. И все!

Что это за мили такие?
Мили Тинькофф можно обменять на авиабилеты один к одному в рубли и полететь куда угодно и откуда угодно.

Испытать удачу можно до 26 августа включительно. 2 сентября Тинькофф разыграет до 5 000 000 миль между всеми участниками. Количество будет зависит от числа участников розыгрыша. Чем больше их - тем больше призовой фонд.

Если вы никогда ничего не выигрывали, самое время попробовать. А вдруг повезёт именно вам. Или мне))) Я, Алекс и Ангела уже в деле. И если кто-то из нас выиграет - мили потратим, чтобы наконец-то увидеть и обнять друг друга.


Юля довезла меня до самого восточного итальянского города Триеста. Я пересела в такси, которые вызвал мой бывший муж, и в 23:10 пересекла границу сначала со Словенией, потом с Хорватией. В маленьком городке Риека я заселилась в очередной отель и наконец-то выдохнула.

Следующая машина и новые попутчики забрали меня в полдень следующего дня. Оксана, Джинни, я, Спейс и два белоснежных самоеда Майя и Чарли кое-как поместились в одну машину и отправились с город Сплит. Вечером, в буквально выгрызенной у других путешественников съёмной квартире, я вытащила из своего саквояжа бутылку итальянского вина, чтобы отметить блицкриг. Мы с девочками болтали почти всю ночь, сначала я рассказала им нашу непростую во всех смыслах историю, а затем – одна из новых знакомых поделилась своей.

Было видно, как чувство обиды темным пятном где-то глубоко оставляет шрам на таком удивительном человеке. Знаете, а ведь так бывает очень часто. У меня у самой было бесчисленное множество обид.

«Тебе нужно просто простить», – сказала я. «Спорим, тебе сейчас хочется возвратить и ответить что-то вроде: тебе легко говорить». Я знаю, прощать всегда тяжело. Месть, чувство справедливости кажутся более привлекательными и такими правильными. Сколько раз я прощала, сколько раз снова обжигалась, и снова прощала. Многие люди посчитают меня просто дурой, и пусть. Лучше я буду бесхребетной, наивной, слабой, недалекой, тупой, чем буду хранить злость в своем сердце. Что прошло, то прошло. Часто старые обиды не дают двигаться дальше и перекрывают кислород. Истинное прощение – это вовсе не глупость, это величайшая сила, которая помогает идти вперед. Что ты получишь, отомстив? Удовлетворение или все-таки пустоту? Если однажды у тебя получится и справедливость восторжествует, что ты будешь делать дальше? Ведь до этого все твои силы и время будут направлены туда? На месть могут уйти недели, месяцы, года, а то и вся жизнь.

Моя бабушка поссорилась с сестрой, когда им было чуть больше 30 и ни одна, ни другая так и не узнали, кто из них умер первой. Моя мама в последний раз видела отца, когда ей было 12 лет. Он не погиб, он всего лишь изменил. Чего они добились? Потешили эго? Я и по себе знаю. Я прожила с болью и обидой на Артема ровно 654 дня. И больше я такой ошибки не допущу. Хотя, кто знает. В любом случае я не боюсь ошибок и слова «прости» и «прощаю». Я – всего лишь человек».

Я спала непривычно хорошо, потому что все ближе и ближе приближалась к финишной прямой. Несмотря на то, что я еще не была в пункте назначения, но уже была готова назвать Черногорию своим временным, но все-таки домом. За 4 месяца в пути я действительно слишком устала. Ехать дальше мне пока совершенно не хотелось, да и было не на чем.

Чем ближе я приближалась к Тивату, тем тревожнее мне становилось. «А правильно ли я делаю?» – отчетливо услышала я свой же вопрос, когда до дома оставалось последние 15 километров.


ПУТЬ ДОМОЙ

Я много раз обжигалась, правда. Но, думаю, мое сердце никогда не потеряет веру в людей. После того, как я выложила сообщение о поиске водителей, готовых подвезти нас со Спейс сквозь 4 страны, маршрут был построен. Эта логистическая задачка со звездочкой заняла целый день, но я решила ее и очень гордилась собой.

Пару дней назад мне позвонили из префектуры и сообщили: документ можно забрать во вторник с 9:30 до полудня и наконец-то покинуть Италию. Этот заветный день настал. «Ну что может еще произойти? Свое уже отмучилась!» – рассуждала я. Несмотря на то, что будильник прозвонил в 8 утра, мое настроение было крайне приподнятым. Я специально отправилась в госучреждение к открытию, но старт «автостопа» спланировала в полдень. На всякий случай.

«У нас была Феррагосто. Главный праздник лета, сами понимаете. В общем, босс забыл подписать вашу бумагу, – сообщила мне молоденькая секретарша. – Сегодня он будет, но когда – мы понятия не имеем. Мы позвоним». Мои попытки добыть хотя бы приблизительный временной интервал были встречены не по-итальянски холодно.

С пустыми руками я шла обратно пешком до отеля. Я всем сердцем ненавидела лето, море, Феррагосто, солнце, безжалостно обжигающее каждый день, жару, которая убивала любимые могучие Альпы, меня и очаровательную северную собаку.

Очередной чек-аут. В полдень водитель, которого отдала мне моя читательница, уже ждал у гостиницы. Больше всего я боялась, что машина уедет, а вместе с ней, словно карточный домик, рухнет вся спасительная цепь. Я попросила его подождать и дать мне еще час.

Как это частенько бывало в последнее время, я со всеми своими баулами сидела в лобби отеля и молила телефон издать заветный звук. Но он молчал. Спейс дремала рядом. Я никогда не рассказывала о мелочах. Но знаешь, когда живешь такой бездомно-отельной кочевой жизнью с собакой, бывают моменты, когда ты не можешь просто сходить в туалет: к тебе привязан пес и тебе не с кем его оставить. Прилечь? Это непозволительная роскошь: твой номер уже убирают и вот-вот отдадут другому постояльцу.

Бывает, что заселиться в новый отель можно только через 3, а то и 4 часа. О… эти часы тянутся вечно. Это похоже на то, что ты забыл ключи от дома и ждешь, нарезаешь круги у подъезда, когда друг привезет тебе их с другого конца города. А его все нет и нет. И так снова и снова. Стиральная машинка… Она становится роскошью, а утюг – мифом или легендой. Все твои вещи, обувь, украшения теснятся в одном чемодане и каждое утро ты собираешь его, пытаешься закрыть, царапаешь руки и снова куда-то едешь.

Но я сама выбрала такую жизнь. Сама поставила себя в такие условия. А Спейс? Кто спросил ее? Иногда мне кажется, я - плохой хозяин. Но мы друг друга не выбирали и поодиночке уже на вряд ли сможем.

В час дня мы погрузили вещи в машину и вместе с водителем поехали в префектуру. Несмотря на обеденный перерыв моя настойчивость и желание поскорее уехать отворили двери. Документ был подписан. Я могла уезжать. Я выбежала из бетонного здания, ставшего за последнюю неделю моим вторым домом и тюрьмой. Первая пересадка должна была состояться в Болонью.

Машина быстро увозила меня из Бермудского треугольника. Я вставила наушники, включила Лану Дель Рей и открыла глаза уже на перевалочном пункте. Прямо на парковке у супермаркета меня подхватила читательница Юля и, пропустив по последней чашке итальянского кофе, мы двинулись дальше.

Как это странно, когда совершенно незнакомые люди готовы прийти к тебе на помощь, отложив все дела и не жалея бесценного времени. В такие моменты меня окутывает чувство искренней благодарности и тепла и желание тоже чем-то поделиться. Опыт научил меня одной простой истине: можно делать из расчета: «сначала ты мне, а потом я тебе», «а ты мне что?». Думать, как не прогадать . А можно иначе. На простом принципе «отдавать, не ожидая ничего взамен» построена дружба с моими самыми любимыми подругами Александриной и Ангелой. Да что уж там – вся моя жизнь.




ДО МОНТЕНЕГРО НЕ ПОДБРОСИТЕ?!

Итак, если вы хотите мне помочь, вы можете подхватить меня и приблизить к цели.

Кто-то может подхватить меня в Савонне?
А в Триесте?
А в Заргребе ?
Какую часть маршрута вы могли бы проехать со мной?
А может быть, вы такие отмороженные, что захотите поехать со мной весь путь или половину? Как знать.

ВАЖНО:
16 АВГУСТА , во вторник, в 11:00 мне нужен кто-то, кто сможет вывезти меня из Савонны и довезти до Словении. Я должна оказаться за пределами Италии не позднее полуночи.

Что со мной:
большой чемодан, ручная кладь, два рюкзака, пакет с едой Спейс, Спейс, конечно же, и масса историй и энтузиазма.

БЕЗОПАСНО ЛИ ЭТО ДЛЯ ВАС?

ДА! Я не нахожусь в розыске, за мной никто не гонится, я никого не убила и не поранила. С моими документами тоже всё в порядке. Просто по закону Италии я должна покинуть эту страну в тот же день, как мне отдадут документ

Как только я окончательно всё, решу я расскажу вам о самом невероятном стечении обстоятельств, которые лишили меня машины и чуть не отправили за решетку.

ЕСЛИ ВЫ ГОТОВЫ - ПИШИТЕ В ДИРЕКТ. СЕЙЧАС ВЫЛОЖУ В СТОРИЗ СВОЙ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНЫЙ МАРШРУТ


ОБЕЩАТЬ – НЕ ЗНАЧИТ ЖЕНИТЬСЯ

Даже не спрашивайте меня, как я попала в полную задницу и застряла в маленьком городке Финале Лигуре на неделю. Да, вот такое вот у него символичное название, и в один момент мне действительно казалось, что это финал и кочевой жизни, и приключений, и нашего рассказа. Я пообещала себе обязательно постараться быть нормальной, если удастся выбраться из щекотливой ситуации.

Нет, я правда не хотела! Честно! Я обещала! Но…

ДЛЯ НАЧАЛА ПРОСТО ПРЕДСТАВЬТЕ МОЮ СИТУАЦИЮ СЕЙЧАС
Один из главных героев рассказа, Синяя стрела, временно покидает историю. Машины больше нет. Во вторник в 10 утра я должна буду забрать один документ в итальянском городе Савонна, и у меня будет 14 часов, чтобы как-то выбраться из страны. Нужно непременно успеть до полуночи.

ВСЁ, ЧТО У МЕНЯ ОСТАЛОСЬ, – я, Спейс, два чемодана, рюкзак, немного денег.

И ОДНА ЗАДАЧА – 16 августа пересечь границу Италии и Словакии и оказаться в Дубровнике или Подгорице не позднее 19 августа любой ценой.

Там ждет тихая гавань, там бывший муж. Оттуда у меня билеты на самолет к родителям в Стамбул. Я не видела их почти пять месяцев, и они уверены, что со мной всё отлично и всё идет по плану.

ДО ТОГО, КАК Я ПОПАЛА В БЕДУ, ПЛАН БЫЛ ТАКОЙ: доехать на Синей Стреле до итальянского городка Барри, там сесть на паром и причалить к берегам Черногории.

СЕЙЧАС от меня до парома –  9,5 часов езды на машине, которой у меня нет. Новую – я снять не могу. На ближайший паром 18 августа остались только сидячие места. И я не против «присесть», но я – с собакой! Не уверена, что ее возьмут на паром и скоростной поезд. Я не могу долететь со Спейс до точки назначения на самолете, так как нужно будет сделать минимум три пересадки.

«Ну ладно, буду сидеть. Все-таки провести ночь на пароме лучше, чем в итальянской тюрьме» – с улыбкой написала я бывшему мужу. Трудность положения уже перестала вызывать во мне слезы. За неделю их, как и нервов, больше не осталось.

«Ир, установи бла-бла-кар. Тебе из Савонны до Тивата не так уж далеко. Только фото поставь погорячее. Если что, из Хорватии я тебя уже смогу забрать».

Я открыла карту. Навигатор показывал всего 13 часов езды.

«Нет! Нет! Нет! Нет! Я завязала с приключениями! Я же так хочу быть нормальной!» – я была готова кричать на своего внутреннего авантюриста, девиз которого «слабоумие и отвага», но он звучал так складно и убедительно. «Ир, но у тебя же действительно нет другого выхода. А что, если читатели помогут доехать до точки назначения? Подхватят и провезут хоть по 100 км. А вдруг кто-то захочет провести с тобой пару тройку часов в дороге? Авантюра? Авантюра!»

«Я попробую доехать от Савоны до Тивата "читатель-стопом". А что?! Отличная идея! — впервые за неделю мои глаза загорелись от предвкушения нового приключения. — Алекс, ну что тут может быть опасного? Нет, ну скажи. Ну ведь хороший план».

Я почти слышала, как на другом конце провода Алекс ехидно улыбается. Еще вчера я торжественно клялась, что завязываю с приключениями. Но у меня ведь сейчас действительно нет другого выбора. Посмотрим, что из этого получится.


Давайте без предварительных ласк. Честно и без купюр. У меня в руках – самый бесценный тюбик в мире, который я не променяю ни на что. Это – CICAPLAST бальзам B5 от La Roche-Posay. Это - волшебная палочка и мое лучшее beauty-открытие года.

За последние 2,5 недели я только и делала, что лазала по горам, но после того, как я прокатилась по подножью Монблан, мне было жалко смотреть на своё исцарапанное и обожженное крапивой тело.

На следующе утро после восхождения я пошла в местную французскую аптеку и попросила продавца дать мне что-то, что поможет поскорее убрать бесчисленны царапины. Она вручила мне этот крем со словами: он – лучший!

Я не возлагала больших надежд, но купила тюбик.

Первый результат я увидела на следующее же утро! Раны действительно быстро затягивались. Оказалось, что его компоненты спасают не толко от ссадин и царапин, но и от раздражений, комариных укусов, и даже от ожогов. А ещё он снимает красноту от прыщей (Проверено на лучшей подруге Алекс. По моему совету она купила бальзам на следующий день и тоже подпишется под каждым моим словом)

Это – не реклама, а моя самая честная рекомендация для каждого из вас. Нет в этой вселенной ни одного другого тюбика, о котором я бы написала такие слова.

Просто попробуйте и положите его в свою косметичку или аптечку. Он однозначно стоит своих денег, хотя я бы заплатила за него и в 10 раз дороже.

Аминь.

Показано 20 последних публикаций.