Zentropa Orient Express

@zentropaorientexpress Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

Добро пожаловать на Восточный экспресс!
Гео и язык канала
Россия, Русский


Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Познавательное
Добавлен в индекс
19.10.2018 09:11
реклама
Биржа рекламы в Telegram №1
+12 630 заказов в системе за месяц +439 новых каналов
TGStat Bot
Бот для получения статистики каналов не выходя из Telegram
TGAlertsBot
Мониторинг упоминаний ключевых слов в каналах и чатах.
3 823
подписчиков
~2.9k
охват 1 публикации
~2.1k
дневной охват
~6
постов / нед.
75.3%
ERR %
32.59
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
152 упоминаний канала
44 упоминаний публикаций
525 репостов
Под лед
Abenteuerliches Herz
PLATONOVA
ugle
Existential Russian
Abenteuerliches Herz
ХОЛИВАР
Русская юность
Под лед
Предисло́вие
ивж
Под лед
Прочитала
Под лед
Под лед
Right Monitoring
Под лед
Right Monitoring
Под лед
Existential Russian
ХОЛИВАР
Right Monitoring
Под лед
Fire walks with me
ивж
Vodka.
PLATONOVA
MMC
Эдвард Чесноков
Каналы, которые цитирует @zentropaorientexpress
Zentropa
Под лед
Fire walks with me
Ernst Jünger
Листва: Москва
Листва: Москва
мальчик на скалах
Zентропа Србиja
Ernst Jünger
Ernst Jünger
PLATONOVA
Ernst Jünger
Ernst Jünger
Ernst Jünger
мальчик на скалах
Утопия
Ernst Jünger
Wild Field
Zentropa
Листва: Москва
Ernst Jünger
Порез бумагой
Порез бумагой
Kek's reading list
Kek's reading list
Ernst Jünger
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Хуго Вебер
Портрет Армина Мёлера (1940)

Сложно сказать, что их объединяло, кроме того, что оба родились и выросли в Базеле (Швейцария). Армин Мёлер в 1940-ых безуспешно пытался записаться в войска СС, затем написал под руководством Ясперса докторскую диссертацию о консервативной революции в Германии, поработал секретарём у Эрнста Юнгера и стал одним из главных идеологов немецких «новых правых». Вебер же в 1940-ых уехал в США, где занимался преподавательской деятельностью (например, в Чикагском Институте Дизайна, известном как «Новый Баухаус») и писал абстрактные картины.
Читать полностью
Сейчас сложно в это поверить, но в далеком уже 1996 году «Художественный журнал» опубликовал на своих страницах перевод эссе секретаря и друга Эрнста Юнгера Армина Молера «Фашизм как "стиль"». Было время! №11, 1996.

http://moscowartmagazine.com/issue/67/article/1430
Сейчас сложно в это поверить, но в далеком уже 1996 году «Художественный журнал» опубликовал на своих страницах перевод эссе секретаря и друга Эрнста Юнгера Армина Молера «Фашизм как "стиль"». Было время! №11, 1996.
Сейчас сложно в это поверить, но в далеком уже 1996 году «Художественный журнал» опубликовал на своих страницах перевод эссе секретаря и друга Эрнста Юнгера Армина Молера «Фашизм как "стиль"». Было время! №11, 1996.

http://moscowartmagazine.com/issue/67/article/1430
А вот и отзыв о выставке итальянских футуристов в ГМИИ имени Пушкина. Пафос такой: Джанни Маттиоли пытался отделить футуризм от политики и представить его как важное революционное художественное течение XX века для травмированной послевоенной публики. Да, действительно, Маттиоли предпринял смелую попытку вернуть футуризм в историю искусства, лично был предан движению и его участникам, с которыми водил дружбу. Его коллекция в основном состоит из работ «первого футуризма», дофашистского периода. Но вопрос о том, можно и нужно ли отделять футуризм от политики, остается открытым. Не все футуристы поддерживали увлечения Маринетти, это правда. Но правда и в том, что многие поддержали. Более того, считали политическое измерение логичным продолжением своих художественных экспериментов. В отличие от русских авангардистов, которые для большевиков оказались всего лишь «попутчиками» (какое все же унизительное прозвище), итальянские футуристы были полноценными творцами новой политики. Их мечтания разбились о реальность, но это уже, конечно, совсем другой вопрос. Путь к понимаю итальянского футуризма состоит в том, чтобы признать наконец, что и итальянский фашизм был явлением сложным, неоднородным и многогранным, а не в «очистке» одного от другого. Без этого честного исследования невозможно понять не только искусство тех бешеных лет, но и саму историю первой половины XX века.

P.S. Совсем уж подлогом, конечно, выглядели на сопровождающих выставку в Петербурге текстах рассуждения о «гуманизме» и едва не миролюбии итальянского футуризма. И все это чуть ли ни в одном зале со знаменитой картиной-коллажем Карло Карра «Интервенционистская манифестация» или «Патриотический праздник». Карра в годы ее создания призывал к итальянцев оружию и скорейшему вступлению в Первую мировую войну.

https://www.kommersant.ru/doc/5030362
Читать полностью
Между тем итальянские футуристы из коллекции Джанни Маттиоли перебрались из Петербурга в Москву и до 16 января будут в ГМИИ им. А.С. Пушкина. Так что, москвичи и гости столицы, не пропустите. 26 работ Умберто Боччони, Джакомо Балла, Карло Карра, Джино Северини, Луиджи Руссоло, Арденго Соффичи, Фортунато Деперо и других авторов. Приезд таких визитеров - событие нечастое!

https://pushkinmuseum.art/events/archive/2021/exhibitions/futurism/index.php
Читать полностью
«Кот античен, тогда как пес готичен; нигде в животном мире мы не находим такого поистине эллинского совершенства формы при такой практичной анатомии, как у семейства кошачьих. Кошечка — это дорический храм, это ионическая колоннада, классически безупречная в сочетании своих структурных и декоративных элементов. Ее красота столь же кинетична, как и статична, ибо в искусстве нет параллелей грациозности малейшего движения кота. Абсолютная, безупречная эстетика любого ленивого потягивания, прилежного умывания мордочки, игривого катания по полу или невольного подергивания во сне — нечто не менее пронзительное и жизненное, чем наилучшая пасторальная поэзия и жанровая живопись.

Кот же — для аристократа (по рождению ли, по манерам), который восхищается своим другом-аристократом. Он — для человека, ценящего красоту, как единственную живую силу в слепой, бессмысленной вселенной, и почитающего эту красоту во всех ее формах, не оглядываясь на преходящие сентиментальные и моральные иллюзии».

(Лавкрафт, «Коты и собаки»)
Читать полностью
Очерк о творчестве Эрнста Юнгера от одного из значительнейших умов нынешней России, философа и переводчика Виктора Визгина. Фрагмент книги «Между философией и литературой»

«Кто же он такой, Эрнст Юнгер? — Самобытная, сильная, творчески одаренная личность, натуралист, путешественник, энтомолог, шпенглерианец (пусть только отчасти), ницшеанец, космополит по вкусам, но одновременно пруссак и гвельф, любитель острых и "жестоких" авторов, вроде Леона Блуа, и одновременно внимательный читатель спокойного и умиротворяющего Мирчи Элиаде, вместе с которым он издавал элитарный журнал, удивительный книгочей,не пропускающий ни одной литературной новинки... Его трудно "упаковать" в какую-то одну категорию, да и не надо к этому стремиться. В нем ценен дар мыслящего наблюдателя эпохи, свидетеля всего ХХ века, хорошо знавшего близкий ему век ХIХ. Среди мелколесья послевоенной западной леволиберальной мысли он так и остается неохватным баобабом».
Attached file
Читать полностью
Очерк о творчестве Эрнста Юнгера от одного из значительнейших умов нынешней России, философа и переводчика Виктора Визгина. Фрагмент книги «Между философией и историей»
Attached file
​​Заповедь от всякого рода уныния

Робкими, пристыженными, неловкими, похожими на тигра,
которому не удался прыжок: такими, высшие люди, видел я
часто вас, крадущихся стороною. Бросок костей не удался вам.
Но что с того, вы, играющие в кости! Вы не научились
играть и смеяться, как надо играть и смеяться! Не всегда
ли сидим мы за большим столом насмешек и игр?
И если вам не удалось великое, значит ли это, что вы
сами—не удались? И если не удались вы сами, не удался и —
человек? Если же не удался человек—ну что ж! вперед!

Чем выше вещь родом, тем реже она удается. О высшие
люди, разве не все вы —не удались?
Не падайте духом, что с того! Сколь многое еще возможно! Учитесь смеяться над собой, как надо смеяться!
Что же удивительного, что не удались вы или что удались наполовину, вы, полуразбитые! Не бьется и не толкается ли в вас — будущее человека?
Всё, что в человеке самое далекое, самое глубокое,
звездоподобная высота и необыкновенная сила его,—не бурлит ли всё это в котле вашем?

Что же удивительного, если иной котел разбивается!
Учитесь смеяться над собой, как надо смеяться! О высшие
люди, сколь многое еще возможно!
И, поистине, сколь многое удалось уже! Как богата эта
земля малыми, хорошими, совершенными вещами, — вполне удавшимися!
Окружайте себя малыми, хорошими, совершенными
вещами, высшие люди! Их золотая зрелость исцеляет сердце. Совершенное учит надеяться.


Фридрих Ницше, «Так говорил Заратустра»
Читать полностью
Хорхе Луис Борхес в гостях у Эрнста Юнгера. Вильфлинген, октябрь 1982 года. Аргентинский классик посетил немецкого писателя незадолго до своей смерти, чтобы лично засвидетельствовать почтение и пожать руку. Борхес следил за творчеством Юнгера на протяжении 60 лет. Он познакомился с книгой «В стальных грозах» ещё в 1922 году и говорил, что она была для него словно «извержение вулкана». Подробнее встреча двух мэтров описана у Юнгера в третьем томе дневников «Семьдесят минуло».
Читать полностью
​​Два голоса

1

Мужайтесь, о други, боритесь прилежно,
Хоть бой и неравен, борьба безнадежна!
Над вами светила молчат в вышине,
Под вами могилы – молчат и оне.


Пусть в горнем Олимпе блаженствуют боги:
Бессмертье их чуждо труда и тревоги;
Тревога и труд лишь для смертных сердец...
Для них нет победы, для них есть конец.


2

Мужайтесь, боритесь, о храбрые други,
Как бой ни жесток, ни упорна борьба!
Над вами безмолвные звездные круги,
Под вами немые, глухие гроба.


Пускай олимпийцы завистливым оком
Глядят на борьбу непреклонных сердец.
Кто ратуя пал, побежденный лишь Роком,
Тот вырвал из рук их победный венец.


Наш великий Фёдор Иванович Тютчев
Читать полностью
Издание пьесы Жана Кокто «Адская машина» с инскриптом автора Эрнсту Юнгеру, в котором он выразил «всю радость знакомства» с оным. 1941 год.
К 200-летию Ф.М. Достоевского Александр Михайловский написал замечательную статью «"Русское дополнение к сверхчеловеку": Эрнст Юнгер читает Достоевского». Великий русский писатель был для немецкой консервативной общественности первой половины XX века такой же значимой фигурой, как и Ницше. Юнгер чередовал чтение этих авторов и сохранил интерес и глубочайшее уважение к нашему классику до конца своих дней.
Attached file
Читать полностью
​​Юлиус Эвола о магнетизме любви

Итальянский традиционалист Юлиус Эвола оставил колоссальное наследие, высказавшись, наверное, по всем вопросам бытия, имеющим сколь-либо важное значение. Мыслитель не обошел вниманием и такую значимую сферу жизни, как межполовые отношения. В работе «Метафизика пола» (1958) барон Эвола проанализировал проблемы сексуальности через призму эзотерических традиций и учений. Один из наиболее ярких фрагментов этой книги касается эволианского объяснения того, что из себя представляет любовь. Переходя от описания грубых, плотских, примитивно-физических форм эроса к метафизической доктрине пола, Эвола останавливается на феномене «магнетизма любви», утверждая, что объяснено оно может быть только «само из себя». Приведя в пример дальневосточное понимание связи мужчины и женщины как активизацию «нематериальной энергии цзин» и ренессансное представление о «любовной лихорадке», барон пишет:

«Можно смело говорить просто о "магнетическом состоянии". К.Моклэр именно этим состоянием объясняет гиперестезию влюбленных – ни плотскую, ни духовную, но и ту и другую вместе, которая оказывается совершенно независимой от текущей морали. Магнетические основания, единственно верные, остаются тайными, их порой не замечают сами любящие: если спросить их о "причинах" своей любви, они ссылаются на случайные совпадения, которые, собственно, бессознательно подчинены невидимым законам. Мужчина любит женщину не потому, что она красива, желанна или умна, изящна, и не из чистой похоти. Все эти объяснения не объясняют ничего. Он любит, потому что любит, вне всякой логики – это и есть признак "магнетизма" любви».

Иными словами, именно сущностно присущий эросу магнетизм становится подлинным основанием всякой любви, которая может быть платонической, материально-физической или комбинацией этих двух видов. Утрата этого естественного магнетизма ведет к прекращению подлинной любовной связи мужчины и женщины, превосходящей сентиментальный романтизм. Согласно Эволе, любовный магнетизм возникает спонтанно, а что будет дальше – «зависит от нас самих». Так или иначе, это вопрос, значительно превосходящий материально-физическую плоскость.

В той же работе Эвола пишет: «Если физический контакт есть просто проявление силы чистой полярности, то действие двух фантазий приносит именно "экзальтацию" и ту или иную степень изменения сознания», и добавляет: «Именно на этом основана оперативная половая магия».

В наше мрачное время сугубо физического, биологического отношения к любви, глубокий взгляд Юлиуса Эволы помогает вспомнить о более возвышенном, инициатическом аспекте этого феномена жизни.

Дмитрий Моисеев для Zentropa Orient Express
Читать полностью
А уже в 1991 году журнал «Иностранная литература» познакомил русского читателя с творчеством Эрнста Юнгера, опубликовав в одном из выпусков фрагменты его произведений и биографический очерк. Среди прочего в номере был и перевод рассказа «Охота на вепря» (1952), который с тех пор не переиздавался и не вошел ни в одно из последующих изданий книг ЭЮ на русском.
Attached file
А уже в 1991 году журнал «Иностранная литература» познакомил русского читателя с творчеством Эрнста Юнгера, опубликовав в одном из выпусков фрагменты его произведений и биографический очерк. Среди прочего в номере был и перевод рассказа «Охота на вепря» (1952), который с тех пор не переиздавался и не вошел ни в одно из последующих изданий книг ЭЮ на русском.
Attached file
Юнгер тут рассказывает о своем командировочном визите в оккупированную часть России. Вот некоторые его впечатления от Ростова-на-Дону и Ворошиловска (омерзительное имя, которое тогда носил Ставрополь) из второго тома «Излучений»:

«Снова знакомство с улицами и все то же впечатление — Восток, лишенный всякой магии. Глаз должен притерпеться к виду, невыносимо тягостному; нет ничего, на чем бы он мог успокоиться. В порядке только техника — железные дороги, машины, самолеты, громкоговорители — и, разумеется, все, что относится к вооружению».

«Погода дождливая; улицы покрыты грязью. Пока что я застрял здесь. Кое-что на улицах, которыми я ходил, кажется более приветливым, чем все виденное до сих пор. Прежде всего тепло, которым веет от домов царского времени, тогда как эти советские коробки повсюду задавили страну.
Днем я поднялся на возвышенность, где стоит православная церковь, — византийское, грубо выведенное строение с наполовину сорванной взрывом крышей колокольни. Вообще древние строения проникнуты духом варварства, воспринимаемым все же приятнее, чем абстрактное безличие новых конструкций. Здесь можно сказать вместе с Готье: „La barbarie vaut mieux que la platitude“ („Варвару хочется больше, чем ничтожеству“) переводя „platitude“ как „нигилизм“».
Читать полностью
С подачи Александра Владиславовича Михайловского решили вспомнить первое и единственное интервью, которое дал Эрнст Юнгер для русского журнала «Иностранная литература» в конце 1980-х годов.

https://telegra.ph/EHrnst-YUnger-o-Rossii-i-russkoj-literature-09-25
Эрнст Юнгер о России и русской литературе
В самом конце 1980-х годов известный русский переводчик-германист Юрий Архипов встретился с писателем Эрнстом Юнгером. Юрий Иванович посетил Юнгера прямо в Вильфлингене, где последний проживал с 1951 года, и записал с легендарным автором интервью. Его фрагмент был опубликован в журнале «Иностранная литература», №8 за 1990 год. Странно, но об этом интереснейшем документе мало кто знает из русских любителей творчества немецкого писателя. Мы решили восполнить этот пробел и поделиться с вами этим текстом Юнгера…