Жить изнутри. Стихи.

@iznutristih Like 0
Is this your channel? Confirm ownership for additional features

Стихи и тесты, с которыми хочется быть
Channel's geo & Language
Russian, Russian
Category
not specified


Channel's geo
Russian
Channel language
Russian
Category
not specified
Added to index
14.10.2017 04:04
Recent update
22.04.2019 02:09
48
members
~0
avg post reach
~1
daily reach
N/A
posts per day
N/A
ERR %
0.02
citation index
Recent posts
Deleted
With mentions
Forwards
Жара.
В том году в середине лета
На дворе стояла жара.
Я увидел его раздетым,
В лыжной шапочке и с утра.
 
Он стоял у метро в проходе,
Улыбался – «Штаны забыл!»
Все смеются и мимо ходят.
Он представился мне: «Я – Билл!»
 
Он – нелепый смешной прохожий,
И знакомы мы были день.
Но готов я поклясться кожей.
Это – лучшее из людей.
 
Билли был без яиц и жести,
И любил, как будто бы обнимал.
В его сердце не было места мести,
Он заранее знал финал.
 
Он заранее знал все, что есть и будет,
И чего здесь не может быть.
Нет, он не был вершитель судеб,
Но хозяин своей судьбы.
 
Да, он падал, и было больно,
За плечом улыбалась смерть….
Даже боль принимать спокойно
Тоже нужно, мой друг, уметь.
 
Он умел. И смеялся громко,
И смеялась за ним семья.
Он хотел, как и я, ребенка,
И свободы хотел, как я.
 
Мы с ним встретились поздно в баре.
Пили, плакали до зари.
Я играл ему на гитаре,
Он отстукивал нервный ритм
 
По столу с недопитой колой –
Нам обоим с утра за руль.
Перед ним я как будто голый,
Лист тетрадный, прозрачный нуль.
 
Я сказал ему, как бывает
Неуютно, когда один.
У соседки пес завывает.
Умерла. Он кричит: «Приди!
 
Помоги мне!», - орет, - «Я сдохну!
Сдохну в камере у людей!»
Я от этого воя глохну.
И боюсь. И кричу: «Сидеть!»
 
И сижу. И руки в карманы прячу.
И боюсь позвонить 02.
Я мальчишка в детстве зажавший сдачу
И забывший на утреннике слова!
 
Этот страх отступил впервые,
Как я все это рассказал.
Он как будто мне сердце выел,
Выпил душу, склевал глаза,
 
А сейчас – растворился. Боже,
Этот парень совсем чудак!
«Билли! Если ты всем поможешь,
Мир очистится, если так?»
 
«Все очистятся. Люди, души.
Только мне вот уже пора.
А увидишь меня уснувшим
С рукояткой из-под ребра,
Не пугайся. Мой путь окончен».
 
На дворе стояла жара.
Read more
Запомни меня, идущим однажды в банк,
Бегущим обратно от своры больших собак.
И звуки трамвая, и долгие провода,
Что город зажали и тянут туда-сюда.
И мы – не пара – под ними идем вдвоем.
Запомни, как у костра мы сидим, поём
Как я травинкой касаюсь твоей щеки,
И дни безумны, безветренны и легки.
Запомни любимым, ждущим твоей руки,
Запомни мальчишек на той стороне реки
И Волгу, и то, как летом она гниет,
И наше с тобой стояние у нее.
И наше с тобой желание все узнать,
Не стать «адекватными», серыми бы не стать!
И быть динамитом, факелом и искрой,
И жалить, как раньше, но чтобы иной покрой!
И нам обязательно вырваться и взорвать!
Запомни меня, разрывающего кровать
И не признающего чей-то авторитет.
Запомни таким. Потому что другого – нет.
Read more
Вот он, самый жесткий период: переживешь?
Ну, давай же! Кидай все карты себе под стол!
Выпадает из рук мальчишеских детский нож -
Это просто неподростковый непроизвол.

И ни разу, и даже знай - ни в одном глазу!
По щекам уже вся стекает шальная смесь...
У тебя высота свободы, а я - внизу,
И не то, чтобы с головою, а просто - весь.
...............................................................
Карты - прочь, поднимаю нож, все со щек стерев...
Обознался, всего лишь временная межа
Этот дрейф, бессмысленный, словно десятка треф,
На столе ведь давно уж пики одни лежат.

И не спрятаться, вот твоя же родная выть!
Карандаш и ластик - и снова править, и все стирать.
И мужчина внутри меня завтавляет быть
И в руках - наразлинованная тетрадь.
Read more
ь они трижды холодными скалами, колючими звездами – просто перестань считать их колючими звездами и один раз поговори, как с самим собой, живым, теплым и перепуганным – вот удивишься, как все изменится, преобразится, мама… (с) Вера Полозкова
Что еще тебе рассказать? Надо жить у моря, мама, надо делать, что нравится, и по возможности ничего не усложнять; это ведь только вопрос выбора, мама: месяцами пожирать себя за то, что не сделано, упущено и потрачено впустую – или решить, что оставшейся жизни как раз хватит на то, чтобы все успеть, и приняться за дело; век пилить ближнего своего за то, какое он тупое неповоротливое ничтожество – или начать хвалить за маленькие достиженьица и победки, чтобы он расцвел и почувствовал собственную нужность – раз ты все равно с ним, и любишь его, зачем портить кровь ему и себе?

Говорить «конечно, ты же бросишь меня», и воскликнуть торжествующе «так я и знала!», когда бросит,— или не думать об этом совсем, радоваться факту существования вместе, делать вместе глупости и открытия и не проедать в любимом человеке дыру по поводу того, что случится или не случится?
Всегда говорить «я не смогу», «глупо даже начинать» — или один раз наплевать на все и попробовать? И даже если не получится – изобрести другой способ и попробовать снова?

Считать любого, кто нравится тебе, заведомо мудаком и садистом, складывать руки на груди, язвить, ухмыляться, говорить «переубеди меня» — или один раз сдаться и сказать «слушай, я в ужасе от того, сколько власти ты имеешь надо мной, ты потрясающий, мне очень страшно, давай поговорим»?
Быть всегда уперто-правым, как говорит Алена, и всем в два хода давать понять, кто тут босс – и остаться в итоге в одиночестве, в обнимку со своей идиотской правотой – или один раз проглотить спесь, прийти мириться первым, сказать «я готов тебя выслушать, объясни мне, что происходит»? Раз уж ты все равно думаешь об этом днями напролет?

Быть гордым и обойденным судьбой, Никто-Меня-Не-Любит-2009 – или глубоко вдохнуть и попросить о помощи, когда нужна,— и получить помощь, что самое невероятное? Ненавидеть годами за то, как несправедливо обошлись с тобой – или, раз это так тебя мучает, один раз позвонить и спросить самым спокойным из голосов «слушай, я не могу понять, почему»?
Двадцать лет убиваться по ушедшей любви – или собрать волю в кулак, позволить себе заново доверяться, открываться, завязать отношения и быть счастливым? Во втором гораздо больше доблести, на мой взгляд, чем в первом, для первого вообще не требуется никаких душевных усилий.
Прочитать про себя мерзость и расстроиться на неделю – или пожать плечами и подумать, как тебе искренне жаль написавшего?

Страдать и считать, что мир это дрянная шутка Архитектора Матрицы, тыкать в свои шрамы как в ордена, грустно иронизировать насчет безнадежности своего положения – или начать признаваться себе в том, что вкусное – вкусно, теплое – согревает, красивое – заставляет глаз ликовать, хорошие – улыбаются, щедрые – готовы делиться, а не все это вместе издевка небесная, еще один способ тебя унизить?

…Господи, это так просто, мама, от этого такое хмельное ощущение всемогущества – не понимаю, почему это не всем так очевидно, как мне; все на свете просто вопрос выбора, не более того; не существует никаких заданностей, предопределенностей, недостижимых вершин; ты сам себе гвоздь в сапоге и дурная примета; это ты выбрал быть жалким, никчемным и одиноким – или счастливым и нужным, никто за тебя не решил, никто не способен за тебя решить, если ты против.

Если тебе удобнее думать так, чтобы ничего не предпринимать – живи как жил, только не смей жаловаться на обстоятельства – в мире, где люди покоряют Эвересты, записывают мультиплатиновые диски и берут осадой самых неприступных красавиц, будучи безвестными очкастыми клерками – у тебя нет права говорить, будто что-то даже в теории невозможно.

Да, для этого нужно иметь волю – нужно всего-то выбрать и быть верным своему выбору до конца; только-то. Вселенная — гибкий и чуткий материал, из нее можно слепить хоть Пьяцца Маттеи, хоть район Солнцево – ты единственный, кто должен выбрать, что лепить.

Я считала, что это с любыми материальными вещами работает, только не с людьми; хочешь денег – будут, славы – обрушится, путешествий – только назначь маршрут; но события последних недель доказывают, мама, что с людьми такая же история, буд
Read more
Белогвардейская молитва
Этот город сжигает книги и рвет дома.
Солнце валит в страхе брюхом за горизонт.
С непристойным и грязным гиканьем кутерьма
Поднимается на поверхности из низов.

Хочешь, скалься, играй жевалами темных скул -
Каждый третий давно расстрелян и брошен в снег.
Это город планктона красного и акул,
Доживающих свой прощальным имперский век.

«Все спокойно, я знаю. Верю, что он с тобой.
Мне не важно, кто прав, Деникин или Колчак…
Просто, Господи, пусть вернется назад живой.
Пусть израненный, у товарищей на плечах,

Но живой! Пусть воздухом дышит грудь.
Пальцы так же ерошат челку, сбивая прядь.
Помоги ему, милый Господи, не свернуть.
Он упрямый… До самой смерти готов стоять

За Россию… За то, что свято да нежило!
Милый Господи, защити его лишь от пуль
Ветром, вьюгой да отврати от него излом.
Пусть он чаще там вспоминает про наш июль….»

Его вывели поздно ночью, под блеск луны,
Он командовал сам, как будто команду в бой.
«Целься! Пли!» и рухнул оставив лишь за собой
Чье-то фото: Июль. 16-й год. Челны.
Read more
Вот! Я живу! Я мыслю! Я существую!
Солнце взойдет - оттаявший жизни счетчик
Снова закрутит. Падаю на траву и
Тусклым глазам, так сильно привыкшим к ночи,

Жадно даю напиться волшебным светом.
Чувства - острее, мысли - точнее, резче,
Будто в сто крат быстрее кружит планета,
Яркими красками светят простые вещи.

Запах цветов мне голову затуманит,
Бурной рекой меня вынося потоком,
К той, что и после жизни не перестанет
Ждать меня, отправляя слова по токам

Электростанций. Счастье в ее ладонях,
В алых губах, подсвеченных ярким светом
Нежной улыбки. В этой улыбке тонет
Вечность. Ведь только в этой улыбке лето!

Нежно обнимет, скажет одним лишь взглядом.
"Все... Подошла к концу твоя катакрота...
Слышишь, вставай! Я буду с тобою рядом...
Три.. Два.. Один.."
И слева забилось что-то...
Read more
Чистый лист - вот все декорации. Просто так
Я тебе не писал ни строчки, ни слова, знака,
Чтоб вот так все слова и чувства поставив на кон,
Прикрывать это все бессмысленным чувством такта,
Мишурой театральной. Голыми, как наждак,
И шершавыми льда кусочками бьются строки
В стены комнаты. Мы с тобою не одиноки -
Это просто случился нелепый вселенский брак.
Вот поэтому мы и начали жизнь с затакта,
Вот поэтому мы и сделали этот шаг...
Read more
Представь, что я тебя и не любил,
Когда умру под скрежетом металла.
Что никогда для нас не грохотала
Москва салютом праздничных светил.

Представь, что я тебя и не желал,
И не летел сквозь толпы Якиманки,
По Невскому не несся спозаранку,
Сквозь пол-России я к тебе не мчал.

И в том фонтане, где плечо в крови,
Не целовались, а спасались бегством
.От дикости и мерзкого соседства
Чужой и надоедливой любви.

Представь, что в этих брызгах полчаса
Случайно затянулись на три года,
Где ты искала призрачность свободы,
А я зачем-то оды ей писал.

И ты искала сцены болтовню,
Где правят стробоскопы и софиты…
Одним патроном были мы убиты,
И я сквозь свет и звук тебя маню.

Но ты не слышишь в бурном плеске рук,
Как нашу сагу дочитала вечность.
И через годы не пойдет навстречу
Почти что Градов, старенький хирург.

Ты не проси у Бога ничего.
Без бога на дороге безопасней.
Люби другого, будто нет прекрасней
И не было мужчины до него.

Ведь он придет. И трещинами лед
Как будто звонким жалом станет ранить.
А он обнимет, и ладонью память
Тебе, как будто родинку сведет.

Не вспоминай хорошего, родная -
Хорошее пусть будет впереди.
И на мою могилу не ходи:
Там дворник есть, он уберет, я знаю.

Протрет мне взгляд, не уловив огня,
На мутном черно-белом постаменте,
И выцветшие надписи на ленте…
А ты – не надо. Позабудь меня.
Read more
Держишь за руку? Чувствуешь холодок?
Это сквозь пальцы счастье бежит, немея.
Те, кто тебе сказали, что мир жесток,
Жить по-другому, видно и не умеют...

Строят свои дороги в глухой пыли,
Злятся на мир и жизнь у его окраин.
Им бы вернуть лет двадцать, они б смогли
Верить в любовь и свет у подножья рая,
А вот теперь и сгорблены до земли,
И каждый день по клеточке умирают...

Нет, надо мною тоже не вечен свет,
Так же боюсь и смерти, и катакроты.
Просто, когда все - тьма, и дороги нет,
Важно всего лишь за руку брать кого-то.

Видеть в глазах любимых свои глаза,
Ямочки на щеках отражать в улыбке...
И неурядиц жизненных полоса
Сделает лишь сильнее средь мыслей зыбких...

Держишь меня за руку? Держи, держи...
Не отрывай от счастья родного взгляда.
Чтоб ты могла любить, улыбаться, жить,
Просто иди... А я,
обещаю,
рядом...
Read more
В то время вешалка нам заменяла лук,
А два пера превращали тебя в индейца...
С тобою твой верный товарищ, твой Чингачгук,
И обязательно рядом - подруга сердца!

Потом появились мультики и кино,
И вешалка стала шпагой для мушкетера.
Один за всех, а все - значит - за одно!
И, кстати, кричали это мы тоже хором.

Потом посвящались в рыцари, тоже ей!
И сэр Ланселот с мечом короля Артура
Позвал отмечать на дерево всех друзей.
А вечером был озноб и температура...

А утром, наставив вешалку-пистолет
На тень, случайно мелькнувшую у окошка,
Смешно улыбаясь, скажет тебе: "Привет!"
Девчонка с соседней крыши, девчонка-кошка...

И вместе, сжимая вешалку, как штурвал,
Вы с ней поведете корабль свой в мир фантазий.
В тот мир, где мешок акаций ты ей нарвал,
Потом, смеясь учил не бояться грязи

И снега. Лавину бросив через плечо,
Кричал о любви словами любимых книжек...
От образов так приятно, так горячо,
Что даже не верится - это все были мы же...

Мне женщина-кошка варит теперь обед,
Забыв красоту и грацию на балконе.
Я вешалку-вешалку выкину: места нет...
И сэр Ланселот коня своего загонит...
Read more
Forwarded from: Игра слов
#стихи

Екатерина Ликовская

Да здравствует мир, в котором

Привет тебе, путь узорный
витой, словно лента кружев.

— Да здравствует мир, в котором
никто никому не нужен!

Узлы расплетая, споро
готовишь вторую кожу.

— Да здравствует мир, в котором
никто никому не должен!

Стежок, ставший тропкой горной,
ещё один, ставший речкой.

— Да здравствует мир, в котором
ничто ничего не легче.

Рисованных сто историй,
и нет среди них любимой.

— Да здравствует мир, в котором
мне больше не нужно имя,
звучащее слишком гордо.

Пусть будет поименован
тобой — этот мир, в котором
ничто не бывает новым.

Ты сам себе высь и корень,
ты сам себе плащ и пряха.

— Да здравствует мир, в котором
ты больше не знаешь страха.

Всё выше туман клубится,
становится всё труднее
дышать, а чужие лица
становятся всё бледнее.

Всё ниже картонный город
под мёртвой скалой маячит.

— Да здравствует мир, в котором
никто ни о ком не плачет.

Мне холод течёт за ворот,
мне ветер смыкает веки.

— Да здравствует мир, в который
уходим мы все навеки,

где смерть, что подобна морю,
тихонько целует в губы.

— Да здравствует мир, в котором
никто никого не любит,
никто никому не горе,
никто ни над кем не властен,
да здравствует мир, в котором
никто никому не счастье.

А после — на ветке ворон,
сидит, надрывая горло:

— Да здравствует мир, в котором,
да здравствует мир, в котором!

Да здравствует мир, в котором,
да здравствует мир, в котором,
да здравствует мир, в котором,
да здравствует мир, в котором
Read more
Не мог пройти мимо этого текста.
Ты
Вне моего распорядка, мои план-сетки
Не остановят поток восходящей лавы.
Если ты рядом, значит, целую крепко,
Если смеешься, голос твой самый главный,

Самый родной из тысячи переливов.
Он оживляет пульс и сбивает мысли.
Время, оно не терпит нетерпеливых,
А для меня минута – смертельный выстрел,

Если не рядом ты. С временем я в разладе:
Имя твое заполнит за строчкой строчку
Все, о чем думал, стремился, пытался за день.
Вот твое имя, видишь? А дальше прочерк.

Дальше – несметный ворох твоих улыбок,
Дальше – сиянье глаз в переплетах улиц.
Если в любовь не падают без ошибок,
Я совершать готов их почти не хмурясь.

Ты напиши два слова в моей тетради,
Только два слова, посланных мне судьбою,
И озари улыбкой в любимом взгляде.
Солнце взойдет, и я улыбнусь с тобою…
Read more
Мама! Здесь развлекается Вельзевул:
В красных кровавых спайках глазная щель.
Мама! Я в этом городе не живу.
Мама, нас в этом городе нет вообще!

Я у ребенка друга нашел конверт
В полуразбитом ящике у стола:
На обороте - детской рукой - корвет
Тонущий, рядом - вспоротые тела

Вспухших людей, сменивших десятки шхун,
Чтобы попасть в отстойник для сточных вод.
А на дощатой палубе наверху,
Двое играют в шахматы до двухсот.

Мир для них, как шифоновый легкий шелк:
Счастье там так и ловится на лету.
Мама, я в этом городе жизнь нашел.
Тихую. Устаканенную. Не ту.
Read more
Моя девочка, а, дай сигарету?
Первый раз - да, так, чтоб валило с ног.
У тебя там другая жизнь и свои секреты...
Год прошел, как я без тебя не смог.

Моя девочка, наше небо теперь разнится:
Твое /в легких кусочках теста/, надеюсь, ясно?
Я историю нашей жизни, как небылицу,
Не скажу никому: о ней говорить опасно.

Не поверит никто, да вколят аминозина -
У меня от тебя глубокие формы бреда.
Я подох бы в трясине, будь в этой дыре трясина,
А пока только каша манная за обедом.

Я не знаю, зачем пишу это, просто грифель
Не писать отказался, вот и сливает строчки.
Твое имя лежит "ежишкой" на тонком грифе,
И в тетради еще теплеет твой детский почерк.

"ЭЛ Ю БЭ" - и что там дальше еще по списку?
Расскажи мне, с ним у тебя теперь больше правды?
Это проще: и без истерик, и по-английски...
Под автобусом вроде тоже уже не надо...

Моя девочка, а дай сигарету?
Первый раз - да, так, чтобы валило с ног...
Я уверен, остались теми же все секреты,
Но, надеюсь, есть тот, кто жить без тебя не смог...
Я вот - смог.
Read more
Исчезай по дольке, по ломтику, по куску,
Высыхай слезой на ветру возле темных скул.
Превращай запятые в черные злые точки.
Забывай меня, как стихи мои - все по строчке,
Как анафеме, мое имя предай песку.
Разрывай записки! И файлы, и телефон
Удаляй из памяти, форматируй
Алкоголем, незримым полем. Слепым пунктиром
Обозначь в самолетике, выбросив на бетон,
Мою душу. Играя цветом свои волос,
Надевай королевский взгляд и холодный лоск,
Проходи сквозь меня ножом вороненой стали,
Отправляй в SMS, какими большими стали,
Но не наши, и года два уже, как не дети,
И как имя дочки чужой выдувает ветер,
Как сынишка тебе лет десять еще не светит,
Как друзьям улыбаешься, держишься, как Колосс.
Пропадай поминутно, построчно. И черных полос
Станет меньше на фоне серости бытия.
Исчезай, как очень скоро исчезнет голос.
Отпускаю. Теперь ты точно сама своя.
..............................................................
Набери меня, если имя случайным бликом
Промелькнет в темноте забытых тобой событий.
И пусть сердце уже не тот легкоплавкий литий,
Но найди меня тонким взмахом, случайным кликом,
Набери меня все на том же родном, великом!

Напиши мне всего два слова "Я есть" и хватит! И не вспоминай обо мне ни разу.И не выходи в коридор в халате и не покупай в переходе зразы. Ты ушла, оставив мне на кровати сотню тысяч модных, красивых, разных девушек, которым, наверно, платят, чтобы одевали все эти платья, и себя в том свитере несуразном...

Напиши, что жива, что помнишь инициалы,
И случайная наша встреча не станет ложью.
Набери меня... десять циферок из металла
Отольются в гудки, свинцом проходя под кожей...
Набери меня, если это еще возможно.
Набери меня... Для меня это слишком...мало.
Read more
Чтобы тебя заставить нормально жить,
Нужно в прицел винтовки тебя зажать.
Нужно узнать, как будешь однажды гнить,
Сердце и легкие чтобы заставить гнать

Кровь с кислородом в твой воспаленный мозг,
Сдавший тебя, укрывший за сотни маск.
Если твой взгляд стал узок, нелеп и плоск,
Руки не дарят больше тепла и ласк,

Нужен толчок. Она выбирает мост,
И одевает вещи прохожим в масть.
И на перила вставшая в полный рост
Вдруг начинает воздух у неба красть.

Год или два назад у нее был друг,
Яростный победитель московских драк.
Бог в подворотне вывел его за круг:
"Плачь и смотри на жизни любимой крах "

"Как ты там? Смотришь? Значит, я признаю:
глупо прошел мой день или даже два...
Знаешь, я тут состряпала свой уют,
только хранить вот некому. Голова
пухнет от недосыпа и зряшных строк
Неоживленных мною постельных сцен.
Веришь? Скучаю. Вечность - нелепый срок,
Я обещаю жить, если будет цель...."

"Мам, а зачем вот тетенька там стоит?
Ведь не достать до Боженьки ей с перил!"
Город, уставший, выцветший мотолит,
Всеми огнями с нею заговорил.

Сотни гудков, как выщербленных из фар,
Эхом сольются в тысячный гул стаккатт.
Город, что был, как выжженная стофа,
Вдруг улыбнется, в небе включив закат.

Спрыгнув с перил, пройдет она сквозь зевак,
Чувствую в спину крики чужих людей.
Сердцу ее трамвай затрезвонит в такт...
ОН первый раз сегодня ответил ей....
Read more
Ты мечтала, падая на кровати в Петербурге, Киеве и Москве,
Что однажды утром он скажет: «Хватит, дорогая!», выберет тихий сквер
Возле дома, где бы играли дети. И детей он выберет вместо сцен!
Собираешь вещи в мечтах о лете в середине августа. На торце
Холодильной камеры две записки: от него, что будет не раньше двух,
И твоя, что валишь, устав «от склизких разговоров, пьянок и потаскух»,
Что ему важнее стихи и песни, а «любовь лишь повод играть в слова».
Закрываешь сумки и ищешь крестик… Не находишь. Кружится голова…
«Ну, за что он, Боже, тобой наказан, раз не слышит близкие голоса?
Почему нам счастье без предзаказа выдают лукавые небеса?
Каждый новый город сильнее тянет наши силы, веру, способность жить. .
Мы идем с ним вместе, но вот путями… почему-то разными.
И во лжи обвиняем чаще, прощаем реже, нашу боль выкладывая на свет.
Нам заменой счастью - монетный скрежет, мы друг другу – сгорбленный силуэт,
Внешний шум при мысленном разговоре, только нейролептики не спасут.»
Часть тебя сбегала при каждой ссоре – закрывает двери пустой сосуд.
Не успеет, нет. Его сердце бьется в унисон с секундами на руке.
Там ему напишется, напоется и домой приедется налегке:
[Твои строки видятся, как в колодце, и не помещаются на листке...]
Мир внезапно сделается экранным и сольется в точку на потолке.
Он стоять останется… Магелланом с полустертой картой в одной руке.
Ты прочтешь всего его тем же летом, и в сети отпишешься к сентябрю:
«Я тобой восхищалась бы, как поэтом, но не верю больше в твое "люблю"».
Read more
Ник говорит Нике: «Крепись…»
Ника крепится: коньяк, мартини, и все по кругу…
«Ты уж определись, что такое жизнь и кто в ней мы друг для друга!»
Ее слова переходят в ругань и разрывают до боли туго натянутую тишину…
«Ну,так что? Оставишь меня одну? Далеко за пределом круга прилипать к твоему окну?
Видеть:та, что зовешь подругой превращает себя в жену…
Лучше якорем- и ко дну. Обесточенной мертвой птицей
В океанскую глубину. Что стоишь? На моей странице
Ты последнюю Z чиркнул: места нет. Я больше не помяну
Ни плохим, ни хорошим, ни даже словом.
Уходи,пропади… Полюблю другого!
И у нас всегда будет веский повод улыбаться и быть счастливыми, наконец…»
Здесь глаза набухнут, слова потухнут, голова на диване отыщет бухту
«Одиноких и позабытых людьми сердец»
Он допьет мартини и сядет рядом, под его усталым влюбленным взглядом
Ника будет спать, и увидит принца. Ник в тетрадку вклеит еще страницу…
«Вот…За эти полгода их ровно пять… Надоело слушать и объяснять..,»
Ник глаза закроет и вмиг представит, как однажды он, отрешенный старец
По дороге из снов пойдет… И пойдет один…
А пока - тарелки и бигуди, и знакомый до боли в ушах мотив
Из затертого, как счастье его, CD:
«Ну,куда тебе уходить? Ты же сердце ее… Сиди…»
Read more