Галеев


Channel's geo and language: Russia, Russian
Category: Politics


История – симптом, а заболевание – это мы
автор @kamilkazani

Related channels  |  Similar channels

Channel's geo and language
Russia, Russian
Category
Politics
Statistics
Posts filter


“Паниковский всех продаст, купит и ещё раз продаст, но уже дороже”




Вообще, современные кельтские языки делятся на две большие группы: бриттские (зеленый) и гэльские (синий).

1. К первой группе относятся валлийский, корнский и бретонский.
2. Ко второй - ирландский и шотландский гэльский.

Первая группа, судя по всему, родственна языку древних бриттов. Грубо говоря, валлийцы, корнуолльцы и бретонцы разговаривают на языке короля Артура. Так что вся Англия должна была бы быть закрашена зеленым, если бы не саксонское завоевание.

А вот вторая группа - гэльские языки - это уже совершенно другая история. Носители гэльских языков пришли из Ирландии. Так что в Шотландии горцев-кельтов, говорящих на гэльском, исторически ассоциировали именно с Ирландией. А уж “шотландский” это гэльский или “ирландский” - это до самого последнего времени мало кого интересовала. Политизация лингвистических нюансов - это все заморочки эпохи национализма.


Депутаты британского парламента от Корнуолла принимают присягу на корнском (Cornish) языке




Тут есть вот какая проблема. Наше сегодняшнее мировоззрение - оно полностью определяется национализмом. Мы не только смотрим на мир через призму национального государства (“Китай”, “Франция”, “Аргентина”), но не можем даже представить себе, что на него можно смотреть иначе. Это важная мысль, и я хочу акцентировать на ней внимание. Выросшие и сформированные в национальных государствах, мы склонны принимать их за базовую категорию реальности.

Но ведь это не так. Национальное государство - это штука прежде всего временная. Оно недавно появилось и, вполне вероятно, скоро исчезнет. А если нам представляется иначе, так это потому что у нас мозги покорежены националистической пропагандой.

Возьмем тот же Китай. Нам сейчас представляется, что это ханьское государство, и что оно было им всегда. Это большое заблуждение. До середины XIX в. китайское государство было четко и однозначно государством маньчжурским. Рулили им маньчжурские князья. И, если во внутреннем управлении, они опирались на ханьских мандаринов, то внешняя политика, включая дипломатию оставалась вотчиной маньчжуров. Тунгусские аристократы вели переговоры с внешним миром, руководствуясь своими, тунгусскими представлениями. Которые, надо сказать, были гораздо ближе к реальности, чем картина мира китайского мандарина.

Внешняя политика Китая обсуждалась тунгусами и по тунгусски. Ханьцев к ним не допускали. Поэтому, кстати говоря, при изучении внешней политики Китая на китайские документы опираться недостаточно. Все самое важное и интересное содержится в маньчжурских архивах. Завоеватели тунгусы намеренно огораживались от податного населения лингвистическим барьером.

Вот несколько хороших работ на тему:

Mark C. Elliott. The Manchu Way: The Eight Banners and Ethnic Identity in Late Imperial China
Pamela Crossley. A Translucent Mirror: History and. Identity in Qing Imperial Ideology
Matthew Mosca. From Frontier Policy to Foreign Policy: The Question of India and the Transformation of Geopolitics in Qing China

https://t.me/tolk_tolk/20615


Гуаньчжун - поразительное место конечно, если подумать


Сахарный завод в Уттар-Прадеше (Индия), 2004 год.

Настоящий стимпанк


Вот хороший пример. 1944 год, палуба авианосца Quincy. Вот сидит бедуин а вокруг него танцуют какие то янки.

Чего это они вокруг него танцуют?

(Барабанный бой)

Им от него
Что то
Надо

У бедуина на руках есть какие карты, которые янки нужны. И чтобы эти карты разыграть, янки пытаются с бедуином договориться.

Есть мое, есть чужое

Если мне нужен доступ к чужому, то с обладателем чужого надо договариваться

Для американца это - азбука.

Для россиянина, украинца, беларуса - что то из области теории суперструн


Лукашенко, надо сказать, редчайшего ума человек.

Это же надо, уроженец СССР и сам, собственным интеллектом и чуйкой допер до того, на что других программирует вся система культуры и образования.

Я бы лично вместо Института Мозга Ленина сразу Институт Мозга Лукашенко открыл.

Гораздо больше пользы будет.


Разделение своего и чужого с вытекающей отсюда необходимостью договариваться - это фундамент на котором строится все остальное.

Например, необходимость дипломатии и политеса.

Во первых, ты не станешь Хэнка, Пола и Тайлера нахер посылать.

Во вторых, ты вообще никого не станешь посылать и со всеми будешь поддерживать конструктивные отношения to keep your options open.

Ну и наконец на финальной стадии, ты понимаешь, что конструктивные отношения с окружающими - это твой козырь в переговорах с теми же самыми Хэнком, Полом и Тайлером. Ты тупо выбьешь себе лучшие условия, если у тебя есть альтернативные варианты.

И наоборот, любые конфликты ослабляют твою позицию в общении с тремя друзьями. Каждый дополнительный - тянет вниз, и вниз, и вниз. Хэнк не предложит тебе хороших условий, если твердо знает, что тебе не к кому больше обращаться.

Разделение своего и чужого естественным образом вырабатывает дипломатичность.

И наоборот - гиперконфликтность это обратная сторона попрошайничества.


Возьмем такой пример. Есть на свете Радик Гайнуллин. А есть вокруг - другие, которые не Радик Гайнуллин.

Есть у Радика:

1. Руки-ноги
2. Знакомства
3. Скиллы
4. Банковский счет

И хочет Радик чего то сделать. Ну, например, Луну с неба достать. Осматривает свои ресурсы.

Хобана. Не хватает.

(80% постсовков никогда не дойдут до этого этапа. Потому что они в принципе не способны увидеть где заканчивается ихнее)

Что делать? Вешаться? Ведь положение, то казалось бы, безвыходное.

Но это только на первый взгляд.

Вот есть Пол. У него есть деньги
Вот есть Тайлер. У него есть связи
Вот есть Хэнк. У него есть компетенции

И если это все сложить, то в принципе Луну с неба можно и достать. Ну или хотя бы попытаться.

Есть только одна загвоздка.

Они почему то не горят желанием просто взять и отдать Радику свои ресурсы.

Что делать?

Кто-то начал бы угрожать
Другой - давить на совесть
Третий - проклинать этих тварей последними словами

Нет, понимает Радик. Все это бессмысленно.

(К этому моменту отсеялись уже 90% постсовков. Они в жизни никогда не примут такую несправедливость)

Надо, решает Радик, *договариваться*.

Договариваться - это значит предложить что то ценное, и получить что то ценное взамен.

Ключевой момент: то что ты предлагаешь должно представлять ценность с т.з. того с кем ты договариваешься.

Ты перепишешь на меня свою хату, а я за это буду в ней жить - не канает.

Принцип Радика:

1. Есть твое, а есть не твое
2. Чтобы получить не твое, нужно предложить что то взамен
3. Предлагать надо нечто ценное с точки зрения того, кому предлагаешь, а не с твоей точки зрения.

(98% обитателей постсоветского пространства не дойдут до этого прозрения никогда)


Думаю, что первая, фундаментальная проблема постсоветского сознания, заключается в следующем. Постсоветский человек очень плохо разделяет:

1. “Я” и “не я”
2. Свое и чужое

Мне кажется, что в этом не-различении и состоит вся беда. Соответственно терапия - а постсоветскому человеку нужна именно, что долгая тщательная терапия - она должна фокусироваться в первую очередь на том, чтобы научиться тщательно различать:

1. Где он, а где другие.
2. Что его, а что - чужое

Как только это первый этап будет освоен, дальнейший прогресс будет уже не остановить.


Мне кажется, это очень хорошая описательная модель - и не только для России/постсовка, а вообще. Простонародье, оно в каком то смысле воспринимает идеологию серьезнее, чем элиты и в гораздо большей степени готово из за этой идеологии ссориться, рвать личные и родственные связи.

Взять те же США. Там сейчас очень сильная, жесткая культурная и политическая поляризация между “синими” и “красными”. Оба нарратива, если называть вещи своими словами, представляют другую сторону как нелюдей и почти что чертей в человеческом обличье.

Так вот, особенность простолюдинов в том, что они в гораздо большей степени склонны воспринимать эту художественную условность буквально. Лидеры же, включая, кстати говоря, и лидеров мнений, склонны воспринимать условность именно как условность, а потому сплошь и рядом поддерживают замечательные, конструктивные личные отношения с казалось бы “врагами” из противоположного идеологического лагеря.

https://t.me/tolk_tolk/20315


Видосы чуть ли не каждых переговоров Путина и Лукашенко выглядят как экранизация народной сказки «Как мужик помещика надурил»


Японский инженер, посещавший в 201* году портовый город N. суммировал свои впечатления следующим образом:

1. Депрессивный, полуразрушенный город.
2. Неплохой, достаточно технологичный порт.
3. Великолепный, state of the art терминал СПГ.

Мне кажется, что это описание хорошо иллюстрирует систему приоритетов российского начальства. То, что приоритизировано - оно вот прямо действительно приоритизировано.

Западные нефтегазовые компании смотрятся на этом фоне жмотами и скупердяями. Рыночные игроки считают свои расходы. А вот российское начальство на критически важную экспортную инфраструктуру вообще никаких расходов не считает.


У североевразийской психологии есть такая интересная особенность:

Дискредитация - как центральный и ключевой механизм психзащиты

Когда североевразиец задействует этот механизм? Всегда, когда сталкивается с психологическим дискомфортом.

Дискомфортная для многих северовразийцев информация состоит в том, что, начиная с 2000-х годов приоритетные для Кремля предприятия были завалены деньгами. Это происходило не одномоментно, но происходило.

В итоге, по настоящему важные предприятия и отрасли были перефинансированы и переукомплектованы всем, что можно купить за деньги на этой земле.

Приоритетные предприятия будут не просто модернизированы и щедро оборудованы. Они, как правило, будут оборудованы щедрее аналогичных предприятий на Западе. Надо сказать, что западные менеджеры, посещавшие российские спецобъекты часто этому удивлялись.

Это касается не только приоритетных секторов ВПК, но и например, сырьевого сектора + экспортной инфраструктуры.

На фото: одно и то же российское предприятие в 2017 году и сейчас.


Если бы я играл за Украину, я бы, например, еще в 2022 году предложил грин карты всем сотрудникам Объединенной Авиастроительной Корпорации, Объединенной Двигателестроительной Корпорации, Алмаз Антея, КТРВ и Роскосмоса, кто сможет физически добраться до американской границы.


Кейс Фридмана-Авена очень иллюстративен в плане того почему режим настолько внутренне устойчив.

Что то не нравится? Дверь - там. Никто не держит. Все равно вернешься к ноге.

И когда они реально возвращаются к ноге, это производит мощнейшее впечатление на правящий класс.

Без Путина с нами никто даже разговаривать не будет.

И, что характерно, это действительно так.


Касательно русско-украинской войны я хотел бы заметить следующее. В России ее часто сравнивают с Великой Отечественной, а Украину - с нацистской Германией. Мне это представляется несколько сомнительным. Если проводить параллели между СВО и ВОВ, то это скорее Москва сейчас играет «за Гитлера». А Украина соответственно - за Сталина.

И дело здесь не только в том, кто победит в войне. Я лично считаю, что Украине, скорее всего, не дадут проиграть. Вопрос еще и в цене победы. По всей вероятности, цена тоже будет сталинской. То есть фатально и запредельно высокой. И связано это, в огромной степени, с установками украинской стороны, которая хочет достичь желаемого результата исключительно силой, без каких либо сделок и договоренностей.

Поскольку наше историческое мышление сформировано Второй мировой, мы склонны сильно переоценивать и универсализировать ее опыт. Проблема в том, что бескомпромиссность уровня Второй Мировой - это скорее исключение, чем правило. Большинство блестящих побед в истории основаны на целом ряде компромиссов, иногда невидимых и замалчиваемых последующей пропагандой. В особенности это касается побед малых игроков над крупными.

Возьмем завоевание Китая маньчжурами. Есть два сценария завоевания - фантастический и реальный.

Фантастический: Маньчжуры берут Великую стену штурмом.

Реальный: Командующий китайской армией открывает маньчжурам ворота.

Это условный пример, который показывает важную закономерность. Карлик редко может побороть великана без целого ряда horse trades. Перефразируя Тацита, многие крепости, про которые думают, что они были взяты отвагой, на самом деле были взяты договорняком. Просто официальная пропаганда предпочитает этот момент не акцентировать и делать вид, что дело только и исключительно в отваге.

У украинской стороны я вижу установку на принципиальный отказ от любых horse trades и договоренностей с противником, как вместе, так и по отдельности. Это не значит, что она «проиграет». Мне представляется более вероятным, что конечный результат боевых действий будет оформлен как поражение России. Однако высокий ценник войны (а он будет высокий), он в значительной степени сконструирован искусственно.

20 last posts shown.