Люмпен-интеллигент

@lumpenintel Like 1
Is this your channel? Confirm ownership for additional features

Читаю книги за ваши грехи.
Channel's geo & Language
Russian, Russian
Category
Books


Channel's geo
Russian
Channel language
Russian
Category
Books
Added to index
29.01.2018 22:38
Recent update
22.01.2019 20:15
49
members
~45
avg post reach
~16
daily reach
~2
posts per week
91.8%
ERR %
0
citation index
Recent posts
Удалённые
С упоминаниями
Forwards
#bookopinion
На сегодняшний день существует огромное количество произведений искусств, посвященных Вьетнамской войне. Большая их часть, конечно же, освещает США и героические подвиги американских солдат по сжиганию мирных деревень напалмом и совершению ковровых бомбардировок, а совсем крохотная рассказывает о том, как бывшая аграрная колония победила в войне с супердержавой.

Вьет Тхань Нгуен — американский писатель вьетнамского происхождения — получил Пулитцеровскую премию за свой дебютный роман «Сочувствующий», что позволяет нам сделать вывод об определенном уровне качества произведения и умениях автора (не распространяется на Донну Тарт).

Синопсис: безымянный двойной агент, работающий на США и коммунистическое правительство Вьетнама, описывает некоему Коменданту свою печальную биографию, сетует на нервную работу на два фронта, выражает искреннее сочувствие обеим сторонам конфликта, испытывает желание вернуться назад в разоренную войной и революцией Родину и осознает прелести и недостатки западного и восточного образа жизни.

Никаких социальных повесток, никакой пропаганды левых или других взглядов. Дистиллированная драма о крохотном человеке с непростой судьбой и работой со всеми возможными противоречиями. Любовь к Родине и вера в идеалы революции равноценны достоинствам двухслойной туалетной бумаги, рок-н-роллу и наивной американской мечте о всеобщем счастье.

Возможно, любителям экшена или шпионских триллеров роман покажется скучным, поскольку никаких радикальных событий почти не происходит. Тем не менее, это по-своему уникальная книга, позволяющая взглянуть на вьетнамские события с непривычной стороны.

Тратьте время, love the smell of napalm in the morning.
#bookopinion
Я более чем уверен, что очень скромное количество людей (кроме 13-летних атлантов, разумеется) в курсе о других таксебешных работах Айн Рэнд. Это нужно срочно исправлять. К счастью для вас и для меня, ни слова об атлантах тут не будет, зато будут слова о повести «Гимн».

Синопсис: далёкое тоталитарное будущее, главный герой из класса подметальщиков, называющий себя «мы», под тоталитарным именем Равенство 7-2521, конечно же «не такой как все», обнаруживает в себе зачатки неприятия действующего порядка вещей. А порядок этот, как вы понимаете, тоталитаризм в десятой степени. Уууух, аж зло берет!

Спустя много лет после некоего Великого Воскресения общество откатилось к своеобразному бронзовому веку, где свеча считается величайшим изобретением, но при этом в нем есть аж отдельный класс так называемых «подметальщиков», выполняющих одноименные обязанности. Казалось бы, что там после такого осталось подметать.

Повесть Рэнд 1937 года подозрительно похожа и на «О дивный, новый мир» Хаксли, написанный в 1932 году, и на «Мы» Замятина 1920 года выпуска. Но самое плохое то, что под конец такого в целом не очень большого произведения Рэнд сама понимает (если, конечно, так не было задумано!), а читателю это становится понятно чуть ли не сразу, что её повесть цитирует миф о Прометее. Прометей, Карл!

Более того, в повести есть и другие не менее идиотские противоречия, которые вряд ли должны быть свойственны писательнице атлантского масштаба.

В мире повести есть Дом Стариков, где нетрудоспособные граждане коротают время в ожидании смерти и обсуждают мир, каким он был раньше, но при этом главный герой говорит о Великом Воскресенье, как о событии тысячелетней давности. Место обитания всех героев повести окружено лесом, из которого очень просто выйти без каких-либо репутационных потерь, а уж тем более без участи быть растрелянным.

В итоге не очень понятно, для чего вообще Рэнд это писала. Свет знания рассеет тьму? Тоталитаризм плохо? Один в поле — воин и может пойти против системы? Абсолютно ничего нового к 1937 году Рэнд не придумала. Тут даже нельзя приписать классическое Ньютоновское «если я видел дальше других, то потому, что стоял на плечах гигантов», потому что посмотреть на проблему тоталитаризма дальше и глубже святой троицы (Замятин, Хаксли, Оруэлл) у неё не получилось бы никогда.

Не тратьте время, Океания всегда воевала с Остазией.

P.S. Если вам интересна тема будущего, где знания утрачены, но горстка интересантов старается их восстановить, то прочтите добротный сай-фай «Страсти по Лейбовицу».
#bookopinion
Отвлечь вас немного от готовки салатов и чрезмерного поедания мандаринов.

Сколько славных воинов сложили свои головы, сколько копий было сломано, сколько книг написано и фильмов снято, чтобы хотя бы на миллиметр приблизиться к пониманию того, какие мужчины нравятся женщинам. И несмотря на все старания человечества, ответ до сих пор не найден и вряд ли будет. Даже сами женщины не знают какие мужчины им нравятся.

Книга «Идеальный мужчина» за авторством Кэрол Дайхаус — это, на мой взгляд, слабая попытка разобраться в вопросе с помощью поверхностного анализа внушительного количества литературных произведений, фильмов и музыкальных композиций с их исполнителями, поспособствовавших формированию в коллективном бессознательном некоего образа идеального мужчины.

Основная идея заключается в том, что благодаря движениям суфражизма и феминизма, прекрасная половина человечества сама стала определять, что ей нравится, а что нет. Вторая и третьи волны феминизма окончательно закрепили это право за женщинами, позволив им выбирать любых спутников и партнеров, не боясь быть осужденными обществом.

Поп-культура является своего рода отражением идей и взглядов, царящих в данный момент в обществе, но брать за основу такого пикантного вопроса лишь ее, как мне кажется, не совсем корректно.

В итоге после прочтения книги вопросов больше, чем ответов. Если вы считаете, что хоть приблизительно понимаете женские вкусы, то после этой книги вы поймете, что жестоко ошибались.

Исходя из исследований Дайхаус, идеальный мужчина выглядит так: это статный и молчаливый брюнет с идеальной осанкой, пронзительными голубыми глазами и высокими скулами, покрытыми легкой щетиной. Он ладно сложен, подтянут, а под белоснежной рубашкой бугрятся мускулы греческого бога. Он невероятно харизматичен и от него исходит звериная сила. Он брутален и может ввязаться в неравную драку, защищая честь прекрасной спутницы. Разумеется, он всех одолеет и после накинет на нее свой пиджак. Он умеет все: управлять вертолетом, ездить на лошади, обращаться с оружием, одомашнивать диких животных и готовить яичницу. Он плохиш, но в душе невероятно чуток и раним. В прошлом с ним произошла драма или трагедия, оставившая глубокий шрам на сердце, который только и ждет, что его залечит она. Желательно, чтобы он был богат, работал в престижной компании, а лучше бы ее возглавлял, но по первому зову немедленно появлялся в любое время для удовлетворения ее самых разных потребностей.

Дамы и господа, будьте проще и любите друг друга такими, какие вы есть!

С Наступающим!
#bookopinion
Олег Анатольевич Навальный — брат известного многим гражданина, политического проходимца и осужденного оппозиционного персонажа, который всеми силами шатает режим против воли последнего.

В конце 2014 г. самый гуманный суд в мире вынес приговор братьям по т.н. делу «Ив роше». И если человек, которого суд неоднократно признавал преступником, получил условный срок, то Олег отъехал чалиться в ИК-5 Нарышкино на 3,5 года срока реального. О таком прекрасном времени в его житухе и рассказывает книга «3,5: с арестантским теплом и братским уважением».

Несмотря на свой автобиографичный характер, книга по общей динамике похожа на роман «Поправка-22» Джозефа Хеллера: правильный мужик попадает в замкнутую систему с противоречивыми и нелогичными правилами, которые его принуждают тупо исполнять с абсурдной корректностью, а он вместо этого ехидно их саботирует, приводя в бешенство цириков и вертухаев.

К счастью, статус узника совести, подкрепленный родством с осужденным гражданином, не позволил большому Брату утопить нахального героя в черной бездне российской пенитенциарной системы. Тут нет кровавого противостояния, пыток, старого доброго ультранасилия не по понятиям и издевательств с унижением человеческого достоинства.

В противовес несколько трагикомичной и депрессивной «Руси сидящей», которая была разобрана ранее и которую Олег Навальный также проиллюстрировал, здесь чистая комедия положений. Том и Джерри, Заяц и Волк, Олег и ФКУ ИК-5 Нарышкино. Читать это как минимум смешно. А вот если копнуть глубже, то это чуть ли не философский трактат о том, что унывать нельзя, даже если тебе цинтовать в цугундере просто так 3,5 года. Надо уметь себя развлекать.

Приятным подогревом идет гиперболизированный рассказ Олега «Допрос обвиняемого Чубакки», повествующий о нелегкой судьбе космического путешественника из далекой-далекой галактики, попавшего в российскую колонию, где там из него делают человека.

Тратьте время. Обнял.
#bookopinion
Непостоянная рубрика «анализ мотивационной литературы» чуть было не приказала долго жить, но тут нашелся занятный подопытный: «Тонкое искусство пофигизма» за авторством Марка Мэнсона.

Как это обычно бывает с такой литературой, все прочитанное забывается уже к следующей странице, а через день совсем выветривается из головы. Никакими невероятными откровениями не пахнет. Всё изложенное — личное мнение и ничего больше.

Описать книгу трудно: она состоит из каких-то разрозненных историй из жизни замечательных людей и автора, что-то постоянно преодолевающих. Посыл прост: не давать обстоятельствам выбить себя из колеи и двигаться дальше, куда вы там себе сами наметили двигаться. Удивительная, конечно, идея.

Подобные советы, раскрою нехитрый секрет, были даны философами-стоиками аж две тыщи лет назад и за это время не сильно поменялись. Если хотите почитать нечто подобное, то лучше читать то, что проверено тысячелетиями, а не то, что с яркой обложкой, — толку больше.

Не стоит тратить время.
#bookopinion
Российское двустоличие, пускай и неофициальное, — редкое мировое явление, которое стоит ценить хотя бы потому, что пульс страны ты чувствуешь не в одном, а сразу двух городах, причем таких разных. Но поскольку «не видать конца и края — только синь сосет глаза», то остальные не менее достойные города у нас уходят на десятый план.

Алексей Викторович Иванов известен — с такой фамилией скорее неизвестен — широкому читателю прежде всего, как автор «Географ глобус пропил». Автор не только талантливый романист, но и не менее талантливый публицист, предельно точно рисующий в «Ёбурге» портрет города, которого нет: города где-то между Свердловском и Екатеринбургом.

Автор, кажется, успевает охватить абсолютно все сферы жизни города, начиная с 80-х гг. и заканчивая 2010-ми гг. Тут и Свердловский рок клуб с «Агатой Кристи», «Наутилусом» и другими, и notorious ОПС «УРАЛМАШ» с кровавыми разборками, и уральские франки с идеями о независимости от России, и художники-наивисты с добрым искусством, и «Город без наркотиков» с прикованными наручниками наркоманами, и местные сумасшедшие со своим акционизмом, и большие стройки с небоскребами и памятниками и еще много «и».

Евгений Ройзман, Эдуард Россель, Николай Коляда, Борис Ельцин, Эрнст Неизвестный, Миша Брусиловский, Алексей Балабанов, Илья Кормильцев, Борис Рыжий и многие-многие другие подробно описаны Алексеем Ивановым, литературно воссоздающим события прошлых лет.

«Ёбург» — целый срез жизни огромного города с невероятным прошлым, о котором интересно читать. Свердловчане/ёбургцы/екатеринбуржцы внесли какой-то свой, особенный вклад в его историю и историю России. Город последнего императора и первого президента.

Тратьте время, dulcis humus patriae.
#bookopinion
Алексей Борисович Сальников «Петровы в гриппе и вокруг него». Для нетерпеливых: найдите время и потратьте его на эту книгу.

Для всех остальных: книга повествует о семье Петровых (папа, мама и сын), заболевших гриппом, их впечатлениях и ощущениях от такой досадной неудачи. В 2018 году роман получил премию «Национальный бестселлер», в жюри которой был Алексей Венедиктов и ни много ни мало рэпер Хаски. Так вот.

Алексей Сальников вообще начинал свой творческий путь как поэт, что при определенной сноровке можно заметить в его, в целом, красочных описаниях и лирических отступлениях, которые, тем не менее, не отвлекают от сути. Читается легко и красиво, иногда простовато, весьма смешно, но частенько не дожимая даже до улыбки. Сам роман собран в «неправильном порядке», как «Криминальное чтиво», что добавляет ему определенного шарма.

Поначалу может возникнуть легкое чувство дежавю: Петров — тот же Служкин из «Географ глобус пропил» Алексея Иванова: эдакий добрый пьяница, конечно, не такой, как Венечка, но все такой же слоняющийся инфантильный интеллектуал, пререкающийся с женой, несколько обиженный на мир своей неустроенностью в жизни, но с каким-то что ли трепетом созерцающий этот мир в клубах алкогольного пара. Даже место действия обеих книг находится почти по соседству: тут Екатеринбург, а там Пермь.

Когда читатель уже убедительно представляет перед собой Петрова, Алексей Борисович выводит на сцену Петрову, вбрасывая в сюжет, как бы случайно и ненароком, такие подробности её биографии, что роман из типичной русской драмы моментально превращается в триллер. А еще чуть позже мы знакомимся и с Петровым-младшим, обреченным на существование со столь одаренными родителями. И все они заболели гриппом.

Бурного действа вы не увидите: книга на 95 % состоит из описаний того, как Петров/Петрова/Петров-младший о чем-то подумали, что-то сделали и как-то себе почувствовали, болея гриппом со всеми вытекающими. Причем имена главных героев произносятся только однажды и тоже словно случайно, а все остальное время мы видим только Петровых, обезличенных, но именно тех самых.

Только в самом конце разрозненные куски сюжета сплетаются воедино, а куча развешенных ружей дают оглушительный залп, знаменуя собой логическое окончание романа, после которого вы откинетесь в кресле и про себя скажете: «Ну ничего себе».

Можно много писать о чем он: о типичной русской семье, о русской интеллигенции, о том, что мы можем не знать, кто вообще такие наши близкие люди, о болезни в конце концов. Все это есть и обо всем этом интересно читать.

Тратьте время и не болейте.
#article
Сто лет назад закончилась Великая война, ставшая одним из самых кровопролитных конфликтов в истории человечества.
Для тех, кто плохо помнит, чем там вообще все начиналось и как закончилось, предлагаю ознакомиться с подробной статьей от КоммерсантЪ.
От себя еще могу посоветовать посетить отличнейшую постановку в МХТ им. А. П. Чехова под названием "19.14", одну из ролей в которой играет Артем Быстров, исполнитель главной роли в фильме "Дурак" Быкова.
https://www.kommersant.ru/doc/2535133?from=other_spec
#bookopinion
Скажу честно: сегодня будет сложно рекомендовать В. Г. Сорокина к чтению, точно подойдет не всем, но ознакомиться стоит хотя бы исходя из того, что талантливая абсурдистская проза в наших краях — явление редкое.

«Белый квадрат» — сборник последних рассказов Владимира Георгиевича, в которых тот с привычной легкостью заставляет читателя с серьезным лицом следить за настоящим горячечным бредом, массой повторений повторений, усиливающих абсурдность и фантасмагоричность происходящего, и совсем космическими сюжетами о наболевшем.

Сорокин, наверное, может выудить сюжет из любой ситуации. Вот, казалось бы, всем понятная квартирная посиделка с чаями и мисками салатов, перерастающая в кровавую баню из-за отсутствия туалетной бумаги у хозяев. Или вечернее ток-шоу, участники которого, обсуждая то, как они видят Россию, линчуют ведущего в крайней степени наркотического опьянения.

Владимир Сорокин — мастер прозы, способный переместить фокус с одного лица на другое или вообще на предмет, совсем не сбивая ритма повествования. Читаешь так про старца, на поклон к которому идут известные всем лица, а заканчиваешь полетом фиолетовых лебедей. Вот и сиди — думай. И ведь сидишь — думаешь, получаешь удовольствие.

Так вот если сказанное выше совсем не убедило вас прочитать хотя бы несколько рассказов, то прочитайте непременно.

Тратьте время время бремя тремя, хорошо будет хорошо читать читать да читать Сорокина хорошо читать хорошечно лукошечно крошечно читать да
#bookopinion
Фигура Александра Глебовича Невзорова (далее - А. Г.) вновь взгромоздилась на олимпе популярности. Виноват в этом то ли людской голод по правильной речи без междометий и мата, то ли пришедшаяся многим по нраву едкость высказываний в адрес сами знаете кого, то ли публичное сведение счетов с РПЦ или вообще — крепкая дружба с Фараоном и Шнуром.

«Искусство оскорблять» — сборник лекций А. Г. о религии, политике, победобесии, людской глупости, черносотенстве и многом-многом другом, о чем автор с какой-то дьявольской неутомимостью вещает десяток лет подряд. Читать об этом как минимум интересно и весело: умению А. Г. так обращаться со словом можно только позавидовать.

Но именно здесь кроется главная проблема сборника — это маркетинговый продукт 100-процентной чистоты. Разумеется, это претензия не к А. Г. , а к тому, чью светлую голову посетила мысль расшифровать ролики из Ютюба и продать в бумажном виде.

Невзоров, по моему скромному мнению, отличный журналист, показавший то, как действительно должна выглядеть профессиональная журналистика в своих «600 секунд», снявший достойный фильм «Чистилище», убедительно рассказавший, что с лошадьми можно общаться в «Манежном лошадином чтении». Это были серьезные проекты, в которых чувствовались старательность и желание донести что-то новое.

В связи с этим возникает закономерный вопрос: а для кого тогда предназначена эта книга, как франкенштейн, собранная из всего того, что А. Г. не первый раз (и далеко не последний) доносит миру с всё той же цепляющей желчностью и язвительностью?

Сказать сложно, потому что книг у нас, как известно, читают мало, внятно изъясняется еще меньше людей, А. Г. не всем приятен и те же самые мысли (слово в слово) можно найти на его Ютюб канале. А что касается искусства оскорблять, то у любой рюмочной её постоянный посетитель бесплатно научит вас таким залихватским и ядреным оборотам великого и могучего, что сам И. С. Барков оценил бы.

При всем уважении к Александру Глебовичу, книга «Искусство оскорблять» не дает никаких новых идей, отличных от его обычной риторики.