И тут я поняла

@prozaichno Like 1
Is this your channel? Confirm ownership for additional features

Настало время ахренительных историй. Связаться со мной: @alinakole
Channel's geo & Language
Russian, Russian
Category
Blogs


Channel's geo
Russian
Channel language
Russian
Category
Blogs
Added to index
23.03.2018 19:38
advertising
SearcheeBot
Your guide in the world of telegram channels
TGStat Bot
Bot to get channel statistics without leaving Telegram
TGAlertsBot
Monitoring of keywords in channels and chats
334
members
~238
avg post reach
~119
daily reach
~3
posts per week
71.3%
ERR %
1.3
citation index
Recent posts
Deleted
With mentions
Forwards
Случайно так, среди людей, услышала трёх женщин, обрывок разговора:

- У меня нижний листок уже что-то вянуть начинает...
- Ой, у меня тоже...
- А вы ухаживайте получше, к свету выставляйте, на улицу...

Как позже выяснилось, говорили о фикусах. А я уже успела открыть телефонную книжку, подумав о том, что никогда не буду моложе, чем сегодня вечером.
Под окном квартиры, в ресторане с вывеской "Жарим-парим", кто-то громко начал праздновать свадьбу прямо посреди дня. Громко - это значит с ведущим, а ведущий - с микрофоном. И вот я уже слушаю: "Сегодня с вольной жизнью прощаются Марина и Евгений..."
"Поднимем бокалы со свадебным игристым вином, сладким, как поцелуй нашей обворожительной невесты..."
"Невеста наша скучает - еле-еле из бокала отпивает,
Жених доброту невесты знает - за неё игристое допивает..."
И потом меня еще спрашивают, почему я до сих пор не замужем.
Read more
Все скрепы в одном кадре. Помню, как лет 20 назад, путешествуя по крымским горам, мы с родителями набрели на заброшенный пионерский лагерь в полумертвой деревне. У ворот лагеря, на постаменте под облезлыми трупиками советских скульптур (мальчик с горном), угадывалась надпись: "Дорогой коммунизма идти всегда готовы". Только выпуклые рельефные буквы "коммунизма" кто-то сбил, видимо, в процессе реконструкции лагеря под современную действительность. Реконструировали, реконструировали, да не выреконструировалии. Лагерь, где-то снесенный, где-то надстроенный, стоял в горной долине и зарастал травой. И только на постаменте, в лучах солнца, явно читалось: "Дорогой ... идти всегда готовы". И такой тоской веяло от этого кастрированного пионерского слогана: идти - готовы, а куда - не знаем. Готовы потеряться в пространстве, без цели и ориентира, разложившись на пыль и щебень, истлеть под лучами и ливнями, и морской пеной. А зачем - не знаем. Мы проглотили ком в горле и скорее поспешили уйти из этого места, еще не подозревая, что этот безнадежный и бессмысленный девиз определит российскую действительность на следующие 20 лет.
Read more
Цвета российской провинциальной реальности. Как и кем были выбраны эти четыре? Почему именно они теперь задают характер нашим улицам? В бесконечных пеших и велосипедных прогулках по городу, я не перестаю задавать себе этот вопрос. Они уродливы по-отдельности, и преступно уродливы вместе, когда рядом. Эти по-мертвецки тусклые оттенки тяжелы для восприятия, как крышка гроба. Они не сочетаются с травой, с деревьями, с дымчатыми закатами и туманными рассветами, с бархатцами, гортензией и сиренью, они не сочетаются с цветением вишен, с женской улыбкой, с весенним ветром в волосах, с легким паром, с запахом костра, черемухи и холодного утра, с первым снегом, с первым поцелуем, с последним взглядом вслед. Они не сочетаются с самой жизнью. Этот красный, зеленый, синий, коричневый закрашивают собой все больше кусочков на полотне городского пространства, стирая индивидуальность, выхолащивая душу. Это один из актов самоутверждения того начала, которое имеет своим именем мерзость запустения и которое кичится тем, что оно через гордыню, через заносчивость, через попрание всего любовного и нежного приведет всех к гибели - так в 1915 был знаменито охарактеризован "Черный квадрат" Малевича, а спустя сто лет эта характеристика идеально подойдет к профлисту - любимому стройматериалу россиян. Из него ставят заборы и ворота, им кроют крыши, в него зашивают дома, остановки и памятники погибшим героям. Одевание российских городов в профлист - не что иное, как наглядное отражение внутренней деградации общественного вкуса и сознания. Смотреть на этот процесс так же больно, как наблюдать за тем, как старый друг спивается или сходит с ума. Остановить - невозожно, равнодушно терпеть - тоже.
Read more
Прослушав тонны русского рэпа на клинцовских улицах, пришла к выводу, что единственное, что волнует замечательного и успешного во всех отношениях современного мужчину - это то, что его женщина теперь не с ним, а с кем-то другим, (очень сильно проигрывающим по моральным качествам автору текста), и теперь она целует чужие губы, а он вынужден на это смотреть, и терпеть боль, и он расстраивается, напивается, курит, и думать ни о чем не может, и сплошная черная пелена застилает всё его существование оттого, что она, сука, не оценила, не проняло её, оттого что повелась она на чужие жемчуга и обои с шелкографией, хотя романтик и бессеребренник, и просто парень ровный, бросал к ее ногам звездное небо, летние ночи и самые изысканные метафоры - не потому, что для этих жестов не требуются наличные, а потому, что душа у него широкая.

Видимо, поэтому в Клинцах я не могу добиться, чтобы что-то было сделано вовремя и без косяков. Какая, нахрен, работа, в жопу все договорённости - у пацана сердце плачет, и он спешит оповестить об этом всех прохожих шумовой волной из окон тачки.

Мужчины, вы это серьезно?
Read more
(18+) Россию губит тупость.Когда-нибудь, сдаётся мне, я паду на фронтах борьбы с ней, но пока получаю лишь осколочные ранения, которые заглаживаются моим комичным видением реальности и парой добрых коктейлей. Вот, как сегодня, например. Реставрируем мы дом, тут приезжают класть возле него асфальт. И бригадир мне говорит:
- Мы тут асфальт положим выше двери, она у вас открываться не будет, ничего страшного?
- В смысле - открываться не будет? А как люди завтра сюда попадут на работу?
- Ну, ВЫ САНТИМЕТРОВ ДЕСЯТЬ ЦИРКУЛЯРКОЙ ВЫПИЛИТЕ И ВСЁ.
- Вы в своем уме? - говорю я. - Это исторический элемент здания, мы ее реставрируем, мы не можем пилить её циркуляркой.
А сама думаю: "Что за пиздец, товарищи?"
Совершенно случайно я была в курсе, что тендер на данный ремонт выиграл некий Размик Мукучян. И вот, его бравая команда, с трудом говорящая на русском, вступила со мной в словесную битву, транслируя мне постулат о том, что хуй они клали на всякое историческое наследие вместе со своим асфальтом. В общем, пятеро крепких мужиков под сорок решили прессануть меня своей молодецкой удалью. Любопытно, как бы они отреагировали, если бы кто-нибудь решил так изъясниться с их дочерью или женой. Но, я, конечно же, умею дискутировать на разных уровнях риторики. И мне пришлось кратко и ёмко донести им мысль о том, что они охуели в край, а дверь, все-таки, должна открываться. Бедная Россиюшка, бедная моя Родина, где каждый сантиметр, каждый клочок, каждый завиток на наличнике нужно отвоёвывать у варваров, тупых и недалеких, у жадных невежд, дорвавшихся до кормушки, которые своими руками умеют только разрушать, ломать и считать деньги. Всё, что было создано с любовью и с чувством прекрасного руками наших предков превращается в прах и мусор из-за нашествия озверелой саранчи, которой даруется законное право уничтожать и насиловать нашу историческую память и культурное наследие. Как выживать в этом сволочизме? Как остановить это хищническое растерзание любимой родины? Или, не предавая своих идеалов, можно только погибнуть вместе с ней? Ведь равнодушно мириться с этим лютым пиздецом - это нижайшая душевная подлость. Но ничего. Ведь на каждые руины, на каждое погибающее историческое здание или забор из профлиста у нас найдется по баннеру про воеваших дедов и уважение памяти предков, искупающему грех за то, что мы все проебали и продали.
Read more
Сегодня я сидела на пляже, никого не трогала, пила свой невкусный чай из пакетика, а рядом из кафе доносилась музыка. Примерно на 12-й минуте прослушивания музыкальных композиций во мне окреп вывод в некоторой несправедливости сложившихся реалий. Судите сами: в России есть уголовная статья за изнасилование в жопу, и оскорбление чувств верующих, но насиловать гражданина в уши и оскорблять всё прекрасное, что еще не истлело в его душе при ежедневном соприкосновении с российской действительностью, можно абсолютно безнаказанно. И вот я, человек, еще ни к чему не приговоренный, не по решению суда, районного или божьего, а просто так, просто потому, что мне выпал жребий ходить по российской земле, прослушала следующие строки:

Хлопай, хлопай, хлопай, опа, опа, опа, опа!
В жизни иногда всё, как у Ким - решает попа! (Попа как у Ким)
Попу, как у Ким! Попу, как у Ким! (Попу, как у...)
Попу, как у Ким! Попу, как у Ким (Попу, как у...)
Попу, как у Ким! Попу, как у Ким (Попу, как у...)
Мужа можно белого, а попу, как у Ким.

И я пошла дальше жить с этим, и вы теперь живите.
Read more
Иду по улице от метро к дому, уставшая, и навстречу мне маленький мальчик как завопит: "Мама, смотри, какая красивая тётя!" Как же приятно, скажу я вам, очаровать мужчину, который моложе тебя на 20 лет. Но чаще в случайной ситуации "я-маленький мальчик-его мама", последняя сыпет угрозами: "Будешь плохо себя вести, тётя возьмет тебя и заберёт". В такие моменты мне хочется повернуться к маме, и сказать, что, во-первых, тёте хватает, а мальчику - что если он будет плохо себя вести, то тётя его не заберет от мамы ни в 18, ни в 40.
Read more
Недавно, в июньских сумерках, один молодой человек мне шепчет :

- Я могу четыре раза подряд, и даже больше. Главное, чтобы ты уже после второго не умерла.

Но я ему, конечно же, не поверила, потому что в России только один мужчина может четыре раза подряд, а с 1 июля - даже больше. И после второго он, обычно, дает передышку.
Пока мы привыкаем к новой, так сказать, нормальности, а перспективы гражданского будущего туманны, предлагаю разобраться с проблемой простой и весьма насущной: с людьми, которые удаляют свои собственные сообщения. Вот, бывает, высвечивается тебе на экране: "Привет, как дела?", а ты решаешь отложить радость диалога на непродолжительное время - ну, сосики там доварить, например, или письмо рабочее отправить. Заходишь ответить на сообщение - а его уже нет. И ты, как дурак, пялишься в экран - не почудилось ли? Почему человек передумал приветствовать? Почему угас порыв интереса к моим делам? И не просто угас, а угас настолько, что человек устыдился, и решил изничтожить на корню слабые ростки нашей эмоциональной связи? Почему за эти несколько минут существования сообщения в сознании его автора произошла девальвация моей личности? Ответь я минутой раньше - как бы по иному сложилась наша беседа, наша дружба, совместная счастливая жизнь? Следует мне жалеть о том, что момент бездарно про(пущен)? Или бесцеремонно бросить реплику в лицо собеседнику? Назвался груздем, полезай в кузов, алё, уважаемый, дела мои отлично, чего испугался?

Похоже, любители сдать назад не в курсе, что все их фантомные попытки диалога вполне явно высвечиваются на пуш-уведомлениях на экране блокировки, фиксируя их малодушие.

Мотивация к зачистке собственных приветствий является для меня одной из неразрешимых загадок человечества. Если вы так делаете - расскажите мне, почему, умоляю!

Ну и важнейший опрос: удаляете или нет?

🌚 - Да, я удаляю свои сообщения в чужих диалогах
🌝 - Нет, я так не делаю
🔥 - Удаляю только криминальные зашквары, написанные в 4 утра после пяти коктейлей

В следующий раз поговорим о людях, записывающие 10 голосовых по 3 секунды))
🌚 8
🌝 20
🔥 27
Read more
Когда-то Вконтаче были популярны паблики с названием «Обнуляй» - названием, которое заиграло новым, ироничным смыслом. И перед завтрашним горьким глотком путинской вечности предлагаю вам развлечься: открываете любой из таких пабликов и выбираете цитату, которая лучше всего подошла бы нашему президенту. Я подобрала, вот.
Праздник лицемерия с объявлением результатов стартует через несколько часов. Мы официально закрепим путинскую вечность и курс на тотальное одичание. Будем начинать утро с присяги на верность национальному лидеру на пне или на лавочке у подъезда, потом, вместо офиса - строем на ежедневный Бессмертный полк с парадом (парадов много не бывает, или вы не уважаете подвиги предков?) По пути будем закидывать камнями геев, собак теперь нельзя, потому что так теперь в конституции записано. А вечером, дома - обязательное богоугодное сношение в миссионерской позе с целью произвести на свет еще одну штатную единицу росгвардейца. Работать тоже где-нибудь будем, чтобы хватало на сырные продукты с виноматериалами. А умирать будем строго в последний рабочий день, чтобы не огорчать государство необходимостью выплата пенсии. И умирая, будем твердо знать, что могилы наши с искусственными гвоздиками кислотных цветов, как и могилы наших героических предков, никто не потревожит благодаря своевременно принятым поправкам в Конституцию.
Read more
​​Маки. Цветы с характером. Этот великолепный красный - не какой-то стыдливо нежный, томный или бесстыдный, как иной раз бывает у роз, самых пошлых цветов на свете. Цвет мака - гордый, чистый, напористый, страстный, но без вульгарности, своим порывом, как дух борьбы, как сила сопротивления, как ситец на красных платках делегаток. Будто порванные на лоскуты знамена разлетелись по пышной зелени и алеют неровными пятнами. Кто выдумал для маков эти фальшивые сравнения с губами, щеками и другим, всем, что может краснеть по определнному поводу? Кто посмел засунуть статные, самодостаточные маки, в строчки из ресторанных песен? Маки ассоциируются с римскими холмами и железнодорожными насыпями, с греческими обочинами, с конфетами в красной обёртке - вкусные, кстати, были. Их не дарят в букетах - маки не станут потакать чужим желаниям, склоняя свои головы перед очередной какой-то, на миг приласканной, как это делают ромашки или тюльпаны, становясь орудием грошовой романтики. Они, скорее, разбегутся по ветру красными брызгами лепестков, прочь от всяких фривольностей, загорятся багряными вспышками, предупреждающими сигналами, копя в себе черные слезы, из которых потом, выпотрошенных, испекут черствый, невкусный рулет для нелюбимого мужа.
Read more
Бывает так, что уж там, довольно часто бывает, на полутемной клинцовской улице притормозит возле меня автомобиль, плохой или хороший, с хромой инициативой разговора.
Девушка, вас подвезти?
Девушка, вы замужем?
Девушка, а вам не страшно так поздно одной?
Глядя на мужское лицо в окошке, мне непременно хочется продолжить этот диалог. Ну, допустим. Допустим, я не замужем. Вообще или с этой секунды. И мне страшно одной, а в этот вечер - страшно и тоскливо, до одури. И да, меня надо подвезти - не по конкретному адресу, а куда-нибудь, в звездное пространство летней ночи, пахнущее жасмином и липовыми сережками, которые добавляют в чай, которое спустя полчаса схлопнется до размеров комнаты с развешенными на сушилке носками. Давай, я сяду к тебе в тачку, умышленно неловко задрав платье чуть выше коленок, попрошу сигарету и буду смеяться твоим шуткам и скучным рассказам, которые я уже слышала десятки раз от разных. Давай, я сделаю вид, что ты очарователен, силен, брутален, что я стесняюсь и дрожу, волнуясь и краснея о том, что же будет дальше. Давай, я дам тебе почувствовать, будто всё это - для тебя, и за это бельё, духи и туфли, которые ты попросишь меня не снимать, не заплачено кем-то другим. Давай, я притворюсь, что мне нравится. Буду шептать пошлейшие фразы, заставляя тебя поверить в собственную исключительность. Давай, в этот вечер я отыграю для тебя этот плоский спекталь из-за любви к искусству. А потом приду домой, смою тушь с ресниц вместе с твоим именем и другими координатами. И ничего больше. Совсем ничего. И в следующий раз, случайно встретив друг друга на улице, мы друг другу приторно улыбнемся. Если, конечно, не подавимся от отвращения друг к другу.

Нет, спасибо. Пешком дойду.
Read more
Куда я пропала и чем занимаюсь вместо того, чтобы писать отличные тексты ? Прямо сейчас читайте об этом у Варламова)
https://vrlmv.com/gADyEo
Когда кажется, что все музы уснули, а мысль ни за что не хочет тянуться к перу, в Красном и Белом заблудшего автора ждет внебрачная дочь ханаанского бальзама и слезы комсомолки (цвет, название, год рождения - ну как иначе?) Распивать строго между Электроуглями и 43-м километром.
Никто не умеет разрушать магию момента так, как это делают работники магазина Красное энд Белое. Сейчас объясню. Заходишь туда вечером, мимоходом или целенаправленно, и останавливаешься возле полок. Бутылки: такие разные, и каждая - очаровательна по-своему. Зрелая испанка, претенциозная итальянка или дружелюбно доступная соотечественница - кто из них составит тебе компанию сегодня вечером? Чьи изгибы нежно лягут в руку по пути домой? Какой поцелуй - терпкий или сладкий, отдающий ли тосканским солнцем или спиртосодержащим сырьем, возвысит тебя до сияния звезд прямо за кухонным столом? И вот, эти мечты, эти грёзы, эта музыка небесных сфер вдруг прерывается вопросом: "Вам что-нибудь подсказать?" Рядом с рядами невинных, не опороченных ничьими объятиями винных бутылок вдруг появляется посажёный бутылочный сутенер, который без всякой прелюдии вдруг начинает нахваливать мне ту, или иную. О, Боги! Я, позвольте вам сказать, любуюсь ими, как седовласый профессор любуются новенькими первокурсницами сентябрьским утром. Я смотрю на них так, как девяностолетний Джеймс Говард Маршалл смотрел на Анну Николь Смит. Да, я знаю, что их мимолетную, одурманивающую близость я покупаю лишь на один вечер, а с утра я снова проснусь одна. Но оставьте мне эту магию, эту иллюзию выбора, этот соблазн спонтанности. Дайте мне влюбиться с первого взгляда - фальшиво, наивно, безнадежно - но дайте! Не плюйте в мою последнюю отдушину своими ки-пи-айями, своими таргетами по объемам продаж, своим категорийным маркетингом. Но что же, друзья, сей факт очевиден: человеку чувствующему, томимому духовною жаждою и порывом дерзания, в этом мрачном, жестоком, капиталистическом мире нет места даже у последней, оставшейся у него юдоли- стеллажа с бутылками.
Read more
Многие удивлялись, как обворожительно талантливая, любимая всем миром джазовая певица Эми Уайнхауз могла боготворить своего мужа - неудачника, дебошира и героинового наркомана,   тянущего из нее деньги. Ему посвящены её лучшие композиции. Для него написаны и спеты её, неземной красоты, голосом самые пронзительные строчки, поставившие эту совсем юную девушку в один ряд с признанными иконами джаза. Каждое выступление на сцене она посвящала ему, закалывая волосы булавкой с его именем. Но, по законам жанра, он этого не ценил. В попытках достучаться до объекта своего вдохновения, который то сидел в тюрьме, то изменял ей, то устраивал наркопритон в её лондонском доме, Эми потеряла молодость, здоровье, красоту и, да, свой чертовский талант, который сводил с ума самых искушенных ценителей джазовой музыки. И когда он окончательно ушел к другой, она больше не смогла написать ни строчки. Не смогла петь, не смогла выходить на сцену. В итоге Эми умерла в 27, суициднувшись водкой в одиночестве в своей спальне, нечаянно или намеренно - об этом спорят до сих пор. А ее бывший муж по-прежнему живет каждый день как последний, трезвяя лишь для того, чтобы рассказать о талантливой покойной жене на очередном телешоу.

К чему я это всё: мы, женщины, можем извести себя в ноль, посвящая мужчинам стихи и симфонии, в надежде, что они прочтут и услышат, задумаются, проникнутся и поймут. Но кто станет слушать твою симфонию, когда на ютубе уже вышел новый выпуск шоу "Что было дальше?" Бедная Эми, бедные женщины. Творчество - это не что иное, как ковыряние кочергой в душевных дырах. Лучше заливать бетон, управлять риском ликвидности и оцифровывать видеокассеты - короче, делать все то, что и делают мужчины, пока мы думаем, что они думают о нас.
Read more