затонувший город

@actiniavoices خوش می آید 0
آیا این کانال شماست؟ مالکیت را تأیید کنید برای ویژگی های اضافی

чужие тексты
ژئو و زبان کانال
روسیه, روسی
رسته
مشخص نشده است


ژئو کانال
روسیه
زبان کانال
روسی
رسته
مشخص نشده است
اضافه شده به شاخص
09.05.2017 23:31
реклама
SearcheeBot
Your guide in the world of telegram channels
TGStat Bot
Bot to get channel statistics without leaving Telegram
TGAlertsBot
Monitoring of keywords in channels and chats
25
مشترکین
~16
پوشش 1 انتشار
~5
پوشش روزانه
~24
پست / ماه
64%
ERR %
0.04
شاخص استناد
کانال هایی که توسط "@actiniavoices" نقل قول می شوند
اشاره ها و اعلامیه ها یافت نشد
نشریات اخیر
Удалённые
С упоминаниями
اعلامیه ها
Мария Степанова

Тело возвращается

H

В той английской книге
Женщине, измученной родами,
Готовой выскользнуть в смерть, как в калитку,
Другая женщина рекомендует быть мужественной,
Всё, что надо, говорит она, это сделать усилие.
Она говорит о ней в третьем лице,
Как о героине романа,
Которой та могла бы явиться,
Если бы сделала усилие,
Не убежала, рук не разжала,
Не доказала слабость своей природы;
Мы все должны делать усилие, объясняет она снисходительно.
На нас лежит ответственность: сделать усилие.
Негероиня делает немужественное усилие:
Истекает
(подземной водой в решето)
Прилагается к мёртвым
Замощает собственным телом
Место между мёртвыми белыми мужчинами

G

Разрой мёрзлую землю,
Потрогай мёртвую песню,
Раздвинь её меловые губы,
Потрогай пальцем
Твёрдые клубни зубов.

В одном из тёмных, из подземных коридоров
Внимательная девочка находит
Чему там находиться не положено:
Оно огромное, его не обойти,
Оно заполнило всё место для дыхания,

И для того, чтобы пройти по коридору
(бегом, зажмурившись),
Теперь приходится протискиваться боком:
Там чьё-то тело, тело всё пространство съело,
Оно замёрзло, умерло, ничьё.

Крылья тесно поджаты,
Клюв и ножки прижаты,
Клёклый пух, закрытые веки,
Поцелуй в слюдяные перья:
Верую, ласточка, помоги моему неверью.

И вдруг она услышала, что в груди у ласточки что-то мерно застучало:
«Стук! Стук!» — сначала тихо, а потом громче и громче.
Это забилось сердце ласточки.
Ласточка была не мёртвая — она только окоченела от холода,
а теперь согрелась и ожила.

F

Нет,
Не то, чем грешат,
А то, чем зеленеют и раскудрявливаются.

Нет, не то, что костенеет,
А то, что водит по воле воздуха
Голыми ветками по его голубой воде.

Когда я буду усталое щетинистое насекомое —
И тогда умирать будет жалко:
Хорошо гулять в молоке.

Молодые солдатики
В широченных штанинах
Живут как стволы на весенней улице.

Что ты такой воскресший?
Да так, брат, — отвечает, —
Так как-то всё.

Тела поэзии, вы валяетесь тут и там,
Как отстрелянные пластиковые гильзы,
Не умеющие разлагаться.

Умрёшь, с собой не возьмёшь.
Воскреснешь, по шву не треснешь.
Вылетит, не поймаешь.

E

Как говорится,
Слово — не Воробей.

Не пять ли малых птиц
(синичек воробьишек прочих ласточек) —

Не пять ли малых птиц
Купили за два гро́ша?
Вы обошлись дороже.
Вы лучше многих птиц.

А весна такая мусорная, жиденькая,
Словно медсестричка в тапочках на босу
Из операционной выскочила
В больничный дворик покурить.

Он мне сказал:
Лазарь, давай уходи оттуда,
И где застряло жало —
Я его выну,
И если там какой ещё засел осколок,
Его мы тоже разъясним.
И это, красное, всё это red and wet,
Вся эта thing, какую не назвать словами,
Уже четыре дни как в трупной яме, —
Оно усиливается и встало и идет.

D

Он сказал мне: Лазарь, иди сюда.
Он ввёл меня в дом пира.
Его знамя надо мною любовь.
И левая рука под моей головою,
И правая рука меня обнимает,
И ещё одна какая-то рука
Лежит, как всегда, у меня на макушке.

Ты держишь мою голову с уважением,
Словно корзину с праздничным содержанием,
Выстеленную пальмовыми ветвями,
Доверху набитую шоколадными яйцами,
Фигами и финиками, сладкими перепёлками,
Полную колбасными пальчиками.

Ты держишь мою голову, как корзинку,
Украшенную бантиками,
Переложенную веточками,
Как симпатичную пасхальную корзинку,
В которой лежит моя голова.

Береги её бережно, неси тихо:
Сквозь кость, как вода, пробегает лик.

Можно её положить в мешок.
Можно её посадить в горшок.
Вырастить базилик.
Читать полностью
Лариса Йоонас

Иногда мне кажется что cтихи собиравшиеся быть верлибром
убоявшиеся серьезности вдруг принимают скоморошье обличье
пускаются в какой-то отчаянный предсмертный перепляс
и обретают форму пропади оно все пропадом

а иногда кажется что некоторым стихам
рифма необходима как междометия и союзы
потому что трудно говорить что-то последовательно и убедительно обнажая себя
хочется просто романтично закурить сигарету
помолчать глядя в текущие воды
пусть они отвечают за умалчиваемые нами смыслы.
Читать полностью
Евгения Юдина

Колыбельная

Этой ночью срубили Солнце
распилили на доски
и положили в поле
Слышишь
слышишь
теперь его точат
красные муравьи
муравьиная мама
порождает неспешно яйца
как трава порождает луны
как лицо
порождает улыбки
друг за другом
без изменений
Это радость без изменений
в темноте, когда все безвидно
и никто не вздохнет
у края
«Я сейчас упаду»
не вздохнет
и летя
не услышит звука
не услышит призыва
вернуться обратно
В поле нет света
и дети играют в жмурки
Приглядись и увидишь
фигуру до неба
шарящую руками

Повторяются дети
повторяются руки

Это радость без изменений
в темноте, когда все безвидно
когда падает дождь
и смывает остатки Солнца
с земли, научившейся
засыпать
Читать полностью
Екатерина Хиновкер

Цветок

Точка в грудине - вершина конуса -
Тянется в позвоночник.
Из-за свисающих с основания рук, головы и ног
Я - цветок.

Я прорастаю в себя -
Ногтями в пальцы, корнями в волосы.

Вижу ртом, слышу кожей.
Нету меня.
Совсем почти уже нет.
Но, Боже,
Какая ужасная
Жгучая
Загрудинная тяга к свету!
Екатерина Хиновкер

Мигрень

Сколько горох воды не держи на листе ладони -

Выльется.

Простучит по ребру каруселей,
Застынет в хоккейной коробке - мыльнице.

Брошенный кем-то мячик всплывает -
Не тонет.

Если из Божьих огромных ладоней падает дождь,
Значит, однажды Господь и небо на нас уронит.

Я бы хотела видеть этот тяжелый крен,
Только отклеюсь от тела быстрее на три циферблата:

Меня доконает предчувствие
Нервное перетяжение перед расплатой -

Мигрень.

Разорвет горошистым громом височную мякоть.

Лопнувший мячик, наткнувшийся на железяку

Меня
Убьет.
Ты

Ты весь для меня состоишь из слова:
От голени и пупка до яблока-кадыка.
От кадыка-яблока
До кивка.

Вот так
Мы соревнуемся в витиеватости звука,
Неприкасаемой форме,
Выверте языка.

Если бы целовать как слова выворачивать,
Если б лизнуть соленую шкурку запястья,
Как-нибудь обозначить,
Оклеить каркас,
Отчеканить имя твое, не выплюнув букв...

Не хочешь и рассыпаешься.

Что я могу?

Сахаром имя твое закладывать за губу.
Читать полностью
Екатерина Хиновкер

Виноградный дом

Сомнений лоза овивает и крошит стену спины.
Душит.
Окна не видят света,
Угли не дышат.

Страхов гроздь виноградная зреет,
Наполняется кислым соком,
Тяжелеет и тянет трубы водосточной шею.

Приди в мой дом,
Сорви до трескучей кожурной боли полные кисти,
Погрузи умелые руки в мякоть по локоть -
Здесь хватит вина для дружеских дионисий,
Здесь хватит лозы корзинной для теплого хлеба.

Приди в мой дом.
Дверь распахни и окна.

Впусти в него теплый прозрачный осенний воздух.
Впусти в него жизнь и живность,
И живость песни.

Сделай его таким, чтоб хотеть вернуться.
Читать полностью
Пётр Ликин

Уронившая зеркальце вспомнила и всплыла.
Сквозь осеннее озеро холод покрыл бедро.
Красное там смеялось облако без чехла.
Чёрные водовороты к небу несли перо.

С человеческим  пеплом можно смешать слезу,
Можно видеть, что небо, словно ладонь, прямо.
Лаборантсткие лебеди жили у нас внизу
И прозрачное поле, время совсем, само.

Разрезая поверхность,  стала туман и дом,
И безумной, большой, уплывала уже на тот.
С золотыми глазами губы внутри с письмом,
С обнаруженной кровью рыба Европа рот.
Читать полностью
Константин Авхимович

ты не вернёшься
даже если я
пущу в скамейку корни
птицы
истопчут плечи мне
на голове
совьют гнездо и выклюют глаза
не будешь мне отцом когда ты стар
ни матерью ни братом ни сестрой
ни сыном и ни дочерью
я сам
трясущейся рукой
шатаясь в штиль
лохмотья грязные по локоть замочив
достал твою монетку
из фонтана
ты не вернёшься
Люба Макаревская

Катилась речь
то сажей
то сапогом
почти в лицо
То поцелуем
ниже век
где сосуды
скрепляют
клятву
И расцветало
взрывной волной
там под лопатками
под языком
у солнца
в сердцевине
убийства
на заре весны.
Георгий Геннис
Болезнь ботинок

У поэта что-то случилось с ботинками
они покрылись каким-то странным налётом
стали плесневеть и зарастать мхом
Шнурки в ужасе извивались
пытаясь покинуть жилище внезапной хвори

Поэт выставил ботинки на балкон под палящее солнце
в надежде их исцелить или хотя бы продлить
срок их полезной жизни
Но обувь продолжала умирать как обувь
и превращалась в дремучие очаги леса

Вскоре поэт заразился от собственных ботинок
и перестал узнавать себя в зеркале
Дикий взъерошенный кустарник
таивший блестящие ягоды глаз
глядел на него из потусторонней дали

Язык поэта выскользнул
в дурноту темнеющей комнаты
и стал прыгать как лягушка
Поэт бросился за ним на пол
и ползал в забвении слов
Читать полностью
Георгий Геннис
Сыра земля

Я ел сырую землю
сидя на пашне
пригоршнями
Земля была чёрная
сдобная
Иногда попадались белые прожилки корешков
камешки
даже черви
К полудню я насытился
и почувствовал что вот-вот нальюсь буйной силой
только на ноги не поднялся
не смог
такая бродила в теле тяжесть родной почвы

Тогда я улёгся поудобнее
прямо на комьях
и принялся слушать песню раздолья

Ветер сыпал в лицо крупинки песка
муравьи заползали под одежду
обживая тёмную пылкость кожи
В животе зрело
омерзение будущих зёрен
Читать полностью
Георгий Геннис

Дом был таким высоким
что пока тело умершего
спускали вниз
оно начинало разлагаться
и люди переставали
разговаривать друг с другом
возмущённые тем
что до сих пор в квартиры
не провели трупопроводы
куда можно сбросить покойника
вместе с мусором
и сопутствующими ему вещами
Генрих Сапгир

ТАКТИЛЬНЫЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

(Положи перед собой на столе узкие полоски в один ряд: выворотка, бархат, вельвет, кожа, картон, бумага оберточная, сатин, ситец, шелк, лавсан, бумага для машинки, бумага папиросная, стекло, пластик. Две октавы. Надо наклеить полоски. Это должно выглядеть, как клавиши фортепьяно. Попробуй сыграть на этом инструменте хотя бы одним пальцем. Неслышная мелодия зазвучит в тебе необычно. Ты услышишь ее кончиками пальцев.)

(Другой тактильный инструмент. Открой свой шкаф и, закрыв глаза, перебирай висящие там платья. Слушай музыку, которую ты сочиняешь.)

(Третий тактильный инструмент. Если в твоей квартире есть старинные ребристые батареи, а на твоей лестнице - перила, то ты несомненно сумеешь сыграть своей тростью или рукой все, что захочешь, как это делаю я.)

(Четвертый тактильный инструмент. Твой полированный стол. То одна рука, то другая кончиками пальцев скользят по нему, барабанит, то сразу — обе ладони. И снова — то барабанная дробь, то длинные скользящие аккорды. Сядь и смело сочиняй на этой тактильной арфе долгие мелодии космоса.)

ТАКТИЛЬНЫЙ ОПУС № 1

(исполняется на тактильном инструменте)

(Наждак грубый, наждак, не струганная доска, соль, песок, наждак мелкий, порох, выворотка, бархат, вельвет, кожа, картон, бумага оберточная, дерево полированное, сатин, шелк, лавсан, бумага, стекло, хрусталь, пластик. Три октавы).

Порох, бархат и вельвет!
Порох, бархат и вельвет!
соль, песок, наждак,
песок, соль,
песок, соль,
Наждак!
Наждак грубый!

Соль, песок, сатин, шелк, лавсан,
дерево, сатин, наждак грубый,
дерево, сатин, наждак,
соль, песок, пудра, пластик,
картон, вельвет, картон,
картон, вельвет, лавсан,
соль, песок, соль,
песок, соль,
бумага! бумага!
кожа, картон!

дерево, сатин, наждак,
дерево, сатин, наждак,
кожа, бархат, бархат
бархат, кожа, кожа,
соль, песок,
соль, песок,
соль, песок, соль!

Бумага папиросная, наждак,
Бумага папиросная,
Бумага папиросная,
стекло! стекло! стекло!
дерево, дерево,
шелк, лавсан, сатин,
шелк, лавсан, сатин, бумага,
дерево, наждак!.
грубый, грубый, средний, мелкий,
соль! стекло!
хрусталь!
Читать полностью
Андрей Сен-Сеньков

На смерть любого человека, пусть он и снимал всю жизнь только на мобильный телефон

на похоронах фотографа
друзья стоят у могилы
и провожают его фотовспышками

ничего не снимают
опустив объективы камер вниз
и просто нажимают кнопки
чтобы все красиво вспыхивало несколько мгновений
сажают крошечные батарейки
не прислушиваясь
как те пищат никелем

вернувшиеся домой
батарейки
как стебли цветов что положили на могилу
надламываются

чтобы их не украли
Читать полностью
Алексей Упшинский

серпантин

когда просыпаешься днем
кажется словно что-то хотел
сказать

золотым теням отсутствий
сумеркам в прихожей рассвета
очертаниям будущих листьев
флюгерам и кораблям в порту

что-то хотел сказать
но забыл

эту странную музыку
серпантином зеркальных каникул
скользящую мимо

только шелест катушки
это леска с пустым крючком
возвращенная в мир
и магазин с вывеской
культура потребления
всего чего нет

то что видишь во сне
телескоп
обращенный на землю с луны

удивленная святость вещей
на окраинах лета
пенсионные фонды

реквизит растащили
по самозахваченным дачам

время сделает новый
такой же

как весенний шугейз
в гаражах
платонический ветер шумит

последние немые фейерверки
тускнеют фонари свежеет ветер
ночь праздника проходит
в сером свете
поздним летом
хочется спать

надо поймать такси
и ехать домой

чтобы дома
увидеть во сне
серпантин

ночью яблони
ночью короны

и днем
проснуться
Читать полностью
Алексей Александров

Наша история о времени, пожравшем младенцев,
А они выросли и стали богами.
Наша история о воинах, не знавших седла,
О домах, выросших на замшелых костях.

Наша история о торговцах картофелем
И о том, как они отомстили Иисусу,
Наша история о танках в приморских лесах,
О деревьях, откуда сбежали белки и птицы,

О царе, в котором долго жила змея,
О пирожных, число их четыре, и в память о них
Люди выходят на площадь и обнимаются,
И разбивают о камни новенькие смартфоны.

Наша история о гноме в хрустальном гробу,
О семи белоснежках, охраняющих вход туда,
О нежити, запрещающей говорить о себе,
О Городе осажденном и несокрушимом,

О золотом огне, о зеленой воде,
О том, что случается с теми, кто к нам придет
С футбольным мячом, о том, что бывает,
Если вовремя не перекусить на столбе провода́.
Читать полностью
Ал Пантелят

я вырастил дом
который будет нам в пору
который сможет вместить 
наше с тобой взросление  
с каждым годом
мы будем расти все выше
вместе с деревьями 
за нашим окном 
и когда деревья окажутся
вровень с нами
мы незаметно перерастем 
оцепенение наших сердец 
ни сказав об этом
никому ни слова  
Геннадий Каневский

жаль
что ты уже выучил
наш язык

я бы хотел
услышать твой

на нем называют
не
лежащую ночью
на всех поверхностях
пыль
а
дневные пылинки
что танцуют
на свету

каждую
своим именем

на нем управляют снами
обращаясь на вы
и тактично подсказывая
когда
и в каком порядке
сниться

на нем следы
предшествуют
оставляющему
предупреждая
о его приближении

на нем можно крикнуть огню
чтобы горел
потише
Читать полностью
Дана Сидерос

А может и правы 
все эти печальные мэтры?
Уйти в глубину,
чинно плыть, прохладно мерцать,
любым собеседникам предпочитая Гомера,
Шекспира, Вийона, 
какого-нибудь мертвеца.
Небрежно, 
и как бы потягиваясь на гласных,
раскладывать крупные мысли
на круглый стол.
Приятно об этом думать, в ботинках тесных
шагая под собственный скрежет “А ну пошел!”
Толкая тяжелую тачку, кляня погоду,
к нетронутой глыбе примериваясь кайлом.
И гладить потом аммонита
в отделке свода --
внимательным взглядом, слабым своим теплом.
Оглядывать зал, наслаждаясь его простором,
чудесной минутой заслуженной тишины.
И двигаться нехотя к выходу, за которым
конечно, уже толпятся.
Обречены
слоняться за мной все время, не отставая.
Залатанный шлейф,
разношерстный парад калек.
Цепочка несбывшихся, гордая и кривая.
Ватага несказанных -- в тине, земле, золе.
Нестройной колонной хромые обломки речи. 
Процессия нежных, сонных, тупых зайчат.
И хочется рассказать, как они лепечут.
Но это будет неправда.
Они кричат.
Читать полностью
Владимир Коркунов

воды у алтаря шторма
отошли брусьями рыбацких лодок
шов между морем и океаном
больше не разойдётся

это ты целуешь
запуская в мой рот своих рыб

это я влажными ладонями
глажу спины пловцов
увлекая на дно

тысячи брызг
разлетаются во время наших ссор
и любовных игр

маяк боясь оступиться
стряхивает водоросли наших мальков с тела