Pal o' Me Heart

@palomeheart خوش می آید 1

Gay literature. Канал о новинках и классике гей-литературы и хоррора. Рассказы о книгах, новости издательств, истории писателей и другое. 18+ Для связи @flafurbis
Поддержать https://www.tinkoff.ru/cf/1WKKfqaW16G
ژئو و زبان کانال
روسیه, روسی


با ایجاد کننده تماس گیرفتن
ژئو کانال
روسیه
زبان کانال
روسی
رسته
کتاب ها
اضافه شده به شاخص
16.03.2018 10:32
ads
SearcheeBot
Your guide in the world of telegram channels
TGStat Bot
Bot to get channel statistics without leaving Telegram
Telegram Analytics
Subscribe to stay informed about TGStat news.
2 729
مشترکین
~1k
پوشش 1 انتشار
~443
پوشش روزانه
~6
پست / هفته
38.1%
ERR %
16.45
شاخص استناد
اعلامیه ها و اشاره های کنال
139 اشاره کانال
71 اشاره نشریات
156 اعلامیه ها
yes homo 18+
ParniPlus
Стоунер
ParniPlus
ParniPlus
ParniPlus
ParniPlus
ParniPlus
ParniPlus
ParniPlus
ParniPlus
ParniPlus
کانال هایی که توسط "@palomeheart" نقل قول می شوند
Prochtenie
ParniPlus
ParniPlus
Amediateka TV
Amediateka TV
Onni Book Club
cemetery partisan
cemetery partisan
Нараспашку
Фермата
Promiscuous Bookworm
نشریات اخیر
Deleted
With mentions
اعلامیه ها
Pal o' Me Heart 22 Oct, 13:49
Jay's Gay Agenda
Jason June, 2021
#palomebook

Старшеклассник Джей переезжает вместе с семьей из зачуханной провинции в большой и шумный Сиэтл. Джей — открытый гей, у нет нет проблем с семьей, каминг-аутом и принятием себя, но есть проблема социализации: на родине он был единственным геем на деревне и не в кого было влюбиться, а в Сиэтле он попал в цветующую и большую квирную компанию, где выбора более чем достаточно. Отсюда вторая проблема Джея — множественный выбор: он хочет потерять гейскую девственность, но мечется между гормонами и навязанным гетеронормативным представлением о влюбленности и моногамности. Наконец, третья проблемя Джея — неумение коммуницировать и проговаривать свои желания: ни потенциальному бойфренду он не говорит, что хочет секса с кем-то ещё, ни любовнику он не говорит, что хочет большего, оттого и ловит кучу забот на свою голову. Но ромком не был бы ромкомом, если бы в финале всё счастливо не разрешилось. Вообще это довольно приятный секс-позитивный роман о неумении доверять и договариваться, написанный не очередной гетеросексуальной фантазёркой, которая механически переносит на геев свои представления об идеальных гетеро-отношениях, а гомосексуальным гендерквирным автором, который знает свой предмет и знает метания юных геев, потому что сам через них проходил.

«Это книга о квирной радости. История о том, что происходит после каминг-аута, как появляется возможность исследовать себя романтически и сексуально без подросткового ангста или драмы общественного осуждения», — говорит Джейсон, поясняя, что это не история каминг-аута, а история об открытости, любви и треволнениях, с ней связанных.
«Это не просто любовная история — это секс-позитивная история о принятии своего тела и тех желаний и влечений, которые оно порождает».

🎧слушать на Storytel
Read more
Pal o' Me Heart 22 Oct, 13:49
Pal o' Me Heart 21 Oct, 22:20
В числе замечательных людей поясняю про историю singular they, и какая проблема есть у кальки «они» в переводе текстов про небинарных людей.

Большой переводческий вопрос, до сих пор не разрешенный, — как передавать singular they в этом новом, современном значении. В русском также нет общепринятого гендерно-нейтрального местоимения для обозначения одного человека. Вариант «он/а» или «он(а)» не подходит из-за разделительных знаков. У кальки «они», в свою очередь, есть большая проблема продолжение в материале Букмейта
Read more
Pal o' Me Heart 21 Oct, 22:18
В числе замечательных людей поясняю про историю singular they, и какая проблема есть у кальки «они» в переводе текстов про небинарных людей.

Употребление местоимения they («они») для обозначения не группы людей, а одного лица (так называемое singular they) в английском языке возникло еще в конце XIII века. История they идет рука об руку с историей you («ты»/«вы»): грамматически это местоимение множественного числа, но употребляется как в отношении группы лиц, так и одного и давным-давно вытеснило thou («ты» в единственном числе).

Singular they используется для выражения гендерной нейтральности в случаях, когда гендер лица неизвестен или неважен. На русском языке такие случаи передаются по-разному: например, подлежащим во множественном числе (A student can hand their paper in early if they want to. — Студенты могут сдать свои работы раньше, если захотят) или безличной конструкцией (If a user wants to start a game, they should press the Play button. — Чтобы начать игру, нужно нажать кнопку Play). Также всегда на помощь придут такие нейтральные существительные, как «человек», «лицо», «персона».

Новое, современное значение singular they — это употребление его в отношении определенного, конкретного человека, идентифицирующего себя как небинарного (то есть того, кто не мыслит себя в рамках женской/мужской гендерной бинарности), которому не подходят ни he, ни she. В английском языке нет общепринятого гендерно-нейтрального местоимения третьего лица единственного числа, и хотя были многократные попытки скрестить he и she, а в 1934 году даже предложили местоимение thon (that + one), словоупотребление склонилось в пользу singular they.
Read more
Pal o' Me Heart 16 Oct, 10:43
Регулярный посетитель этой мастерской
Pal o' Me Heart 13 Oct, 17:08
Pal o' Me Heart 13 Oct, 17:07
#mrjames
В сети появились первые кадры короткометражки Марка Гэтисса The Mezzotint («Меццо-тинто») — экранизации одноименного рассказа Монтегю Родса Джеймса. Фильм выйдет по традиции на Рождество. В интервью Гэтисс говорит, что у него был готовый оригинальный сценарий страшилки о массовой смерти стариков в госпитале, но по понятным причинам это оказалось too much — и все предпочли вернуться к камерной классике.

The Mezzotint — один из ранних, менее известных рассказов МРДжеймса (хотя поизвестнее, чем то же «Мартиново подворье», экранизированное Гэтиссом два года назад). Куратор музея мистер Уильямс получает в свое распоряжение некое неустановленное меццо-тинто (разновидность гравюры на металле), на котором изображено загородное поместье. Постепенно Уильямс и его друзья замечают, что гравюра менялась после того, как на нее не смотрели: зловещая фигура в плаще двигалась к окну поместья, а затем вылезала обратно со свёртком в руке, подозрительно напоминающим запелёнутого младенца. Что это: сцена из прошлого или предзнаменование грядущей трагедии — предстоит выяснять Уильямсу.

Видите это пространство между кадрами? Это то, что поклонники комиксов называют «пробел». Несмотря на неброское название, пробел играет большую роль в той магии, которая является самым сердцем комикса! Здесь, в чистилище пробела, человеческое воображение берет два отдельных изображения и сливает их в одну идею.
(Скотт МакКлауд «Понимание комикса»)

Рассказ про призрака с ожившей картины может пугать прямо или опосредованно, а может вообще не пугать явно. «Меццо-тинто», по-моему, пугает слабо. Это история о картине, которая превращается в комикс; и здесь, как говорит МакКлауд, страх проистекает из того, что происходит — или может произойти — от одного кадра к другому, из пространства между кадрами. Комиксисты под сторителлингом имеют в виду как раз это манипулирование пространством и временем с помощью переходов между кадрами. Главному герою «Меццо-тинто» Уильямсу не повезло оказаться в ситуации, когда рассказывают историю ему насильно. Причем не только ему одному.

В рассказе (явном дополнении к «Альбому каноника Альберика», где речь как раз об ожившей картине) Джеймс устанавливает правило: как только последовательность событий на меццо-тинто запущена, гравюра меняется всякий раз, когда кто-то на нее посмотрит, причем не обязательно, чтобы это был один и тот же человек. Таким образом сюжет развивается и варьируется в зависимости от того, кто смотрит на гравюру и кто описывает увиденное. Так одни «пробелы» оказываются мерзостнее у тех, кто умеет красочно говорить, нежели у тех, кто университетов не кончал.

«Меццо-тинто» — рассказ мета-нарративный, это история истории. Уильямсу и его друзьям историю о призраке (в стиле комикса) рассказывает автор-гравировщик меццо-тинто (который умер сразу после завершения работы над гравюрой). Герои понимают, что находятся внутри истории о привидениях, и пытаются её победить с помощью рацио (обычный джеймсианский мотив), фотографируя и наблюдая за событиями на гравюре. Но паранормальное берет над ними верх, а самое ужасное откровение гравюры остается невидимым ни для них, ни для нас-читателей: типично джеймсианский «простоватый слуга» в финальной сцене гравюры увидел нечто настолько пугающе-гротескное, что не смог описать; его наивность послужила ширмой ужасу, и самое страшное в этой истории о привидениях осталось там, где оно наиболее сильно — в пробеле и фантазии читателя. Между строк, а не в описании.

Тем интереснее глянуть, как эту междустрочность передал в экранизации Марк Гэтисс.
Read more
Pal o' Me Heart 12 Oct, 13:02
В издательстве «Таких дел» вышли мемуары крутой американской дамы Рут Кокер Бёркс, которая в разгар эпидемии СПИДа занималась паллиативной помощью и секс-просветом, а я дебютировал на сайте СПИД.ЦЕНТРА с рассказом о книге.

В пятницу 15 октября в московском офисе состоится презентация книги и дискуссия, зарегистрироваться можно здесь. К сожалению, я пока не могу вырваться из Питера, но вы приходите.
Read more
Pal o' Me Heart 21 Sep, 18:24
یک اعلامیه از Книгижарь
Длинный список премии НОС подвезли https://www.facebook.com/prokhorovfund/posts/4487987111257847

Не все из этого читал, но — "Рана".
Pal o' Me Heart 21 Sep, 18:24
Васякина, Буржская, и Печейкин в длинном списке НОСа. Болеем за дорогих квиритов.
Pal o' Me Heart 20 Sep, 17:18
Pal o' Me Heart 20 Sep, 17:18
На днях в Интервьюмаге вышли два разговора о гей-круизинге. Один — с режиссером документальной короткометражки о круизинге в здании Всемирного торгового центра до 11 сентября 2001 года. Пятеро завсегдатаев того популярнейшего в Нью-Йорке места встреч для одноразового секса рассказывают, какой людской поток (которому позавидовал бы Макдак на Пушкинской) проходил ежедневно через мужские туалеты и под лестницами. Оргии в строгих костюмах в туалете биржи на 11м этаже были обычным делом. История ВТЦ, которую после теракта старательно затирали.

Второй разговор — с фантастом Сэмюэлем Дилэни о золотом веке нью-йоркского круизинга. (Кстати, его регулярно спрашивают о днях былой славы — а история его знакомства с мужем в секс-кинотеатре довольно известна.) Под конец интервью он рассуждает, почему гетеронормативное общество так не любит случайный секс в общественных местах.

ЧЕЙЗ: Как ты думаешь, почему некоторым людям кажется, что круизинг угрожает их гетеронормативному мировоззрению?

ДИЛЭНИ: Это сочетание зависти — нам это не позволено, так почему должно быть вам? — и мифа, что большинство людей, занимающихся круизингом, — маньяки-психопаты с желанием порезать тебя на мелкие кусочки. Процент маньяков-психопатов тут так же низок, как и везде. Когда я был относительно молод, я сидел на западной оконечности Центрального парка — тогда это было обычное круизинговое место. Ко мне подошел парень — большой, улыбающийся чернокожий парень — и сказал: «Эй, что ищешь тут?» Я спросил: «А что у тебя есть?» Он улыбнулся и ответил: «28 сантиметров». Он только что вышел из тюрьмы и остановился в отеле «Эндикотт». В конце концов мы пошли к нему — он не соврал о своем размере. Это был самый скучный секс в моей жизни. Он хотел минет, и я с удовольствием ему отсосал, но он даже не дергался, а как только кончил, взял газету и принялся читать. Я спросил: «Было нормально?», и он ответил: «Было неплохо, можем повторить». И мы повторили. Кем этот парень не являлся, так психом-извращенцем. Он был просто парнем, который знал, что у него хороший член, и хотел минета. Насколько он был впечатляющим физически, настолько же чувственно незапоминающимся. Минет для него был немногим лучше дрочки. Он сказал: «Я смекнул заглянуть в парк и найти себе пидорка». Мне было интересно, не разочарован ли он, хорош ли я был. Но боялся ли я, что этому парню взбрендит разрезать меня на маленькие кусочки и рассовать по пластиковым пакетам по всему городу? Ответ — нет. Может быть, такие люди и существуют, но встречаются крайне редко. И один из столпов, на которых стоит гетеронормативность, — это попытка убедить тебя, что маньяков гораздо больше, чем на самом деле, ведь это самооправдание для отказа от доступного секса с разными людьми в разное время в разных местах и в разных социальных плоскостях.

ЧЕЙЗ: Что бы ты посоветовал гетеронормативному мировоззрению или обществу?

ДИЛЭНИ: Расслабьтесь и получайте удовольствие. И заведите кружок по интересам.
Read more
Pal o' Me Heart 20 Sep, 15:46
Как по одному переводческому ляпу понять, что переводчик Веденяпин «прямой» и за 10 лет не научился гуглить сленг.
М. Каннингем «Начинается ночь», пер. 2011 года #ляпыперевода

Right.
Accept that, like many men, you have a streak of the homoerotic in you. Why would you, why would anyone, want to be that straight?

О’кей. Прими как данность, что ты, как и многие мужчины, не чужд гомоэротике. Да и вообще, почему тебе или кому бы то ни было еще так уж важно быть исключительно “прямым”?
Read more
Pal o' Me Heart 14 Sep, 18:10
У Дэймона Гэлгута больше всего шансов победить, если жюри решится второй раз подряд дать премию белому гомосексуальному мужчине 😅
Pal o' Me Heart 14 Sep, 18:07
Короткий список Букера-2021:

Great Circle, Maggie Shipstead
Bewilderment, Richard Powers
The Fortune Men, Nadifa Mohamed
No One is Talking About This, Patricia Lockwood
The Promise, Damon Galgut
A Passage North, Anuk Arudpragasam
Pal o' Me Heart 14 Sep, 17:54
«Фантом Пресс» допечатал тираж своего бестселлера — перевода «Незримых фурий сердца» Джона Бойна, и если вы еще не читали этого романа и предпочитаете бумажные книги, то поспешите.

Однако неприятно уколола меня фраза «ЛГБТ-роман? Наверное, все же нет, ведь история «ненастоящего» Сирила Эвери и рассказ о его скитаниях не оставят равнодушным человека любой ориентации.»

Мне понятна интенция — это благое намерение не маргинализировать. Но получается ровно обратный процесс — отказывая гей-роману (в 2017м году, например, он вышел в финалисты лит.премии Lambda в категории Gay Fiction) в универсальности, вы занимаетесь маргинализацией опыта людей, которые отличаются от «дефолтного», по вашему мнению, человека — гетеросексуального мужчины. Есть какие-то ЛГБТ-книги, а есть «нормальные» книги. Есть какие-то «женские» (или написанные женщинами) книги, а есть нормальные, «для всех». Это потворство ксенофобии и сексизму. Если книга об уникальном опыте, это не значит, что она не для всех.

И ещё. В идеальном мире взаимного уважения нам не нужно будет выделять книги о «специфическом» опыте 10 или 50% населения планеты — любая книга будет для всех. Но пока это не так, и мы не в идеальном мире, а значит, книгам об опыте негетеросексуалов и не-мужчин требуется особое освещение и уж точно не размывчатые описания, чтобы добраться до нужных рук и спасти, может быть, если не жизнь, то ментальное здоровье в этой нездоровой атмосфере насаждаемой государством гомофобии.
Издательство "Фантом Пресс"
«Вот ведь какая штука: по-моему, все втайне верят, но боятся признать, что мир стал бы гораздо лучше, если б мы делали, что хотим, когда хотим и с кем хотим, не подчиняя свою жизнь пуританским правилам.» ...Книга-шок. Книга-боль. Книга-скитание (как и джойсовский «Улисс», она выстроена по образцу «Одиссеи»). Книга-Ирландия, в конце концов. «Незримые фурии сердца» вызвали огромный резонанс четыре года назад, и, честно говоря, в той новой реальности, в которой мы с вами живём, было опрометчиво возвращать его на прилавки. Но мы рискнули. И не только потому, что Джон Бойн интересен нам в любой ипостаси, но и потому, что это очень необычный взгляд на Ирландию, к которой мы тоже неравнодушны. Предельно консервативную, открыто враждебную к тем, кто идет наперекор традиции, церкви и общественного мнения — в середине прошлого века. И совсем иную — сегодня. Хотя, если почитать «Искателя» Таны Френч, то вы наверняка узнаете знакомые типажи из первой половины «Фурий». ЛГБТ-роман? Наверное, все же нет, ведь история «ненастоящего»…
Read more
Pal o' Me Heart 10 Sep, 23:49
Не успел пройти мап
Pal o' Me Heart 8 Sep, 22:10
یک اعلامیه از Storytel: что нового
Сюзанна Кларк известна объемным романом «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» про английскую магию — обманчиво безобидную и домашнюю, как если бы ее практиковали мисс Марпл и королева Елизавета. Ее новая книга «Пиранези» совсем иная. Ни следа уютности, напротив — чистая холодная интеллектуальность, поданная как роман-загадка.

Рассказываем о ней в нашем блоге.
Read more
Pal o' Me Heart 8 Sep, 22:10
Если вы ещё не читали «Пиранези», то я горячо его советую. Это прекраснейшая интеллектуальная головоломка для холодного вечера без отопления, без пледа и без какао (чем грешил её первый роман), но с глубоким платоновским подтекстом и пасхалками от Лавкрафта до Борхеса. Еще можно вспомнить, что я писал про роман для блога Сторител, но осторожно - в заметке обширные спойлеры.
Pal o' Me Heart 8 Sep, 22:05
Престижнейшую британскую литературную премию Women's Prize for Fiction в этом году взяла Сюзанна Кларк с романом «Пиранези» 🎉