Bunin & Co

@BuninCo Yoqdi 0
Bu sizning kanalingizmi? Qo‘shimcha imkoniyatlardan foydalanish uchun egalikni tasdiqlang

Политическая аналитика от экспертов Центра политических технологий им. Игоря Бунина
Kanal hududi va tili
Rossiya, Rus tili
Kategoriya
Siyosat


Kanalning hududi
Rossiya
Kanal tili
Rus tili
Kategoriya
Siyosat
Indeksga qo‘shilgan
03.10.2017 16:21
reklama
TGStat Bot
Telegram'дан чиқмай туриб каналлар статистикасини олиш
SearcheeBot
Telegram-каналлар оламидаги сизнинг йўлбошчингиз.
TGAlertsBot
Каналингиз репостлари ва эсловлари ҳақида хабар беради.
5 437
ta obunachilar
~2.6k
1 ta e’lon qamrovi
~5.1k
kunlik qamrov
~2
ta e’lon 1 kunda
48.7%
ERR %
163.43
iqtibos olish indeksi
Kanalning repost va eslovlari
627 ta kanal eslovlari
287 ta e’lonlar eslovlari
2197 ta repostlar
Мониторинг BY
22 Oct, 21:46
НеДавыдов
22 Oct, 19:03
Q.E.D.
22 Oct, 18:49
ПолитФорум
22 Oct, 17:54
Мониторинг BY
22 Oct, 14:46
Дежурный по СНГ
22 Oct, 14:21
Vasilean Alexei
Ивановна
Маре Брынзэ!
Выборный
20 Oct, 11:02
Westpoint Analytica
16 Oct, 13:37
338
13 Oct, 16:04
338
13 Oct, 16:02
Дежурный по СНГ
13 Oct, 15:39
Смуглянка
НЕВЕЛЕХОВ
Мониторинг BY
12 Oct, 22:51
Armenpress
Ararat
Ивановна
Маре Брынзэ!
Всем ВЦИОМ!
12 Oct, 18:32
НеДавыдов
12 Oct, 13:43
Č | Czech Media Project
10 Oct, 08:28
Westpoint Analytica
АБХАЗИЯ-ЦЕНТР
Мозготряс
@BuninCo iqtibos olgan kanallari
С берега Гудзона
24 Apr, 14:55
НЕЗЫГАРЬ
26 Mar 2019, 17:52
Политбюро 2.0
6 Mar 2019, 20:01
Что там у немцев?
1 Mar 2019, 18:37
Твиттель
24 Jan 2019, 09:57
В ТЕЛЕ
24 Jan 2019, 09:57
Якутия 2100
24 Jan 2019, 09:57
24 Jan 2019, 09:57
Kkomkov
24 Jan 2019, 09:57
ProGermania
24 Jan 2019, 09:57
Bogdanov's political style
24 Jan 2019, 09:57
24 Jan 2019, 09:57
Всем ВЦИОМ!
24 Jan 2019, 09:57
Политаналитика
24 Jan 2019, 09:57
24 Jan 2019, 09:57
ГосСовет 2.0
24 Jan 2019, 09:57
Политбюро 2.0
24 Jan 2019, 09:57
Politteh
24 Jan 2019, 09:57
Давыдов.Индекс
2 Oct 2018, 13:08
Давыдов.Индекс
1 Aug 2018, 13:09
Давыдов.Индекс
4 Jul 2018, 10:26
Давыдов.Индекс
7 Mar 2018, 11:54
Антискрепа
9 Jan 2018, 17:58
Митя
9 Jan 2018, 17:58
Трудолюбов
9 Jan 2018, 17:58
Хвастун и Соня
9 Jan 2018, 17:58
16 негритят
9 Jan 2018, 17:58
9 Jan 2018, 17:58
Максим Кононенко
9 Jan 2018, 17:58
Политбюро 2.0
9 Jan 2018, 17:58
Политджойстик
9 Jan 2018, 17:58
Антискрепа
9 Jan 2018, 17:58
aavst
9 Jan 2018, 17:58
НЕЗЫГАРЬ
9 Jan 2018, 17:58
Давыдов.Индекс
3 Jan 2018, 19:56
So‘nggi e’lonlar
O‘chirilgan e’lonlar
Eslovlar bilan
Repostlar
Bunin & Co 23 Oct, 23:15
В четверг в Испании провалилась попытка ультраправой партии Vox свалить левое коалиционное правительство социалиста Педро Санчеса. Лидер национал-радикалов Сантьяго Абаскаль внес в Конгресс депутатов вотум недоверия премьеру. После двухдневных дебатов этот вотум поддержали только 52 депутата от Vox, а остальные 298 депутатов проголосовали против.

На выборах в ноябре 2019 г. Vox на волне сепаратистских беспорядков в Каталонии совершила резкий рывок, получив 15% голосов и став третьей фракцией в Конгрессе депутатов. В последние месяцы национал-популисты из Vox разжигали вражду к правительству и протесты на улицах, а теперь решили инициировать в парламенте обсуждение вопроса о недоверии Санчесу и предложить Абаскаля в качестве премьера. Изначально было ясно, что это предложение не пройдет, но лидеры Vox стремились использовать огромное внимание к нему испанских СМИ, чтобы представить свою партию в качестве главной силы оппозиции.

В первый день дебатов Абаскаль в течение трех часов рисовал страшную картину Испании в руинах из-за активности сепаратистов, «китайского вируса» и «халатных и преступных» действий правительства. По-своему это была любопытная речь. По словам Абаскаля, члены правительства представляют собой «кучку предателей», среди которых есть «тайные агенты» на службе иностранных интересов: Джорджа Сороса, «нарко-социалистической мафии» Латинской Америки, «олигархии» Евросоюза и «технологической плутократии» США, которая противостоит Дональду Трампу. О том, что предлагает Vox вместо всего этого ужаса, Абаскаль говорил мало. Он повторил хорошо известные лозунги партии: запрет сепаратистских партий, отмена автономии испанских регионов, защита границ от иммигрантов и снижение всех налогов.

Премьер Санчес в своей речи не столько отбивался от нападок Абаскаля, сколько критиковал партию Vox. «У вас нет решений, – подчеркнул премьер. – Всё, что вы предлагаете, – это ненависть, ненависть и еще раз ненависть». Санчес отметил, что опасность партии Vox заключается и в том, что ее идеи инфицируют традиционных правых, имея в виду консервативную Народную партию. Действительно, в ряде испанских регионов сформировались альянсы «народников», возглавляющих местные правительства, и депутатов от Vox.

Молодой лидер Народной партии Пабло Касадо неожиданно резко отмежевался от национал-радикалов, с которыми прежде, бывало, делил трибуну на митингах. Он обрушился с язвительной атакой на идеи, озвученные Абаскалем. Касадо обвинил Vox в растрачивании ценного времени со своим бессмысленным вотумом недоверия, когда страна находится в гуще второй волны кононавируса. «Много шума из ничего, как всё, что вы делаете», – сказал Касадо, обращаясь к Абаскалю, и охарактеризовал его проект как «ненависть, ярость и грохот». Похоже, лидер консерваторов осознал, что его партии нет смысла конкурировать с Vox на крайне правом фланге, и решил вернуться в мейнстримное поле.

Александр Ивахник
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 23 Oct, 18:30
Возвращение исторических названий улицам в маленькой Тарусе неожиданно вызвало большой резонанс. Коммунисты (причем разные – и обладающая главным партийным брендом КПРФ, и эпатажно-спойлерские «Коммунисты России») резко протестуют, рассматривая тарусскую историю как опасный прецедент. В этой истории есть несколько значимых аспектов.

Во-первых, местное самоуправление Тарусы поступило в рамках своих полномочий. И обращения к более высокому начальству с призывами одернуть депутатов и заставить их пересмотреть свое решение, выглядит диковато.

Во-вторых, есть традиционный аргумент – любые переименования – это неудобство для простых людей, которым надо менять документы. Но уже многократно говорилось, что массовое единовременной замены в таких случаях производить не надо – все происходит естественно и постепенно (человеку исполняется 20 или 45 лет, и он получает новый паспорт с новым штампом о регистрации). Но самое интересное в том, что когда недавно в Калмыкии глава республики Бату Хасиков предложил избавиться от илюмжиновского наследия и вернуть проспекту Остапа Бендера в Элисте имя красного командира Петра Анацкого, те же поклонники советской власти, разумеется, не приводили свой излюбленный аргумент про неудобство для граждан.

В-третьих, еще один аргумент – о неактуальности переименования в период борьбы с пандемией. Но дело в том, что при таком подходе любое время является неактуальным – всегда можно сослаться на более важные и действительно серьезные обстоятельства, будь то ремонт дороги или строительство школы. Но в случае с тем же самым Анацким (или аналогичных) о них тут же забывают.

В-четвертых, советские названия улиц в старом русском городке, бывшей столице небольшого удельного княжества, а в позднесоветское время – месте притяжения для несоветской интеллигенции, действительно выглядят неорганично. За столетие Урицкий, Володарский и Роза Люксембург, да и Маркс с Энгельсом остались чуждыми историческому укладу жизни. Сложнее с улицей Декабристов – некоторые из них на склоне лет жили в Калужской губернии и участвовали в освобождении крестьян. Но сохранение одного-двух названий выглядело бы «заплатой» на общем фоне, нарушающей целостное представление о городе. Поэтому при желании можно увековечить память конкретных связанных с калужской землей людей иными способами. Например, чтобы в городе появился благоустроенный сквер Декабристов с указанием (с помощью стенда или небольшого памятного знака) на то, что он назван не в честь абстрактных для города людей, восстававших в далеком Петербурге, а конкретных Оболенского и Свистунова, совершивших полезные дела для местных жителей. Равно как места, связанные с именами тарусских князей Федора и Мстислава, павших на Куликовом поле.

И в-пятых. Вряд ли коммунисты получат большую общественную поддержку – поэтому им придется апеллировать к необходимости общественного согласия и учета мнения каждого, особенно ветеранов (под которыми понимаются уже не герои войны, а невоевавшие люди, прожившие большую часть жизни в советское время). Требование консенсуса свойственно и нескольким жильцам дома в Петербурге, снявших таблички «Последнего адреса» - проекта, увековечивающего память о погибших в годы репрессий. Для любой «государственнической» субкультуры быть в меньшинстве психологически крайне дискомфортно – но со сменой поколений эта тенденция будет усиливаться, причем не только в вопросе о переименованиях.

Алексей Макаркин
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 23 Oct, 15:53
Bunin & Co 22 Oct, 18:46
Сергей Нарышкин совершил незапланированный визит в Беларусь, где встретился с Александром Лукашенко. Директора СВР прочат на пост министра иностранных дел в случае ухода Сергея Лаврова в сенаторы по президентской квоте (а, возможно, и в пожизненные сенаторы по итальянскому образцу – их будет семеро). Для Лаврова такой сценарий будет почетной отставкой – звучащие время от времени разговоры о росте роли Совета Федерации не получают фактических подтверждений. Для Нарышкина – очевидным повышением.

Нарышкин и ранее занимался различными внешнеполитическими вопросами, причем не только по линии разведки – например, молдавской проблематикой. Там после сильного разочарования в президенте-коммунисте Владимире Воронине Россия весьма прагматично выстраивала отношения с различными представителями местной элиты, что не совсем обычно для ее курса на постсоветском пространстве. В частности, она поддержала недолговременный альянс Игоря Додона и Майи Санду против Влада Плахотнюка. Но сейчас возможностей для маневра стало меньше. Только что Нарышкин заявил, что США готовят некий «революционный» сценарий в Молдове на случай переизбрания Додона – такое заявление не могло понравиться Санду, которая заявила, что хочет мира и что в случае честных (с упором на это слово) выборов протестов не будет.

Впрочем, Нарышкин находится под западными санкциями, что в случае назначения министром может осложнить ему коммуникацию с западными партнерами. Но отношения с Западом сейчас столь плохи, что это не является непреодолимым препятствием для прихода Нарышкина в МИД. Тем более, что уже находясь под санкциями, он посещал США в качестве главы СВР.

Алексей Макаркин
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 22 Oct, 15:17
Сегодня ночью (по московскому времени) состоится последний раунд дебатов между кандидатами в президенты США. Чем он важен и за чем следить?

1. Состояние конкуренции. За последнюю неделю отрыв Джо Байдена от Дональда Трампа несколько сократился – с 10 до 6,5 пунктов (в равной степени Трамп прибавил, а Байден потерял). Но, во-первых, на последних неделях кампании сокращение разрыва – скорее обычное явление. Во-вторых, в колеблющихся штатах, которые и решат исход гонки, преимущество Байдена уже четыре месяца остается стабильным (4 «с копейками» пункта). В третьих, даже нынешний разрыв – четкое указание на победу Байдена по голосам избирателей в масштабах страны (больше, чем на 2,5 пункта в этом показателе американские поллстеры не ошибались уже несколько десятилетий). Так что у Трампа сегодня – фактически последний шанс переломить эту ситуацию в свою пользу. Ставки высоки как никогда.

2. Повестка: по неписанному обычаю, последний раунд дебатов посвящен вопросам внешней политики – а это широкое поле для Трампа – похвастаться своими успехами и раскритиковать внешнюю политику Обамы-Байдена. Но в этом году все не так. Предыдущий, второй раунд дебатов пришлось отменить, потому что Байден отказался дебатировать «вживую» с президентом, еще не оправившимся от ковида, а Трамп – от дебатов онлайн. Поэтому комитет по дебатам решил расширить повестку сегодняшнего раунда, включив в нее темы противодействия пандемии, изменения климата, расовой проблемы (наряду с проблемами внешней политики и безопасности). Мало сомнений, что Трамп не начнет ломать эту повестку явочным порядком.

3. Чем уязвить Байдена? С неделю назад республиканцы «выкатили компромат» на Байдена – что он в бытность вице-президентом помогал своему сыну Хантеру в его бизнесе с украинскими и китайскими партнерами. Обвинения «кривоваты». Во-первых, мало конкретики, кроме якобы встречи Байдена с одним из «сомнительных» украинских партнеров (он это отрицает, но как-то осторожно). Во-вторых, источник данных – ноутбук якобы Хантера Байдена, который тот принес в мастерскую в Делавере, а потом не забрал и ремонт не оплатил, ну тут-то хозяин мастерской все и обнаружил… Фейсбук и Твиттер (под градом обвинений) запретили распространять эту информацию, молчит об этом и «большая пресса», но медиа, склоняющиеся к республиканцам (а таких тоже немало) активно эту тему раздувают, и, естественно, об этом постоянно говорит и сам Трамп на всех публичных выступлениях. Скорее всего, и на дебатах он пойдет в атаку на своего оппонента по коррупционной теме: и репутационный урон будет, а главное – вспомним надежду республиканцев, что Байден не выдержит психологического напряжения дебатов и «сорвется» на слова или жесты, которые покажут его недееспособность. Прямые обвинения в коррупции выглядят удобным инструментом такого давления.

4. Стиль. Первый (и единственный пока) раунд дебатов был признан неудачным для Трампа, во первых, потому, что Байден «устоял». Во-вторых, агрессивность и постоянные перебивания оппонента произвели неприятное впечатление даже на его сторонников. Судим так, потому что именно из рядов сторонников многократно слышались советы Трампу: быть напористым и настойчивым, но при этом «холодным» и спокойным, не закатывать глаза и не гримасничать, цивилизованно. Вот вопрос: можно ли совместить содержание атаки на оппонента со стилем, который не вызовет отторжения у аудитории?
К утру узнаем.

Борис Макаренко
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 22 Oct, 13:59
Патовая ситуация в Беларуси, похоже, движется к какому-то, пусть временному, разрешению. Длительное противостояние диктаторского режима и неожиданно быстро сформировавшегося гражданского общества с наступлением глубокой осени постепенно теряет динамизм. Массовость и страновой охват уличных протестов постепенно спадают – не потому, что отношение горожан к Лукашенко изменилось, а в силу естественной психологической усталости и снижения веры в успех. Воспрянувший духом диктатор, с одной стороны, играет в диалог с отдельными представителями оппозиции, а с другой – вместе с силовиками запугивает протестующих и объявляет о планах уже в декабре обсудить квазиреформу конституции и основные задачи следующей пятилетки. Однако уверенности в устойчивой стабилизации у режима, конечно, нет. Банковская система находится в ступоре, госпредприятия работают с перебоями, быстро нарастает госдолг, скоро нечем будет платить зарплату.

В таких обстоятельствах Светлана Тихановская и объединившаяся вокруг нее команда покинувших Беларусь оппозиционеров решили пойти на обострение. Тихановская, долгое время являвшаяся лишь символом протеста, сейчас пытается взять на себя роль его лидера. Вчера она вновь выступила с заявлением о народном ультиматуме властям и призвала белорусов с 26 октября выходить на общенациональную забастовку, будь то прекращение работы или учебы, закрытие счетов в банках, отказ от пользования госуслугами. Подобный призыв, несомненно, несет в себе высокий риск. Если отклик в Беларуси окажется не слишком активным, что вполне возможно, то дальше претендовать на лидерскую функцию будет гораздо сложнее. Но у Тихановской и ее окружения нет выбора, они опасаются дальнейшей негативной динамики ситуации, когда мобилизовать активность недовольных станет очень трудно. В любом случае события предстоящего воскресенья и начала следующей недели многое прояснят.

Напряженность текущей ситуации стимулирует активность внешних игроков. Сегодня в Минск для встречи с Лукашенко приехал глава СВР Сергей Нарышкин, который ранее акцентировал роль США в раздувании белорусских протестов. А вчера резолюцию по ситуации в Беларуси принял Европарламент. Подавляющим большинством, что редко бывает, евродепутаты рекомендовали Совету ЕС значительно расширить персональные санкции против белорусских чиновников и силовиков, рассмотреть возможность введения секторальных экономических санкций и организовать тщательное международное расследование «преступлений, совершенных против жителей Беларуси правоохранительными органами». Конечно, резолюция ЕП не является обязательной для исполнительных органов ЕС, но не обратить на нее внимания в Брюсселе тоже не могут.

Александр Ивахник
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 21 Oct, 16:02
Валери Буайе, французский сенатор (представляет департамент Буш-дю-Рон) заявила о необходимости признания независимости Нагорно-Карабахской республики. Более того, она предложила внести соответствующий документ в верхнюю палату национального парламента Франции. По справедливому замечанию востоковеда Станислава Тарасова, «факт во всех отношениях примечательный. Впервые за последние тридцать лет резолюция с признанием независимости Нагорного Карабаха будет обсуждаться в парламенте великой державы, постоянного члена Совета Безопасности ООН, что политически укрепляет эту идею». Но означает ли такая инициатива действительные подвижки в плане международной легитимации непризнанной НКР?

Валери Буайе-известная фигура в контексте «армянского вопроса». Она была инициатором законопроекта, предусматривающего уголовное наказание за отрицание геноцида армян в Османской империи.  В 2011 году Буайе посещала Нагорный Карабах, за что была внесена в «стоп-лист» в Баку. Многие годы она последовательно выступает за укрепление отношений с Арменией. Но и помимо Буайе Франция известна своим «армянофильством». На территории этой страны проживает многочисленная диаспора, численность которой оценивается в 350-500 тысяч человек. Наиболее крупные общины зарегистрированы в Париже, Лионе и Марселе (в последнем из этих трех городов Буайе была вице-мэром). Среди выдающихся граждан Франции, имеющих армянские корни, такие персонажи режиссер Анри Верней, шансонье Шарль Азнавур, футболисты Юрий Джоркаефф и Ален Богоссян. И сюжеты армянской истории (включая память о трагедии начала ХХ века+, широко представлены во французском кинематографе, литературе и искусстве. Взять хотя бы фильм Вернея «Майрик» («Матушка»). Армянские лоббистские структуры также традиционно активны, хотя и по оценкам многих экспертов и публицистов, излишне фокусируются на исторических темах.

Однако активность французской дипломатии (и даже ее известную категоричность, если принять во внимание, заявления президента Эмманюэля Макрона, на фоне российских и американских оценок) в начале октября 2020 года только этими факторами не объяснишь. Париж выступает оппонентом Анкары на средиземноморском направлении. Это касается, как всего комплекса греко-турецких и турецко-кипрских отношений, так и Ливии. Можно в этом же контексте вспомнить и предыдущие заявления официальных французских лиц относительно невозможности вступления Турции в Евросоюз. Сегодня на карабахском направлении Франция видит очередное проявление турецкого наступления в Евразии. И это не соответствует ее представлениям о том, как должны развиваться процессы в этом регионе. Помимо этого, лично президент Макрон пытается заявить о себе, как лидере «объединенной Европы», которая на фоне пандемии коронавируса выглядит далекой от идеалов подлинного единства целей и ценностей. И активность на ниве мирного процесса в Карабахе для французского президента- это возможность напомнить и о себе, и о потенциале Парижа. 

Такие шаги тем более важны, поскольку ощутимых достижений по урегулированию в Донбассе нет, а на косовском треке США явно опережают Европу. Тем более, у предшественников Макрона на Кавказе уже был определенный опыт относительно успешной модерации, если вспомнить про посредничество президента Николя Саркози между Тбилиси и Москвой. Для Макрона самое время обратиться к этому опыту, естественно, не делая рекламы бывшему главе государства. В качестве сопредседателя Минской группы ОБСЕ такое беспокойство более, чем оправдано. И тут мы можем отметить большую гибкость президента Франции по сравнению с той же Ангелой Меркель. На фоне паузы, возникшей в отношениях между ЕС и Кремлем, Макрон сам инициирует разговор с Владимиром Путиным именно по Карабаху. 

Все это, конечно, не означает ни успеха в признании НКР, ни прорывов на в деле мирного урегулирования. Однако Париж, очевидно, пытается использовать острый конфликт в Карабахе для внешнеполитической активизации. 

Сергей Маркедонов
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 21 Oct, 14:31
Шок, который пережила Франция после жестокого убийства учителя истории 18-летним чеченцем, помимо всего прочего активизировал французских ультраправых. Для их лидера Марин Ле Пен тема угрозы, которую несут стране мигранты-иноверцы, является коронной, и сейчас она пытается использовать ее для подпитки своего политического капитала. В понедельник глава партии «Национальное объединение» дала пресс-конференцию, в ходе которой потребовала закрыть границы и обрушить беспощадный огонь на террористов. Ле Пен заявила, что Франция нуждается в «законодательстве военного времени», чтобы бороться с «организованной и уже укорененной силой», имея в виду радикальных исламистов. По ее словам, президент Макрон предлагает «неадекватную и устаревшую стратегию сдерживания, а ситуация требует стратегии реконкисты».

Ле Пен как главный политический соперник Макрона, очевидно, будет вновь и вновь поднимать проблему исламистского экстремизма и насилия по мере приближения к президентским выборам, до которых осталось не так много времени – всего полтора года. Однако в данном конкретном случае ее претензии к властям не выглядят убедительно. Реакция президента и правительства на убийство Самюэля Пати была быстрой и решительной. Макрон охарактеризовал это убийство как прямую атаку на свободу слова и светский характер французской школы. В воскресенье он провел в Елисейском дворце заседание совета обороны. В понедельник были арестованы 16 человек, включая непосредственных подстрекателей к расправе с учителем и четырех членов семьи убийцы. Полиция провела обыски в домах более 80 человек, которые размещали в социальных сетях посты в поддержку убийцы. Активизировалось расследование в отношении около 50 исламистских организаций, подозреваемых в распространении религиозного фанатизма и языка ненависти. Французские власти объявили о намерении депортировать из страны, в т.ч. в Россию, более 200 иностранцев, связанных с экстремистской деятельностью. Министр внутренних дел Жеральд Дарманен заявил, что «враги Респубрики не получат ни минуты передышки».

Вообще Дарманен, выходец из правой партии «Республиканцы», после назначения в июле на пост главы МВД не раз обозначал свою жесткую позицию по борьбе с преступностью, в частности, на религиозной почве. В сентябре он даже неполиткорректно заявил о необходимости «остановить одичание части общества». Сейчас по инициативе президента Макрона в МВД готовят закон, направленный против идеологии и практики исламского радикализма. Он будет внесен в правительство в декабре, а в парламент – в начале следующего года. Похоже, в ходе обсуждения этого закона начнется артподготовка к будущей президентской избирательной кампании, в которой основными конкурентами вновь станут Макрон и Ле Пен.

Александр Ивахник
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 21 Oct, 12:05
Пока российское общество ждет вакцину, все больше свидетельств того, что она не будет панацеей, и есть значительные группы населения, у которых будут проблемы с выработкой антител после ее введения. Пока что идет третья фаза испытаний, о ее результатах говорить еще рано, но директор НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Н. Ф. Гамалеи Александр Гинцбург уже называет тех, кому не стоит быть слишком оптимистичными.

Во-первых, это люди старшего возраста. ТАСС цитирует слова Гинцбурга о том, что проблемы могут быть у людей 70+. Интерфакс – что 80+. Понятно, что это большая разница, но, в любом случае - одна из основных групп риска. С высокой степенью политической лояльности (это проявляется в электоральном поведении) и доверия телевизору, ждущая вакцину, о надежности которой они много слышали.

Во-вторых, злоупотребляющие алкоголем (Гинцбург даже назвал примерный привычный рацион такого человека – полстакана водки). В последние годы число сильно пьющих россиян уменьшилось – в 2017 году, по данным Минздрава, зарегистрированных алкоголиков был меньше процента. Но в реальности эта цифра выше – в 2018 году за медицинской помощью в связи со злоупотреблением алкоголем обратились более 2 млн человек – 1,4% населения. А главный нарколог Минздрава Евгений Брюн вообще считает, что 30% россиян являются «тихими алкоголиками», злоупотребляющими спиртным, но не посещающим врачей.

В-третьих, могут быть проблемы у людей, находящихся в постоянном стрессе. Это массовая проблема в период пандемии, когда уверенность в завтрашнем дне резко падает. А к психологу многие россияне обращаться не хотят – в обществе смешивают психологов и психиатров, и еще с советских времен боятся прослыть «психом».

В-четвертых, уязвимыми могут оказаться люди, принимающие противовоспалительные препараты – как правило, это онкологические больные. Тоже группа риска.

Добавим к словам Гинцбурга мнение американских специалистов – о том, что вакцина может быть менее эффективна для людей с ожирением. Таковых в России около 20% (по данным Росстата; официально же диагноз по состоянию на 2018 год был поставлен 1,4% - полные люди, как правило, либо стесняются идти к врачу, либо не считают свое состояние болезнью). Было бы неправильно говорить, что для всех них вакцина будет неэффективна – но обращает на себя внимание, что, по некоторым оценкам, 2-4% взрослого населения страдают тяжелой формой ожирения (индекс массы тела более 40). Они с высокой вероятностью могут оказаться под ударом. И это тоже группа риска.

Таким образом сейчас есть смысл несколько снизить завышенные ожидания. Вакцинироваться надо, но здраво понимая, что это не чудо.

Алексей Макаркин
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 20 Oct, 15:45
Комиссия правительства по законопроектной деятельности не поддержала пакет поправок в Семейный кодекс, подготовленные сенаторами во главе с Еленой Мизулиной, где предлагается ограничить внесудебный порядок изъятия детей и семьи и ввести запрет для пар, вменивших пол, усыновлять детей. Этот проект соответствует консервативной идеологии приоритета семейных ценностей, предусматривающей, например, неприятие абортов (в идеале полностью, что соответствует религиозной традиции). А раз ребенок родился, то родители должны иметь над ним максимальную власть и свободу выбора методов воспитательного процесса – если, разумеется, они не ведут к воспитанию в духе толерантности и современного европейского понимания свобод.

Правда, здесь возникает противоречие – что делать с семьей, где родители не подвергают ребенка телесным наказаниям, но объясняют ему, что гомосексуальность – это нормально. На частном уровне можно услышать немало высказываний на тему о необходимости отбирать у них детей и передавать в крепкие религиозные семьи, но в законопроектную сферу эти слова не перенесешь из опасения создать прецедент. Сегодня изымаешь у «чужих», а завтра – у «своих». Поэтому традиционную семью стремятся укреплять другими методами, в том числе дискриминацией сменивших пол.

Но особенность российского общества в том, что при всей своей невысокой толерантности оно секулярно (это выражается, в частности, в отношении к абортам). И с советских времен привыкло к тому, что если родители жестоко бьют ребенка, то его можно и нужно спасать от них с помощью государственного вмешательства, причем как можно быстрее, не дожидаясь смертоубийства. Теоретический принцип семейных ценностей отступает в таких случаях перед здравым смыслом. Поэтому правительство и не согласилось со столь подчеркнуто консервативными, но не слишком популярными за пределами соответствующей субкультуры инициативами.

Алексей Макаркин
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 20 Oct, 10:54
В Палату представителей американского Конгресса США поступил проект резолюции об исключении Турции из НАТО. Его подготовила конгрессмен-демократ Тулси Габбард, представляющая в нижней палате Гавайи. Она известна своей критикой политики внешнего вмешательства во внутренние дела различных государств, а также тем, что в 2017 году имела встречу с сирийским президентом Башаром Асадом. За этот диалог она получила значительную порцию критики. И вот сегодня Габбард говорит о том, что поведение Анкары не соответствует согласованной евро-атлантической линии. Она также обращает внимание на переброску боевиков из ближневосточных стран в Закавказье при турецком содействии. Может ли иметь эта инициатива далеко идущие последствия?

В Конгрессе США карабахская тема обсуждается не первый год. Она поднималась и в связи с дискуссиями о выделении государственных финансовых средств для поддержки социальных проектов в непризнанной НКР, и в ходе обсуждений военно-технического сотрудничества Вашингтона с Баку и Ереваном. Но в привязке к Турции этот вопрос так интенсивно еще не обсуждался. Ранее американо-турецкие разногласия (если таковые возникали), как правило ограничивались историческими сюжетами (трактовка трагедии начала ХХ века в Османской империи, как геноцида армян). Но в начале октября в нижнюю палату была внесена резолюция, которая осуждала действия Азербайджана и Турцию в отношении Армении и непризнанной НКР. Ее соавторами стали известные «армянофилы» (конгрессмены Адам Шифф, Франк Паллоун, Бред Шерман). 

Впрочем, среди представителей американского законотворческого корпуса есть и противники односторонней поддержки Еревана. Так, в конце июля комитет по вопросам судопроизводства Палаты представителей выступил с инициативой принятия документа, в котором поддерживались бы внутренне перемещенные лица из ряда постсоветских республик (Азербайджан, Грузия, Молдова). Ожидаемо это вызвало негативную реакцию среди армянских лоббистов. Но сегодня с этой группой активно соревнуются те, кого можно считать представителями «нефтяного» лобби, а также тех, кто заинтересован в продвижении кооперации Вашингтона с Анкарой и Баку. Среди фирм, имеющих влияние на этом рынке особенно выделяют «Подеста Груп» (Джон Дэвид Подеста возглавлял аппарат Белого дома при Билле Клинтоне и был советником президента Барака Обамы), а также «Ливингстон Груп», «Стеллар Джей Комьюникейшнс» и ряда других.

И в этой связи нет оснований полагать, что некая четкая линия возобладает на Капитолийском холме раз и навсегда. Поучительно в этой истории то, что те или иные «филы» и «фобы», ведя борьбу друг с другом, не причисляют оппонентов к «врагам Америки». Напротив, идет конкуренция за позиционирование, кто есть ее лучший друг! 

Сергей Маркедонов
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 19 Oct, 18:43
В современной России любят подчеркивать важность традиций, видя в них нечто многовековое, уходящее корнями в седую древность. С 1990-х годов, с появления нового варианта закона о свободе совести и введения в обиход понятия «традиционные конфессии», которые противопоставлялись «нетрадиционным» для России. Но мне вспоминается реакция одного протестанта (кажется, баптиста) на эту тогдашнюю законодательную новацию. Он сказал, что мы в России тоже традиционные – нас традиционно преследовали. Еще с XIX века. Что по меркам современных поколений уже давно.

Ведь традиции бывают разные. Для Франции, где радикальный исламист убил учителя, менйстримную традицию в немалой степени определили Вольтер и другие просветители, саркастически отзывавшиеся о религиях и продвигавшие не только культ знаний об окружающем мире, но и принцип свободного рассуждения на религиозные темы. «Энциклопедия» Вольтера-Дидро-д’Аламбера – это мощная идейная сила, оказавшая сильнейшее влияние не только на лидеров революции, но и на Наполеона (который прагматично использовал религию в политических целях для легитимации своей власти среди французского крестьянства, но не более того). Потом это стало одной из основ республиканской традиции, доминирующей в системе образования с законов Жюля Ферри, принятых в 1881-1882 годах, то есть почти полтора столетия назад. Эта традиция еще более укрепилась после «дела Дрейфуса» и ее не смог сломать режим Виши. Поэтому против французской традиции пошел не учитель, а его убийца.

Алексей Макаркин
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 19 Oct, 18:08
В России обошли вниманием состоявшиеся в субботу парламентские выборы в Новой Зеландии, а в мире следили за ними с большим интересом. Связано это с тем, что правящую Лейбористскую партию вела на выборы и добилась внушительной победы Джасинда Ардерн – весьма необычный политик, сильно отличающийся от руководителей большинства западных стран. В ее политическом портрете отсутствуют такие характерные для мейнстримных политиков черты, как прагматизм, элитарность, сдержанность. Ардерн придерживается подчеркнуто неформального стиля лидерства, а в своем политическом словаре акцентирует непривычные для политиков простые позитивные ценности доброты, сочувствия, доверия. Что еще более важно, эти ценности она не только провозглашает, но демонстрирует своим поведением.

Став в октябре 2017 г. в 37 лет главой правительства, через восемь месяцев Ардерн родила дочь, причем в отпуск по уходу за ребенком ушел ее партнер, известный тележурналист Кларк Гейфорд. В марте 2019 г. она привлекла внимание всего мира своей реакцией на расстрел нацистским маньяком прихожан в двух мечетях Крайстчерча, в результате чего погиб 51 человек. Премьер проявила высокую стойкость, смогла объединить нацию в переживании трагедии и, не колеблясь, надела хиджаб при общении с родственниками погибших. А через неделю объявила о запрете на полуавтоматическое оружие и штурмовые винтовки на территории страны.

Но главную роль в победе лейбористов на выборах сыграли решительные действия Ардерн в борьбе с пандемией коронавируса. С 20 марта границы Новой Зеландии были закрыты для всех иностранцев. 25 марта правительство ввело общенациональный локдаун, хотя к этому времени в стране было всего 102 случая заражений. Локдаун продолжался около двух месяцев, и за это время была развернута масштабная система тестирования и отслеживания контактов зараженных. Конечно, помогла и географическая удаленность страны, но, как бы то ни было, в июне правительство объявило Новую Зеландию свободной от коронавируса. Сейчас от новозеландцев не требуется ни ношение масок, ни соблюдение социальной дистанции, повседневная жизнь жителей вернулась в обычное русло. Всего за время пандемии в Новой Зеландии было зафиксировано менее двух тысяч заболевших и 25 смертей.

Так что успех Лейбористской партии на выборах был полностью предсказуем. Она собрала 49% голосов, а ее основной соперник – правоцентристская Национальная партия – 27%. При смешанной системе голосования лейбористы впервые за много десятилетий получили абсолютное большинство мест в парламенте (64 из 120) и могут теперь сформировать однопартийное правительство. Впрочем, задачи на хрупкие плечи Джасинды Ардерн ложатся тяжелые. Нужно выводить страну из тяжелой пандемической рецессии, а также добиться прогресса в реализации провозглашенных ранее целей – преодоления детской бедности и сокращения дефицита доступного жилья.

Александр Ивахник
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 19 Oct, 15:49
Под занавес прошлой рабочей недели украинский президент Владимир Зеленский побывал с рабочим визитом в Анкаре. Отношения между Украиной и Турцией в последние годы развиваются достаточно интенсивно. Впервые Зеленский посетил Турецкую республику в августе 2019 года, а Реджеп Тайип Эрдоган посетил Киев в начале февраля нынешнего года. 

Отношения между двумя этими странами вызывают сегодня значительный интерес. Для Украины президент Эрдоган и турецкий истеблишмент - благодарная аудитория, когда речь идет об утрате суверенитета Киева над Крымом. Крымскотатарская община – важный внутренний фактор для Турции. По разным оценкам в стране проживает порядка 4-5 миллионов потомков крымских татар или их единоплеменников, обосновавшихся в этой стране не так давно. Помимо этого, для Зеленского важны контакты с константинопольским патриархом Варфоломеем, чье влияние он пытается использовать для «национализации» православной церкви. Как следствие, готовность Украины демонстрировать свои особые отношения с Азербайджаном, а также неприятие политики признания геноцида армян в Османской империи. В этом контексте можно вспомнить выступление украинского МИД по данной теме в марте нынешнего года. 

Турецкая же элита, осознавая всю сложность в отношениях Москвы и Киева использует украинские каналы для трансляции недовольства политикой России. Как это было, например, во время вышеупомянутого визита в столицу Украины, когда российские действия в Сирии удостоились жестких оценок со стороны Эрдогана. 

В этой связи заявление турецкого президента о непризнании Крыма российским и заверение украинского лидера в неизменной поддержке удивлять не должны. Здесь нет никакой новизны. Эрдоган с самого 2014 года последовательно проводит эту линию. Однако «октябрьские тезисы» президента Турции (вкупе с его награждением украинским орденом князя Ярослава Мудрого I степени) привлекли к себе особое внимание потому, что это манифестация недовольства «российском аннексионизмом» совпала по времени с резким обострением военной обстановки в Нагорном Карабахе. Где Турция стала выступать не просто, как заинтересованный союзник Баку, но как самостоятельный игрок в Закавказье, не слишком готовый считаться и с интересами России, и с интересами Запада. К слову сказать, и с азербайджанским руководством у Эрдогана есть определенные стилистические разногласия. В риторике Эрдогана тройка сопредседателей Минской группы подается, как нечто единое, занимающее проармянскую позицию и к тому же неэффективный институт. Резко контрастируют турецкие действия и с подходами Ирана. И видно, что одним только кавказским направлением турецкий лидер не готов ограничиваться. Черноморский регион заботит его не меньше. Тем более, что и крымскотатарский, и азербайджанский фактор для Турции имеют не только внешнеполитическое, но и внутреннее значение. 

В последние годы Эрдоган бросал вызовы многим. В этом списке и Москва, и Вашингтон, и Пекин, и Дели. Однако никакой общей не то, чтобы стратегии, но и тактики действий, нацеленных на минимизацию амбиций Анкары нет и в помине. Дискурсы «холодной войны» доминируют в отношениях «великих держав». И «третьи силы» пока что не воспринимаются ими, как нечто самодостаточное, хотя фактов, свидельствующих об обратном с каждым днем все больше. 

Сергей Маркедонов
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 18 Oct, 00:24
Отвечая в пятницу на ужесточение позиции саммита ЕС по переговорам о будущих экономических отношениях с Британией, Борис Джонсон не полез за словом в карман. Он заявил, что в последние месяцы Евросоюз отказывался вести серьезные переговоры. По его словам, Британия хотела не так много – заключения простого соглашения о свободной торговле по типу того, что ЕС заключил в 2016 г. с Канадой, но Брюссель на это не пошел и требует сохранения возможности контролировать британское законодательство, а это «совершенно неприемлемо для независимой страны». В итоге Джонсон пришел к выводу, что необходимо готовиться к переходу с 1 января на такие торговые отношения с ЕС, которые имеет Австралия. Другими словами, британский премьер считает наиболее вероятным переход к торговле с ЕС по общим правилам ВТО, т.е. с таможенными пошлинами и торговыми квотами.

Европейцы ранее неоднократно заявляли, что канадский вариант для соглашения с Великобританией не подходит, поскольку британская экономика гораздо крупнее, а главное – глубоко интегрирована с европейской. Поэтому для беспошлинной торговли Британии с ЕС должны быть гарантированы равные условия конкуренции, т.е. условия предоставления господдержки бизнесу в Британии должны соответствовать европейским и это должно быть отражено в соглашении.

Впрочем, Джонсон все-таки не прекратил переговорный процесс, но подчеркнул, что Лондон готов принять европейских переговорщиков при условии «фундаментального изменения в их подходе». Позже официальный представитель премьера добавил драматизма в ситуацию. Он заявил, что приезд главного переговорщика ЕС Мишеля Барнье в Лондон имеет смысл лишь в том случае, если он готов в ускоренном режиме обсуждать детальный юридический текст будущего соглашения. Без этого нет смысла приезжать. Более того, он добавил: «Торговые переговоры закончились. ЕС фактически прекратил их, заявив о нежелании менять переговорную позицию». Тем не менее, известно, что Барнье приедет в Лондон для встречи со своим визави Дэвидом Фростом в начале следующей недели.

Теперь в Британии и в ЕС наблюдатели гадают: что всё это значит и что дальше? Поставлен ли крест на перспективе заключения соглашения или какой-то компромисс еще возможен? Зная склонность Бориса Джонсона к громкой риторике и театральным жестам, некоторые считают, что он пошел на обострение, играя на публику, а на самом деле он все-таки хочет соглашения. Ясно, что отсутствие соглашения и резкое усложнение хозяйственных связей нанесет серьезный экономический ущерб обеим сторонам, но Британии – значительно более тяжелый. Влиятельные организации британского бизнеса уже кричат об ожидающей многие сектора катастрофе. С другой стороны, Джонсон не может пойти на очевидные односторонние уступки – этого ему не простят жесткие брекситеры, составляющие большинство в парламентской фракции тори. В любом случае ждать осталось недолго. В течение двух-трех недель всё должно определиться.

Александр Ивахник
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 16 Oct, 13:34
Эхо нагорно-карабахского конфликта докатилось и до американской президентской избирательной кампании. 14 октября на эту тему выступил кандидат от демократов Джо Байден. Он и ранее уже призывал конфликтующие стороны к прекращению огня. Однако его предыдущий «заход в тему» носил, скорее общедекларативный характер. 

14 октября Байден подверг критике действующую администрацию. По словам кандидата, в президенты Дональд Трамп продемонстрировал пассивность. В самом деле, действующий глава американского государства на второй день после вооруженной эскалации заявил о готовности к посредничеству и мониторинге за ситуацией. Но ни он, ни госсекретарь Помпео не проявили особой активности в плане контактов с Ереваном и Баку. За день до выступления Байдена глава Госдепа в своем твиттере обратился к армянской и азербайджанской стороне с призывом соблюдать перемирие, заключенное в Москве. Для команды демократов это- не самая лучшая аттестация. Получается, Помпео смирился с эксклюзивной ролью России в мирном процессе, не предложив своей посреднической альтернативы. 

В выступлении Байдена прозвучал ряд жестких оценок. Например, был тезис о том, что Азербайджану и Турции нельзя решать вопросы путем военной эскалации. Но в то же время, был отправлен сигнал и Еревану относительно районов, примыкающих к территории бывшей НКАО. В принципе, в этом нет особой новизны. Все эти подходы прописаны в «обновленных Мадридских принципах» 2009 года и в тот документ, что вошел в СМИ, как «казанская формула» 2011 года. Именно эта развилка и обсуждается во время переговоров. Но пока достигнуть компромисса не удается.  Не получается договориться о последовательности действий. 

Таким образом, заявление Байдена можно рассматривать, как определенную заявку на активизацию американской политики на постсоветском пространстве. Демократы будут стараться преодолеть «изоляционизм» Трампа. И разрешение конфликта в Карабахе представляется одним из потенциальных приоритетов Вашингтона в Евразии. Вот только вряд ли это сильно повлияет на улучшение отношений между Россией и США. Скорее, появится дополнительная конкуренция, хотя ранее карабахское урегулирование было уникальной точкой, где российские и американские интересы жестко не сталкивались. 

Сергей Маркедонов
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 16 Oct, 00:53
Как и следовало ожидать, на саммите ЕС в четверг европейские лидеры не проявили готовности идти на уступки Лондону при заключении соглашения о будущих взаимоотношениях между союзом и Британией. Перед началом заседания главы государств и правительств, как мантру, повторяли одну фразу: мы готовы к продолжению переговоров, мы стремимся к достижению сбалансированной торговой сделки, но не любой ценой. При этом Эммануэль Макрон добавил: «Возможно, не будет никакого соглашения, мы готовы к этому».

На саммите обсуждение вопроса о переговорах с Британией шло в режиме строгой конфиденциальности. Участникам заседания даже пришлось сдать свои мобильные телефоны. Но дискуссия длилась недолго. Вскоре были преданы огласке заключения Европейского Совета об отношениях между ЕС и Британией. В них сразу отмечается «озабоченность по поводу того, что прогресс по ключевым вопросам, представляющим интерес для союза, все еще недостаточен для достижения соглашения».

В документе подтверждается решимость ЕС иметь возможно более тесное партнерство с Британией, но на основе ранее принятых союзом переговорных принципов, в частности, по таким вопросам, как равные условия конкуренции, механизмы разрешения споров и вопрос о рыболовстве (это именно те вопросы, по которым до сих пор не преодолены разногласия). Далее отмечается, что с учетом этого Европейский Совет предлагает главному переговорщику ЕС Мишелю Барнье продолжать переговоры в предстоящие недели и призывает Великобританию «предпринять необходимые шаги, чтобы сделать соглашение возможным». Наконец, в документе содержится призыв ко всем государствам-членам и институтам ЕС ускорить работу по подготовке к окончанию переходного периода на всех уровнях и для всех исходов, включая отсутствие соглашения. В частности, Еврокомиссии предлагается рассмотреть односторонние и ограниченные во времени экстренные меры, которые будут соответствовать интересам ЕС.

Ничего подобного по жесткости за четыре года переговоров ЕС с Британией после брексита, пожалуй, не вспомнить. Мяч решительно перебрасывается на британскую половину поля с таким посылом: хотите соглашения – уступайте, не готовы уступать – соглашения не будет. Именно так это и воспринял главный переговорщик с британской стороны Дэвид Фрост. В твиттере он выразил свое «разочарование» заключениями саммита и отметил: «Удивлен предложением, что все будущие шаги для достижения соглашения должны исходить от Британии. Это необычный подход в ведении переговоров». Теперь дело за реакцией Бориса Джонсона, которая ожидается в пятницу.

Помимо нехарактерно жесткой позиции европейских лидеров на саммите случилась еще одна неожиданность. Через час после начала заседания саммит покинула глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. Как выяснилось, ее известили о том, что у одного из членов ее секретариата утром обнаружили COVID-19. У самой фон дер Ляйен тест был отрицательным, но в качестве меры предосторожности она решила немедленно отправиться на самоизоляцию.

Александр Ивахник
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 15 Oct, 17:55
Ситуация в Киргизии развивается стремительно. Президент Сооронбай Жээнбеков не выдержал давления со стороны нового премьера Садыра Жапарова. На стороне Жээнбекова были легитимный характер власти, опора на силовиков, явные симпатии со стороны России (с ним неоднократно созванивался Владимир Путин, в республику был делегирован Дмитрий Козак) и поддержка Евросоюза. Теоретически этого должно было хватить для того, чтобы продержаться. Практически выяснилось, что нет. В клановой системе Жээнбекову не удалось создать мощную коалицию, которая бы противостояла напору Жапарова – слишком многих не устраивали результаты организованных им выборов с победой двух южных партий и недопуском в парламент немалого числа влиятельных игроков. Плюс молчаливое большинство осталось по домам, а группа поддержки Жапарова, напротив, оказалась прекрасно отмобилизована. 

И Жээнбеков оказался не Александром Лукашенко – впрочем, для Киргизии это неплохо. Сложнее другое – появляется проблема легитимного выхода из кризиса. Сторонники Жапарова требуют сместить только что избранного спикера (и и.о. президента, когда и если парламент утвердит отставку Жээнбекова) Каната Исаева, а затем и распустить парламент. В этом случае власть сосредоточится в руках Жапарова – именно он будет контролировать подготовку к следующим выборам.

В России на все это смотрят с немалой тревогой. Персона Жапарова в Москве воспринимается в совокупности с двумя определениями, не вызывающими энтузиазма – криминал и национализм. Сейчас Жапаров говорит, что Киргизия и далее будет стратегическим партнером России, и в стране сохранится российская авиабаза. Но его дальнейшие действия недостаточно просчитываемы. К тому же Жапаров был в окружении Курманбека Бакиева – президента, свергнутого при поддержке Москвы (он пытался сохранить в Киргизии американскую военную базу). Пока что Россия приостановила финансовую помощь Киргизии, а Дмитрий Песков заявил, что в этой стране сейчас нет как такового правительства (хотя кабинет Жапарова вчера был утвержден парламентом). Также он сказал, что пока не может сказать, с кем Москва будет вести диалог в Киргизии – и это тоже показательное заявление.

Алексей Макаркин
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 15 Oct, 12:47
Ранее предполагалось, что на открывающемся сегодня в Брюсселе саммите Евросоюза будет утверждено соглашение о будущих экономических отношениях между ЕС и Британией. Теперь уже ясно, что этого не произойдет – торговая сделка не достигнута. Между тем, Борис Джонсон называл 15 октября дедлайном для заключения соглашения и угрожал после этого прекратить переговоры. В среду вечером Джонсон и глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен провели телефонные переговоры по этому вопросу. Представитель Даунинг-стрит, 10 сообщил, что премьер выразил разочарование недостаточным прогрессом на переговорах за последние две недели и что он будет принимать решение о «следующих шагах» по результатам саммита ЕС. В свою очередь, фон дер Ляйен отметила, что ЕС хочет соглашения, «но не любой ценой». Она добавила, что впереди много работы.

В ЕС утверждают, что там никогда не признавали 15 октября в качестве дедлайна. «Дату 15 октября назвал Борис Джонсон, это не позиция Европейского Совета», – заявил во вторник глава МИД Франции Ле Дриан. По его словам, «всё должно быть разыграно между 15 октября и серединой ноября». Известно, что в подготовленном дипломатами проекте заключения предстоящего саммита говорится о том, что переговоры «будут интенсифицированы».

Таким образом, попытки договориться, видимо, будут продолжены, но шансы на успех не слишком велики. Между сторонами по-прежнему не преодолены разногласия по трем главным вопросам. Во-первых, ЕС настаивает, что соглашение о свободной торговле невозможно без обеспечения равных условий конкуренции, т.е. Британия должна следовать одинаковым с ЕС правилам оказания госпомощи бизнесу. Лондон настаивает на своем полном суверенитете и отказывается от предоставления таких гарантий. Во-вторых, стороны не могут согласовать механизмы разрешения возможных торговых споров. Наконец, в-третьих, острые противоречия сохраняются в вопросе о рыболовстве в британских территориальных водах. Этот вопрос особенно волнует Францию, рыбаки которой традиционно вели промысел в этих водах.

И Евросоюз, и Британия утверждают, что они готовы к завершению переходного периода без заключения экономического соглашения и к выстраиванию торговых отношений по правилам ВТО, с пошлинами и квотами. Однако эксперты прогнозируют в таком случае глубокое нарушение хозяйственных связей. В ЕС считают, что при этом Британия понесет более тяжелый экономический ущерб. Как заявил на днях германский министр по делам Европы Михаэль Рот, «сценарий отсутствия сделки для обеих сторон будет очень болезненным, но для наших британских друзей он будет более болезненным, чем для ЕС». Европейским лидерам остается надеяться, что «британские друзья» осознают, какое дополнительное бремя придется нести их экономике в условиях поднявшейся во всю мощь второй волны коронавируса.

Александр Ивахник
To‘liq o‘qish
Bunin & Co 15 Oct, 10:35
Особенности Государственного совета:

1. Госсовет - «государев» орган. Председательствует в нем президент, самостоятельной должности председателя Госсовета не предусмотрено. Такая конструкция стала очевидной еще в марте, когда Владимир Путин выступил против возможности двоевластия в стране. То есть против того, чтобы возглавить Госсовет после возможного ухода со своего поста. Последующая поправка об обнулении подтвердила, что сценарий использования Госсовета для транзита власти реализован не будет.

2. Госсовет – не политбюро. В его состав входят все губернаторы, а политбюро – это орган, который может собраться за одним столом. То, что состав Госсовета по желанию президента может быть расширен, в него могут включаться представители парламентских партий, мэры и «иные лица» (здесь президенту уже привычно дается свобода маневра), только подтверждает этот тезис. Состав президиума Госсовета определяет президент, но так как это орган с региональным «акцентом», то там в любом случае будут широко представлены губернаторы, основную часть времени проводящие в своих субъектах Федерации.

3. Госсовет – консультативный орган по весьма широкому кругу вопросов. Он рассматривает – опять-таки по предложению президента – законопроекты и проекты указов, имеющие «общегосударственное значение». Но обязывающих решений не принимает – в этом его принципиальное отличие от законодательной власти. Также он сможет обсуждать основные параметры проекта бюджета, «основные вопросы кадровой политики» (но не утверждать конкретных чиновников), выполнять ряд других функций – тоже консультативных. Таким образом при принятии решений может быть более активно задействован региональный фактор и учтены местные особенности – но принципиального изменения механизма принятия решений не произойдет.

Алексей Макаркин
To‘liq o‘qish