Котики и гроб кладбище пидор

@kittendances Yoqdi 1
Bu sizning kanalingizmi? Qo‘shimcha imkoniyatlardan foydalanish uchun egalikni tasdiqlang

Думаю всякое
Kanal hududi va tili
Rossiya, Rus tili
Kategoriya
Bloglar


Kanalning hududi
Rossiya
Kanal tili
Rus tili
Kategoriya
Bloglar
Indeksga qo‘shilgan
14.03.2018 18:56
В соседних каналах обсуждают пост Тима Созаева, который высказался насчет уместности асексуальности в ЛГБТ-движении. Для кого-то его позиция оказалась новостью, но мы слишком давно знакомы, чтобы у меня, как выражаются люди, "пригорело" от его аргументации. Ну я знаю ее, и в каком-то смысле идеологически разделяю, хотя меня самого упрекают в том, что я какой-то неправильный гей и возможно вообще не гей, потому что уже долгое время меня никто не видел в отношениях и я демонстративно отказываюсь от секса (при этом я вкладываю в свою сексуальную привлекательность больше, чем когда-либо). И, в общем-то, исходя из моего собственного жизненного опыта, с вопросом асексуальности у меня слишком много проблем, которые я осознаю, что выдвигать позицию по этому поводу.

Положа руку на сердце, иногда мне кажется, что люди травмированы сексом и отношениям вокруг него. Секс бывает разрушительным, не в том смысле, что людей физически насилуют, а в том смысле, что мы живем в очень негативной обстановке, в которой подвергаемся атаками извне (от гомофобов) и изнутри ( от представителей своего же сообщества, которые демонстрируют вербальную агрессию по отношению к другим ЛГБТ). Я рискну заявить, что в большинстве случаев, люди отказываются от секса, потому что их унижали, критиковали за внешность, за то, что они полные, за то, что они худые, за то, что их навыки в сексе оказались не развиты. Кому тут половой партнер ни разу ни сказал какую-нибудь гадость? Иногда, мне кажется, и это мой случай, лучше выйти из агрессивного сексуального обмена. При этом, я подозреваю, что люди так делают, но чтобы было проще, они причисляют себя к асексуалам или к тому, что вертится на орбите этого спектра. Но таким образом я говорю за других людей, на что не имею права, поэтому я могу говорить только за себя.

Я точно не стану копаться в том, зачем люди отказываются от секса: слабое ли у них от природы половое влечение или, как я сказал, они столкнулись с психологическим и вербальным насилием, в котором их самооценка была разрушена. Единственная стратегия, которая у меня есть - это минимизировать риски того, что в самом нежном возрасте человек столкнутся с чем-то подобным, и будет принят с той сексуальностью и с тем багажом опыта и тела, который у него есть. Нам всем нужно поговорить об этике секса, и не только рамках идеи согласия.

Сейчас в рамках радужного флэшмоба заговорили об исцелении (healing), и для меня это было не только про исцеление общества от гомофобии, но и про внутреннее самоисцеление, и в том числе исцеление внутри комьюнити, где секс должен перестать быть способом насилия, эксплуатация и самоутверждения. Серьезно, мне трудно сделать шаг из моей ракушки, потому что я живу с людьми, которые целыми днями критикую и унижают фотографии других людей. Потому что я захожу в чаты, и я чувствую, что там не здорOво. Мои друзья приходят ко мне, и говорят, что их опять облили грязью, и что они годами живут без секса. Люди бывают злы от своих обстоятельств, люди, бывает так, что прячутся. Я прячусь.

Самое ужасное, кстати, мне кажется, происходит тогда, когда человек молод, он влюбился, он ищет любовь, но партнер с ним нечестен, и после секса он исчезает, или грубит, чтобы влюбленный юный человек скорее исчез.

Я не считаю, асексуалам нет места в сообществе, потому что они могут жить в поддерживающих романтических отношениях. Но я также считаю, что мы должны говорить о секс-позитивности с позиции этики, честности и заботы. Мне бы, например, это очень помогло.
Заметки на полях
К дню видимости асексуальности У меня есть один сильный триггер: пропаганда асексуальности, идущая через ЛГБТ-ресурсы. По умолчанию ЛГБТ-ресурсы ошибочно воспринимаются мною как безопасные пространства от любого рода сексофобии и секснегативизма. Поэтому каждый раз, когда на ЛГБТ-ресурсах возникает тема асексуальности меня выносит. Сейчас уже не так сильно. Но всё ещё продолжает. Я рос христианским подростком. Я рос православным подростком. В православии аскеты, монахи – это «чин ангельский». Будучи ребёнком, я мечтал о том, чтобы стать монахом. Идея монашества очень удобно переплеталась с усвоенной мною из христианства гомофобией. Аскетизм враждебен любой сексуальности. Аскетизм – это асексуальность, то есть отрицание сексуальности, в пределе. Асексуальность никогда в христианской цивилизации не пряталась и не стыдилась самой себя. И православные, и католики провозглашают асексуальность нормой и предпочтительным, удобнейшим путём для спасения и служения Христу. Аскетизм, монашество, асексуальность, сексофобия…