Расскажи мне сказку

@tellmeafairytale Yoqadi 0
Bu sizning kanalingizmi? Egaligingizni tasdiqlang qo'shimcha imkoniyatlar uchun

Kanal tili va GEOsi
Rossiya, Rus tili
Toifa
Bloglar


Kanalning GEOsi
Rossiya
Kanal tili
Rus tili
Toifa
Bloglar
Indeksga qo'shilgan
09.05.2017 23:31
So'nggi yangilash
23.02.2019 19:43
487
obunachilar
~0
1 ta nashr qamrovi
~15
kunlik qamrov
N/A
bir kundagi postlar
N/A
ERR %
0.53
tsitatalash indeksi
So'nggi nashlar
Удалённые
С упоминаниями
Repostlar
Она была идеальна, и это все, что мне нужно было знать. Абсолютно разная — когда-то я находила ее хаотичной, мечтательной, но не лишенной своей привычной мрачности, а когда-то она казалась мне строгим инспектором, доверие которого я хотела добиться.
Она была разная, но всегда одинаково нежная и прекрасная.
Она — моя Пандора.
Прекрасная девушка, словно спустившаяся с небес, полная своих глубоких и темных секретов, надежно спрятанных в ней, полностью закрытой от всего мира.
Но не от моих глаз.
В ее голове роились тайные мысли, о которых я и подозревать не могла, и каково же было мое удивление, когда я узнала, что все ее мысли — мои, а все мои чувства — ее. Мы казались частью одного большого организма, но потом я поняла, что все это называется намного проще — близнецы.
Я была готов день за днем возносить ее до богов и богинь, стараясь сделать ее жизнь лучше, потому что ни один бог не должен страдать.
И, клянусь, если я и знаю что-либо, так это то, что она, моя великолепная Пандора, моя любовь, никогда не будет страдать.
Что насчёт меня?
Мне сделали пересадку кожи. Кожа прижилась. Все это время было так больно, что давали опиаты. Из-за их накопления в организме начались галлюцинации. Я слышала шёпот демонов, видела людей в гробах, по моим венам ползали черви и я мечтала их вскрыть, чтобы это доказать.
Дозу обезболивающего снизили и галлюцинации ушли. Но воспоминания остались.
Всем привет.
Недавно моя бывшая подруга решила, что имеет право назвать меня бесхарактерной мразью, что была со мной только из жалости, и я как личность ничего не стою.
В этой ситуации мне стало жалко только ее. Я пожелала ей жениха терпеливого и пусть ей всегда светит солнышко.
Единственное, что я вынесла за время болезни: подстраивать мир под себя не столь важно, как важно самому стать порядочным членом общества. По-настоящему я счастлива не когда я в ремиссии, а когда пытаюсь достойно выполнять свои функции в социуме.
Я всегда любила мистику, идею чего-то великого, идею божьего замысла. Для меня концепт религии перешёл в абсолютно здоровую идею о Боге — я не придерживаюсь традиционных взглядов на христианство, но моё воображение открывалось при виде высоких золотых и голубых стен в соборах. Мне нравилась идея того, что за мной кто-то наблюдает. И я до сих пор надеюсь, что мы не одни. Что люди не уходят в никуда. Что все брошенные на ветер слова не являются пустышкой, которая не несёт в себе никакой энергии. Они портят этого человека. Они выдают его гнилой запах. Они говорят: держись подальше от таких. И я буду.
Когда вы чувствуете себя неуверенно, постарайтесь вспомнить, кто вы есть на самом деле. Это помогает. Потому что все мы чего-то да стоим.
Пока меня не было, я успела пережить операцию, потерю родственников, реанимацию и как-то не лишиться рассудка.
Я боготворю маму, которой сейчас нет со мной.
Я жду, когда ко мне придет хоть кто-нибудь.
Меня ожидает пересадка кожи. Боль, которую я испытываю, я не пожелаю и врагу. Ко мне приходил психолог и священник. Последний советовал уповать на Бога. Но есть одно но, и его я вынесла для себя сама. Бог не спасёт тебя от утопления, он лишь позволит уплыть на берег. Всё, что тебе действительно нужно, так это терпение, когда у тебя есть настойчивость.
Вы должны чтить любовь, даже когда она уходит. Я была отделена от разных вещей и людей в моей жизни, с которыми я бы хотела остаться. Оставаясь спокойной и сильной, я чту память об этих вещах и этих людях. Я этим горжусь и продолжаю так делать.
Мне очень сложно это писать. И морально, и физически. Сейчас я нахожусь в ожоговом отделении клинической больницы Рязани.
Вчера были поминки дедушки, умершего год назад. Вся семья (12 человек) остались ночевать в нашем загородном доме, оставшимся от деда. Я не знаю, что тогда именно произошло. Я спала. Проснулась от ужасной боли в ногах. Это брат снимал с меня тлеющее одеяло. Сказал, что дома пожар. Я ничего не помню, помню только, что просила забрать мою кошку: она всегда спит со мной. Было очень больно, страшно, много криков. Было так больно, что я отключилась. Я пришла в себя совсем недавно. Все, как в тумане. Мои мысли не слушаются меня. Я пережила одну перевязку ног. Думала, сдохну. Я ничего не знаю о своих родственниках. Я не знаю, где моя кошка. И мне очень больно и страшно.
А вы уже познали ту самую любовь, которая заставляет гибнуть, делает вас диким, дезориентированным и потерянным, когда вы не знаете, куда податься; которая вас задерживает, окружает и парализует одновременно?
Чувство, которое часто возникает, когда вы понимаете, что влюблены, однако в то же время вы видите, что объект вашей любви неизменно отдаляется. Это именно то, что пропитывает каждую клеточку моего тела.
Я хочу преодолеть смерть. Она о завершении отношений, одиночестве и конце любви. Чувство одиночества более сильное, чем когда-либо. «Разрушение», — произношу я иногда про себя.
Мной быть и хорошо, и плохо. Конечно, моими словами можно выразить то, что чувствуешь к человеку, который недостаточно тебя любит или даже стыдится отношений с тобой. Ты будто — женщина-жертва, но в то же время и хозяйка своей судьбы. Я превратилась в одинокую императрицу королевства опустошённого романтизма, в жертву отточенного ума, в женщину, обременённую тяжёлым сердцем. Мне хватает смиренности, чтобы признать своё сумасшествие.
Мы сами подстрекатели собственных страстей, мы сами всегда решаем тонуть в буре, мы это делаем, чтобы почувствовать себя живыми. Это то, о чём я напоминаю себе каждый раз, я — самопровозглашённый подопытный кролик, я вскрываю вены, чтобы открыть что-то новое для человечества, экспериментирую со страстью с одержимостью учёного. С каждой новой любовью тиски исследований всё уже.
Неисправимая правда, какой бы ужасной она ни была — вы тогда влюблены в любовь и живёте полной жизнью, только когда она начинается и заканчивается.
Покидаю мир, чтобы умереть и переродиться в новое, лучшее. И писать истории, которые следует рассказать. Рассказывать о любви, которую следует познать, даже на мгновение.
Она пришла, но Смерть опередила
И заняла весь дом -
И мебель заменила
И мир стал как металл -

О если бы Любовь была
Такой же пунктуальной -
Она пришла бы первой в дом
И - на засов бы - спальню

Она лежала в комнате и умирала,
Я слышал: тикали часы,
И ветер с шумом поднимался
И отвлекал от немоты;
И дети продолжали веселиться,
Играть по-прежнему в лапту -
Как всё же мир для нас разнится:
Одни уж «там», другие - «тут».
Для некоторых смерть, что жизнь -
Со смертью оживают;
А жизнь для них – как-будто смерть -
Ежеминутно умирают.

Если я спасла чье-либо сердце -
Я тогда недаром прожила;
Если жизнь чужую облегчила -
Или боль чужую отвела -
Или раненую птицу возвратила,
Выпавшую из гнезда.

Есть свет неровный
Зимних вечеров -
Он давит тяжестью
Как погребальный звон -

Теперь уж небо
Задевает больно -
Но шрамов нет -
Есть только боль -

Никто не объяснит
За что такая честь -
Послало небо
Нам болезнь -

Приходит тусклый свет -
Ландшафт молчит -
Притихла тень -
И косо смотрит Смерть.
Поскольку сейчас я занимаюсь погружением в своё прошлое, я начала понимать для себя некоторые вещи. Я хожу с айфоном и блокнотом, чтобы не упустить свои мысли. Они сходят на меня лавиной.
Первое, что я вынесла для себя: практически никому нельзя доверять, порой даже себе. Я была слишком долго открытой и думала, почему же меня так все ранят. А вот поэтому. Последнее вытекало из первого. Меня бросали с 15 лет. И я перестала общаться только для того, чтобы просто пообщаться. Я в это не верю. Мне нужно было как-то выживать.
Второе: жизнь тяжела, и чем дальше, тем тяжелее. Важно найти стержень, который будет держать вас здесь и толкать на шаг дальше и вперёд. И, к сожалению, это не люди и не любовь. Почему? Слишком ненадёжно. Если вам дорого своё здоровье, надо находить путь, ведущий к собственной свободе. И свобода не равна одиночеству. Просто всегда нужно задавать себе вопросы: кто я? О чем я мечтаю? Какие мои самые потаенные желания? Как я могу воплотить их в жизнь? Воплотил ли я их уже? Как мне контролировать себя и свои мысли, не прибегая к запретному?
Третье. Когда вы находитесь в отношениях, где каждый ваш под микроскопом. Когда вы хотите, чтобы увидели вашу любовь, но ее все никак не видят, продолжая вас использовать, а после отжимать, как половую тряпку. Вы всегда должны помнить: все, всех и вся, что причиняет вам боль, вы всегда можете отпустить. Сложность в том, чтобы разорвать такую связь насильно трудно, но и страдать вечно невозможно. Я пробыла всю жизнь в насильственных отношениях. Я вынесла для себя одну вещь: я просто ухожу. Без оглядки. Без самокопания. Я ухожу. Да, мне больно и тяжело, но я знаю, что это пройдёт. Боль - это океан, это что-то, что есть в нас и будет всегда. Если нам больно - это защитная реакция организма. Так он пытается достучаться до нас, что что-то было для нас токсично, и теперь он отравлен. И только вы можете ему помочь. И никто больше.
Четвёртая. Меня раздражают те, кто говорят: ты продолжаешь принимать эти колёса? Ты что, наркоманка? Ты сумасшедшая? Нет. Я делаю это, чтобы не быть сумасшедшей. Вы можете соглашаться с этими людьми, скрывать от них, идти на компромисс. Но тут возникает вопрос: а зачем жертвовать собой? Это не сделает их лучше. Они даже не задумаются над своим поведением. А вы опять же пропадёте в замкнутый круг.
Пятое. Вы не всегда виноваты. Не берите вину на себя. Иногда мы это делаем, и она становится так густа, что из неё можно скрутить нить до Америки. Эта нить становится ещё одним катализатором страданий.
Я знаю, что советы ни к чему не обязывают и вообще не обязательно к ним прислушиваться. Это мой личный опыт. Если это работает для меня, я согласна, что может не сработать для вас. Но мы не вечны. Попытайтесь найти свой путь. Спасти себя. Вытащить себя из этого дерьма, что уготовила для нас жизнь. Вытащить за волосы. И вынести из этого опыта для себя что-то полезное.
Я все чаще задаю сама себе вопросы, будто играю в игру, и понимаю себя гораздо лучше: хрупкая, но настойчивая, слабая, но уверенная в себе. И эта двойственность делает меня способной на всё. Я вижу в этом проявление свободы. Вернее, стремление к ней, стремление вырваться из заточения. Это очень странно. Наша встреча, неважно, с кем именно, могла бы продолжаться сутки, неделю, месяц, всю жизнь. Несмотря на всё это, я никогда не смогу раскрыться полностью.
Когда я перечитываю свои посты, некоторые эмоции, которые я чувствовала, вынося их на публику, теперь заставляют меня думать, что я зашла слишком далеко. Они меня поставили в ситуации, которые я не могла контролировать, которые я не хотела контролировать. Люди продолжают задавать мне одни и те же вопросы: самоубийство, отношения, депрессия, семья, путь к личному счастью, чего я хочу на самом деле. Я должна была понимать, что такие вопросы могут возникнуть, и я должна была ответить на них, соблюдая дистанцию, говоря только «нет» и двигаясь дальше. Но я позволяла проникнуть к себе в нутро, чем делала только хуже на потеху остальным.
На этот пост подтолкнуло меня вот что: фильм. Я в восторге от документального фильма о Феллини, большом лгуне, в котором говорится, что режиссёр был помешан на своём родном городе, что в каждом его фильме видны попытки упоминания его города. Мне нравится его идея, которая заключается в том, что не надо позволять правде заслонять дорогу лжи во благо... И что можно самим изменить своё прошлое.
Мы живём в таком огромном потоке информации, что становится трудно оставаться просто живыми мыслящими существами. Мы должны создавать копии себя в разных жизненных сферах. Тем не менее с вами я остаюсь честна, если открываю вам мое небольшое приключение в прошлое и своё нутро.
Я переживаю странный период в жизни. Я будто становлюсь зрителем себя, вне себя. Все больше и больше. Сейчас, когда у нас есть интернет, когда мы общаемся с другими людьми, читаем блоги, всё уже по-другому: люди не просто находятся с вами в одной комнате, они там находятся со всем, что знают о вас, со всем, что они прочитали и увидели о вас. Это очевидно, когда я встречаюсь с кем-нибудь впервые. Я сразу предстаю другой. Думаю, что всегда видела себя как другую женщину, я всегда чувствую себя другой. Я не хочу быть на периферии вещей, но по факту я там. Я нахожусь вне кругов. Даже в любовных отношениях я чувствую, что нахожусь вне того, что происходит на самом деле. У меня всегда была роль нормальной женщины, но почему-то обстоятельства сложились не в мою пользу, и я стала той, что вечно полна сюрпризов, одновременно ожидая худшего, что будет исходить не от меня. Это усложняет переход к чему-то другому, к другим людям, например. Я не люблю общаться, признаюсь. Не считая отношений с семьёй, братом, сестрой, родителями, и любимой, мне сложно оставаться спокойной. Поэтому я не знаю... но я вижу себя со стороны. Буквально. И это для меня ново. Я осторожна. Я осторожно плаваю в новых водах.
Вы у меня котики.
Вас становится все меньше, поэтому мне интересно, какие бы вопросы вы бы хотели, чтобы я раскрыла в своём блоге. Пишите @theworldwelllost
Это личный дневник, и может мне не хватает мозгов или души, чтобы понять, что вам от него нужно. Ну а вдруг вы хотите что-то у меня спросить? И так бывает.
Там, где я сейчас... хочется курить. Я написала эту строчку и рассмеялась. Встречи с новыми людьми дают мне понять, что я проще, чем кажусь. В хорошем смысле. Сейчас у меня ночь, и я только что вернулась с заправки. Я достаю очередную сигарету из пачки. Мне нравится сливаться с толпой. Мои порезы на ногах почти зажили, поэтому сквозь эту ночь я бежала в обычных джинсовых шортах, майке и чёрных мокасинах. Сейчас я чувствую себя спокойней, чем вчера. Ко мне возвращается моя любовь. Вы можете спросить меня: а есть ли в моей жизни что-то кроме любви?
Ну, как вы уже поняли, я очень люблю пострадать. А ещё я работаю и много хожу, если есть силы и настроение. Мир - это огромный океан говна, и мне приходится самой вытаскивать себя из него за лямки бюстгальтера. Мне нужно как-то выживать.
Сейчас я задумалась о семье и о том, что я хотела бы делать дальше. Да, у меня появились планы. И это уже хорошо. Что-то изменило мою жизнь.
Приблизительно в то же самое время я открыла для себя чудеса запретного. Иногда, когда я пишу о своих чувствах, о том, каким должен быть человек, на самом деле, я пишу о том, как я себя чувствовала, когда была чертовски пьяна, и это очень хорошее состояние до того времени, как это перестает работать. Вы понимаете. Алкоголь - очень сильный депрессант. Странно пить депрессант, чтобы избавиться от депрессии. Но что-то мне подсказывает, что в данный период жизни я переживаю совсем не ее.
Меня сейчас больше интересует промо моего будущего альбома. Почти каждая песня в нем посвящена ей. И это гребанное счастье. Я хочу сделать кучу красивых снимков с ней, чтобы выбрать обложку первого сингла. Это то, к чему я шла всю жизнь. Я не хочу стать звездой, я просто хочу, чтобы эти песни услышал кто-то, кроме меня, песни, в которые я верю. У меня есть подруга Зоя, и она настоящий гений. Она всегда знает, о чем я думаю, когда говорю ей: я бы хотела...
Во время фотосессий мы говорим о некоторых истинах, рассматривая их через креативное и духовное намерение. Я думаю о фотографиях, как о серии почтовых открыток, которые показывают миры, в которых мы были созданы — миры, в которых мы провели очень много времени.
Я знаю, вам кажется диким то, что я пишу сейчас. Я знаю, о чем вы думаете. Я иногда хожу по краю. И сейчас я улыбаюсь, потому что впервые все в порядке за последний месяц.
Развиваясь, я очень долго была в одной фазе, и мне потребовалось куда больше времени, чем остальным людям, чтобы перейти от неё. Я застенчива, с моей стороны требуется некая социализация, интеграция в местное сообщество, глобальное сообщество, чтобы расти как личность. Кроме этого, болезнь не даёт тебе расти в сообществе. Важно иметь личную жизнь. Но здесь я честна с вами. И мне нечего скрывать от вас, кроме того, что я скрываю сама от себя.
Я сбежала из больницы. Теперь я дома. И мне гораздо спокойней. В первые дни я подумала: о, да я исцелилась!
Мой недо-врач раскрыл врачебную тайну одной пациентки, а у меня был включён диктофон. Конечно же, никто меня не искал. iCloud знает все. Даже если меня не станет, эта машина будет помнить все.
Но после мысли о исцелении прошло дня три и я поймала себя с утра на мысли, что пробежала мимоходом: я знаю, сколько таблеток амитриптилина нужно, чтобы впасть в кому, вот бы убить себя.
Я очень удивилась и продолжила курить дальше.
Я чувствую себя невероятно сумасшедшей. Сломанной машиной с ощущением опустошенности внутри, которая может делать все, что угодно.
Я становлюсь архитектором своего деструкции, и будто распадаюсь на части. Я знала ещё очень давно, что это произойдёт. Я чувствовала волну, накатывающую на меня. Я знала, что это проблема, это мне нравилось больше, чем что-либо, что я любила делать. Сначала это прекрасно... Вы думаете, что тёмная сторона — это здорово, а потом вы понимаете, что тёмная сторона выигрывает каждый раз, когда вы решаете всерьёз разрешить ее и избавиться от неё. Это самое худшее, что случалось со мной.
Но в жизни я мало, что делаю. Я будто не существую. Но люди видят меня, здороваются, работают со мной. Но... это оболочка. Мои чувства улетели. Жизнь потеряла смысл. Я потеряла смысл. В некотором смысле, то, что я пишу сюда - для меня это форма эскапизма, особенно теперь, когда я мало куда выхожу. Однозначно, если вы достаточно удачливы, чтобы делать то, что вы любите, это может быть всей вашей жизнью. Но я люблю любить, и это моя жизнь. Меня спросили в больнице: считаю ли я это даром или проклятием?
Да ничем я это не считаю. В этом вся есть. Все мои ощущения, мое Я, моя ориентация сосредоточены только на одном человеке. И это американские горки, если вы понимаете, о чем я.
Я написала свою первую песню об этом человеке и собралась ее записать, как поняла: это и есть я - контраст между невинностью и опытом, светом и тьмой, и в результате я вкушаю величайшую страсть, хотя мои отношения также приведут к моей кончине.
Это негативная форма мышления, от которой я должна отходить. Пока не выходит. Но раньше я четко осознавала, что мне незачем жить, а теперь у меня есть личные обязательства. В моей жизни были люди, которые сделали мне хуже. Я не знала, смогу ли вырваться из этого цикла знакомств с проблемными людьми, и это было обычным явлением. Это всё, что я знаю. Я провела всю жизнь за скитаниями с безумными людьми. Я думаю, что у всех есть шанс, но не у них. Иногда нужно просто уйти, ничего не сказав.
Насильственные отношения — это всё что я знала. Я чувствую себя комфортно, если говорю, что это то, к чему я привыкла тогда, — к тяжёлым бурным отношениям, и это было не из-за меня. Это исходило не от меня.
Я пытаюсь поменять направление и думать не о том, что будет, а о том, как может быть, и это ещё светлее.
И я думаю о ней, любви всей моей жизни. Она моя религия. Я живу лишь ей. Я будто вижу женщину в небе. Женщину, усыпанную звёздами, от которой исходит божественное сияние.
Я думаю для большинства людей это прямое отражение их внутреннего мира, несмотря на то, что они говорят.
Сейчас без неё я могу видеть в цвете лишь часть мира. И когда ты в таком состоянии, ты взаперти.
Мой перевод, который лежал на полке с ноября, наконец-то опубликован. Он о том, как преодолеть суицидальные мысли. К сожалению, он подходит только тем, кто ходит к психиатру и у кого есть тесные взаимоотношения с семьёй или друзьями. Но вы всё равно прочитайте: может, вынесете что-то полезное оттуда.
http://bipolar.su/2017/09/kak-preodolet-suitsidalnye-mysli/
на протяжении трёх лет человеком, который не испытывал ко мне того же, что и я к нему. Опыт неразделенной любви оказался одним из самых сильных в моей жизни. После такого ты перестаешь быть тем же человеком, что и раньше. Ты уже не любима, но все чувствуешь в себе связь с той великой силой, которую дает любовь. Приходится искать путь, чтобы сохранить все прежние чувства. Я нашла его - в музыке. Я писала и играла свои песни с 15 лет и не было никакого давления. Просто я и моя гитара. Просто я и мой мрак.
А чуть позже я завела этот канал и он очень помог мне в анализе себя. Он помог мне найти людей, которым не все равно. И сейчас я чувствую изменения. Я чувствую, как они происходят во мне. Я не знаю, где и когда, но я буду готова к ним.
Если вы оказались в той же ситуации, что и я, начните вести личный канал или просто пишите. Говорить - значит делиться, а делиться - значит освобождаться. Мне не интересны старые пердуны… Я охочусь за их дочерьми и сыновьями в молодом возрасте. Речь идет о том, чтобы воззвать к 18летним, призвать их к пробуждению и к выбору. Я хочу, чтобы они осознали каково будет их будущее в ближайшие 20 лет, если они намеренно будут плевать на себя. Я не из тех людей, что говорят: твоя жизнь - твой выбор. Жизнь важна. Это единственное, что у нас есть. Мне очень жаль, что в своё время я не смогла полюбить ее достаточно сильно, чтобы не резать вены и не скулить по ночам в подушку. Мне очень жаль, что я не могу переродиться.
Я не хозяйка своих постов. Они живые существа. Я должна отдать их людям, и это уже не мое дело, как к ним будут относиться. Как автор, я должна проводить их с миром.
Ваше дело - это ваше дело, и не мне вам указывать. Но не обрывайте социальные связи. Возвращение будет очень болезненным.
Я не могу уснуть, потому что внутри меня зияющая дыра, которая засасывает меня внутрь, и слезы сами катятся по щекам. Выпросила вторую таблетку феназепама. Все мои соседи, а их десять, и они пожилые, либо храпят, либо испускают газы, либо кричат, либо ходят под себя. Я будто во сне, и это мой самый худший кошмар. Я почти заснула, и у меня была иллюзия, что Даша обняла меня сзади и прошептала, что она со мной и будет легче, но тут соседка издала такой стон, что поднять можно было и мертвого.
И я решила окунуться в омут и выпустить своих демонов. Пускай немного погуляют в моей голове.
Болезнь, а в моем случае БАР - как Кольцо Всевластия: не надевай, не используй, потому что это вызывает к жизни силы куда более могущественные, чем сам человек, и их нельзя контролировать. Я бы сказала, что во время рецидива неумение говорить "нет" - не уступчивость, а зло, как и все, что ведет к несвободе, в данном случае собственной.
БАР - это музыка, которая может проникать в вас и вырывать глубочайшее, самое сокровенное чувство вины, угнетенности и смятения затем, чтобы вселить в вас надежду. Благодаря каналу у меня есть возможность выносить на всеобщее обозрение то, что большинство людей предпочитают хранить глубоко внутри себя, и превращать это потаенное в нечто социальное.
Общение одновременно с двумя реальностями - одной общественной, построенной на восприятии окружающих меня людей и второй личной, связанной с другим измерением - всегда присутствует в моей жизни. Осознание того, что я могу дать жизнь через канал той части себя, что была скрыта так много лет, было несравнимо ни с чем, и битва только начиналась. Сейчас я борюсь за своё сознание, за свою жизнь, за свою любовь, за то, чтобы люди смогли также, как и я сама, освободить часть себя. Многие люди скрывают часть себя. Ради чего они жертвуют ею?
Это же как отрезать себе ногу. Вы будете ковылять всю оставшуюся жизнь, мучаясь от фантомных болей, чтобы позже осознать при смерти: вот она ваша нога, на месте, всегда была с вами. Но эти мысли придут к вам только, когда вас уже будет пора вести в морг, и ни нога, ни рука, ни голова вам больше не понадобятся.
Я знаю, многие скажут: просто найдите себе врача. Тут сразу все неправильно. За семь лет болезни я поняла, что многим врачам самим надо обратиться к доктору, прочесть статьи и пойти на курсы повышения квалификации. Или устроиться работать в Макдоналдс. С самого начала моя мать предупреждала меня, что врач - это лишь полпути, но я ее не слушала. Она говорила: "Это всего лишь первый шаг, словно ты только еще взобралась на стену, теперь перед тобой Франция, и тебе предстоит пересечь целую страну..." Она была прав. Hо я не слушала ее, теперь я это понимаю.
Когда меня впервые превратили в овоща и я завалила экзамены, потому что плыла по течению, отстав от жизни, на меня вдруг навалилась вся невероятная тяжесть бытия. Это было хуже, чем депрессия. Каждый Божий день я хотела покончить с собой, потому что мой контакт с социумом был разрушен. Я стремилась в то время к отрицанию своей болезни, вместо того, чтобы создавать новую себя. в которую я не верила. Когда я провалилась, только тогда я поняла, что вся эта затея была построена на песке, отнюдь не на камне. Если стремиться только к облегчению симптомов, можно потерять чутье, потерять причину, по которой ты начал страдать тем или иным недугом. Лечение должно сопутствовать социальному взаимодействию, а не быть его стержнем.
Итог: я осталась одна. Без друзей, без любимых, без поддержки, без будущего.
Я начала бороться за то, чтобы вновь обрести себя. И, конечно же, сменила психиатра. В тот момент у меня была мания, и я не могла предложить ему ничего, кроме своей...гм...невыносимой гениальности. Я и правда была умна. На волне эйфорических настроений я поступила в два вуза, один из которых к данному времени закончила, а в другом взяла академ. Но социум так и не становился важной частью моей жизни. Я будто бы жила в пузыре. Чуть позже у меня случились отношения, которые закончились на печальной для меня ноте, что послужило моей первой госпитализации. Я поняла, что была просто использована
Мы потеряли даже сумерки.
Никто не видел нас идущих вместе, взявшись за руки,
уронивших мир.

Из своего окна
я видела праздник заката на далеких холмах.

Иногда кусочек солнца
блестел, как монета на ладони.

Я вспоминаю тебя, и моя душа
цепляется за грусть.

Где ты была тогда?
Кто еще был?
Что говорил?
Почему любовь вдруг обрушивается на меня,
когда мне грустно и ты далеко?

Книга упала на раскрытой странице,
она всегда повернута к сумеркам.

Шляпа лежит у моих ног,
свернутая как раненый пес.

Всегда, всегда ты уходишь вечером
туда, где в сумерках исчезают статуи.

Даш, я не знаю, когда ты это прочтёшь, но я жду тебя.
Бьорк поет о бессмертной любви, и я возрождаюсь.
Когда любишь человека, но он далеко - это словно медленная смерть. Мне часто представлялось это эхом в горах. Ты слышишь человека, находящегося по другую сторону, но не можешь дотянуться до него, вытягиваешь руку и чувствуешь только ночной воздух.
Когда рядом нет твоей любви, нет и слов.
Любовь в нашем возрасте очень юна, безгранична. Она равнозначна жизни и смерти, черному и белому, пламенному чувству и серой реальности. Я надеюсь, что в скором времени нас ожидают зрелые чувства. Зрелая любовь полна полутонов, она не имеет крайностей. Она лежит посередине привязанности и страсти, похоти и долга, обязанности и зависимости, быта и любви.
Это хорошо, что я думаю. Ведь так легче понять себя.
Но любовь нужно поддерживать и выращивать. В одиночку этого не сделаешь, только в обоюдном усердии. И тогда она наполнится цветом и тоном, будет менять свою форму, оставаясь целостной. Такую любовь нужно беречь. И она прекрасна)
Это я о чем. Мне сейчас очень не хватает родной близости с человеком, который уже как месяц заперт в пересыльной психушке. Потому как я сама оказалась в психушке. И кажется, что дальше будет только пустота.
Мне велели взять себя в руки, излучать хорошее настроение и позитив. А у меня слезы просто так катятся по щекам.

"Чего ты такая грустная? Такая красивая и грустишь".
Красивая? Но я не чувствую себя красивой. Я ощущаю себя максимум паленой сумкой луи виттон.