Бла-бла-номика


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Экономика


О российской экономике начистоту и без компромиссов. Самая вдумчивая аналитика от беспощадных критиков. Против полумер и псевдостратегий
Обратная связь: @blablanomika_bot


Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Экономика
Статистика
Фильтр публикаций


Более 1,5 трлн рублей чистой прибыли за прошлый год. Как тебе такое, Илон Маск?

Сбербанк с гордостью распространяет информацию о своих финансовых результатах за прошлый год. Подчеркивается, что по итогам года госбанк занял аж 37-е место в мире, обогнав и Tesla, и многих других.

Не будем много нудить про то, что та же Tesla — это частная инновационная компания, построенная с нуля, а совсем не государственная структура, унаследовавшая крупнейшую сеть отделений еще с советских времен, работающую местами в условиях отсутствия реальных конкурентов. Да и откуда им взяться, учитывая, что по эффекту масштаба Сбербанк заведомо впереди всех, и инвестиции в современные технологии большинству банков в принципе уже не потянуть. Конечно, без грамотного управления можно было своими преимуществами и не воспользоваться, но проблема в том, что никакой речи о сбалансированности экономической и социальной составляющих целей не идет. Руководство крупнейшей ГОСУДАРСТВЕННОЙ финансовой структуры просто ставит себе целью «безусловное увеличение чистой прибыли».

Важнее другое. А именно то, что рекордные показатели по чистой прибыли не берутся из воздуха. И это совсем не экспортные доходы, которыми мы могли бы гордиться. Это просто история про то, как мы, оставляя деньги на депозитах в этом банке, получаем несколько меньше, чем могли бы в условиях конкурентного рынка, а по кредитам платим несколько больше. И это не говоря про огромный почти бесплатный ресурс от денег, лежащих на картах бюджетников и прочих, кто часто вынужден получать зарплату именно на карту этого банка. Историю про комиссии за переводы и вспоминать тоскливо, ведь глава Сбербанка не считает, что кто-либо «от этого страдает».


​​Идеи важнее товаров

Хотя глобальная торговля и иностранные инвестиции стимулировали беспрецедентный экономический рост и инновации, они также привели к значительной потере рабочих мест и снижению уровня жизни для многих простых американцев, — уверен нобелевский лауреат по экономике Пол Ромер, настаивая на необходимости пересмотра торговой политику США.

В частности, экономист предлагает делать различие между глобальным потоком идей и физическим потоком товаров. Так, он уверен, что если идеи должны легко пересекать границы, стимулируя экономический рост и технологический прогресс, то в отношении товаров следует придерживаться более осторожного подхода, защищая отечественное производство и рабочие места.

Таким образом, Ромер предлагает отойти от подхода невмешательства в торговлю, который доминировал в последние десятилетия, и перейти к модели, где во главу угла ставится экономическая безопасность. Что ж, этим уже никого и не удивишь, этот процесс и так уже идет — ограничений во внешней торговле становится все больше. Другое дело, что такая смена ориентиров в факторах принятия решений со стороны экономических субъектов будет иметь очень значимые последствия, которые придется учитывать при реализации экономической политики всех видов. Однако пока что скорее повсеместно наблюдаем все более неуклюжие попытки работать по старым лекалам в принципиально новой среде. В итоге издержки для всех только растут.


Росстат опубликовал основные демографические данные по итогам 2023 года. Число родившихся в 2023 году, несмотря на меры демографической политики, продолжило снижаться (на 3,2% к прошлому году). Число умерших тоже снизилось (на 7,6%), однако это не позволило уйти от естественной убыли.

Естественная убыль составила 495,3 тыс. человек (т.е. умирало людей больше, чем рождалось). Этот показатель на 17,4% лучше, чем был в 2022 году, однако в целом отрицательная динамика численности населения (без учета миграции) продолжается уже седьмой год подряд.

Убыль населения будет частично компенсирована миграционным приростом, но не более, чем на половину. Точных данных о масштабах миграции за весь 2023 год пока нет, но имеющиеся цифры за январь-ноябрь позволяют сделать такие оценки.

Власти в общем-то понимают, что приток мигрантов важен и для поддержания численности населения, и для восполнения дефицита кадров на рынке труда. Но вопрос в том, какой должна быть миграционная политика, чтобы одновременно учитывались интересы всех сторон: российского государства и граждан, работодателей, а также приезжающих к нам мигрантов и их государств.

Как отметил В. Путин, работа по привлечению трудовых мигрантов должна быть качественно улучшена: нужно добиться, чтобы мигранты соблюдали наши законы и традиции, а также учили русский язык. По его словам, «очень важно, чтобы не было раздражителя какого-то со стороны этого миграционного притока», и «прежде всего, конечно, должны думать об интересах граждан Российской Федерации».

Вместе с тем, показатели миграционного прироста в долгосрочной миграции сейчас ниже, чем были до пандемии, а среди приезжающих в Россию долгосрочных мигрантов на первом месте — выходцы из Таджикистана, где дела со знанием русского языка среди молодёжи обстоят не лучшим образом.


Воскресный дайджест «Блабланомики»: самое интересное в канале за неделю

🔸 Какой выход из демографического кризиса нашли японские магазины «конбини» (от англ. convenience store — удобный магазин)

🔸 Почему Банк России систематически занижает оценку динамики цен на мировом нефтяном рынке

🔸 Какой вредный совет дал канадский министр по вопросам окружающей среды и изменения климата

🔸 В чем заключается проблема российских инноваций

🔸 Как вырос мировой рынок органической с/х продукции в 2022 году

🔸 Может ли пассивное инвестирование убивать фондовый рынок


Пассивное инвестирование убивает фондовый рынок?

Деньги — работают, ты — отдыхаешь. Так можно назвать основной принцип пассивного инвестирования. При таком подходе инвестор не пытается заработать на выявлении и использовании неэффективностей рынка за счет скрупулезного анализа данных и отчетности компаний, а наоборот, рассчитывает получить прибыль от его естественного движения.

Предполагая, что рынок перманентно растет в долгосрочной перспективе, пассивное инвестирование пытается воспроизвести этот рост путем создания хорошо диверсифицированных портфелей из отдельных акций. В предельном случае портфель инвестора будет равномерно распределен между всеми акциями на рынке. Такую возможность массовому инвестору обеспечивают инструменты коллективных инвестиций, в России это паевые инвестиционные фонды.

Но что если все больше инвесторов начинают прибегать к пассивному инвестированию вместо того, чтобы проводить более сложной и рискованный, но потенциально и более прибыльный анализ рынка? В этом случае получается интересный парадокс. Рост инвестиций в фондовые индексы без оглядки на конкретные акции может подрывать гипотезу об эффективности рынков, на которых и базируется пассивное инвестирование. Изменения в стоимости акций станут менее чувствительными к фундаментальным показателям, и будут определяться в первую очередь притоком средств пассивных инвесторов.

И это не гипотетический сценарий. Результаты одного из недавних исследований подтверждают, что сбережения все чаще перетекают в недорогие индексные фонды, которые просто покупают и держат акции основного фондового индекса, такого как S&P 500. Экономисты протестировали чувствительность цен на акции компаний к валютным шокам и установили, что колебания валютных курсов оказывают меньшее влияние на акции компаний в тот период, когда они находятся в индексе, чем когда они выходят из него. По мнению авторов, такие результаты указывают на то, что увеличение индексации препятствует включению информации в цены акций.

Вряд ли нас, конечно, ожидает запрет на пассивные инвестиции, скорее это еще одно напоминание о том, что ланчей даром не бывает — «бесплатные» пассивные инвестиции возможны только в том случае, когда кто-то на рынке выполняет свою работу активного инвестора.


​​Мировой рынок органической с/х продукции в 2022 году вырос на 8,4% до почти €135 млрд, согласно данным отчета исследовательского института органического сельского хозяйства (FiBL). Площади органических сельхозземель при этом выросли более чем на четверть (+26,6%), а численность производителей органической продукции составила 4,5 млн (годовой прирост также около 26%). Динамика развития данного сегмента впечатляет!

По России, однако, показатели более чем скромные. По состоянию на 9 февраля 2024 года в нашей стране зарегистрировано всего 170 официальных производителей органической продукции, по данным Минсельхоза. Больше всего (15) — в Воронежской области, по 12 в Московской области и Краснодарском крае.

Для сравнения, еще в 2022 году в Индии численность производителей органической с/х продукции составляла 2,48 млн единиц, в Италии — 82,6 тыс., во Франции — 54,4 тыс., в Германии — 36,7 тыс., в США — 17,5 тыс. (данные FiBL).

Есть ощущение, что несмотря на принятую в июле прошлого года «Стратегию развития производства органической продукции в РФ до 2030 года», цель занять значимую нишу на мировом рынке у нас пока даже и не ставится. Ведь согласно Стратегии, объем внутреннего рынка органической продукции в России к 2030 году составит 149,8 млрд рублей (€1,5 млрд). И это даже не соответствует текущей нижней планке европейских стран, не говоря уж о лидерах — США (€56,6 млрд в 2022 году), Германия (€15,3 млрд), Китай (€12,4 млрд).

Китай, кстати, именно в 2022 году впервые вырвался в тройку лидеров, потеснив Францию. России же нет и в топ-10…

Пока единственной страной, признавшей на государственном уровне российские органические сертификаты, является Катар. И здесь нужна большая работа, так как без этого возможности экспорта подобной продукции у России останутся весьма ограниченными, несмотря на большой потенциал и очевидный мировой спрос.


Аналогичный показатель в Ирландии составляет 41,7%, Финляндии — 25,6%, Германии — 21,6%, Италии — 15,4%, Франции — 8,7%, по данным Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ.

Но проблема российских инноваций не только в том, что их мало относительно зарубежных стран. Беспокойство вызывает то, что инновации в стране слабо ориентированы на рынок.

Важнейшим фактором высокой инновационной активности остается господдержка через закупки и прямые бюджетные расходы. В отраслях с наиболее высоким уровнем инноваций доля инновационной продукции, реализованной по государственным и муниципальным контрактам, в 2-4 раза выше средней по обрабатывающей промышленности.

В производстве летательных и космических аппаратов этот показатель составил 44,3%, строительстве кораблей и судов — 21,3%, производстве компьютеров — 20,6%. И там же наблюдается наиболее высокая доля инновационной продукции в объеме продаж (более 20%). А, например, в производстве лекарственных средств доля инновационной продукции в рамках госконтрактов составляла 3,3%, а доля инновационной продукции в объеме продаж — лишь 5,7%.

Почему это проблема? Чрезмерное полагание на господдержку через госзаказы приводит к слабой ориентации производителей на рынок. Особенно опасно это в ситуации санкций и закрытости российского рынка. При снятии санкций мы рискуем получить эффект начала 1990-х годов, когда открытие рынка привело к обвалу промышленности.

Значит ли это, что господдержка не нужна? Нет, господдержка нужна, но в иных формах. Развитие инноваций должно идти через максимальную поддержку частного (именно частного, не аффилированного с государством или госкорпорациями) бизнеса и конкуренции на внутреннем рынке. Важно развитие так называемых ОЕМ — конечных производителей оборудования, которые будут конкурировать между собой и создавать спрос на инновационную продукцию, в том числе за счет поставщиков в секторе МСП.

Именно это обеспечит конкурентоспособность российских инноваций и при санкциях, и без них.


Вредные советы из Канады

«Правительством было принято решение прекратить инвестиции в строительство новой дорожной инфраструктуры», — заявил на днях канадский министр по вопросам окружающей среды и изменения климата Стивен Гильбо. Тем самым предполагается снизить нагрузку на окружающую среду, в том числе стимулируя население ходить пешком и пересаживаться с автомобилей на велосипеды.

Волна критики, конечно, не заставила себя ждать. В том числе потому, что не все в Канаде готовы ездить на велосипеде и пешком по сугробам. Министр на фоне этого оправдывался, что речь шла о прекращении только крупных проектов и т.д.

Однако почему же столь радикальные высказывания опасны? Продуманная развитая инфраструктура — залог рационального подхода к экологии. Например, чем быстрее и более короткими путями ездит транспорт, тем меньше выбросов в атмосферу.

Да и в целом экологический прогресс происходит гораздо быстрее, если он сочетается с экономическими интересами. Если бизнес видит, что инвестиции в экологию окупаются, он активно поддерживает тренд. Если экологический радикализм приводит к ухудшению логистики, например, это подрывает доверие к экологам.

Да, может, конечно, в Канаде сейчас дорожная инфраструктура оптимальна для текущих целей развития. Но экологический угар начинает пугать. Ведь все чаще предлагаются такие вещи, которые и экологии не помогут, и экономику могут разрушить. В итоге к реальной экологической повестке лишь все меньше и меньше интереса и доверия.


​​Коллеги возмущаются, что Банк России косплеит прогнозы Международного энергетического агентства, играющего на стороне стран-потребителей нефти. Но такая позиция ЦБ, к сожалению, нисколько не удивляет. Банк России систематически занижает оценку динамики цен на мировом нефтяном рынке в последние годы.

И такое поведение вполне укладывается в общую парадигму проводимой денежно-кредитной политики — всеми силами преувеличиваем риски инфляции для оправдания необходимости сохранения высоких процентных ставок в экономике. Ведь если цены на нефть в прогнозе, не дай бог, сделать высокими, то это значит, что угрозу ослабления рубля уже нельзя будет использовать для объяснения причин будущей инфляции. А так всегда есть удобная причина, почему можно говорить, что ставки нужно держать высокими.


Японские так называемые «конбини» (от англ. convenience store — удобный магазин) нашли выход из демографического кризиса в роботизации.

Seven-Eleven, крупнейшая сеть магазинов повседневного спроса в стране, уже управляет несколькими полностью автоматизированными магазинами в Токио. Этой весной компания планирует открыть больше магазинов без персонала. Другая популярная сеть FamilyMart также идет по этому пути и начала использовать роботов для мытья полов в магазинах. Каждый такой робот экономит драгоценное время сотрудников, которых становится все труднее нанять, учитывая нехватку рабочей силы в Японии.

В России трудовые ресурсы все равно остаются сравнительно дешевыми по сравнению с развитыми странами, особенно на фоне дорогих денег. О дефиците на рынке труда все чаще говорят как об одном из факторов ограничения экономического роста. Хотя решение находится буквально под носом. Запуск модернизации производственных процессов, обновление оборудование и роботизация производства. Правда, для всего этого нужны другие денежно-кредитные условия. Процентные ставки по кредитам в Японии находятся на уровне ниже 2%, а в России на порядок выше. Пока эта проблема не будет решена через инструменты денежно-кредитной политики обилие низкопроизводительных рабочих мест так и будет продолжать тормозить рост экономики России.


Воскресный дайджест «Блабланомики»: самое интересное в канале за неделю

🔸 Что было сказано на совещании у Президента по экономическим вопросам и почему этот посыл должен иметь долгоиграющие последствия

🔸 Чему равен дефицит федерального бюджета по итогам января 2024 года

🔸 На каком месте оказались Москва и Санкт-Петербург в рейтинге городов по индексу стоимости любви, подготовленном The Economist, и что в этом циничного

🔸 Что не так с предложениями создавать молодые семьи и рожать детей российским студентам

🔸 Почему денежно-кредитная политика важна для инноваций

🔸 О чем говорится в пресс-релизе Банка России о ключевой ставке от 16 февраля

🔸 Какая несостыковка есть в пожеланиях Президента и заявлениях Эльвиры Сахипзадовны

🔸 Почему немецкая политика в области энергетики «абсолютно токсична»


​​Минтранс сообщил, что высокоскоростные поезда между Москвой и Санкт-Петербургом будут ходить каждые 10-15 минут. И это здорово!

А в это время во многих других городах России ⬇️😊


А ведь буквально сегодня Эльвира Сахипзадовна в очередной раз заявила, что чем больше Правительство будет внедрять льготных программ (разного рода специальных механизмов), тем более высокой ЦБ будет делать рыночную ставку. Правительство, следует полагать, в ответ будет пытаться сделать еще больше льготных программ. А ЦБ...

Ну, в общем, есть проблема.


Пресс-релиз Банка России о ключевой ставке от 16 февраля в кратком изложении:

🔹 Инфляция снижается, но мы будем продолжать давить.

🔹 Рост ВВП в 2023 году превысил прогноз ЦБ, а значит, мы будем просто-таки нещадно с ним бороться.

🔹 Кредитование замедляется, не можем нарадоваться.

🔹 Трудовых ресурсов в экономике все так же не хватает, но мы стараемся, чтобы работников так много не требовалось.

🔹 Льготную ипотеку все еще берут, это раздражает.

🔹 Ключевая ставка в этом году будет выше, чем мы говорили вам ранее, но это должно укреплять ваше к нам доверие.


Денежно-кредитная политика важна для инноваций

Ранее мы уже обращали внимание на результаты исследований экономистов, которые показывают, что политика центрального банка может оказывать влияние на инновационную активность в экономике.

И вот очередное подтверждение этого тезиса. Исследователи из Австралии пишут, что «в экономической литературе существует небольшое, но растущее количество работ, которые показывают, что макроэкономические условия и шоки денежно-кредитной политики могут иметь среднесрочные последствия для производительности и, следовательно, уровня жизни и экономической активности». На примере Австралии авторы демонстрируют, что сдерживающая денежно-кредитная политика сопровождается снижением расходов на НИОКР, что в свою очередь приводит к более низкому уровню производительности в среднесрочной перспективе.

Результаты исследования также говорят о том, что жесткая денежно-кредитная политика оказывает более сильное негативное воздействие на инновации в сфере малого и среднего бизнеса, что согласуется с тезисом о том, что представители данного сектора в большей степени подвержены негативному влиянию повышения процентных ставок в экономике.

Итак, зафиксируем важную мысль. С учетом своего потенциального влияния на экономику денежно-кредитная политика не может сводиться только к контролю за инфляцией, а должна стремиться поддерживать разумный баланс между поддержанием стабильности и развитием экономики.


Сейчас в рамках политики повышения рождаемости уделяется немало внимания пропаганде молодого родительства, в том числе — рождению детей в студенческих семьях.

Буквально на днях, к примеру, было заявлено о создании комнат для пребывания маленьких детей в вузах, чтобы женщины могли заботиться о ребенке без отрыва от обучения или преподавания.

Но что сейчас происходит со студенческими стипендиями? На какие деньги предлагается создавать молодые семьи и рожать детей?

Академическая стипендия в вузе (для очника на бюджете, который учится на «хорошо» и «отлично») составляет 1967 рублей в месяц в 2024 году. Социальная стипендия (для сирот, инвалидов, малообеспеченных, ветеранов) — чуть больше, 2953 рубля.

Есть, конечно, дополнительные выплаты от вуза, государства или частных компаний за особые достижения в учебе, науке и спорте — различные именные стипендии, гранты и премии, а также стипендии Президента и Правительства. Их размер может составлять от 1,0-1,5 тыс. рублей в месяц до 15-20 тыс., а в редких случаях — и до 50-55 тыс. рублей, однако в масштабах страны такие крупные выплаты носят единичный характер.

В целом, если поделить весь стипендиальный фонд, включая материальную помощь, на общее количество студентов вузов, то средняя стипендия составит менее 5 тыс. рублей в месяц. Для сравнения, МРОТ с 2024 года составляет 19,2 тыс. рублей, а прожиточный минимум трудоспособного человека — 16,8 тыс. рублей.

К слову, матери-студентки могут рассчитывать на пособие по беременности и родам, исходя из размера получаемой стипендии, а далее — на единое пособие на детей в размере от 50% до 100% детского прожиточного минимума в регионе в зависимости от материального положения семьи. В 2024 году размер такого пособия составит в среднем от 7,5 до 15 тыс. рублей ежемесячно.

Есть и другие меры поддержки — маткапитал, единовременное пособие при рождении ребенка, региональные выплаты, но даже в самых благополучных регионах их явно недостаточно для того, чтобы молодая студенческая семья могла самостоятельно жить, растить ребёнка и одновременно продолжать учёбу.


​​В честь Дня всех влюбленных The Economist подготовил рейтинг городов по индексу стоимости любви (cost-of-loving index)

Индекс рассчитывался в расчете на «роскошное» свидание, включающее в себя ужин из двух блюд и бутылки вина на две персоны, дополнительную бутылку вина, приобретенную в супермаркете, два напитка в баре отеля, два билета в кино и поездку на такси.

Возглавили рейтинг Шанхай (почти 600$ за свидание) и Нью-Йорк (560-570$). Для нашей страны же примечательно, что сразу два российских города попали в рейтинг: Москва (8 место и почти 500$ за свидание) и Санкт-Петербург (12 место и около 450$).

Где вы нашли такие цены на свидания? Зададутся, наверное, таким вопросом многие читатели. The Economist поясняет, что данные собираются с расчетом на бизнес-путешественников и экспатов, а «не местных влюбленных пташек, хватающих дешевый перекус».

Надо сказать, что циничность The Economist, конечно, порой поражает. И не только в отношении «местных пташек». Примечательно, что два российских города включены в рейтинг роскошных свиданий для экспатов и бизнес-путешественников, несмотря на агрессивную позицию издания в отношении России в целом и циничное отношение его руководства к текущему конфликту.

Но как говорится, не в деньгах счастье. Креативный подход может сделать лучшим и совсем не роскошное с точки зрения затрат свидание. ❤️


Дефицит федерального бюджета по итогам января 2024 года составил 308 млрд руб., сообщает Минфин. Примечательно, что дефицит федерального бюджета сохранился на фоне рекордно высоких темпов роста его доходов (на 76,6%) и одновременного сокращения расходов (на 13,4%) по сравнению с январем 2023 года.

Бурный рост доходов федерального бюджета, конечно, в значительной степени связан с «низкой базой» прошлого года, когда из-за перехода на единый налоговый счет возникли многочисленные технические проблемы с зачислением средств. Однако стоит обратить внимание еще и на то, что традиционно крупные статьи доходов — НДС и НДПИ — сейчас показывают темпы роста существенно ниже средних. Например, поступления НДС выросли на 38,3%, а нефтегазовые доходы (где значительная часть приходится на НДПИ) — на 58,7%. Что же вызвало более чем 75%-ный рост суммарных поступлений? На эту тему в краткой сводке Минфина приводится лишь намек, что весьма значимую роль в доходах бюджета сейчас сыграли разовые поступления, такие как платежи по квотам на вылов биоресурсов.

Снижение расходов федерального бюджета в январе 2024 года также отчасти связано со статистическим эффектом — только теперь «высокой базы» 2023 года, когда Правительство начало в ускоренном режиме финансировать госзакупки. При этом текущий январский объем расходов (2,7 трлн руб.), хоть и отстает от января 2023 года, но существенно опережает январские показатели 2022, 2021 и других годов.

Отрадно, что в целом бюджетная политика в январе 2024 года сохранила стимулирующий характер. В тех сверхжестких условиях, в которые поставила экономику политика Банка России, сохранение бюджетных стимулов в виде опережающего роста расходов бюджета над его доходами сейчас критически важно для того, чтобы структурная трансформация экономики была продолжена.


На повестке дня — будущее направление экономической политики. Результаты прошлого года не должны вводить в заблуждение. В отдельные годы российская экономика может демонстрировать темпы роста выше мировых, однако на систематической основе делать это не получается. Поэтому ключевой вопрос заключается в том, что надо сделать для сохранения набранной динамики.

На совещании у Президента по экономическим вопросам было сказано о том, что «крайне важно выдерживать баланс между задачами развития, наращивания инвестиций и кредитования, сохранения занятости и обеспечением ценовой стабильности». И это очень мощный посыл, который может и должен иметь долгоиграющие последствия.

Дело в том, что Банк России в рамках своей действующей парадигмы никакого баланса выдерживать не пытается, видя свою задачу исключительно «в поддержании ценовой стабильности». При этом он обычно ссылается на закон о центральном банке, в котором в 2013 году, уже после прихода Э.С. Набиуллиной, незаметно появилась довольно странная, но судьбоносная статья. Эта статья, посвященная формулировке «основной цели денежно-кредитной политики», почему-то оказалась вставлена в главу «Организация наличного денежного обращения». А ее формулировка тоже выглядит достаточно витиевато. Указывается, что основной целью ДКП является «защита и обеспечение устойчивости рубля — посредством поддержания ценовой стабильности — в том числе для формирования условий сбалансированного экономического роста». Благодаря такой многоэтажной конструкции центральный банк получил возможность подстраивать под эту формулировку чуть ли не любое свое действие.

Теперь же Президент четко сформулировал, что цели деятельности ЦБ необходимо рассматривать более широко, в сбалансированной связке «развитие — занятость — ценовая стабильность». Это идет вразрез с текущими принципами работы ЦБ. Попытки замораживания кредитования при текущем уровне процентных ставок, поднятых ЦБ для борьбы с инфляцией, представляются одним из ключевых рисков торможения экономического роста в стране. Просто потому, что рост экономики вообще не является целью для российских денежных властей.

На этом же совещании были озвучены важные целевые установки о том, что главным приоритетом является повышение доходов и качества жизни граждан, благополучия российских семей, и что для этого необходима «активная стимулирующая политика, которая позволит на новом уровне раскрыть индустриальный, аграрный, транспортный, высокотехнологичный потенциал России». Проблема в том, что сейчас стимулирующая политика как вид политики фактически предана в стенах ЦБ анафеме. Политика у них может быть либо жесткой, либо нейтральной. Любые меры стимулирующего характера рассматриваются как потенциально опасные и способные нанести урон так называемой макроэкономической стабильности.

Остается надеяться, что тезисы с совещания, на котором было сказано о скором завершении работы над планом социально-экономических действий на ближайшие шесть лет, станут основой для работы и законодателей. Цели Банка России действительно должны быть сбалансированы, и это должно быть закреплено в законе, иначе экономическая динамика так и будет скакать то вверх, то вниз. Ориентироваться в конечном итоге надо не столько на инфляцию саму по себе, а на то, чтобы рост доходов населения ее опережал.


Немецкая политика в области энергетики «абсолютно токсична», — рассказал в интервью Financial Times глава Федеральной ассоциации промышленности (BDI) Зигфрид Руссвурм.

По его словам, никто не может с уверенностью сказать, как будет выглядеть энергобаланс страны через семь лет, а потому никто не знает, насколько высокими будут цены на энергию в Германии к тому времени. Для компаний, которым требуется принимать инвестиционные решения, это абсолютно токсично.

Напомним, что Германия планирует достичь углеродной нейтральности к 2045 году и получать 80% потребляемой электроэнергии за счет энергии ветра и солнца к 2030 году, по сравнению с 41% в 2021 году.

«Мы преследуем цель в 100 процентов, когда очевидно, что последние 10 процентов обойдутся невероятно дорого», — обеспокоен Руссвурм, называя климатическую повестку в Германии самой жесткой среди всех стран в мире и отмечая, что решение Германии сократить использование атомной энергии и угля и перейти на возобновляемые источники ставит немецкие компании в невыгодное положение по сравнению с бизнесом других развитых стран.

«Компании говорят, что им становится все труднее осуществлять какое-либо долгосрочное планирование, у них большие сомнения по поводу продолжения инвестирования в Германию в таких условиях. В других местах условия лучше. И они уходят за границу», — рассказал Руссвурм, вспомнив Volkswagen, решивший построить производство аккумуляторов в США, и инвестиции BASF в размере €10 млрд в современный нефтехимический завод в Китае.

В целом, энергетическая политика Германии с отказом не только от угля, но и от атома, и от российского газа, давно удивляла. Ведь это яркий пример того, как в политическом угаре рациональное мышление в интересах собственного бизнеса, экономики и населения может задвигаться на второй план.

Показано 20 последних публикаций.