Кристина Потупчик

krispotupchik Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

Обзоры книг, фильмов и фотографии. Обратная связь @KristinaPotupchik
Язык канала
Русский

Категория
Блоги

Язык канала
Русский
Категория
Блоги
Добавлен в индекс
09.05.2017 23:31
Последнее обновление
23.10.2017 00:09
11 330
подписчиков
~11.3k
охват 1 публикации
~4.4k
просмотров в день
~4
постов / нед.
34
репостов
80
упоминаний
Репосты и упоминания канала
репостнул запись
18 Oct, 22:51
репостнул запись
18 Oct, 22:39
репостнул запись
13 Oct, 22:42
репостнул запись
13 Oct, 20:40
репостнул запись
13 Oct, 20:34
репостнул запись
9 Oct, 16:13
репостнул запись
1 Oct, 11:55
репостнул запись
28 Sep, 16:35
репостнул запись
28 Sep, 15:16
репостнул запись
20 Sep, 20:16
репостнул запись
16 Sep, 14:29
репостнул запись
25 Aug, 23:04
репостнул запись
25 Aug, 23:02
репостнул запись
17 Aug, 21:25
репостнул запись
21 Jul, 22:06
репостнул запись
19 Jul, 17:55
репостнул запись
10 Jul, 00:44
репостнул запись
27 Jun, 19:38
репостнул запись
27 Jun, 19:38
репостнул запись
27 Jun, 19:34
репостнул запись
27 Jun, 19:22
репостнул запись
17 Jun, 16:21
репостнул запись
17 Jun, 15:57
репостнул запись
16 Jun, 17:00
репостнул запись
30 May, 06:39
репостнул запись
27 May, 13:58
репостнул запись
27 May, 13:56
репостнул запись
17 May, 16:18
репостнул запись
12 May, 22:51
репостнул запись
12 May, 22:48
репостнул запись
10 Apr, 21:54
репостнул запись
2 Dec, 13:02
репостнул запись
14 Sep, 21:27
репостнул запись
14 Sep, 21:27
Последние публикации
krispotupchik
22 Oct, 19:36
Forwarded From: @greenlampbooks
Кафка научил меня надежде. Всегда надеюсь, что неприятные мне люди могут превратиться в жуков.
krispotupchik
20 Oct, 11:39
Forwarded From: @vershki
На обложке книги Мьевиля про русскую революцию будет зигующий Ленин-супермен.
krispotupchik
18 Oct, 20:18
Виктор Пелевин "iPhuck 10"

Если совсем кратко, то Пелевин снова молодец. Однако популярное нынче мнение о том, что это его лучший текст за последние десять лет, всё-таки не поддержу. Наверное, потому что каждый раз от Виктора Олеговича ожидаешь чего-то сверхъестественного, но новой «Священной книги оборотня» так и не случается. Если в последних своих романах он в основном догонял так называемую реальность, то в новой книге гуру устроил погоню за будущим.
Будто пытался наконец написать книгу, которая не устареет через месяц после выхода. Правда, в итоге получился какой-то матричный киберпанк с элементами т/с «Чёрное зеркало», романа «1984» и фильма «Она» старика Спайка Джонса.

И несмотря на всё визионерство, в этом технопессимистическом детективе ощущается явное отставание от актуальной информационной повестки. Местами даже упоминаемые в книге тренды настолько устарели, что начинаешь переживать за Виктора Олеговича. Кто знает, вдруг после «Поколения П» он попал в плен к Гусейну, и с тех пор тексты за него пишет полицейский алгоритм?

Однако только я занесла палец над клавиатурой, чтобы поругать автора за отсылку к художнику Павленскому, как наш любитель прибивать смыслы к брусчатке реальности поджег новую дверь, на этот раз уже французского банка. Не за такое будущее боролись Карл Маркс с Фридрихом Энгельсом.

В будущем же по Пелевину больше не занимаются сексом в привычной форме, только через специальные симуляторы — «айфаки» и «андрогины». Как принято в большинстве футуристической литературы — за обществом будущего ведётся тотальная слежка через всевозможные гаджеты.

Зато изрядно представлено разнообразие гендерных категорий, например главная героиня романа официально считается «бабой с яйцами», так как ей вживлены тестостероновые диспенсеры. Подобные каламбуры, а также секс вперемешку с философией, канонизированная Ангела Меркель, 13-метровый портрет Николая Чудотворца, выложенный из костей динозавра, гипнобалалайки и несмешные шутки про феминизм — всё это можно встретить в новой пелевинской фантасмагории.

В романе основное внимание уделено проблеме искусственного интеллекта (будто бывает другой, ха!), а также рынку предметов искусства, где самым дорогим в плане прибыли историческим периодом является начало XXI века. Ценность культурных артефактов этого периода больше не привязана к их физическому воплощению, а полностью содержится в компьютерном коде. На чёрном рынке действуют хакеры, способные с помощью квантовых механизмов взломать прошлое и подделать предмет искусства с помощью специальной алгоритмической программы.

Но для того, чтобы этот алгоритм мог воссоздавать шедевры, необходимо наделить его главным источником творческой энергии по Пелевину — способностью быть несчастным. Таким образом, программа по имени Жанна, собрав в себе полный набор человеческих страданий, начинает рефлексировать ровно до тех пор, пока не осознаёт причину их возникновения. После чего и начинается классическая «пигмалионовская» (по Бернарду Шоу) драма взаимоотношений между творцом и его творением.

Ещё одним знаковым отличием романа «Айфак 10» стал его эпилог, а точнее — форма изложения мыслей в нём. Писатели, как известно, бывают двух видов. Есть те, кто всю жизнь пишет одну книгу — и те, кто всю жизнь пишет ни одной. На протяжении всего романа Виктор Олегович вновь доказывал свою приверженность к первой группе писателей, продолжая повествование, начатое ещё в «Затворнике и шестипалом» и «Омоне Ра».

Но на этот раз автору надоело скрываться за пространными формулировками и устами Порфирия Петровича он делает духовный каминг-аут. Было бы неблагодарно пересказывать этот отрывок, поэтому лучше просто прочитать сам эпилог, если нет желания знакомиться со всей книгой целиком. Собственно, ради него и была написана вся книга. А то и не одна.
krispotupchik
18 Oct, 20:18
krispotupchik
18 Oct, 11:09
Forwarded From: @kpotupchik
krispotupchik
13 Oct, 20:27
Читаю нового Зыгаря, а здесь Лев Николаевич Толстой как будто колонку на Репаблик написал. Удивительные исторические параллели
krispotupchik
12 Oct, 13:51
Клаус Шваб «Четвертая промышленная революция»

Клаус Шваб, немецкий экономист, основатель Давосского форума, написал полезную книгу о профессиях и технологиях будущего. Разбираться в больших данных, блокчейне и искусственном интеллекте в 79 лет не самое характерное явление, так что продемонстрировал своим примером нейропластичность в действии.

Книга больше похожа на справочник технологий, которые изменят экономику в самом ближайшем будущем, а также мыслей о том, как это отразится на бизнесе и человеке. В итоге у Шваба получился самый настоящий атлас возможностей и проблем в перспективе ближайших 5 — 10 лет.

Автор озадачивает читателей вопросом — «как приспособить под себя новую современность»? Эта задача сейчас стоит очень остро. В реальности, где биткойн из игрушки крипто-панков потихоньку превращается в угрозу международной финансовой системе, где фактически обесценены как низкоквалифицированная рабочая сила, так и обыкновенный капитал, начинать задумываться о своей нужности надо было уже вчера.

Основные проблемы, которые предрекают нам технопессимисты — ещё бо́льшая концентрация профитов в руках небольшого процента людей (тот самый «железный закон олигархии»), автоматизация многих профессий и усугубление гендерного неравенства.

Но есть и хорошие новости: скорость технологических изменений позволит осуществлять пересадку органов с использованием 3D-печати, проводить аудит с помощью искусственного интеллекта, собирать налоги с помощью блокчейна. Технологии также дадут людям способы находить новые пути для обхода государственного надзора и давления. Блокчейн не нуждается в государстве и может автономно вести расчёты, а это значит, что нельзя будет, например, заблокировать ваши счета.

Модель экономики «on demand», которая придёт на смену современному постиндустриальному обществу будет способствовать формированию новой экосистемы занятости, основанной на удалённом доступе — виртуальном «облаке» исполнителей со всего мира.

Люди в таком «облаке» в основном довольны своим существованием: отсутствие стресса, деньги, свобода, никакого дресс-кода. И всего этого можно добиться только с помощью сетевого взаимодействия. Если, например, ты умеешь кодить или можешь в веб-дизайн, то зачем переезжать из Нижневартовска в Москву и отдавать львиную часть дохода за аренду квартиры? Ведь вместо этого можно с тем же успехом жить припеваючи на малой родине, получая при этом столичную зарплату. Правда, стать востребованным в таком облаке могут только те, кто обладает ходовыми в цифровой реальности навыками.

Но будет в Прекрасном Мире Будущего и ещё один аспект, уйти от которого пока не представляется возможным. Даже несмотря на уберизацию и блокчейнизацию всего. Речь идёт о региональной составляющей рынков.

Да, в глобальной экономике существуют проекты, аналогичные Coursera, которые ориентированы на англоязычный мир, на потребности локальных экономик США и Европы. России же потребуется аналогичная онлайн-платформа, ориентированная на потребности национальной экономики нашей страны.

Через прогнозирование и планирование развития секторов экономики РФ можно создать перечень специальностей и компетенций, который и нужно как следует прокачать, чтобы подготовить необходимое количество специалистов. А помимо наличия такой онлайн-платформы нам необходимо ещё совершенствования уже существующих на рынке квалификаций, и создание моды на подобное дополнительное образование. Не менее остро стоит вопрос и об IT-образовании для детей. Хотя в России активно развиваются центры робототехники, соответствующая отрасль находится в зачаточном состоянии, а для неё нужна крайне грамотная законодательная и экономическая регуляция. Иначе молодое поколение российских детей окажется на задворках истории. Что допустить было бы крайне нежелательно.

А пока почитайте интервью детей, за будущее которых можно быть спокойным: https://knife.media/digital-economy/
krispotupchik
12 Oct, 13:50
krispotupchik
9 Oct, 22:52
Forwarded From: @egorgalenko
krispotupchik
9 Oct, 16:11
Планы на осень
krispotupchik
5 Oct, 16:23
Forwarded From: @Polyarinov
Ужасно рад тому, что Нобеля дали Кадзуо Исигуро. Больше всего у него люблю второй роман «An artist of the floating world», который у нас называется «Художник зыбкого мира». Хотя, конечно, тут все от настроения зависит, Исигуро настолько разный и настолько другой в каждой новой книге, что их все есть за что любить. И не любить тоже.
Три года назад я перевел его эссе из Гардиана, где он рассказывает о своем писательском методе под названием «Прорыв». Очень полезный текст для всех, кто пытается писать:

«Я полностью отменю все дела на ближайшие четыре недели и устрою себе то, что мы с женой немного загадочно назвали „Прорыв“. С понедельника по субботу, с 9 утра до 10.30 вечера я буду занят только одним делом — я буду писать. Часовой перерыв на ланч и двухчасовой — на ужин. Я не увижу ни одного письма и даже близко не подойду к телефону».

http://telegra.ph/Kadzuo-Isiguro-kak-ya-napisal-ostatok-dnya-za-chetyre-nedeli-10-05
Кадзуо Исигуро: как я написал "Остаток дня" за четыре недели
Оригинал на сайте The Guardian. Многим людям приходится засиживаться на работе допоздна. И все же когда речь идет о написании романа, все сходятся во мнении, что после четырех часов работы над текстом продуктивность сильно снижается. Я всегда был в целом согласен с этой точкой зрения, но летом 87-го понял, что нуждаюсь в более решительном подходе. Моя жена, Лорна, была того же мнения. До этого момента, с тех пор как пять лет назад я ушел с работы, мне удавалось неплохо поддерживать постоянный писательский ритм…
krispotupchik
1 Oct, 19:20
Forwarded From: @knifemedia
krispotupchik
28 Sep, 15:00
Джон Уильямс, «Стоунер»

На первый взгляд произведение Уильямса может показаться лишь грустной историей о филологе-неудачнике. О малодушном и крайне терпеливом персонаже. Всё содержание книги - мрачный пересказ ординарных событий из жизни среднестатистического человека — родился, учился, женился, расплодился, умер. Весь сюжет Стоунер просто живёт, жизнь просто идёт.

Первую половину книги тонус покорности главного героя вызывал настолько сильное раздражение, что очень долго хотелось стукнуть его чем-нибудь, а потом я просто стала ждать, когда он покончит с собой, ну или умрёт от горя. Но герой нетороплив, а его слабость и безразличие, ставшие образом жизни, в конце концов логичным образом приносят несчастье окружающим. И эти заложники стойкости человека, смирившегося с судьбой, тоже не сопротивляются, а покорно ждут, когда и их жизнь подойдёт к концу. Таким образом, сюжет наполняется кучей несчастных людей, к которым почему-то не испытываешь никакого сентиментального сострадания. Даже наоборот - безотрадное разнообразие всевозможных неудач вызывает некий азарт предвкушения, ведь только в изощрённости их новых несчастий есть хоть какая-то интрига.

И всё же, несмотря на монотонность интонаций пересказа различных несправедливостей, эта тихая драма не оставляет в покое. Как это работает -непонятно - но оторваться невозможно. Наверное потому, что разгадать тайну возникновения столь безуспешной жизни героя не так-то просто. Стоунер не похож ни на одного из классических литературных «терпил» — ни на чеховского Дымова из «Попрыгуньи», ни на набоковского Кречмара. Здесь автор предлагает читателю под микроскопом рассмотреть жизнь одинокого интеллектуала, живущего без любви. И, казалось бы, всё дело в нём, в его нерешительности и нескончаемом терпении. Но когда начинаешь понимать, что абсолютно все персонажи в этой книге будто вышли из одного учреждения для душевнобольных, становится ясно, что не мог один маленький малодушный человек заварить уныние такого масштаба.

Разгадка успеха этого произведения, возможно, таится уже в читательском фидбеке. Среди отзывов можно встретить немало формулировок типа: «О, узнал себя в Стоунере» или «Стоунер — это я» и т.д. И вот загадочная трагедия индивидуальности превращается в заурядную драму о среднем классе.
Тот самый пресловутый «средний класс», который с переменным успехом силятся найти у нас в стране, на Западе давно подверг свой образ жизни максимальной роботизации. Не в смысле внедрения чипов и потребления высокотехнологичных IT-продуктов - речь скорее про зацикленную последовательной действий в повседневности.

Трагедия – элитарный жанр, а для среднего класса нет таких удовольствий душевного поиска и приключений. Средний класс придумал страховать здоровье от несчастных случаев и болезней, изобрел курорты. Он хорошо регулирует свои аффекты и дорожит стабильностью. Коллективный Стоунер лучше будет и дальше безмолвно терпеть свою жизнь вполсилы , чем попытается рискнуть и что-то изменить.

Но дадим слово автору:

«Иной раз, когда его дочь, словно переходя бесцельно из одной комнаты в другую, приезжала к ним в Колумбию, он переживал очень сильное, едва выносимое чувство утраты... Они разговорились той ночью, как старые друзья. Стоунеру мало-помалу стало ясно, что она сказала правду, что она почти счастлива в своем отчаянии; что она будет и дальше тихо проживать дни, понемножку увеличивая дозы, что год за годом она будет постепенно притуплять свои чувства, чтобы не ощущать небытия, которым стала ее жизнь. Он был рад, что у неё есть хотя бы это; он был рад, что она пьет».
krispotupchik
28 Sep, 15:00
krispotupchik
22 Sep, 15:18
Что почитать
krispotupchik
22 Sep, 13:31
Forwarded From: @malzoffsgallery
Poster No 86 of the Revolutionary Military Council, Russian SFSR, 1920]
krispotupchik
20 Sep, 20:12
А вот и сентябрьская подборочка интересностей подъехала.
Предыдущие выпуски смотрите тут
https://t.me/krispotupchik/343 — и тут — https://t.me/krispotupchik/328

@cultpop — шикарный литературный канал, но не только и не столько про литературу, сколько про писателей и их творчество в более широком смысле этого слова. Размышления, трактовки, малоизвестные факты. Например, этот канал напомнил мне о восхитительном письме Белинского к Гоголю, в котором неистовый критик разносит классика за оправдание крепостного права и гимны русскому духовенству. Отличное доказательство того, что творческие личности баттлили уже тогда. И разносили соперников по фактам задолго до модных сегодня версусов.

@eto_b — редкий в наше время источник новостей на религиозную тему с адекватной и беспристрастной оценкой событий в религиозном мире. Автор может спокойно рассуждать о причинах активизации фанатиков, приписывающих себя к православными, объяснять истоки «ВИЧ-диссидентств» и рассказывать, почему Лара Крофт вызывает ненависть у мусульман.

@pro_knigi — канал, который экономит ваше время при выборе книг. Автор заботливо отбирает короткие выжимки и главные цитаты из произведений. Учитывая, что большинство обозреваемых книг — это мотивационные труды для бизнесменов, экономия времени приходится очень к месту.

@fe_city_boy — канал стендап-комика Дениса Чужого. Денис мечтает выпустить независимый стендап-концерт и воюет с пользователями «Одноклассников» в шоу «Класс народа». Также он рассказывает новости из мира юмора, делится видеороликами лучших стендапов и, конечно же, не может умолчать об Артуре Чапаряне, бывшем телеграм-канала «Бывшая». Куда без этого.

@suda_podoidi — мастодонт отечественного твиттера Саша Конь пишет много, не стесняется в выражениях и с удивительной скромностью поясняет за Пошлую Молли, клауд-рэп, секс на вписках и другие современные философские категории.

@blue_velvet — прекрасный канал не менее прекрасной Маши Котовой, которая рулит в музее Булгакова и пишет о разном и интересном. Коротко и метко, но получше, чем эта ваша Кэрри Брэдшоу.

@tayapoetry — эротический личный блог про поэзию, литературу и искусство. Каждый вечер Таечка читает вслух что-то из любимых стихотворений и рассказывает, как знакомиться с девушками, одиноко пьющими кофе. Рассказов про каре, винишко и очки в толстой оправе пока замечено не было.

@cucumberdeath — оказывается, Владимир Ильич Ленин на страницах иносми на протяжении многих лет был известен под именем Николай. В американских газетах его так называют даже в 1950-е. Об этом и куче других вещей мне стало известно благодаря каналу «Золотой век» (от создателя @captainpaleo). Автор находит подтверждение городским легендам, историческим анекдотам и парадоксам в прессе прошлого: он собирает подлинные зарисовки из газет и журналов и уникальные архивные документы - например, приглашения на распродажу лошадей Бурбонов. Но мало того: он ещё и рассказывает об этом безумно интересно. Подписывайтесь!

@eidosbook — букинистический магазин «Эйдос» рассказывает о своих посетителях, книжных ярмарках и книгах, найти которые можно только у них. А найти у них можно много всего интересного. Не советую упускать возможность.

@clickordie — канал cамого дерзкого и непримиримого борца со всем унылым и устаревшим в окружающей нас жизни. Молодой человек Паша Городницкий — современный Белинский, сокрушающий стереотипы, а заодно унылых авторов и журналистов. По-хорошему злой и заведенный. Баттлит всех, включая своих подписчиков, не переставая. Читайте, огребайте и восхищайтесь.

Ну и нескромно снова напомню про мой второй канал, где я пишу о политике — @kpotupchik
krispotupchik
16 Sep, 14:26
Совершенно сумасшедший кусок из набоковского «Дара»:

«На второй остановке перед Федором Константиновичем сел сухощавый, в полупальто с лисьим воротником, в зеленой шляпе и потрепанных гетрах, мужчина, – севши, толкнул его коленом да углом толстого, с кожаной хваткой, портфеля – и тем самым обратил его раздражение в какое-то ясное бешенство, так что, взглянув пристально на сидящего, читая его черты, он мгновенно сосредоточил на нем всю свою грешную ненависть (к жалкой, бедной, вымирающей нации) и отчетливо знал, за что ненавидит его: за этот низкий лоб, за эти бледные глаза; за фольмильх и экстраштарк – подразумевающие законное существование разбавленного и поддельного; за полишинелевый строй движений, – угрозу пальцем детям – не как у нас стойком стоящее напоминание о небесном Суде, а символ колеблющейся палки, – палец, а не перст; за любовь к частоколу, ряду, заурядности; за культ конторы; за то, что если прислушаться, что у него говорится внутри (или к любому разговору на улице), неизбежно услышишь цифры, деньги; за дубовый юмор и пипифаксовый смех; за толщину задов у обоего пола, – даже если в остальной своей части субъект и не толст; за отсутствие брезгливости; за видимость чистоты – блеск кастрюльных днищ на кухне и варварскую грязь ванных комнат; за склонность к мелким гадостям, за аккуратность в гадостях, за мерзкий предмет, аккуратно нацепленный на решетку сквера; за чужую живую кошку, насквозь проткнутую в отместку соседу проволокой, к тому же ловко закрученной с конца; за жестокость во всем, самодовольную, как-же-иначную; за неожиданную восторженную услужливость, с которой человек пять прохожих помогают тебе подбирать оброненные гроши; за… Так он нанизывал пункты пристрастного обвинения, глядя на сидящего против него – покуда тот не вынул из кармана номер васильевской «Газеты», равнодушно кашлянув с русской интонацией. «Вот это славно», – подумал Федор Константинович, едва не улыбнувшись от восхищения. Как умна, изящно лукава и, в сущности, добра жизнь! Теперь в чертах читавшего газету он различал такую отечественную мягкость – морщины у глаз, большие ноздри, по-русски подстриженные усы, – что сразу стало и смешно, и непонятно, как это можно было обмануться. Его мысль ободрилась на этом нечаянном привале и уже потекла иначе».
krispotupchik
16 Sep, 14:26
krispotupchik
7 Sep, 18:52
А. Роднянский, «Выходит продюсер»

Прочитала книгу Роднянского и прониклась к нему ещё бо́льшим уважением. Почему наше кино такое трагичное, что делать, если за пять минут до выхода передачи звонит Кучма и требует убрать её из эфира, каково это, когда твой фильм номинируют на Оскар, а на родине совсем не рады — обо всём этом и не только как раз можно прочитать у Роднянского.

Все-таки приятно, когда книжки пишут умные люди. Вместо идиотской рефлексии и мотивационных нотаций здесь читателю предлагается честный текст о профессии продюсера, которую, вероятно, вы не захотите осваивать после прочтения: «Царящая в российском кинобизнесе атмосфера развращает. Отношения здесь имеют больше значения, чем коммерческий потенциал проекта, деньги добываются через связи в государственных структурах, а заработок российского продюсера связан чаще с размером бюджета, чем с успехом фильма. Благодаря этой иждивенческой системе развитие рынка сводится к вечному начётничеству и призывам конкурировать с американским кино дома за государственные деньги».

Помимо сложных кумовских правил взаимодействия отрасли и власти, на пути продюсера могут появляться дополнительные боссы, как, например, «нравственная общественность». Со своим «Левиафаном» Роднянскому (как и сейчас Учителю) пришлось пройти через все круги ура-патриотического безумия.
Безумием, кстати, было снимать такой фильм в стране, где церковь - крупнейший игрок на рынке нравственности. Вместо того чтобы порадовать обывателя захватывающим сюжетом о мезальянсе деревенской девушки и столичного парня с автомобилем (удалите из настроек своего тв Россию 2), Роднянский делает фильм про конфликт человека с бездушной государственной машиной. Пускай местами гипертрофируя саму постановку вопроса, но всё же. Чтобы решиться на подобный проект в самый разгар карательной операции по Pussy Riot, нужно большое мужество: «Левиафан» имел все шансы разделить в общественном сознании судьбу панк-группы и восприниматься как политический жест, сделанный с целью уязвить национальную гордость.

Непонятно, что там в итоге с гордостью, но в культурном геноциде российского народа создателей фильма все же обвинили: Левиафан назвали «антипутинским манифестом силами кино», антироссийским фильмом о падении культуры, нравов и морали, который «целенаправленно разрушает сплочённость народа перед лицом яростной атаки Запада» и ещё миллионом имён. Писали, что авторы фильма создали атмосферу «глубокого духовного кризиса, исказили реальность до фантасмагорической раблезианской карикатуры», что, по мнению мракобесов, «входит в диссонанс с традиционной русской культурой и разжигает ненависть в обществе».

Сделать батюшке «похорошо» — давняя и глубоко укоренившаяся наша национальная традиция. Возникла ещё до Госдепа и к его козням имеет отношение весьма опосредованное. Да и сложно будет объяснять потомкам, каким образом в наши дни под нужды церкви передавались такие объекты, как здание Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) в Москве, планетарий в Барнауле, одно из зданий Ульяновского государственного университета, здание Ростовского театра кукол - список можно продолжать ещё долго.

«Меня больше всего пугает нарастающий клерикализм, я вижу в этом «нашествие варваров», признаки нового средневековья, которому необходимо противостоять», — пишет Роднянский о «сорокинизации» окружающей действительности. И пугается он не зря. Ведь именно при бедности и невежестве , когда в голове лишь органическая богоугодная каша лучше и быстрее всего расцветают репрессивные диктатуры.
Почему же усилия патриотической общественности по защите духовных скреп так отчаянны? Зачем столько постоянных увещеваний о морали?
У меня невольно возникает вопрос: жизнеспособны ли вообще, в таком случае, эти скрепы, если держатся они лишь при поддержке воинствующих мракобесов?

Будьте бдительны, читайте Роднянского и не пускайте Левиафан в свою голову.