Ментальные модели


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Психология


Авторский канал, посвященный развитию мышления, полезным ментальным моделям и когнитивным искажениям. Оглавление: http://terekhin.ru. Обратная связь: @MentalFeedbackBot


Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Психология
Статистика
Фильтр публикаций


237. Думскроллинг.

Начало пандемии и изоляция добавили работы социологам и психологам.
Сильно выросло количество людей с тревожными и депрессивными расстройствами. Например, по данным департамента труда и социальной защиты Москвы за 2020 год на телефон неотложной психологической помощи поступило на 28% больше обращений, чем в аналогичный период 2019 года.

Распространенной причиной тревожности стало засилье плохих новостей. Наравне с важной информацией в в сети плавали тонны фейков, домыслов и банальных страшилок. Запертые дома люди активно читали это, все глубже погружаясь в пучину отчаяния.
Для такого поведения даже появился термин - “думскроллинг” (от “doom”- ад, бездна; и “to scroll” - прокручивать, листать). И оказался настолько популярным, что Оксфордский словарь английского языка не только включил это слово в списки, но и назвал его одним из “слов 2020 года”.

Конечно же, думскроллинг как явление существовал и раньше.
Во второй половине 20-го века, специалист по теории коммуникации Джордж Гебнер писал про “синдром злого мира”. Он утверждал, что обилие связанного с насилием и жестокостью контента по ТВ приводит к искаженному восприятию действительности. Люди думают, что мир - более жестокое место, чем на самом деле, поскольку видят в новостях преимущественно плохую сторону.
Как в исследованиях Гебнера, так и в современных экспериментах, например, от университета Сассекса, есть корреляция между тем, какие новости вы смотрели с утра и как вы оцените свой день вечером. Чем мрачнее новости, тем ниже будет средняя оценка. Даже если день был совершенно обычным.

Источники новостей действительно кормятся за счет эмоций своих читателей. И многие издания, как дементоры, питаются страхом.
Но интернет позволяет пользователю выбрать свой пузырь фильтров - настроить ленту, в которой будет спорт, наука, финансы, профессиональные темы.
Почему же люди добровольно отдают предпочтение плохим новостям? Читатели словно болеют “стокгольмским” синдромом: им страшно и плохо от таких новостей, у них портится настроение и пропадает вера в людей. Но снова и снова они приходят за порцией контента, который вгоняет их в депрессию.

Похоже, виноват эффект негативности, который показывает, что неприятные события мы запоминаем намного лучше приятных. Это эволюционное приспособление: если мы с первого раза не запомнили вкусную ягоду - это неприятно, но не губительно. Но если мы не запомнили ядовитую, на второй раз мы скорее всего умерли и не передали гены потомкам.
Естественный отбор часто покровительствует пессимизму. И может показаться, что думскроллинг - не искажение, а полезная привычка: быть в курсе, какая ягода ядовитая, чтобы оказаться готовым к опасности.
Но две главные проблемы подрубают на корню возможную пользу думскроллинга.

Первая проблема - мы плохо умеем работать с информацией.
Большинство людей доверяет источнику, потому что объяснение ложится в привычную картину мира. А критерии научной достоверности не то что не проверяют - большинство даже не в курсе, что это такое. Эрудиты и скептики могут на досуге прочитать случайные статьи из крупных ненаучных журналов и посмотреть, на какой ступеньке достоверности они окажутся.
И простое задание для всех: сможете ли вы убедительно, с опорой на факты доказать, что руки после улицы нужно мыть? Часто даже такие банальные вещи мы знаем на уровне “так сказали старшие”.

Вторая и главная причина в том, что листание ленты Апокалипсиса обычно не приносит никакой практической пользы. Человек в лучшем расстроится и будет бездействовать, в худшем - бросится в панике скупать туалетную бумагу.

Так что если вы тратите львиную долю экранного времени на дурные новости, читаете их на ночь и потом не можете заснуть, отвлекаетесь на работе и не получаете от чтения/просмотра ничего, кроме чувства тревоги - вы страдаете думскроллингом. И вам стоит последовать восточной мудрости:

“Eсли проблему можно решить, то не стоит о ней беспокоиться. Если её решить нельзя, беспокоиться о ней бесполезно”.


Содержимое скрыто


235. Синдром отличника.

Быть перфекционистом - это хорошо или плохо?

На одной чаше весов высокая продуктивность. Перфекционист, как царь Мидас, превращает в золото все, к чему прикоснется. У него отличная работоспособность, стабильная планка качества, стремление делать безупречно помогает достичь высот в профессии.
Но за суперспособности всегда приходится платить. Перфекционист чувствителен к поражениям. Там, где “троечник” махнет рукой:
- Профакапили срок сдачи проекта - и так сойдет. Хорошо, что вообще сделали!
- “отличник” будет грызть себя, порой годами. Глупость, неорганизованность и безответственность людей будут выводить из себя до дергающегося глаза.
Организм может банально не справиться с завышенными требованиями к себе: хронический недосып, постоянное переутомление, порванные в попытке достичь рекорда мышцы и связки - список можно продолжать до бесконечности.

Так что же? Стоит оно того или от перфекционизма нужно лечиться?
В 60-ые психологи и психиатры определяли перфекционизм как навязчивое стремление достичь идеала. И считали его психической патологией. Но к концу 70-ых появилась и противоположная точка зрения - ведь у стремления к совершенству есть свои плюсы.
Психолог Дональд Хамачек в своей работе ”Psychodynamics of normal and neurotic perfectionism” 1978 года объединяет оба варианта. Он делит перфекционизм на нормальный и невротический.

Понять, в чем разница, очень просто.

“Нормального” перфекциониста мотивирует пряник. Он хочет добиться высоких результатов ради ощущения собственной силы, получает удовольствие, ставя себе сложные цели и добиваясь их. В работе его главный спутник - азарт.

“Невротического” к действию побуждает кнут. Его мотиватор - страх оказаться недостойным. Недостаточно успешным, недостаточно хорошим специалистом. Да, он скурпулезно делает свою работу. Но почти неспособен получить от нее удовольствие. Он вечно сомневается в своем успехе и остро зависит от оценки окружающих.

Именно такой перфекционизм принято называть “синдромом отличника”.
Страдающий синдромом хочет пятерку, но куда сильнее его толкает страх получить два.
“Нормальный” перфекционист может объективно оценить качество своей работы и сказать: - Я сделал круто. Им не нравится? Да и черт с ними. Мне важно качество работы, а не ее оценка каким-то чайником.
У “отличника” так не получится. Он плохо управляет людьми, потому что слишком зависим от чужого мнения. А вдруг сделает что-нибудь не то? Поскольку отличник тяжело переносит любые поражения, любые тройки и неуды, он становится скрупулезным не только в работе, но еще в быту и в общении. Проще говоря, превращается в зануду и деспота, требуя от всех и всегда идеального поведения.

В итоге при своих высоких показателях невротический перфекционист-отличник часто страдает тревожными и депрессивными расстройствами, испытывает трудности в общении. И это правда похоже на заболевание.

Что же делать тем, чей перфекционизм качается в сторону синдрома отличника?
Можно найти 100500 техник успокоения, интроспекции и самопринятия. Но все они сведутся к одной банальной истине.
Вспомните клишейных ботанов-заучек, вроде Шелдона из “Теории Большого Взрыва”. В аттестате одни пятерки, но их асоциальность - вечная тема для шуток. Мало друзей, не умеют общаться с противоположным полом, плохо договариваются с людьми. Между тем, эти навыки подчас важнее географии или астрономии. И здесь у отличников стоит жирный неуд.
И вот та истина: нельзя быть лучшим всегда и во всем. Нет смысла даже пытаться, потому что миллион сфер всегда останутся за пределами вашего круга компетенции. А раз так, стоит сосредоточить свой идеализм на чем-то действительно важном. И позволить себе протирать пыль за шкафом на троечку.
Потому что великие дела требуют великих усилий!
А пыль… И так сойдет.


234. Закон Гудхарта.

Численные показатели эффективности - инструмент надежный. Иван собрал 2 мешка пшеницы, а Василий 4. На первый взгляд очевидно, кто хороший работник. Но дьявол, как всегда, в деталях.

В 2018 журнал Nature изучал продуктивность ученых.
А как вообще такое измерить? Как понять, кто круче - Дарвин или Менделеев? Для этого есть специальная область - называется “наукометрия”. Самый известный показатель в наукометрии - индекс Хирша. Основой для него служат количество статей за авторством ученого и количество цитирований в крутых рецензируемых журналах.
Так вот Nature обнаружил более 9000 человек, которые писали по 72 стати в любой календарный год в течение 16 лет. Это эквивалентно статье каждые пять дней.
Вот это продуктивность!
Есть одна проблема. Крутые исследования могут дать результат за пять дней в виде исключения. В основном же на проведение эксперимента, получение и анализ данных уходит гораздо больше времени.

Почему же ученые строчат статьи чаще, чем делают открытия?
Потому что численные показатели эффективности. Если вы потратите десять лет и создадите синтетическую жизнь в пробирке - вы гений. Но с точки зрения индекса Хирша ваша производительность ниже, чем у занюханного аспиранта. А значит, и ваша зарплата.


Экономист Чарльз Гудхарт 17 лет работал советником председателя Банка Англии.
В одной из статей он сформулировал примерно такое правило:

Как только статистический показатель становится целью, он перестает отражать действительность.

Работает это так.
Изучая область деятельности N, мы замечаем, что точный параметр Х здорово отражает эффективность N. Например, собранные мешки с пшеницей при сборе урожая. Мы делаем параметр Х мерилом работы. Как только Х становится целью, люди учатся читерить, чтобы добиться высоких значений. Иван работает на совесть, а Василий второпях закидывает в мешок что попало, зато Х у него будет выше. Как только люди учатся читерить, параметр перестает выполнять свою функцию. Количество мешков перестало отражать надежность работников.
Именно это случилось со статьями в науке - из инструмента они превратились в цель. И есть масса других примеров:

В крупных компаниях с большой годовой премией отделы могут держать ровный темп за несколько месяцев до годового отчета. И только в последние месяц-два начинают работать в полную силу. На графике получается огромный скачок продуктивности, премия растет.

Работники с почасовой оплатой не слишком расторопны. Ведь лишнее усердие только уменьшит их заработок!

В каждом спорте, где судьи оценивают качество движения, задача из области “демонстрировать точные движения” смещается в область “угадать, какие движения со стороны выглядят точными”. Гимнастика, танцы, фехтование, порой даже ММА страдают от этой игры на судей.

И вспомните бодибилдинг. Изначально атлеты должны были демонстрировать совершенное тело, которое мотивирует заниматься спортом. Но теперешние монстры массы чаще вызывают желание послать за экзорцистом. А все погоня за сантиметрами обхвата.


Отказаться от точных метрик мы не можем. И заменить показатели на более эффективные не получится. Закон Гудхарта шагает по пятам за каждым новым параметром, который мы решим поставить во главу угла.
Что же делать?
Пока остается лишь признать, что автоматизировать оценку не получится. Ведь сам факт появления формального критерия начинает этот критерий разрушать. Анализируя эффективность - свою ли, чужую ли - нужно пользоваться умом, а не только смотреть на цифры. Иначе мы рискуем оказаться такими же “эффективными военными”, как Роберт Макнамара.


233. Предвзятость подтверждения.

Наверное, и вам случалось вступать в бесплодные споры с упертыми людьми. Вроде факты на вашей стороне, аргументация впечатлит даже профессора философии. Ан нет. С достойным лучшего применения упорством они гнут свою линию.
И не все из них глупы. Эйнштейн до последнего сопротивлялся Копенгагенской интерпретации квантовой механики. Это где парадокс наблюдателя, кот Шредингера, а частица находится не в одном месте, а облаком вероятности рассеяна в нескольких.
- Бог не играет в кости! - восклицал физик насчет слишком случайных, пренебрегающих здравым смыслом законов квантмеха.
Сейчас вы поймете иронию.
Эксперименты с убийственной однозначностью подтверждают постулаты Копенгагенской интерпретации. И странно слышать, что автор сумасшедшей, революционной Теории Относительности, в которой время и пространство можно скручивать в кольца, упорно отказывался верить в другую контринтуитивную теорию… которая не согласуется с его собственной.

И вот мы добрались до корня проблемы. Когда у человека есть мнение, включается принцип последовательности, и он не хочет от него отказываться. Умный человек пойдет искать доказательства своей правоты, и чаще всего найдет. Как и человек, имеющий противоположное мнение. Как это происходит, если реальность одинакова для обоих спорщиков?
Ошибки присутствуют в двух этапах:

Этап 1. Предвзятость поиска.

Поиск данных начинается с вопроса. И его формулировка еще как влияет на результаты. Люди, которых спрашивают «Вы довольны личной жизнью?» оказываются более счастливы, чем те, кому достался вопрос «Вы недовольны личной жизнью?» Потому что изначально ищут информацию с разными установками.
До появления критерия Поппера это было серьезной проблемой и в науке, ведь эксперименты подтверждали прямо противоречащие гипотезы. Там ситуация изменилась.
Но обыватели редко вспоминают про фальсификацию и не умеют выбирать нейтральный предмет исследования. Вместо вопроса “Каков эффект пива для организма” они без задней мысли будут писать в поисковой строке “Вред пива” или “Польза пива”. А потом сталкиваться лбами, потрясая собранными доказательствами.

Этап 2. Предвзятость интерпретации.

Но даже если два человека имеют одинаковую информацию, их выводы могут отличаться. В Стэнфорде устроили эксперимент, в котором собрали ярых сторонников и противников смертной казни. Двум смешанным группам представили одинаковые исследования.
Первой группе сказали: данные в исследовании А подтверждают снижение преступности благодаря казни, а в исследовании Б опровергают. Второй группе - наоборот.
В итоге в обеих группах мнения участников почти не изменились. Они указывали на изъяны в методе исследования, противоречащего их позиции. И защищали то, которое согласовалось с их убеждением. Не забавно ли? Противники летального приговора из группы 1 находили убедительным ровно то же исследование, что их коллеги из группы 2 считали сомнительным.

Хотелось бы ободрить и дать умный совет, как справиться с предвзятостью подтверждения самостоятельно. Но стоит вспомнить Эйнштейна - даже титаны мысли поддаются этому искажению. Если вы считаете, что вы уникальны и справитесь лучше, попробуйте найти доказательства… не поддавшись предвзятости в отношении предвзятости.

А если нет, ищите человека, который сможет взглянуть со стороны на ваши доводы. Как Нильс Бор, соперник и коллега Альберта, остроумно ответивший на цитату о Боге и костях:

- Эйнштейн, не указывайте Богу, что ему делать.


Прогресс движется вперед, набирая обороты.

ИИ становится все умнее. С его помощью ученые совершили прорыв года по версии Science. Программное обеспечение точно моделирует трехмерные белковые структуры - кирпичики, из которых построен организм. Мы стали на шаг ближе к тому, чтобы понять, как устроен наш мозг и наше тело.

Идеи из научной фантастики обретают плоть. Facebook замахивается на создание Метавселенной из книг Гибсона и Стивенсона. Зачем идти в офис пешком, если можно просто надеть VR-очки? Зачем собирать детей в тесную комнату и показывать картинки динозавров, если можно прогуляться по трехмерной модели Юрского периода?
Интернет и виртуальная реальность займут в нашей жизни еще больше места. А хорошо это или плохо - покажет время.

Крупные компании создают целые экостистемы, в которых живет пользователь. Концепция однозадачности “банк - это банк, магазин - это магазин, PR-агентство - это PR-агентство”, кажется, уходит в прошлое.

Мы живем в удивительное время. Нам доступны невероятные возможности для обучения и совершенствования, если уметь ими пользоваться. И острый, рациональный, мыслящий критически ум поможет не заблудиться, не утонуть в океане информации.
Поэтому мы желаем вам только одного - не останавливаться в развитии.
Вот пять популярных статей за прошедший год. Обновите их в памяти и пользуйтесь, становясь умнее сами и делая умнее своих друзей и близких.

🟡Нейроэкономика
🟡Заблуждение Макнамары
🟡Эффект Фокусировки
🟡Эффект Медичи
🟡Кривая Эббингауза

С новым 2022 годом!


​​232. KISS-принцип.

Вас когда-нибудь утомляло вытирать губы салфеткой во время еды? Нет?
Да неважно! Мы хотим представить вам решение - “Самодействующую салфетку профессора Горгонзолы”! У нее всего одна проблема - сложно ловить попугая.
Словами это не описать. Взгляните на шедевр инженерной мысли внизу статьи, а потом возвращайтесь к чтению.


Механизмы, которые выполняют простое действие чрезвычайно сложным способом, называют машиной Голдберга, по фамилии карикатуриста-изобретателя. Вы вряд ли увидите в нашем мире самодействующую салфетку. Но вы по-прежнему найдете множество систем, которые функционируют не лучше. Чего стоят бумажные справки, которые потом заносят в электронные базы данных! 

KISS-принцип - это критика подобных систем.
Формулировку приписывают Кларенсу Джонсону, ведущему инженеру Lockheed Skunk Works. Это подразделение компании Lockheed, которое занимается разработкой реактивных истребителей. Для военной промышленности выделяют большие ресурсы, лучшие материалы и оборудование. Вот уж где изобретатель может разгуляться!
Но как-то раз Джонсон всучил инженерам-конструкторам набор обычных инструментов и сказал: - Если самолет, который мы проектируем, сломается, механик средней руки должен отремонтировать его в полевых условиях с вот этими инструментами.
Шасси из уникального наноматериала с лучшим в мире сцеплением - классная идея. Но если такая чудо-машина сломается, найти запчасти будет невозможно. 
Это и есть KISS. 
Keep It Simple, Stupid (сделай это проще, тормоз)

Обычно работающая система автоматически воспринимается, как оптимальная, а значит, не требующая улучшений. 

Помните поговорку “не ломай то, что работает”? Иногда это хороший совет, но глобально  - когнитивная ошибка. Самодействующая салфетка справляется с поставленной задачей. Но представьте, что мы живем  в обществе, где за столом сидят со сложным механизмом, включающим живого попугая, на голове. Тот, кто наконец скажет: - Сделайте проще, дураки, воспользуйтесь рукой! - будет прав. 

Выполнение задачи - это не единственный критерий хорошей системы. Система должна быть простой в значении “идти к цели кратчайшим путем”.

В 1960 ВМС США утвердили KISS, как один из базовых принципов разработки.
Сегодня он в основном используется айтишниками, применительно к коду. Но любой, кто работает с системами - бухгалтер, менеджер, педагог, инженер и так далее - может его использовать. 

Это относится даже к мультикам. “Девятка диснеевских стариков”, мэтры легендарной студии, предостерегают молодых аниматоров от излишней детализации персонажей. В книге «The Illusion of Life: Disney Animation» они говорят: не нужно чрезмерно одушевлять персонажей, делать их движения дотошно-реалистичными. Это не даст зрителю сосредоточиться на важном. В жизни принцессы не заламывают руки и не падают картинно на грудь раненому принцу. Но замените это на строго достоверные движения реального человека - и мультик покажется пресным или нудным.

KISS-принцип похож на бритву Оккама, но работает ретроспективно. Когда вы уже придумали или создали что-то, взгляните на это ещё раз и скажите себе с веселой иронией: - А теперь сделай это проще, умник.

Главное не путать простоту с примитивностью. Простота - это 4 колеса в машине, хотя можно и пятое прикрутить. А вот вычисления на бумаге вместо компьютера - примитивизм.
Не перепутать поможет фраза, которую приписывают Эйнштейну
“Все должно быть просто, насколько возможно. 
Но не проще”.


231. Закон Паркинсона.

Работа занимает всё время, отпущенное на нее.

С этого закона Сирил Паркинсон начинает свое эссе в ноябрьском номере «The Economist» 1955 г.
В шутку он описывает пожилую леди, которая пишет письмо племяннице: час на выбор открытки, полчаса на поиск очков, час с четвертью на написание поздравления, полчаса чтобы вспомнить адрес получателя и 20 минут на решение, взять ли зонтик, чтобы дойти до почты через дорогу. То, что занимает у разумного человека три минуты, оставляет другую особу без сил после часов сомнений, беспокойства и бесполезного труда.
Но не спешите над ней смеяться.
На диплом отводится несколько месяцев, но студенты пишут его в последнюю неделю, а то и за выходные. Программисты с головой зарываются в код когда осталось меньше половины срока до сдачи проекта. Разработчики приложений и писатели книг, авторы квартальных отчетов, журналисты и, конечно, бюрократы – все становятся жертвами шутливого закона Паркинсона.
Сколько бы времени вы не отвели на проект, он все равно закончится дедлайном.

Первая половина закона Паркинсона - банальный контраст.
Когда пожилая леди думает «Сегодня я должна отправить Саманте открытку», она мысленно ставит срок выполнения. Мозг сопоставляет задачу с ресурсами и полностью расслабляется. Ха, целый день на открытку! Некуда спешить.
А теперь вспомните звенящее напряжение, когда в экшн-фильмах герои обходят систему безопасности или обезвреживают бомбу. Сколько точных манипуляций они успевают выполнить пока таймер обратного отсчета тикает 9, 8, 7, 6....
Дайте милой леди взрывчатку с часовым механизмом - и письмо племяннице улетит еще до завтрака.

А вторая половина – это наша любовь работать только перед дедлайном. Ее причину отлично проиллюстрировал блогер Тим Уорд. Помните базовые принципы нейроэкономики? Отделы мозга принимают решения коллегиально.
У штурвала стоит rational decision maker, рационал, который старается выбрать лучшую стратегию на перспективу. Но ему мешает обезьянка немедленного вознаграждения. Премия, она когда ещё случится!.. А удовольствие от серии «Миллионеров» ждет прямо сейчас.
Пока у нас много времени в запасе, противостоять обезьянке чертовски трудно. Но когда приближается дедлайн, на сцену выходит panic monster.
И начинает вопить: - Ахтунг! Нас выгонят с работы, заберут квартиру, друзья будут презирать, не будет денег на еду, мы умрем от голода.
Голос панического монстра громче писка обезьянки, и мы делаем работу. Но из-за спешки результат хуже, еще и нервы истрепали.


Если потратить те же самые X часов в начале отведенного срока, вместо стресса и паники вы получите удовольствие и свободное время. Как это сделать?

Чтобы перехитрить обезьянку, задачу лучше делить на короткие этапы. Просто сравните формулировки: “нужно написать в течение недели 7-ми страничное эссе” и “нужно написать сегодня 1 страницу”.
Чувствуете, как расслабляется рационал в первом случае? Ведь времени еще много.

И поскольку работа все равно займет все отведенное время, берите по минимуму. Нужно начинать «с бомбой на столе», в состоянии дедлайна, тогда вы не будете тратить время на раскачку. Но это не выматывающий дедлайн, когда куча несделанной работы висит дамокловым мечом за день до сдачи проекта. Вы работаете над коротким этапом, а значит дедлайн кончится через пару часов, причем чаще всего успешно.

А когда вы суммируете время, затраченное на каждый этап, окажется, что вы выполнили работу быстрее, чем казалось, и гораздо меньшей кровью.


​​230. Гиперболическое дисконтирование.


Что лучше - синица в руке или журавль в небе?
Нейроэкономика пристально изучает этот вопрос. Американский психолог и экономист Джордж Эйнсли провел ставший классическим тест. Испытуемые получали предложение:

1) 50 долларов сразу или 100 долларов через 6 месяцев;
2) 50 долларов через 3 месяца или 100 долларов через 9 месяцев.

Большинство выбрали 50 долларов в первом случае и 100 долларов во втором. Но ведь разница во времени между вознаграждениями одинаковая! Эксперимент повторяли с теми же результатами не только на людях, но даже на крысах с голубями. Разве что у последних были лакомства вместо долларовых купюр.


Дисконтирование по простому - это определение стоимости денег на выбранном отрезке времени. Например, вы вложили 100 рублей в банк под 10% в месяц. Сколько денег у вас будет через год? Очевидно, стоимость каждого вложенного рубля вырастет. Такие расчеты - одна из задач дисконтирования.

График этого дисконтирования получился не линейным - при задержке награды на равные промежутки (6 месяцев) даётся одинаковый ответ. Вместо этого сначала влияние ранней награды очень велико, а затем резко падает и плавно выравнивается. Эта вогнутая линия на графике и есть гипербола.


Мы часто сталкиваемся с дилеммой синицы и журавля. Пропустить тренировку и расслабиться или потерпеть и наслаждаться здоровым телом в будущем? Выпить ещё бокал или прекратить, чтобы завтра голова не болела? Купить маленький каприз или отложить на большую мечту?
Ах, если бы мы могли полностью рационально распорядиться своими ресурсами (условно, часть денег и фантазии из индустрии моды потратить на разработку роботов для любой тяжелой работы или экологичную энергетику) - светлое будущее настало бы намного раньше.
Но чаще всего, мы не можем.

Виноват груз задержки, как его называют биологи.
Навык инвестирования бесполезен в Африканской саванне: недозревшие ягоды, которое вы не съели сегодня, чтобы дождаться прироста калорийности, завтра слопал мамонт.
Мы с вами живем в каменных муравейниках, где еда круглый год растет на полках магазинов, но медленные машины генов не успели перестроиться. Вот и висят у горожан 21 столетия грузом на плечах инстинкты из каменного века.

Пожалуй, самый наглядный пример дисконтирования - знаменитый зефирный тест Уолтера Мишеля, когда дети могут съесть вкусняшку сейчас, либо потерпеть полчаса и получить целых две.
Видео современного эксперимента внизу статьи. Посмотрите, это весело и поучительно.


На подверженность ГД влияет самоконтроль. Так, наркозависимые люди и азартные игроки больше склонны пренебрегать отсроченными последствиями. Для них 10 долларов сегодня могут оказаться ценнее, чем 100 через неделю. Но есть основания считать, что верно и обратное: тренировки и дисциплина помогут снизить негативное влияние гиперболического дисконтирования.

Всю жизнь на завтра не отложишь, поэтому баловать себя и хватать быстрые награды тоже нужно. Но нам не помешает чаще делать выбор рационально и играть на перспективу.
Это бывает непросто, но если уж кембриджские каракатицы смогли пройти “зефирный тест”, мы, взрослые хомосапиенсы, имеем хорошие шансы на успех.


229. Эффект края.

В одном из эпизодов ”Игры в кальмара” шансы игрока на победу зависели от его порядкового номера. Игра единая, правила единые, но очередность хода становится вопросом жизни и смерти.
Примерно так же работает механизм запоминания: положение элемента в цепочке меняет его важность.
Прочтите ряд слов:

кошка, гитара, арбуз, квадрат, автомобиль, быстрота, салат, колесо, ручка, пиджак, мечта, носок

Теперь закройте список и постарайтесь вспомнить как можно больше слов.
Скорее всего, первое и последнее остались в голове. А вот слова в середине путаются, ускользают из памяти.

Герман Эббингауз, автор известной кривой забывания и пионер теории памяти, назвал это эффектом края.

Вспоминая рутинный день, вы лучше воспроизведете утро и вечер. Хронологический порядок сцен книги путается, когда мы пересказываем середину. Эффект края важен в подготовке лекций: если задать правильный тон в начале схемой или афоризмом, а завершить лекцию списком, чек-листом или ёмким выводом, слушатели запомнят её лучше В любом публичном выступлении особенно важны начало и конец, а в фильме или книге слитый финал может испортить общее впечатление.
Это интересно,но у эффекта края могут быть неожиданно трагичные последствия.

Если быть дотошным, эффект края складывается из двух ментальных моделей.
Информацию вначале помогает запомнить так называемый эффект первенства: в запоминании первого есть эволюционный смысл - если вы съели незнакомую ягоду и почувствовали себя дурно, очень важно не повторять ошибку.
А на то, что идёт в конце, влияет аберрация близости - мысленно возвращаясь к процессу, мы начинаем с того, на чём закончили.

Что же в этом плохого?

В 1959 Норман Миллер и Дональд Кэмпбелл исследовали, какой эффект сильнее. Они инсценировали судебный процесс: дело об ущербе, который человек получил из-за ложного обвинения. Материалы обвинения поставлялись в виде одного блока материалов, а материалы защиты — в виде другого.
Миллер и Кэмпбелл составили аудио-записи от имени адвокатов, свидетелей и других участников суда. Испытуемые слушали эти материалы, а затем говорили, как они рассудили бы ситуацию.
Одна группа слушала два блока подряд, и через неделю выносила решение.
У второй проходила неделя после изучения первого блока, затем решение выносилось сразу после прослушивания второго.

На приговоры первой группы сильнее влиял эффект первенства: спустя неделю они лучше всего помнили то, с чего начинались материалы, и отталкивались от этого в своем решении.
На вторую группу больше давила аберрация близости: только что прочитанный материал казался более значимым, чем тот, который был неделю назад.

Получается, на суде просто очередность изложения материала может качнуть чашу весов в сторону оправдания или приговора. То же самое может произойти с медицинским диагнозом или с решением, которое определяет судьбу компании.

Итак, эффект, вернее, эффекты края могут стать хорошими друзьями в обучении, выступлении, презентации. Но оказаться врагами во время принятия важных решений, растянутых во времени.


А теперь давайте ещё раз вспомним ряд слов в начале статьи.
Какие из них остались у вас в голове?


228. Einstellung-эффект.

Старую собаку новым трюкам не научишь. А можно ли человека?

Если любите математику, можете остановиться и попробовать решить задачу, которая стояла перед участниками эксперимента, о котором мы сегодня поговорим.

1. Перед вами 3 банки воды - на 21, 127 и 3 литра. Нужно отмерить 100 литров.
2. Объём банок меняется на 15, 39 и 3 литра. Нужно отмерить 18 литров.
Каким получилось ваше решение?

Этот опыт поставил в 1942 Абрахам Лачинс, ученик Вертхаймера, одного из основателей гештальт-психологии. В экспериментальной группе люди сначала выполняли 5 разминочных задач, потом 4 тестовые. В контрольной группе сразу переходили к тесту.
Давайте разберем решение.
В первом случае вам нужно наполнить большую банку, а потом вылить из неё воду в среднюю и 2 раза в маленькую. 127 - 21 - 6 = 100.
Во втором всё то же самое: 39 - 15 - 6 = 18. Только есть более простой путь: 15+3 тоже равно 18.

Многие из вас догадались про подвох. Но в экспериментальной группе Лачинса дела обстояли хуже: во всех разминочных задачах был только первый вариант решения. В тестовых же пряталась задача с решением №2. Люди из контрольной группы выбирали оптимальное решение для каждой из тестовых задач. А вот подопытные шли долгим путем, применяя успевший стать привычным метод к месту и не к месту.

Лачинс назвал этот эффект “Einstellung”, или “установка”, “настройка”. Словно ваш внутренний калькулятор после парочки делений забывает, что можно складывать.

Эффект Лачинса - ещё одно проявление селективного восприятия. Он похож на функциональную закрепленность и открытый Лоренцем импринтинг. Только относится к способам рассуждений, которые в итоге могут загнать вас в такие же жесткие рамки, как “табуретку можно использовать только для сидения”, и не знать, на что встать, чтобы повесить картину.

Einstellung-эффект ярко проявляется в бизнесе: специалист или менеджер, который привык решать задачу определенным способом, часто может в упор не замечать более простого решения.

Очевидное решение для борьбы с эффектом “настройки” - командная работа. Консенсус помогает найти разные способы решения и сразу проанализировать их слабые места.

Но если у вас нет возможности всегда посоветоваться с командой, можно приучить себя к вариативности, как к алгоритму работы.
Например, в Нью-Йорк Таймс делают несколько заголовков к каждой статье. Их тестируют в режиме реального времени, запуская в разных регионах разные варианты, а затем оставляют тот, который собирает лучший отклик.
То есть журналист Нью-Йорк Таймс решает задачу не уязвимым к эффекту Лачинса способом “придумай заголовок”, а более гибким “придумай разные заголовки, чтобы мы могли выбрать лучший”.

Но самое простое решение предлагает автор эффекта. Абрахам Лачинс давал некоторым группам волшебный совет, который резко увеличивал количество правильных ответов.
Вот этот совет:

”Don’t be blind”.


Есть одно но.
В экспериментах Либета и Хайнеса решение очень простое и действие происходит сразу после принятия решения. Здесь вряд ли есть смысл говорить про свободу воли. Все быстрые решения мы принимаем подсознательно: если прямо сейчас кто-то стоит за вашей спиной и гаркнет “БУ!”, вы вздрогнете. Здесь нет момента, когда можно на что-то влиять, автономные системы организма сами принимают решение.
Похожая ситуация бывает, например, когда вас обуревают эмоции - злость, страх, вожделение. Сначала вы совершаете действие, а потом сознание ретроспективно сообщает: “Я хлопнул дверью, потому что был очень зол и хотел выпустить пар”.

Однако в ситуации, когда у вас есть время на анализ, а эмоции не слишком сильны, появляется окно, в котором мы можем повлиять на своё будущее поведение.
Возьмём клише: человек, который не может остановиться, когда начал есть сладкое. Глупо ожидать от него подвигов дисциплины, когда на столе стоит порезанный шоколадный торт. Но пока торта нет, возможны варианты. Ключевой вопрос - что можно сделать сейчас, пока моё поведение поддаётся контролю, чтобы выйти победителем в ситуации, когда оно не поддаётся?

👉Можно не покупать торты. Утопично, но иногда срабатывает.
👉Можно покупать сладкое без запаса. Если на столе одно пирожное, он никак не съест два.
👉Можно воспитывать привычку не доедать последний укус, а выбрасывать. Постепенно мозгу будет всё проще отказываться от куска сладкого.

Предлагайте в комментариях свои варианты.


А мы тем временем сделаем свой вывод: Декарт был прав, но лишь отчасти.
Многое в нашем поведении - просто биологический алгоритм “если… то…”
Но есть моменты когда мы, как Илья Муромец на перепутье: знаем, что финал каждой дорожки предопределён, но можем выбрать, по какой из них пойти.


​​Свобода воли - миф?

“Animal non agit, agitur,” - говорил Декарт про животных:” - “Животное не действует самостоятельно, но является объектом действия собственного инстинкта”.
Но через пару веков родится Чарлз Дарвин, и научный мир перестанет высокомерно отделять человека от животных и начнёт исследовать фактические различия. С каждым годом этих различий всё меньше: самосознание, земледелие, орудия труда и внутривидовые войны - всё это встречается у братьев наших меньших.

Прав ли был Декарт насчёт животных, представляя их лишь биологическими механизмами? В том числе и насчёт нас?

Вопрос о свободе воли перестал быть философским после открытия электрической природы нейронов и появления механизмов, которые могут “увидеть” их работу.
В 1983 биолог и философ Бенджамин Либет решил выяснить, как мы принимаем сознательное решение.
Коротко опыт Либета заключается в следующем:

К вам подключены датчики, перед глазами - экран, по которому бежит точка.
Согните кисть, когда пожелаете, и сообщите, где на экране располагалась точка в момент принятия решения.

Что получилось?
Возьмём момент сгибания кисти за 0 секунд.
За 0,200 с до этого вы почувствовали своё решение и запомнили положение точки на экране.
Ещё на 0,300 с раньше (0,500 с от 0), электроэнцефалограмма уже сообщила исследователям, что в вашем мозгу возбудилась область, которая отдаст руке сигнал.

Выходит, ваше сознание не принимало решение - оно лишь озвучило то, что перед этим произошло в глубинах мозга.

Эксперимент Либета вызвал волну критики. Часть по делу - оборудование того времени было несовершенным, испытуемые могли ошибаться в своих ощущениях. Но многим просто не нравились такие результаты.
Что ж, наука не работает на основе единственного исследования. Хороший эксперимент будет проверяемым и повторяемым. Как мышцы, которые растут от подъёмов штанги в любой стране в любом спортзале.

И эксперимент пионера нейронаук повторили Джон Хайнес, Чан Сионг Сун и их коллеги в исследовании “Unconscious determinants of free decisions in the human brain”, которое опубликовано в журнале “Nature Neuroscience” в 2013.

Тут всё чертовски серьёзно: современное оборудование, испытуемый лежит в здоровом аппарате для МРТ, нажимая на правую или левую кнопку.
Итог не просто подтвердил выводы Либета, а ещё и усугубил их.
98% испытуемых осознавали решение за меньше, чем за полторы секунды до действия. А сканер замечал изменения кровотока в областях мозга, ответственных за действие, примерно за 8 секунд. Учтём несовершенство прибора, и время ещё увеличится.
8 секунд, господа!
Машина расскажет, какую таблетку хочет выбрать Нео, за 6 секунд до самого Нео.
Вы можете найти видео, как проходит этот эксперимент, а также взглянуть на иллюстрацию из исследования Хайнеса.


227. Окно Джохари.

“Γνῶθι σεαυτόν”, говорили греки, “познай себя”.
Из этого нехитрого девиза выросла сперва философия, а затем из неё социальные науки.
Но когда мы сами исследуем свои мотивы, мы часто упускаем одну вещь - поведение нельзя изучать в отрыве от других людей. Мы - социальные существа. Речь, культура, искусство - всё это обладает эмерджентностью, то есть возникает только между несколькими людьми.
Как писал Конрад Лоренц:“Один шимпанзе - это вообще не шимпанзе”.

В 50-ые два психолога из Калифорнийского университета - Джозеф Лифт и Харрингтон Инхам (отсюда название “ДжоХари”) - занимались прикладным вопросом: как размышлять о тонких материях своего характера без бэкграунда в социальных науках. Они разработали матрицу в которой есть 4 окна, описывающие ваш характер в социуме:

Открытое - эти черты характера известны и вам, и окружающим
Скрытое - эти качества вы знаете, но другим о них неизвестно
Слепое - вещи, которые видят в нас другие, но не замечаем мы сами
Неизвестное - стороны личности, которые пока неизвестны ни вам, ни окружающим


Джозеф Лифт считал, что самое важное - это увеличивать ОТКРЫТЫЕ зоны.
Когда вы знаете о моих качествах, а я знаю о ваших, у нас получится продуктивная коммуникация, основанная на взаимном доверии. Мы можем использовать сильные стороны друг друга и стараться не задевать слабые. Довольно выгодно, если ваша фамилия - не Борджиа, а на дворе не 16 век.

Чтобы увеличить открытую область, нужно уменьшать все остальные:

Вы уменьшаете СЛЕПУЮ зону, спрашивая у людей обратную связь на ваше поведение:
- Я хороший собеседник?
- Иногда ты перегибаешь палку, и люди слушают тебя только из вежливости.

Вы уменьшаете СКРЫТУЮ зону, публично демонстрируя неизвестные окружающим черты.
Люди думают, что вы - хмурый и скучный тип. На самом деле у вас отличное чувство юмора, но вы стараетесь выглядеть серьёзно. Просто будьте проще.

Сложнее всего с НЕИЗВЕСТНОЙ зоной.
Занимайтесь тем, чего раньше не делали - сложно узнать, что любишь лыжи, если всю жизнь провёл в пустыне. Изучайте свое поведение с позиций науки - некоторые вещи заметны на больших выборках или в результате экспериментов.


Может показаться, что расширение окна Джохари может вам навредить.
Ведь люди могут узнать многое о вас и использовать это!

Но часто наши страхи преувеличены. Если вы не торгуете оружием и наркотиками и не делаете того, за что вам стыдно - вам нечего прятать. А если вам нечего прятать, значит, нет вещей, которыми вас могут шантажировать, смутить, испугать или выбить из колеи.
И разве это не даёт ощущение настоящей свободы?


Вам понравилась статья про нейроэкономику?


226. Нейроэкономика.

Быть или не быть.
Шекспировская дилемма терзает нас каждый день.

Сделать зарядку или поспать ещё полчаса?
Потратить деньги на повышение квалификации или отложить в форме инвестиций?
Латте или капуччино?

И ладно, если речь идет про равновесные альтернативы. Сложнее всего выбрать горькое лекарство: полезное, но неприятное, вместо вредного и притягательного.

Как же мы выбираем и можно ли повлиять на свой выбор? Чтобы разобраться в этом вопросе, была придумана особая дисциплина на стыке экономической теории, нейробиологии и психологии - нейроэкономика.

Хорошая новость: никакой мистики в процессе нет. Решения можно увидеть приборами, на них можно повлиять с помощью химии, хирургии или электрического тока. Многочисленные опыты - Хайнса, Милнера, Канделя, Канемана, Сапольски и других - подтверждают это на людях и на животных.

Как это работает в общем виде?
Когда вы выбираете что-либо, внутри ощущается борьба. Так вот, эта борьба происходит физически: разные отделы вашего мозга посылают конфликтующие сигналы. Какой сигнал окажется сильнее, так вы и поступите. Можно сказать, что решение происходит коллегиально, путём голосования разных зон мозга.
В очень упрощенном виде у вас есть три главные “фракции” в совете:

- Центр страха (амигдала/миндалина)
- Центр удовольствия (прилежащее ядро)
- Центр планирования (префронтальная кора)

Допустим, вам сделают следующее предложение:
Вы гарантированно получаете 10 000 000 рублей. Но с вероятностью 8% вам отрубят руку”.

Сейчас ваша амигдала громко вопит: - Ни в коем случае! Руки нам нужны.
Прилежащее ядро отвечает: - Но десять миллионов - хорошие деньги за небольшой риск.
А префронтальная кора начинает сравнивать риски и искать обходной путь: - А если взять хорошего хирурга, заплатить ему 7 млн. и в крайнем случае остаться с рукой и 3 млн. в кармане?

Меняя переменные, вы можете в режиме онлайн наблюдать, как голоса “фракций” становятся тише или громче.
Если вероятность ампутации - 0,1%? А если 60%? На сколько нужно поднять сумму награды, чтобы заглушить вопли амигдалы?
Причем усиливая и ослабляя активность какого-то отдела с помощью химических веществ или электростимуляции, можно предсказуемо смещать решения в ту или иную сторону. Пустим ток в миндалину - риск покажется огромным, а награда померкнет. Активизируем прилежащее ядро - обратная ситуация.
Прямо как ползунки эквалайзера.


Теория - это здорово.
Но как человеку без электродов в голове повлиять на свои решения?
Вам помогут память и воображение. С их помощью сознательное Я может до какой-то степени влиять на "фракции", переманивать их на свою сторону или усыплять бдительность.

Если вы хотите НЕ делать что-то - усильте влияние миндалины.
Так алкоголик в завязке может вспомнить в деталях, как алкоголь разрушает клетки мозга. Или заключить с друзьями пакт Одиссея.

А если нужно заставить себя сделать то, что не хочется, можно простимулировать прилежащее ядро, объяснив себе выгоды - как хорошо организму после пробежки! - или пообещав награду.

И после того, как вы измените баланс сил в Совете, даже на сложные решения понадобится намного меньше силы воли.


225. Эффект фокусировки.

Помните рекламу на старых телеканалах?
“Инновационный нож-терка Самурай-Плюс поможет нарезать овощи для салата в 6 раз быстрее! Вы освободите время для личной жизни и хобби! Звоните и заказывайте прямо сейчас! +7-914...”
Человек, который в этот момент торопливо набирает номер, кажется недальновидным.

Но такое же когнитивное искажение не обошло стороной нас с вами.
Пожалуй, каждому знакома ситуация: задумались о чем-то или увидели рекламу - новый телефон, беговая дорожка, премиум-доступ в обучающем приложении - и вдруг приходите в возбуждение. Это то, чего вам не хватало! Как удачно вы наткнулись, с этим ваша жизнь станет намного лучше.
Потом аффект проходит, и вы удивляетесь - что на вас нашло? Вещица не принесла столько счастья, сколько вы ожидали.

Описал и исследовал этот эффект культовый поведенческий психолог, Даниэль Канеман.
Его пригласили преподавать в Принстонский университет. Но жена была убеждена, что если переехать из солнечной Калифорнии в пасмурный, как Санкт-Петербург, Принстон, семья станет несчастной.

Канеман считал, что предположения о заметном влиянии погоды на настроение - ошибка.
Вместе с Дэвидом Шкаде они получили грант на исследование двух вопросов: «Действительно ли жители Калифорнии счастливее всех остальных?» и «Каковы распространенные представления об относительном счастье калифорнийцев?».

Они провели масштабные опросы в университетах Калифорнии, Огайо и Мичигана. Участников исследования просили заполнить развернутый опрос об удовлетворенности жизнью в разных аспектах.

Жители Калифорнии любили свой климат и считали, что им повезло больше, чем другим. Жители других регионов на погоду чаще жаловались.
Но опрос показал, что уровень счастья при этом одинаковый.

Опрашиваемые были твердо уверены, что из-за климата калифорнийцы счастливее.
На деле же погода мало влияла на благополучие.

Канеман назвал это “иллюзией фокусировки”. В одном предложении она звучит так:

Пока вы думаете о чем-то, это нечто кажется вам важнее, чем на самом деле.

Сознание работает, как лупа - делает то, на что вы смотрите, больше: влияние погоды на настроение, необходимость нового телефона, кофейное пятно на рубашке.
Но как и в случае с лупой, это просто оптическая иллюзия.


Я заметил, что даже те люди, которые утверждают, что все предрешено и с этим ничего нельзя поделать, смотрят по сторонам, прежде чем переходить дорогу.

Стивен Хокинг


224. Эффект обладания.

Сколько может стоить кофейная кружка? 100-250 рублей.
А поцарапанная кофейная кружка? Вряд ли кто-то отдаст за неё больше 50.
А если это поцарапанная кофейная кружка вашей бабушки?.. Здесь владелец может потребовать за неё и 600, и 1000 рублей, и даже отказаться продавать. 

Получается, что цена товара зависит от того, принадлежит он вам или нет. Экономическая теория трещит по швам, спрос и предложение так не работают.

Этот эффект владения (endowment effect) описал Ричард Талер, один из основателей поведенческой экономики и лауреат Нобелевской премии.
Для проверки эффекта Талер вместе с Даниэлем Канеманом и Джеком Кнетчем поставили эксперименты в Корнелльском Университете.

Одна из «подопытных» групп получала в подарок чашки, а вторая - ничего. Далее обделенным студентам предлагали купить эти кружки у своих сокурсников.
Удачливые обладатели кружек были готовы расстаться с подарком в среднем за 5 долларов 25 центов. Но покупатели готовы были выложить за товар 2,5 доллара.
То есть владельцы просили за товар большую цену, чем вероятно заплатили бы сами. При этом они в любом случае получили свои чашки бесплатно.

Эксперимент и выводы ученых подробно описаны в их итоговой работе "Experimental Tests of the Endowment Effect and the Coase Theorem", 1990.

Талер предположил, что оценка зависит от точки отсчета.
Если человек владеет предметом, он предвидит боль от расставания с вещью из-за эффекта негативности. И хочет помимо цены предмета получить компенсацию за эту боль.
Покупатель же более объективно соотносит выгоду от приобретения со своими ресурсами.
Интересно, что тот, кто торгует постоянно, редко подвержен эффекту. Продавец обуви не чувствует, что "обладает" каждой парой кроссовок и спокойно продаёт их по стандартной цене.

Маркетологи часто используют эффект обладания. Например, кэшбэк в виде бонусов: чтобы получить выгоду от них, вы должны приобрести товар. Часто есть аналогичный товар по низкой цене или со скидкой. Но вы ощущаете бонусы так, словно это ваши деньги и больше склонны их использовать.

В инвестициях обладание ценными бумагами может искажать восприятие их реальной стоимости.
А в быту эффект обладания проявляется, когда дом превращается в склад старых вещей, которые не меняют и не выбрасывают из-за связанных с ними воспоминаний. Ах, эти кроссовки, в которых бегал первый марафон...

Конечно, вещи могут служить своего рода флешкой для воспоминаний. Но в наш век камер в каждом телефоне и облачных хранилищ, есть более эффективные способы хранить информацию.
А устаревшие вещи стоит менять на новые и более технологичные без ненужной ностальгии.
Тёплые чувства не делают их лучше.


223. Кривая Эббингауза.
научный способ запоминать больше.

Давайте сперва разберемся, как работает обучение.
Допустим, вы хотите запомнить лицо человека или картинку в учебнике. Сначала изображение попадает в кратковременную память, кэш нашего мозга. Между нейронами, которые активировались для обработки изображения, улучшается электропроводность. «Пакету данных» (нервному импульсу) проще пройти этим маршрутом. Словно человек прошёл по густой траве и осталась тропинка.

Но трава быстро возвращается на место - через час вы не увидите и следа тропинки. Точно так же наш мозг выкидывает неважную информацию. А важной он считает только ту, которая относится к выживанию и размножению.
Правила дорожного движения, формулы математики или язык программирования наш мозг запоминать не торопится. Как же заставить его перенести теорему Пифагора из кэша в долговременную память?
Нужно хорошенько вытоптать тропинку.

Чтобы информация из кэша осталась на «жёстком диске», нужно построить новые мосты между нейронами, которые активировало первое получение информации. Тогда, например, «Мона Лиза» будет физически отпечатана в вашей голове. Для этого нужно время.
Можно просто повторять информацию каждый день, но есть и более эффективный способ.

Его нашел психолог-исследователь Герман Эббингауз. Заучивая бессмысленные слоги, он заметил, что вначале забывание таких слогов идет очень быстро, но потом резко замедляется.

В течение часа забывается 60% информации, из них большая часть – в первые минуты. За следующие 6 дней теряется всего 20% оставшейся информации.

То есть при стандартном ежедневном повторении вы каждый раз будете терять 2/3 прогресса. Вывод простой: поскольку график забывания нелинейный, интервалы повторений тоже должны быть разными.
Как будто вы даете траве приподняться и только тогда повторяете прогулку. Сначала растения возвращают форму очень быстро, но чем дольше вы ходите, тем больше времени им нужно.
На основе кривой Эббингауза выводят следующие советы насчет интервалов повторения:

Двухдневное запоминание - подходит для сдачи экзамена, подготовки выступления

Повторение №1 – сразу по окончании чтения.
Повторение №2 – через 20 минут.
Повторение №3 – спустя 8 часов после предыдущего.
Повторение №4 – по прошествии 24 часов от третьего повторения

Запоминание на долгий срок - подходит для изучения принципов, которые нужны на протяжении всей карьеры, формул, теорий, таблиц

Повторение №1 – сразу по окончании чтения.
Повторение №2 – через 20 минут.
Повторение №3 – через 24 после второго повторения.
Повторение №4 – через 2 недели после третьего повтора.
Повторение №5 – через 2 месяца после четвертого повторения.

Наш главный редактор проверял метод интервальных повторений на себе и доволен результатом.
Поставьте и вы эксперимент с кривой Эббингауза, попробуйте выучить за двухдневный цикл то, к чему никак не могли подступиться.
Например, глаголы-исключения в английском.

Показано 20 последних публикаций.