📌Обитаемый Остров


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Политика


Томские истории Для связи: @Osinam

Связанные каналы  |  Похожие каналы

Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Политика
Статистика
Фильтр публикаций


Репост из: Вестник Киберполиции России
Видео недоступно для предпросмотра
Смотреть в Telegram
Аккаунты россиян на Госуслугах очень интересуют мошенников.

Чем грозит взлом профиля на портале и как защитить свою учётную запись?

На дай мошенникам себя обмануть!

Просим максимальный репост!

🫡 Подписаться на Киберполицию России


Товарищи подписчики! Хочу выразить невыразимые слова благодарности за помощь в аренде квартиры. Впору агенство недвижимости открывать, такая теперь у меня база по аренде жилья. Квартира найдена, всем еще раз огромное спасибо за отзывчивость! Будем стараться соответствовать!


(продолжение) Спецслужбы сегодня слушают не только телефонные разговоры, но и практически все мессенджеры. Что мешает запеленговать колл-центры в России и нагрянуть туда со славным ОМОН-СОБР? Но, даже если русскоговорящие колл-центры «международные», с понятным, как нам говорят, следом в одну из стран, с которой у нас разногласия, что мешает нашему «высокоточному» оружию хотя бы частично оборвать «источники финасирования ВСУ»?

Визит в прокуратуру оказался бессмысленным. Только предложили помощь в создании заявления с просьбой о временном аресте уже проданной квартиры: «Мы на два месяца остановим сделку, а вы соберете где-нибудь и вернете покупателям деньги». То есть прокуроры предложили сделать несчастными еще и счастливых покупателей, которые ждут переезда, и найти несколько миллионов рублей тем, кто уже всё потерял.

Что теперь? Банкротство. Новая, другая, сложная, но всё-таки жизнь. Как говорит в таких случаях моя сестра: «Спасибо, что взяли деньгами». Хотя, вот прямо таких случаев в нашей жизни еще не было.

Еще хочу сказать, что обманывают людей твари-интеллектуалы с типичным воровским сознанием, без всякого сочувствия к "лохам". Типовая этика блатного мира. Поэтому позвоните прямо сейчас своим близким. Спросите, где были, что делали, если скажут, ходили по делам, спросите по каким. Пусть расскажут. Дела могут быть разные.


Пришла беда в дом моих близких людей. Телефонные мошенники забрали у них ВСË, в том числе заставили продать единственное жилье, квартиру, и перечислить им деньги через криптокошелек. Ну и еще 600 тысяч в виде кредитов, выданных в одном уважаемом банке и нескольких МФО.

Пишу, чтобы самому осмыслить и предупредить вас, пока не поздно.

К сожалению, россияне очень внушаемые люди, пугливо приседающие при словах Центробанк, Служба безопасности и пр. Некоторые буквально немеют от грозных аббревиатур. Поэтому очень часто мы бессильны перед мошенниками. Они прекрасно подготовлены, обучены психологами, социоинженерами, лингвистами. Они отличные коммуникаторы, работают командой, возможно, из разных регионов, поэтому могут держать людей на контроле 24 часа в сутки. У них есть программные продукты, которые помогают им вести разговор, анализировать персональные данные жертвы, создавать еë психологический портрет с набором уязвимостей, создавать варианты продолжения «стрижки овец». Это отлаженная машина, противостоять которой очень трудно.

Как только клиент заглатывает крючок или теряет самую минимальную сумму, контроль над страничкой в Госуслугах, он, фактически, обречëн. Где-то там, в колл-центрах мошенников наверняка собирается мозговой штурм, который прорабатывает дальнейшие варианты действий: говорим, что квартира выставлена на продажу в дакнете и надо еë продать, чтобы поменять кадастровый номер? Думаешь, прокатит? Пробуем! Отлично! Создаем продвинутому клиенту криптокошелек, чтобы перевел наличку в него? Супер! Что дальше, когда у клиента нет уже ничего? Типовой вариант с «вызовом в суд в качестве потерпевшего»? Работаем!

Поймал родного человека на этапе «вызова в суд». Собирался лететь в тьму-таракань, чтобы подписать какую-то бумагу, после чего «вам всë вернут». Следователь в РОВД, спасибо ей, красочно описывает последствия такой поездки: «Дальше вас в лучшем случае взяли бы в заложники и стали требовать с родственников выкуп»! Про худший вариант даже говорить не хочется.

Главной задачей этих тварей на этапе обработки клиента является создание вокруг него коммуникативного вакуума. Для них очень важно, чтобы в созданный ими круг психологического насилия не ворвался кто-то со стороны, здравомыслящий. Поэтому они всегда требуют никому не рассказывать о себе: «Я сотрудник телефонной компании, Госуслуг, ЦБ, ФСБ, убедитесь, что никто не слышит наш разговор, сейчас переключу вас на начальника отдела безопасности, (защиты, противодействия)».

Поэтому позвоните вашим родным и близким, особенно, если они в возрасте, прямо сейчас. Вообще, звоните и приходите к ним почаще. Человек, которого «стригут» прямо сейчас, иначе выглядит: он плохо ест, спит, пьёт, измучен физически и морально. Он отходит подальше куда-то при звонках в мессенджерах а потом говорит, что расскажет, кто звонит, когда-нибудь позже. Что сейчас есть трудности, но скоро все решится.

Срочно собирайте семейный совет, требуйте все рассказать, показать документы на квартиру, машину, кредитную историю. Привлеките экспертов, покажите истории мошенничеств (спасибо, друзья, ваша помощь была неоценима). Самое главное, не отпускайте «в суд» в другой город за свой счёт! Все суды имеют возможность опросить потерпевших по ВКС и подписать что угодно можно дистанционно.

У меня несколько мыслей по этому поводу.

Крипта – гениальное изобретение для мошенников и взяточников. Наверно, поэтому, ее так просят одобрить наши депутаты. Шутка. В Томске в отличных офисах сидят люди, которые принимают наличные у граждан и переводят их в крипту. Предупреждают, кстати, об опасности быть обманутыми. Но обманутые их не слышат.

Готов согласиться с конспирологической теорией о том, что мошенники кому-то выгодны в стране, потому что отвлекают от реальных проблем и изымают лишние деньги у граждан. Иначе, не могу понять, как при современных технических возможностях биллинга невозможно отследить звонки.


В новый большой томский гастрохолл "Лампочка" приехали врачи 3-ей горбольницы. Обычно такое бывает, когда обнаружена инфекция, имеется опасность развития эпидемии и надо срочно определить контактных лиц. Надеемся на лучшее, готовимся к худшему. Только бы не кишечная палочка!


Томские врачи создали петицию в адрес президента Владимира Путина в защиту томских врачей, которые сидят в СИЗО. Подписал. https://chng.it/2VHWTPVVdQ


Пролетая над гнездом кукушки

Сегодня в томской областной психиатрической больнице в 9.30 утра, в столовой 6-го отделения, где проходит лечение Екатерина Фельзингер, следователь Татьяна Белова решила продолжить следственные действия, прерванные 18 июля в следственном управлении на площади Кирова реанимационной бригадой врачей.

Было, как говорят, заявлено, что ознакомление с результатами экспертиз по делу пройдет до 22.00 без перерыва на обед, ужин, прием лекарств и прочие лечебные процедуры.

Безусловно, такая спешка имеет причины, о которых можно догадываться. Но продолжать мучить больного человека в состоянии депрессии, у которого все равно есть право на отдых, сон, лечение, гуманное обращение, это, конечно, за гранью добра и зла.

Эту грань переходит и прокуратура, которая не видит в действиях следователя ничего криминального. Такая работа.
Это тем более странно, что руководители прокуратуры чуть моложе меня, а значит в середине 80-ых годов прошлого века мы вместе смотрели фильм Милоша Формана об ужасах карательной психиатрии и тотальном господстве Комбината. Смотрели и думали, что никогда больше в нашей жизни такое не повторится.

Но молодые прокуроры и следователи фильм "Пролетая над гнездом кукушки" не смотрели. Даже не пытались.


Анастасия Принцева открыла ящик Пандоры Подписчики стали присылать рассказы о бывших томичах, где они сейчас, что делают там, где сейчас интереснее, чем в Томске. Девочку Юну, дочь моего однокашника Сергея Драничникова, я помню еще со времен молодежного форума "Томский коллайдер". Тоже забытая история, которая многим мозги вправила, в том числе и мне. Где еще в России проводили форумы по технологии ОДИ Щедровицкого? Он и в жизни Юны сыграл, похоже, огромную роль. Слушайте, пришлите мне в личку рассказы, где сейчас умные, креативные, молодые томичи? Что делают, почему уехали, думают ли возвращаться? Фото пришлите, чтобы мы видели, кого потеряли. А сейчас вот она, бывшая томичка Юна Драничникова, сейчас работает с музеем Холокоста в США. Но ее российский опыт организации детских экскурсий в скучные музеи блестящий. https://www.museumandfamilies.com/post/yunona_chicago_art_institute


#Беспрецедентноеправо

В процессе по делу Юрия Гурдина судья сначала хотел уйти в отпуск, потом передумал, а затем всё-таки ушел.

В середине июня судья Дмитрий Борисов готовился уйти в отпуск до августа. Но, похоже, внезапная и до сих пор объявленная только в узком служебном кругу, отставка прокурора Томской области Александра Семенова, спутала все рекреационные планы.

Судя по всему, гособвинение захотело получить приговор до того, как начнется ревизия «семёновского» наследия в областной прокуратуре.

Поэтому пришлось вернуться к рассмотрению дела, в котором судье Борисову, судя по его скучающему виду, давно всё ясно. Мешают обвинительному завершению процесса только адвокаты Юрия Гурдина, которые продолжают подавать ходатайства и приобщать доказательства.

Вот и на последнем заседании 16 июля суд по привычке отклонил все ходатайства защиты и приступил к опросу обвиняемого адвокатами, после которого останутся только скоротечные нынче прения сторон и вынесение решения. Как говорят опытные в судах люди, оно уже вчерне написано. Осталось только дату поставить.

Однако, и при опросе обвиняемого возникла одна досадная для экспресс-суда сложность. Адвокаты подготовили для подзащитного большой пакет документов, чтоб Юрий Гурдин в своих ответах на вопросы мог на них ссылаться: это протоколы заседаний рабочих групп, выписки из решений, договоров и пр. Обычно, такого рода документы передавались через решетку прямо в зале суда, но в этот раз конвоиры заявили, что внушительные бумажные объемы надо передавать через канцелярию СИЗО. Юрий Гурдин попросил суд перенести заседание, чтобы иметь возможность, выступая, ссылаться на документы.

Возмущенные в глубине души задержкой судья и прокурор, отказали

Действительно, основные доводы Юрия Гурдина судья и прокурор слышали неоднократно: чиновник не мог организовать растрату, поскольку в должностные обязанности заместителя губернатора по инвестициям не входило в распоряжение бюджетными средствами. Руководство реализацией проекта «Кампус» бывший губернатор региона Сергей Жвачкин оставил за собой, а оперативные вопросы поручил своему заместителю Андрею Антонову. Участие группы компаний «Гранит» в реализации проекта было обговорено губернатором на уровне вице-премьеров Марата Хуснуллина и Татьяны Голиковой. Никаких других претендентов на реализацию частно-государственного проекта не было.

Лишь после создания предпроектной документации за 112 миллионов рублей, правительство включило Томскую область в число победителей конкурса на право построить кампус и согласилось выделить часть денег (18 млрд рублей) на его строительство. То есть 112 «растраченных» миллионов были потрачены все-таки не зря, и кампус можно было начинать строить, но вмешались другие обстоятельства.

Юрий Гурдин заявил, что видел своего «подельника» по растрате, Андрея Хващевского один раз на совещании и не узнал его. В его телефоне, который изъят следствием, нет телефона бывшего директора фонда «ТомскИнвест Сервис», но в осмотре телефона в зале суда защите отказано. У Гурдина и его помощников отсутствуют контакты с Андреем Хващевским, что довольно странно для «организатора растраты». То же самое говорил и Андрей Хващевский до того, как заключил сделку со следствием, а вот потом его показания изменились.

Но ведь невозможно рассматривать уголовное дело и держать человека два года в тюрьме только на основании свидетельских показаний и натянутых экспертиз? Проект кампуса, начни он хотя бы реализовываться, мог принести в Томск до 100 миллиардов рублей…

Тут судья Борисов понял, что аргументов у Юрия Гурдина еще много и постановил продолжить его опрос через две недели, 30 июля.

И все-таки ушел в отпуск. Свободный человек!


А вот еще одна наша умница, красавица, теперь москвичка. Закончила 18-ую гимназию (занимались у меня в медиацентре), затем ВШЭ (дизайн, мода), пойдет учиться дальше и впервые поняла, уволившись из всех офисов, какое счастье быть хозяйкой самой себе. Настя Принцева, это ее канал. Про моду, ивенты, еду... https://t.me/iamprintseva/1329


Лет 5 назад в Северном парке создалась компания для игры в волейбол. И я с ними немножко попрыгал на песочке, который заботливо привез сами понимаете, главный застройщик. А теперь давно не слышу ударов мяча, но волейболисты ребята коллективистские. Смотрите, что одна из моих соседок по площадке организует вместе с командой. Приезжайте, будет весело у нас в микрорайоне с повышенным IQ. https://t.me/tsk_go/1498


Запущена понятно кем и через кого версия о том, что Екатерина Фельзингер симулирует плохое самочувствие и депрессию.

Кто хоть немного изучал матчасть по психиатрии, тот знает,  что симулировать это невозможно. Я две недели работал санитаром «на психе» во времена журналистской юности. Так вот, любые жалобы больного проверяются медикаментозно, на слово человеку не верят. Причем иногда, когда речь идет об уклонистах от армии, например, которые симулируют душевные заболевания, врачи принципиально не ставят человека в известность, какие препараты ему вводят. А симулировать действие неизвестных тебе лекарств, это задачка, прямо скажем, не тривиальная. Это невозможно.

Что касается Екатерины Фельзингер, которую, фактически, выдворили из стационара, не разрешают посещать врача по месту жительства, то есть, отказывают в медицинской помощи под предлогом "симуляции". В день, когда ей стало плохо прямо в кабинете томского СУ СКР, именно  следователь и должна была, по идее, вызвать врачей, чтобы они установили, насколько плохо человеку. Но следователь не пустила к Фельзингер первую бригаду Скорой помощи, и только вторая бригада, уже врачи-реаниматологи, ждали больше 20 минут, как говорят, чтобы их пропустили к больной. Все это время в кабинете, видимо, продолжали выполнять  следственные действия, которые, судя по всему, женщине-офицеру важнее жизни и здоровья человека.

Если уж видавшие виды реаниматологи приняли решение вынести человека на носилках, то о какой симуляции может идти речь?

Автомобиль реанимации с Екатериной Фельзингер довольно быстро приехал в ОКБ и есть официальная справка от заведующей токсикологическим отделением, куда была доставлена дочь томского депутата Государственной думы России Татьяны Соломатиной. В ней черным по белому написано: «Фельзингер Е.В. 18 июля в 13.40 была доставлена Скорой помощью в токсикологическое отделение ОКБ.

Диагноз основной: острое перроральное отравление..
(опускаю подробности)
Настроение депрессивное, терапия, назначенная психиатрами не помогает... После осмотра психиатрами рекомендован перевод в ТПКБ («Сосновый бор» официально называется ТКПБ). Зав. отделением... (ФИО)

Глядишь, и до утюгов на живот скоро доживём




За Байдена всё решила семья и Демократическая партия: уговорили старика отказаться от выборов, ввиду явной немочи. А есть страны, где ни семьи, ни партии, всё от одного человека зависит.


Товарищи подписчики! Никто не сдает, случайно, квартиру в Томске? Очень нужна хорошему человеку. Напишите в личку, пожалуйста...


...Имам мечети видел причину смятения Тахира — болезнь сердца. Именно в нем поселяется злость, зависть, обида, месть. И нет другого способа вылечить, кроме религии. Имам подолгу разговаривал с Тахиром, объяснял, что тот совершил двойное преступление — перед людьми и перед Аллахом. Призывал не отказываться от общения с людьми, искупить вину молитвами и добрыми делами. Лицо Тахира после этих бесед ненадолго светлело.
Однажды Тахир попросил соседа по бараку помочь ему в составлении письма. Убористым почерком под диктовку Тахир начал выводить заветные слова: «Президенту Российской Федерации В.В.Путину. Ходатайство о помиловании…»


Тахир о женитьбе не думал, пока в 22 года не встретил черноглазую Миляушу, дочь начальника бюро пропусков. И вот тут Тахиру страстно захотелось любви. Несколько раз он провожал девушку до дома, держась от нее поодаль и стараясь остаться незамеченным. Но однажды услышал, как в кругу подружек она назвала его «шыксыз», что означало «неприглядный, нескладный». У Тахира внутри будто что-то обломилось, и в следующий раз, когда Миляуша вышла из проходной, он резко отвернулся и перешел на другую сторону улицы. Больше он ее не провожал.
В семидесятые, поддавшись общему ажиотажу, Тахир махнул в другой город на строительство автогиганта. Люди ехали за мечтой — квартирой и хорошей жизнью. Прошло более пятнадцати лет, прежде чем у Тахира появилось свое жилье. Повезло: ему полагалась однокомнатная, но, когда подошла очередь, однокомнатные закончились, дали двушку. Тахир зажил еще более спокойно и счастливо.

Но даже его тихую жизнь иногда сотрясали скандалы. Однажды Тахир увидел, как в вестибюле проходной вешают портреты передовиков, регулярно перевыполняющих план. Тахира среди них не было — забыли. Он пошел в местком и, трясясь от обиды, потребовал, чтобы его фотографию тоже повесили на доску почета. В месткоме оторопели — таким его никогда не видели. Портрет, конечно же, повесили, но Тахира не покидало ощущение, что сделали это из жалости — посчитали ненормальным.
После выхода на пенсию Тахир отдал квартиру племяннику, а сам переехал к сестре — в село в тридцати километрах от города. С годами он не менялся, разве только внешне — в отличие от себя молодого, был почти красив: носил аккуратную бородку, тюбетейка на голове выдавала в нем человека степенного, благородного, свято соблюдающего традиции.
За полгода до трагедии он пришел в городскую поликлинику: никак не заживал травмированный после сильного ушиба палец. Тахир узнал в регистратуре, кто из хирургов принимает, прошел к кабинету и сел дожидаться очереди. Вышла медсестра, попросила назвать фамилию — в списках записанных на прием Вафина не было.
— Можно без записи?
— Идите за картой в регистратуру, — велела медсестра.
— У меня нет карты, я прикреплен к районной поликлинике, — Тахир от волнения поглаживал руку с больным пальцем.
­— Андрей Егорович! Пациент прикреплен к районной больнице — вы сможете принять? — медсестра обернулась к подошедшему к кабинету врачу.
— Нет. Пусть обращается в поликлинику по месту жительства, — сухо отрезал хирург и вошел в кабинет.
Медсестра развела руками и вошла следом за доктором.
Тахир решил дождаться окончания приема: ехать до районной больницы на другом конце города не было сил.
Когда он вошел в кабинет, врач окинул его взглядом:
— Уважаемый, я же сказал — по месту жительства.
— Может, все же примете? — Тахир не понимал, как можно отказать пожилому человеку.
— Хорошо, только кепочку свою снимите.
Тахир даже не повел ухом.
— Головной убор снимите — вы находитесь в помещении медучреждения, — с нажимом повторил хирург
— Это не кепка, тюбетейка, — глядя в глаза врачу ответил Тахир.
— Покиньте кабинет.
Тахир не реагировал. Он словно решил во что бы то ни стало переспорить врача.
Врач явно был не в духе, а потому велел медсестре вызвать охрану. Молоденькая медсестра повернулась к Тахиру:
— Бабай, выходите. Вам лучше обратиться в свою клинику.
Тахир не ответил. Врач вышел из кабинета, через три минуты в кабинет ворвались два охранника, схватили старика и поволокли его из кабинета. Довели спотыкающегося Тахира до выхода, открыли перед ним дверь:
— Давай, дед, проваливай. Нам тут скандалисты не нужны.
Тахир чувствовал себя униженным, даже раздавленным. Он шел по улице, щеки его пылали. «Я тебе еще покажу! Я тебе покажу…» — шептал старик.
Через полгода Тахир вновь пришел в поликлинику. Заходить внутрь не стал, а встал недалеко от входа. Когда появился тот врач, Тахир побледнел, потом вскинул руку с тростью: раздался хлопок — человек упал. Самодельная пуля, пущенная из замаскированного под трость пистолета, попала в сердце. Потом суд, срок...


Татар в колонии было не так уж и мало — четверть осужденных. Поначалу молиться мусульманам разрешалось только в свободное время. Имам мечети хлопотал, выходил с письмами к хазрату и Духовному управлению мусульман, а те в свою очередь — к руководству ФСИН, и сумел добиться, чтобы верующие могли совершать намаз в положенное время, то есть пять раз в день.
Это согревало Тахира, но иногда по ночам он мысленно спорил сам с собой: имел право на убийство или нет. Неустанно просил милости у Аллаха, корил и в то же время убеждал себя, что поступил правильно. Не мог забыть сцену: два человека в форме тащат его, 84-летнего ветерана труда, под руки к выходу из поликлиники, словно он злостный нарушитель порядка или хулиган.

Хулиганом Тахира трудно было назвать. Наоборот, с детства был тих и застенчив, как отец. Отца призвали летом сорок первого — в первые же месяцы на смоленском направлении тот пропал без вести. Тахиру исполнилось тогда одиннадцать лет. Мать и семнадцатилетняя сестра от зари до зари работали в поле. У Тахира на попечении оставались двое младших детей и хозяйство. Пока семилетняя и трехлетняя сестренки спали, мальчик отгонял корову на выпас, чистил хлев. Потом подметал двор, носил воду, готовил еду, в холодные дни топил печь и колол дрова. А во время уборочной шел с деревенскими ребятишками собирать колоски. Играть было некогда.
Однажды, прихватив с собой сестренок — Асию и Гульсию, он отправился с мальчишками купаться на речку. Асия плескалась в рубашонках с такими же девочками. Гульсия спала в тележке, которую Тахир сделал из корыта, приделав к нему колеса.
Мальчишки с криками сбегали по наклонному берегу и с шумом плюхались в воду. Тахир добежал по мелководью до середины речушки и обернулся: девочка завозилась, отчего тележка накренилась, а ребенок полетел с мостков в воду.
Асия, увидев упавшую сестру, завопила: «Абы-ыыый!»** Тахир в несколько прыжков подскочил к тонущему ребенку, выхватил его из воды и понес к берегу. Вместе с соседским мальчишкой они трясли девочку, наклонив ее вниз головой, пока та не закашлялась и не заревела. С тех пор Тахир не соглашался ни на какие развлечения, если не с кем было оставить сестер.
Мать Тахира почти не хвалила. Статная, стройная, немногословная, с волевым выражением на лице, она редко улыбалась. Ее ловкие загорелые руки мелькали то на уборке — в несколько секунд она связывала сноп и ставила его как лесовичка на пашню, то на молотилке, где сгребала большой лопатой зерно, то на реке, где она неистово полоскала белье, словно вымещая обиду за горькую вдовью долю. На ласку к сыну была скупа: считала, что гладить по голове мальчишку — только нежить.
После окончания войны старшая сестра уехала в город — удалось справить паспорт. Тахир потянулся из деревни в семнадцать: на колхозные трудодни прожить было сложно, а в городе можно было неплохо устроиться и помогать матери с младшими детьми издали. Казалось, что там, в городе, и будет его настоящая жизнь, состоящая не только из обязательств, но и радости и любви...
...Тахир перестал подметать двор мечети, оперся на метлу. Он вспомнил, как впервые ступил на городской асфальт. Город его ошеломил. Как много людей на улицах! Чихнув копотью и взвинтив пыль, мимо Тахира проехал корявенький автобус. На перекрестке оглушительно зазвенел трамвай, требуя быть внимательным. И какие красивые девушки! Три подружки в пестрых ситцевых платьях, в туфлях, надетых на белые носочки, проскочили мимо него, щебеча на бегу.
Тахир устроился на завод, снял комнату в частном секторе. В деревню писал редко, но деньги отправлял исправно. После армии вернулся на завод, но жил уже в общежитии. Каждую весну, лето и осень ездил к матери — помогал садить картошку, заготавливал сено, по осени выкапывал картошку. Мать ни о чем не спрашивала, лишь раз обмолвилась: дескать, когда сын женится, то ей с дочерьми и помочь некому будет.


Сама жизнь против того, чтобы #Воскресныечтения бесславно заканчивались. У нас новый автор, наша сибирско-татарская москвичка Алсу Фатыхова. Когда-то с её великой милостью я пересмотрел почти весь репертуар любимого НГДТ под управлением Сергея Афанасьева. Алсу была там лучшим специалистом по связям с общественностью. Потом создала свой небольшой детско-театральный проект. Чуть не встретились на этой неделе в столице, но у нас провинциалов вечно напряженный график в первопрестольной: ГУМ, ЦУМ, Авиапарк слава богу Мавзолей выпал:)). Оказалось, что Алсу пишет и как пишет! Этот рассказ основан на реальных событиях.

Тахир-Эфенди

Автозак въехал в ворота колонии и остановился на площадке в двухстах метрах у пропускного пункта. Тахир, спускаясь из машины, успел заметить минарет мечети. «АльхамдулиЛлях, — подумал старик. — Значит будет, где молиться».
Молодой парень из конвоя подгонял осужденных, чтобы те побыстрее организовались в мало-мальски стройные ряды, но увидев 85-летнего скромного дедушку в тюбетейке, опешил. «А этот старый пень что здесь делает — небось старушку укокошил?» — подумал он. Исправительная колония под номером пять строгого режима предназначалась для людей, совершивших тяжкие преступления. Бабай* в тюбетейке, в чистом добротном костюме в «коллектив» свияжской ИК-5 никак не вписывался.
Тахиру предстояло провести в этом месте шесть лет и три месяца. «Если не умру, конечно, за эти годы», — горько усмехнулся он про себя.
Первое время надзиратели шушукались между собой по поводу старика. Его история смахивала на триллер: обычный деревенский дед, не замеченный ни в скандалах, ни в плохом поведении, ветеран труда, разозлившись за что-то на врача на приеме, в следующий раз пришел и выстрелил в обидчика из самодельного пистолета, замаскированного в трость.
Шума по поводу убийства было много: смерть врача и поступок старика обсуждали в офисах, общественном транспорте, в сельских магазинах, мусолили в газетах. И того, и другого поливали на форумах интернета: врача за бездушие, Тахира Вафина — за право решать, жить человеку или нет. Не меньше было тех, кто защищал обе стороны. Обсуждали и то, как повел себя Тахир после убийства. Во время начавшейся суеты он тихо сидел на скамеечке первого этажа поликлиники, дожидаясь полиции, а когда сотрудники приехали, подошел к ним и сказал: «Это я убил».
С таким же спокойствием он расстался со своими гробовыми — аккуратной стопкой купюр, накопленных за годы и обернутых в белую хлопчатобумажную ткань, — и выплатил ущерб, который назначил суд, — триста тысяч рублей.
Во время суда он испытал смятение: неужели это он убил? Как он мог, ведь он такой хороший — мухи за всю жизнь не обидел. А может, не такой?
С удивлением он смотрел на своих односельчан, которые приехали в городской суд и давали показания, говорили, какой он, Тахир, есть человек. Честный и порядочный. Эталон нравственности и морали. Почти святой.
До последнего Тахир думал, что срок будет условный: не могут же посадить глубокого старика, да еще когда он ухаживает за 90-летней больной сестрой!
Приговор выслушал спокойно, все процессуальные процедуры претерпел с холодной отстраненностью. И лишь забираясь в автозак, чтобы следовать по этапу, Тахир ощутил странную внутреннюю пустоту. Сдавленным голосом он промычал что-то внутрь себя, сел на отведенное место и уже к месту отсидки доехал, будучи в состоянии полного равнодушия.
Жизнь в колонии поначалу у Тахира не вызывала недовольства. Подъем и прием пищи по расписанию, работа как на воле. Разумеется, Тахир на литейке не работал. Но без работы сидеть не мог — стал помогать мулле при мечети. Никто на него не кричал, не понукал, не делал замечаний. Что зэки, что надзиратели относились к старику уважительно, окликали отцом, а земляки и вовсе обращались к нему по имени и с почтением: «Тахир-эфенди».


Видео недоступно для предпросмотра
Смотреть в Telegram
Никогда ранее не комментировала ситуацию, связанную с моей дочерью и теми обвинениями, которые ей предъявляют. Но сейчас происходящие события не дают мне права молчать. Идет прямая угроза ее жизни и здоровью! Именно поэтому публикую свое обращение от первого лица в своих социальных сетях, чтобы исключить кривотолки и искажение информации.

Моя дочь, Екатерина Фельзингер, вчера была экстренно госпитализирована из следственного комитета в тяжелом состоянии и помещена в реанимационное отделение Томской областной клинической больницы. Сегодня ее срочно перенаправили в другую больницу. Я, как мать, крайне обеспокоена за жизнь и здоровье своей дочери.

Каждому человеку в нашей стране Конституцией гарантировано право на жизнь и здоровье. Мы все живем в правом государстве, где недопустимо бесчеловечное отношение к гражданам, тем более к женщинам, нуждающимся в медицинской помощи и лечении.

Я сама врач и искренне недоумеваю от того, почему мою дочь незаконно лишали в следственном комитете права на получение необходимой ей медицинской помощи, доведя ее состояние до критического и лишь после этого разрешив врачам оказать ей необходимую помощь.

Я прошу, призываю к гуманности все структуры, которые стоят на страже интересов государства и людей! Я очень надеюсь, что закон и здравый смысл восторжествуют и Екатерине хотя бы разрешат врачебное наблюдение, которое ей сейчас необходимо! Сегодня ее жизнь реально находится в опасности! Если завтра с ней случится что-то необратимое, кто за это будет отвечать? Еще раз призываю к гуманности и законности всех, кто сегодня берет на себя смелость и отказывает человеку в праве на жизнь и здоровье!

@tvsolomatina

Показано 20 последних публикаций.