Полюбить Свою Землю


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Познавательное


Пространство для размышления о любви к своей земле, истории, традиции и культуре.
Бот для обратной связи @polubi_svoyu_zemlu_message_Bot

Связанные каналы  |  Похожие каналы

Гео и язык канала
Россия, Русский
Статистика
Фильтр публикаций


19 апреля отошёл ко Господу исповедник веры Севастиан (Фомин) (1884–1966)

Священноисповедник Севастиан Карагандинский – наследник оптинских старцев. С началом гонений на церковь отец Севастиан собирал сначала тайные монашеские общины, а после долгих лет заключения нёс открытое служение на территории Казахстана, помогая обретать веру и жить по-христиански и местным жителям, и многочисленным ссыльным, и вышедшим из советских концлагерей. Среди воспитанников общины отца Севастиана можно выделить юного Павла Адельгейма – впоследствии протоиерея, известного пастыря, церковного публициста, исповедника и мученика.

От этого периода жизни сохранилось множество высказываний отца Севастиана на духовные темы. Он считал, что молиться можно во всяком месте и во всякое время – стоя, сидя, лёжа, во время работы, в пути. Часто говорил о том, что нужно забывать всякие обиды, не таить злобы в сердце. Отец Севастиан заповедовал не забывать страждущих и больных, быть чуткими к ним, а потому многих девушек благословлял работать в больнице. Отец Севастиан не благословлял своих чад ездить по монастырям: «Здесь, – говорил он, – и Лавра, и Почаев, и Оптина. В церкви службы идут – всё здесь есть».

Незадолго до своего ухода, прощаясь с паствой, отец Севастиан завещал ей: «Прошу вас об одном, об одном умоляю, одного требую: любите друг друга. Чтобы во всём был мир между вами. Мир и любовь. Если послушаете меня, а я так вас прошу об этом, будете моими чадами. Я – недостойный и грешный, но много любви и милости у Господа. На Него уповаю. И если удостоит меня Господь светлой Своей обители, буду молиться о вас неустанно и скажу: “Господи, Господи! Я ведь не один, со мною чада мои. Не могу я войти без них, не могу один находиться в светлой Твоей обители. Они мне поручены Тобою… я без них не могу”».

По воспоминаниям отца Павла Адельгейма, «Батюшка [Севастиан] пробудил мой интерес к церковной жизни. Моё решение служить Церкви созрело в тринадцать лет. Это действительно был замечательный Пастырь, и общение с ним привело меня в храм навсегда. С тех пор моё сознание нашло точку опоры в Промысле Божием».

Источник

#СевастианКарагандинский #мученикииисповедники #русскаяцерковь


18 апреля день памяти Николая Петровича Аксакова (1848–1909)

Николай Петрович Аксаков – богослов, философ, исследователь канонического права, историк, публицист, автор художественных произведений, литературный критик. В своих богословских и церковно-канонических изысканиях Николай Петрович отстаивал право мирян быть полноправными членами Церкви. Активно участвовал в подготовке состоявшегося уже после его смерти в 1917-1918 годах Поместного Собора Российской Православной Церкви. Также во многом благодаря его усилиям в Русской Церкви конца XIX – начала XX веков возрастал интерес к возрождению в ней соборных начал. Аксаков, будучи последователем и учеником славянофилов, стал учителем и вдохновителем целого ряда мыслителей и священников, в том числе известного круга 32-х петербургских священников, нашедших в нём живую духовную связь с традицией Алексея Степановича Хомякова.

Николай Петрович Аксаков родился 17 июня 1848 года в селе Юдинки Алексинского уезда Тульской губернии в родовом имении своего отца Петра Николаевича Аксакова. Воспитание Николай Петрович получил в своей семье, отличавшейся благочестием (его матушка, Надежда Александровна, в детстве познакомилась с преподобным Серафимом Саровским, о чём в 1903 году записала и издала брошюру «Отшельник 1-й четверти XIX столетия (из детских воспоминаний)»). С 16 лет Аксаков жил в Европе, где продолжил своё образование в местных учебных заведениях. Он слушал лекции в университетах Германии (в том числе в Гейдельбергском), Швейцарии и Франции (на протестантском теологическом факультете в Монтобане), в 1868 году защитил в Гиссене диссертацию «Идея Божества» (Die Idee der Gottheit. Halle, 1868) на соискание степени доктора философии.

В 1893 году Николай Петрович поступил на службу в Государственный Контроль и переехал в Санкт-Петербург. Именно столичный этап биографии Аксакова отмечен его трудами в области богословия и истории канонического права. В 1894 года в издательстве «Благовест» Аксаков опубликовал отдельным изданием одну из наиболее значительных своих работ «Духа не угашайте! [по поводу статьи Л. Тихомирова “Духовенство и Общество в современном религиозном движении”]», посвящённую выявлению значения в церкви «народа церковного». В этой работе Николай Петрович доказывал, что «церковь, по учению апостольскому, не есть школа, в которую верующие… отдают себя на “выучку к духовенству”, но школа взаимообучения, взаимоназидания, в которую каждый вступает как “домостроитель многоразличной благодати Божией”».

Скончался Николай Петрович Аксаков 5 (по новому стилю 18) апреля 1909 года от третьего воспаления лёгких, оставив жену и 12-летнюю дочь Зинаиду. Его друг Владимир Александрович Скрипицын в брошюре, написанной в память о почившем, свидетельствует о подлинно христианском характере жизни и служения Аксакова: «Этот покинувший нас в земной своей жизни был христианин, преданный своему Учителю – он был Христов ученик, и в нём всегда горел святой огонь евангельской правды, а потому хотя он и умер, но святой огонь, бывший в нём, не угаснет».

Источник

#НиколайАксаков #русскоебогословие #духанеугашайте


Всем известно, что в последнее время среди интеллигентной молодежи есть стремление идти в земледельцы, чтобы трудами рук своих зарабатывать хлеб. Одни едут в Америку, чтобы сделаться там простыми работниками – это, конечно, самые слабые, – другие остаются в России и делают попытки сесть на землю и обрабатывать её собственными руками.

Мне совершенно понятны эти стремления, я им вполне сочувствую, верю, что это историческое призвание русских интеллигентных людей. Я убеждён, что появление в среде тёмных земледельцев таких интеллигентных людей есть залог величия, силы, могущества нашей родины, я убеждён, что народ, наш могучий сильный народ, которого ничто не могло сломить, перетянет к себе, всосёт в себя лучшие соки нашей интеллигенции. Моему сыну, когда он войдёт в силу, окончит ученье и спросит меня: что делать? Я укажу на пашущего мужика и скажу: «вот что – иди и паши землю, зарабатывай собственными руками хлеб свой. Если найдёшь другого, который пришёл к тем же убеждениям, соединись с ним, потому что двое, работая вместе, сообща сделают больше, чем работая каждый в одиночку, найдёшь третьего – ещё того лучше...»

А.Н. Энгельгардт. «Письма из деревни. Письмо 7»

#житьвместе #письмаиздеревни

С. М. Прокудин-Горский. Монастырский сенокос. 1909 год


Почки раскрываются, шоколадные, с зелёными хвостиками, и на каждом зелёном клювике висит большая прозрачная капля. Возьмёшь одну почку, разотрёшь между пальцами, и потом долго всё пахнет тебе ароматной смолой берёзы, тополя или черёмухи.

Вечер тёплый, а такая тишина, словно должно что-то в такой тишине случиться. И вот начинают шептаться между собой деревья: берёза белая с другой берёзой белой издали перекликаются; осинка молодая вышла на поляну, как зелёная свечка, и зовёт к себе такую же зелёную свечку- осинку, помахивая веточкой; черёмуха черёмухе подаёт ветку с раскрытыми почками.

Если с нами сравнить — мы звуками перекликаемся, а у них — аромат.

М. Пришвин. «Разговор деревьев»

#Пришвин #весна #смыслжизни


15 апреля отмечают Всемирный день искусства
О любимых картинах русских художников вспоминает С.Н. Дурылин:
Ещё в Москве Михаил Нестеров ходил в особняк С.М. Третьякова смотреть «Деревенскую любовь». Он и в старости не мог без волнения говорить о ней.

В Абрамцеве в 1917 году у меня записано в дневнике: «После чаю рассматривали с Нестеровым альбом Бастьен-Лепажа. Увидев “Отдых в поле”, он вскричал:
– Он – русский художник! Выше этой похвалы у меня и нет для него!.. Серов сам мне говорил, когда ещё коллекция Сергея Михайловича Третьякова помещалась в его доме на Пречистенском бульваре: “Я каждое воскресенье хожу туда смотреть «Деревенскую любовь”. А Серов знал, что смотреть, – ещё молодым, ещё юношей знал!»

В Париже Нестеров увидел Бастьен-Лепажа ещё на большей высоте. «Я старался постичь, – вспоминал Михаил Васильевич, – как мог Бастьен-Лепаж подняться на такую высоту, совершенно недосягаемую для внешнего глаза французов. Бастьен-Лепаж тут был славянин, русский с нашими сокровенными исканиями глубин человеческой драмы… Весь эффект, вся сила Жанны д'Арк была в её крайней простоте, естественности и в том единственном и никогда не повторяемом выражении глаз пастушки из Дом Реми; эти глаза были особой тайной художника: они смотрели и видели не внешние предметы, а тот заветный идеал, ту цель, своё призвание, которое эта дивная девушка должна была осуществить».

Перед «Жанной д'Арк» стоял в 1889 году русский художник, только что замысливший изобразить мальчика-пастуха, такого же простого, как пастушка из Дом Реми, но, подобно ей, с зажёгшимся в душе огнём внутреннего устремления, «заветного идеала».

В 1917 году, в беседе над альбомом Бастьен-Лепажа, Нестеров долго-долго не отрывал взора от «Жанны д'Арк».
– Какие у неё глаза! – воскликнул Михаил Васильевич. – Нет! Она не истеричка, она не больная, она видит их, она по-настоящему у него видит.

Он воскликнул это с такою живостью, как будто это была отповедь не только хулителям «Жанны д'Арк», но и тем, кто обвинял в «истерии» и «болезненности» «Отрока Варфоломея» и «Юного Сергия».

В.А. Серов писал 16 сентября 1889 года из Парижа И.С. Остроухову: «На выставке рад был всей душой видеть Бастьен-Лепажа – хороший художник, пожалуй, единственный, оставшийся хорошим и с приятностью в памяти…» Через полмесяца, еще подробнее ознакомившись с художественным Парижем, Серов писал Остроухову: «По художеству я остаюсь верен Бастьену, его “Жанне д'Арк”… Она лучшая вещь на выставке».

Знаменательно это совпадение суждения столь противоположных во всём, но таких подлинно русских художников, как Серов и Нестеров. К их суждению примыкали и Поленов и Суриков.

#ДеньИскусства #русскиехудожники #СергейДурылин

Жюль Бастьен-Лепаж — Жанна Д’Арк


В мыслях у людей бывают сомнения, предваряющие утверждение: человек сомневается лично, а к людям приходит уже со своим утверждением. Так точно и в жизни у людей бывают постоянно несчастья, и сильные люди переносят их легко, скрывая от людей, как сомнения.

Но когда после неудачи приходит радость, то кажется всегда, что эта радость нашлась не только для себя, а годится для всех. И радостный счастливый человек бьёт в барабан.

Так, сомнения, неудачи, несчастья, уродства – всё это переносится лично, скрывается и отмирает. А утверждения, находки, удачи, победы, красота, рождение человека – это всё сбегается, как ручьи, и образует силу жизнеутверждения.

Когда я открыл в себе способность писать, я так обрадовался этому, что потом долго был убеждён, будто нашёл для каждого несчастного одинокого человека радостный выход в люди, в свет. Это открытие и легло в основу жизнеутверждения, которому посвящены все мои сочинения.

Пришвин М.М. «Глаза земли»

#Пришвин #силажизнеутверждения #смыслжизни


1 В.В. Верещагин. Вид Московского кремля. 1879
2 В.В. Верещагин. Набережная Невы
3 В.В. Верещагин. В горах Алатау. Этюд. 1869–1870
4 В.В. Верещагин. В Успенском соборе. 1887-1895
5 В.В. Верещагин. Побежденные. Панихида. 1878-79
6 В.В. Верещагин. Распятие на кресте во времена владычества римлян. 1887
7 В.В. Верещагин. Мыс Фиолент вблизи Севастополя. 1897
8 В.В. Верещагин. Калмыцкая молельня. 1869-1870.jpg
9 В.В. Верещагин. Северная Двина. 1894


День памяти русского художника Василия Васильевича Верещагина (26 октября 1842 — 13 апреля 1904)

Василия Верещагина часто называют художником-баталистом, но сам он не был согласен с таким односторонним определением характера его творчества: «Какой я баталист? Я пишу всё, что меня интересует, я и пейзажист, и портретист, и жанрист, я – художник!» И всё-таки мировую славу художнику принесли главным образом его батальные картины.

За туркестанские и турецкие военные картины Верещагина в Европе называли «апостолом мира», «апостолом человечности». А на родине к художнику относились очень критично за то, что он «обличал деспотизм, варварство, религиозный фанатизм, где бы они ни проявлялись и от кого бы ни исходили». Члены русского царствующего дома и правящих кругов считали, что произведения художника скорее позорят, чем возвеличивают русскую армию и Россию, т.к. на картинах Верещагина не было традиционных изображений победоносных царственных полководцев, перед которыми склоняются неприятельские знамена.

Верещагина отличали сильная воля, смелость и умение действовать решительно в самых сложных ситуациях, недаром ему был присуждён Георгиевский крест, а сам генерал Скобелев называл его «храбрым из храбрых». Сын художника отмечал: «Принцип, выраженный словами “Сам погибай, а товарища выручай”, был у отца врождённым. Во время вооружённой стычки на границе Туркестана с Китаем в 1869 году, в которой участвовал отец, его боевой товарищ, поручик Эман, упал с лошади. Отец, бывший с Эманом, не пытался спасти свою жизнь бегством, а стоял над лежавшим товарищем, держа в поводу своего коня, и отстреливался из револьвера, пока не подоспела помощь».

В другой раз умение владеть собой и сохранять присутствие духа спасли жизнь Верещагину и двадцати пяти человекам команды и пассажиров парохода, следовавшего из Сухуми в Новороссийск. Пароходу, попавшему в сильный шторм, грозила неминуемая гибель. Верещагин, в отличие от капитана, не растерялся и нашёл правильное решение — изменить курс на сто восемьдесят градусов, тогда штормовой ветер, ставший попутным, помог судну добраться до одного из турецких портов.

Интересны свидетельства об особенностях творческого процесса Верещагина. Этюды всегда писались на месте. Если нужно было набросать этюд кровати Наполеона, то художник ехал в Париж, если зарисовать карету Бонапарта — ехал в Лондон.

Такие творческие приёмы требовали серьёзных финансовых затрат, ведь приходилось изготавливать точные копии костюмов персонажей картин. Например, «зелёная бархатная шуба Наполеона обошлась в несколько тысяч рублей, так как вся была оторочена соболем. Но и это ещё не всё. Ведь Наполеон был в походе, следовательно, шуба должна быть подержанной – и вот её надевают на работника, который в соболях и бархате раскидывает навоз по огороду, убирает лошадей, таскает воду и т.д. – к немому удивлению проезжающих мимо крестьян».

Детское воспоминание сына художника добавляет ещё один штрих к портрету Василия Верещагина и говорит о его любви к родной земле и русскому народу: «Он решил показать мне Московский Кремль и главное – Грановитую и Оружейную палаты. Перед воротами Спасской башни мы остановились, и отец рассказал историю Кремля. Я обратил внимание на то, что все, кто проходил или проезжал воротами, снимали шапки. Отец ответил, что это – старинный обычай, соблюдаемый русскими людьми. “И мы с тобой, – сказал он, – снимем шляпы. Но только верующие обнажают головы, чтобы почтить икону над воротами башни, а мы это сделаем в память русских людей, строивших эти стены, в память русских ратников и воевод, которые проходили и проезжали когда-то здесь, отправляясь в поход для защиты родной земли!”»

При подготовке использованы материалы: Верещагин В.В. «Воспоминания сына художника», Андреевский П.В. «Воспоминания о В.В. Верещагине»

#ВасилийВерещагин #русскиехудожники #характеррусскогонарода

Художник В.В. Верещагин с женой Лидией и сыном Василием у картины «В Петровском дворце». 1895-1896


Репост из: Русский университет
​​20–25 мая состоится V сессия Русского университета — «Русская идея: выбор пути»

В программе — дискуссии и лекции по темам:

• Национальная идея в русской культуре и русской мысли
• Русская идея у Ф. М. Достоевского и Н. А. Бердяева
• Историософия идеи Третьего Рима: религиозный и политический аспекты
• Россия между Востоком и Западом: соблазны европоцентризма и изоляционизма
• Русская идея и другие национальные идеи
• Государство и нация в России - прошлое, настоящее и будущее
• Современная молодежь: русская, советская?
• Русская идея как призвание и идеал
• Как стать современным русским человеком?

По традиции в рамках Русского университета состоятся презентации русских просветительских проектов.

В сессии примут участие:

Александр Верещагин, доктор права, главный редактор журнала «Закон», профессор факультета права МВШСЭН («Шанинки»)
Анастасия Гачева, д-р филол. н., зав. Отделом новейшей русской литературы и литературы русского зарубежья ИМЛИ РАН, ведущий научный сотрудник МВШСЭН («Шанинки»)
Вячеслав Игрунов, директор Института гуманитарно-политических исследований
Алексей Козырев, канд. филос. наук, и.о. декана философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова
свящ. Георгий Кочетков, канд. богословия, основатель и духовный попечитель Преображенского братства и СФИ
Мария Кравченко, публицист, автор блога Old Russia with Masha, руководитель Департамента внешних коммуникаций Технопарка «Сколково»
Алексей Миллер, доктор ист. наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН
Сергей Старостин, собиратель и исполнитель русского фольклора
Андрей Тесля, канд. филос. наук, науч. рук. Центра исследований русской мысли Института гуманитарных наук Балтийского федерального университета им. Иммануила Канта
Олег Щербачев, предводитель Московского Дворянского Собрания
Юрий Усков, основатель международной EdTech-компании iSpring, преподаватель, социальный предприниматель
и другие эксперты, священники, общественные деятели.

Мы открываем пятую сессию Русского университета, чтобы поговорить о русской идее, своеобразии национального пути и особом призвании нашего народа. Об этом размышляли русские философы, писатели и публицисты, начиная с ХIХ века. Впервые понятие «русская идея» ввел Ф. М. Достоевский, её смысл он видел во «всечеловечности» и «всемирной отзывчивости» русского духа. Владимир Соловьев позднее писал, что русская идея – «новый аспект христианской идеи». У нации есть призвание свыше: «Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности…». Николай Бердяев определял русскую идею как «братство народов, искание всеобщего спасения», а в кратком варианте сформулировал её так: «Все ответственны за всех».

В Русском университете мы хотели бы, оттолкнувшись от русской традиции поиска национальной идеи, обсудить, как русская идея может раскрыться для нас сейчас и в будущем в качестве пути, по которому можно идти, чтобы раскрыть свое культурное, историческое и духовное своеобразие, применить в жизни лучшие русские качества, уйти от болезненных подмен и исполнить своё призвание как народа.

Познакомиться с программой можно здесь. Участие платное. Первые цены действуют до 1 мая, затем произойдет повышение.
Абонемент на все события (оффлайн или онлайн) можно приобрести тут. Билет на отдельное событие можно приобрести, выбрав его в программе.
Количество билетов ограничено. До встречи в Русском университете!

#РУ2024 #русскийуниверситет #русскаяидея #фондЖитьВместе


20-25 мая состоятся традиционные встречи Русского университета. Программа очень интересная, спешите приобретать билеты! 👇


Завтра День мецената и благотворителя

Невероятная щедрость и великие дела, которые совершали российские благотворители, не только помогали нуждающимся, но и способствовали развитию культуры, искусства и разных наук. Вспомним одного из русских меценатов – Козьму Терентьевича Солдатёнкова (1818 – 1901).

Актёр Михаил Щепкин писал о нём: «Солдатёнков родился и вырос в очень грубой и невежественной среде рогожской окраины Москвы, не получил никакого образования, еле обучен был русской грамоте и всю юность провёл в „мальчиках“ за прилавком своего богатого отца, получая от него медные гроши на дневное прокормление в холодных торговых рядах».

Козьма Терентьевич вращался в купеческой среде, но душой принадлежал к миру мысли и искусства и с ранней юности стремился к образованию и саморазвитию. Солдатёнков общался с писателями, поэтами, переводчиками, живописцами и помогал им. Его коллекция живописи была ничуть не хуже, чем у Третьякова.

Предпринимательство Козьма Терентьевич совмещал с просветительской деятельностью. Вместе с компаньонами он издавал лучшие произведения русской и мировой литературы и науки, сочинения по самым разным отраслям знаний. При издательстве был книжный магазин, а при магазине в образовательных целях открылась библиотека для чтения.

Имя Солдатёнкова вошло в историю Российской государственной библиотеки. В 1861 году, когда в Москве только устраивался Румянцевский музей и Публичная библиотека, москвичам было предложено внести пожертвования на это прекрасное дело. Первым отозвался Солдатёнков. Он внёс единовременно три тысячи рублей и после этого каждый год давал библиотеке по тысяче рублей серебром.

Свою личную книжную коллекцию — восемь тысяч изданий — Козьма Терентьевич завещал Румянцевскому музею. Это была художественная и научная литература, книги в богатых переплётах, с дарственными надписями многих известных людей: историка Ивана Егоровича Забелина, юриста и философа Бориса Николаевича Чичерина, философа Владимира Сергеевича Соловьёва, первого библиотекаря Румянцевского музея Евгения Фёдоровича Корша, архимандрита Амфилохия и других. До 1920 года в библиотеке существовала «Солдатёнковская» зала. Там были и книги, и картины, и скульптуры.

Козьма Терентьевич был неординарным благотворителем. В 50-х годах XIX века он щедро одаривал жителей деревни Прокунино, откуда были родом его предки. В частности, он выдавал единовременное пособие каждой девушке, выходящей замуж, и каждому молодому человеку, отправляющемуся на службу в армию. Он строил школы, дома для престарелых, был попечителем приюта для детей арестантов, состоял в попечительском комитете училища для глухонемых детей, жертвовал деньги на военные нужды — провиант и обмундирование. На средства Солдатёнкова была открыта городская больница для бедных «без различия званий, сословий и религий». Сейчас это Боткинская больница. В 1992 году там установлен памятник Козьме Солдатёнкову.

Деятельность Козьмы Терентьевича — богатейшего человека своего времени — носила бескорыстный характер. Его мало интересовали доходы от издательского дела, он хорошо платил авторам, не торгуясь покупал картины у художников, а все свои деньги направлял на благотворительность. О масштабе личности Солдатёнкова пишет краевед и публицист Алексей Митрофанов: «Когда в 1861 году вышел царский манифест об отмене крепостного права, по стране сразу пошёл слух — дескать, на самом деле царь ничего такого не подписывал, а просто щедрый Солдатёнков выкупил у помещиков всех крестьян и отпустил их на волю. И этот случай говорит о личности Козьмы Терентьевича гораздо больше, чем все многочисленные мемуары, анекдоты, цифры и прочие исторические документы».

#русскиемеценатыиблаготворители #КозьмаСолдатёнков


Репост из: Фонд «Жить Вместе»
Видео недоступно для предпросмотра
Смотреть в Telegram
Алексей Борисович Мазуров (29.03.1970 — 8.04.2024). Сегодня простились с дорогим другом, ректором СФИ, настоящим русским человеком, который любил, знал ту землю, на которой родился и жил, и отвечал за неё. Историк, археолог, профессор, преподаватель, депутат, учёный, муж и отец, христианин и член братства — он успел сделать много важного, но возможно главное — показал пример осознанной, просвещённой, ответственной, светлой жизни, в которой можно найти своё призвание и исполнить его. В этом — счастье, смысл и плод жизни.

В прошлом году Алексей Борисович, открывая сессию Русского университета, приветствовал участников свидетельством: «наша земля — живая, она плодоносит, есть животворные силы, которые созидают будущее и работают на это будущее», и желал всем нам плодотворной работы. Будем продолжать трудиться вместе, делимся докладом Алексея Борисовича «Рождение русского пространства: как это было».

Запись беседы «Пустота и полнота русского пространства» с приветственным словом А.Б. Мазурова по ссылке.


Кот спал на постели; я вошёл — и он, завидев меня, извернулся клубком и стал кататься на спине. Он мне рад. Он целый день не видал меня. Я сел к чайному столику — он подошёл ко мне и потянулся на меня, курлыкая. Он просил есть, но, убедившись, что я ничего не ем, прыгнул на постель и лёг, курлыкая приветливо. Я сел за письменный стол писать. На столе книги. Стол «неуютен» и жёсток.

И вдруг кот прыгнул на стол с тихим курлыканьем, прошёлся разок мимо книг… и улёгся в сторонке, на газете, сонно поводя на меня глазами. Что это? ласка?.. Оставлена мягкая постель и избран жёсткий стол?.. Засыпая, он сонно и привычно откликается на мой зов: «Васенька! Вася!» Или — это всё «рефлексология»?

Нет, это просто — ласка, — со всеми её человеческими атрибутами — бескорыстностью, тишиной, уютом, — и неповторяемо — единственностью. А «рефлексология» пусть останется у господ профессоров. А у котов — у моего кота — ласка… Я Ваську глубоко уважаю… Он хорош уж тем, что за всё время моего с ним знакомства, за всё время лежания его на письменном столе моём, никогда не сказал ни одной глупости…

С.Н. Дурылин. «Муркин вестник “Мяу-мяу”»

#Дурылин #Божьетворение #любовькживотным


Водяная мельница, село Лох


До недавнего времени село Лох в Саратовской области ничем не отличалось от других. Всё стало стремительно меняться, когда сюда из Саратова переехала семья Кислиных, увидела старый храм Архангела Михаила и разваливающуюся водяную мельницу. Рассказывает Мария Кислина.

– У меня родители – военные. Папа военный. И мы постоянно переезжали. Последней точкой был Саратов. Мы начали путешествовать по Саратовской области, у нас была прям карта, на которой мы отмечали точки, где хотим побывать. И Лох как раз не был связан ни с чем, нас просто удивило название: что же это за село такое? А оказалось, что там сошлись и немецкая история, и мельничная история, и разбойничья история.

В селе Лох кроме необычного названия ещё оказалось очень много достопримечательностей. Это и природные достопримечательности, и храм Архангела Михаила с сохранившимися красивейшими фресками, и водяная мельница – деревянная, старинная ХIХ века. Таких было в селе семь, но сохранилась лишь одна. Когда мы побывали на мельнице, папа обмолвился, что было бы здорово, если бы мельница была рабочая, если бы её восстановить. Начали узнавать историю этой сохранившейся водяной мельницы, опрашивать жителей, знакомиться со специалистами, которые в этой сфере понимают. Валерий Валентинович Волшаник из Московского строительного университета очень помог с проектом восстановления мельницы.
С того момента, как наша судьба стала связана с селом Лох, сюда приехало много других людей, которые тоже что-то почувствовали, поверили, увидели и начали тоже как-то самореализовываться в селе, помогать селу. Вообще возможности самые разные оказываются полезны для того, чтобы что-то в селе становилось лучше. Лоховская артель – это и жители, которые тоже пробуют себя в развитии сельского туризма.

А сейчас те, кто приезжают, знакомятся больше с людьми, которые знакомят их со своим делом – сыроварами, пчеловодами. Это тоже замечательно, что всё больше начинает крутиться вокруг людей и что появляются новые жители, которые сначала приезжают как туристы, потом как волонтёры, а потом уже как жители со своим делом. Они готовы создавать рабочие места, готовы преодолевать трудности, и многое держится на взаимопомощи и поддержке друг друга.
Может быть, кто-то посмотрит на нынешнее село и скажет, что всё развалилось, но кто-то готов верить, что есть какие-то ростки, которые дадут чему-то новому родиться.

Источник https://s-t-o-l.com/material/43442-lyudey-obedinyaet-khoroshee/

#ЛоховскаяАртель #ПремияЖитьВместе #ЖитьВместе

Водяная мельница, село Лох


«Любить Отечество велит Природа, Бог, / А знать его – вот честь, достоинство и долг» — эпиграф к книге «Отечественные записки» П.П. Свиньина

День памяти Павла Петровича Свиньи́на (8 [19] июня 1787 — 9 [21] апреля 1839) — русского писателя и журналиста, издателя и редактора, художника и историка, собирателя русских древностей и создателя первого в Петербурге и в России частного публичного музея российского искусства

В первой половине ХIХ века Санкт-Петербург по праву считался столицей русской художественной жизни. Однако, он всё же не имел ни одного общедоступного музея. Лишь П.П. Свиньин смог это исправить – его «Русский музеум» стал единственным национальным общедоступным собранием.

Происходил Павел Петрович из небогатого дворянского рода. После окончания Благородного пансиона при Московском университете Павел Петрович поступил на дипломатическую службу. Во время путешествий он делал пейзажные и жанровые зарисовки, а будучи свидетелем морских сражений и знаменитых исторических событий, составлял подробное их описание.

Вернувшись на родину, Павел Петрович посвятил себя литературным трудам. Он издал книги о путешествии по Америке, жизни в Лондоне, делился впечатлениями, полученными на флоте, рассказывал о достопримечательностях Петербурга и окрестностей, описывал жизнь и быт народов России. Иллюстрации к книгам были выполнены лучшими художниками того времени по рисункам автора.

О периодическом журнале «Отечественные записки», который он начал издавать с 1820 года, Свиньин писал: «По возвращении моём в Россию из многолетних путешествий по Европе и Америке я употребляю все старания, все усилия узнать Отечество моё, открыть причины величия, славы и богатства нашего».

Павел Петрович планировал публиковать в журнале «сведения обо всём, что заключает в себе какое-либо достоинство, новости, замечательности, наставительности по части русской истории, географии, статистической археологии, что было отголоском древней и современной народности». В «Отечественных записках» были впервые опубликованы около двухсот ценнейших документов ХIV–ХIХ вв., связанных с именами Петра Первого, М.В. Ломоносова, В.К. Тредьяковского, Д.И. Фонвизина, А.В. Суворова, М.И. Кутузова и других замечательных людей России.

О причинах, побудивших П.П. Свиньина к созданию Русского музеума, он писал: «Нет на свете земли, которая бы имела способы, равные России, для составления отечественного музеума, столь разнообразного и богатого во всех отношениях». На собственные деньги он собрал коллекцию картин, скульптур, старинных рукописей, монет, медалей, минералов.

Увы, Павел Петрович разорился и вынужден был продать коллекцию. Он обратился к правительству: «Так как собрание моё заключает в себе многие отечественные предметы величайшей редкости, то я не смею приступить к продаже оного вне Отечества без соизволения Государя Императора. Может быть, благоугодным будет его Императорскому Величеству повелеть оставить сии вещи в России? В таком случае я готов сделать с моей стороны все возможные пожертвования, ибо главнейшей моей целию при собирании сего Музеума было положить камень основания Отечественного Музея, столь необходимого для России!» Но благородный жест не получил поддержки императора. На письме Свиньина стоит резолюция Николая I: «Разрешаю продать за границу».

«Русский музеум» не сохранился, но мечта Павла Петровича с опозданием на полстолетия всё-таки осуществилась. В 1898 г. открылись для публики двери Русского музея в Петербурге, государственного собрания, призванного отражать историю отечественного искусства. Коллекция «Русского музеума» частично со временем влилась в Русский музей и Третьяковскую галерею.

#ПавелСвиньин #РусскийМузеум #любовькотечеству


8 апреля 1912 года состоялось освящение соборного храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы в Марфо-Мариинской обители. Для создания иконостаса и росписей храма великая княгиня Елизавета Фёдоровна пригласила известного русского художника Михаила Васильевича Нестерова. Вот как вспоминает об этом сам Нестеров:

«С огромным увлечением принялся я за работу. Композиция “Христос у Марфы и Марии” меня не удовлетворяла, но я надеялся выиграть в красках, вложить в картину живое лирическое чувство. На другой день по возвращении Великой княгини из Пскова я пригласил её в церковь и не без волнения ждал, что-то мне скажут. Картина понравилась, а так как я знал, что Великая княгиня никогда не говорит того, чего не чувствует, что слово её правдиво, искренне и нелицемерно, то похвалам был рад.

Речь Великой княгини была живая, горячая, нередко с юмором. У неё были любимые словечки, одно из них – «мало-помалу» – я слышал часто. Говорила Великая княгиня с английским акцентом и почти свободно. Беседы с Великой княгиней оставляли во мне впечатление большой душевной чистоты, терпимости. Нередко она была в каком-то радостном, светлом настроении. Когда она шутила, глаза её искрились, обычно бледное лицо её покрывалось лёгким румянцем.

С января нового 1911 г. я начал писать самую ответственную пятнадцатиаршинную вещь в трапезной храма. Затея была такова: среди весеннего пейзажа с большим озером, с далями, с полями и далёкими лесами, так, к вечеру, после дождя, движется толпа навстречу идущему Христу Спасителю. Обительские сестры помогают тому, кто слабее, – детям, раненому воину и другим – приблизиться ко Христу... Тема “Путь ко Христу” должна была как-то восполнить то, что не удалось мне выразить в своей “Святой Руси”.

Картину начал с большим увлечением. Верилось, что что-то выйдет. Печальная судьба её тогда от меня была скрыта. Прихожу утром в церковь, поднимаюсь на леса и замечаю по всей картине выступившие какие-то чёрные маслянистые нарывы. Что такое? Какое их множество! Пробую пальцем, они лопаются, на их месте – чёрные маслянистые слизняки. Какой ужас! Сразу понял я всю серьёзность положения. Картину необходимо очистить, стену перегрунтовать, написать наново. Хватит ли сил? Удастся ли она вторично?! Как объявить о случившемся Великой княгине, которой уже известно, что картина кончена и не сегодня-завтра я попрошу её для осмотра?

На другой день я доложил ей, что картина готова и просил прийти посмотреть её. Пришла она радостная, оживлённая, приветливая. Остановилась перед моим созданием. Внимательно всматривалась в него. Наконец обратилась ко мне со словами самой искренней трогательной благодарности. Минута была нелёгкая. Всё сказанное было так радостно, была одержана какая-то победа, и вот сейчас надо было сказать, что победа была кратковременная... И я объявил Великой княгине о том, что открыл, сказал, что картину придётся уничтожить, что это неизбежно, необходимо. Она была поражена моими словами не меньше, чем я перед тем своим открытием, пробовала меня утешать, предлагала картину оставить, думая, что со временем злокачественные нарывы пропадут…

Мне нельзя было ни на минуту поддаваться такому искушению, и я не смалодушествовал, убедил Великую княгиню со мной согласиться, разрешить картину соскоблить. Я начал снова, теперь уже на меди, “Путь ко Христу”. Великая Княгиня в те тяжёлые дни относилась ко мне с особой внимательностью и добротой. Сердечный, чуткий человек была она.

В июле были сняты леса с главной части храма, и я впервые увидал его таким, каким он позднее предстал на суд людской, по словам Великой Княгини — “невинный, как и подобает быть храму Богородицы”. Теперь Великая Княгиня часто приходила в церковь, радовалась осуществлению её мечты, и я был счастлив, видя радость этого дивного человека».

#МарфоМариинскаяобитель #ПутькоХристу #ЕлизаветаФёдоровнаРоманова #МихаилНестеров


На Благовещение 7 апреля отошёл ко Господу исповедник веры архиеп. Ермоген (Голубев) (15 марта 1896 — 7 апреля 1978)

Сын профессора Киевской духовной академии, он принял монашеский постриг в возрасте 25 лет в июне 1919 года, хорошо понимая печальные перспективы, ожидающие его на избранном поприще. Через 7 лет он уже возглавлял Киево-Печерскую лавру и был заместителем патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского). В 1931 году был арестован «за антисоветскую деятельность» и приговорён к 10 годам лагерей. В лагере у него началась тяжёлая болезнь лёгких, в связи с которой он был освобожден раньше срока, в 1939 году.

В Средней Азии он начал служить в 1942 году в Самарканде, где познакомился с «мечёвцами»: будущим архимандритом Борисом (Холчевым) и архимандритом Серафимом (Суторихиным).

1 марта 1953 года он был хиротонисан во епископа Ташкентского и Среднеазиатского. Отец Павел Адельгейм вспоминал об этом времени служения владыки: «Когда в храмах запрещался даже косметический ремонт, архиепископ Ермоген в 1958 году построил в Ташкенте великолепный кафедральный собор. Он распорядился приобрести причтовый дом для каждого храма епархии, так что каждый священник, приезжая на приход, получал благоустроенное жильё. Своим указом запретил младшим клирикам делать подарки старшим по положению: только старшие могли одаривать младших. Такое положение делало невозможным симонию и коррупцию. В конце концов за свою твёрдость и верность архиерейскому долгу архиепископ Ермоген лишился кафедры. Скончался в Жировицком монастыре, куда был фактически сослан».

#ЕрмогенГолубев #русскаяцерковь #исповедникиверы


День памяти Елизаветы Михайловны Шик (7 февраля 1926 – 6 апреля 2014) – дочери священника Михаила Шика, расстрелянного в Бутово в 1937 году

Память о ней хранят многие люди, согретые её улыбкой, её деятельным участием, поддержанные и вдохновлённые её уверенностью в том, что не надо сомневаться в достижимости поставленной цели. Если не сомневаться, то всё так и будет. У неё был такой Божий дар – уверенность в благости Божьего промысла. Возможно, переданный по наследству, если Божий дар может быть передан по наследству.

Её слова, сохраненные в немногих интервью и журнальных публикациях, находят отклик и у тех, кто лично её не знал. И в этом она тоже была спокойно уверена – в том, что дело, на которое она так щедро тратила время своей жизни и силы своей души, будет жить, будет нужно многим людям.

Елизавета Михайловна трудилась над восстановлением биографии своих родителей и подготовила к изданию их переписку. Трудность задачи её не испугала и не остановила – на скрупулезную расшифровку рукописных строчек нескольких сот писем очень разной степени сохранности она потратила более десяти лет, не имея ни от кого обещания опубликовать подготовленные материалы.

Плодов своего труда ей не суждено было увидеть и подержать в руках – два тома книги «Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века. Переписка священника Михаила Шика и Натальи Дмитриевны Шаховской-Шик» вышли в издательстве Культурно-просветительского фонда «Преображение» уже после её смерти – в 2015 и в 2017 годах. И это было чудом.

Елена Старостенкова, директор Благотворительного фонда «101 км. Подвижники Малоярославца»

#ЕлизаветаШик #историяроссии #христианство


Благородство – это деликатность человека к человеку. Ясность души, покой её. Правда уст и поступков. Мужество. Но душа всего этого – деликатность, вытекающая из какого-то глубокого довольства собою, счастья в себе... неоскорблённости.

М. Пришвин. «Дневники. 1936-1937»

#Пришвин #благородство #житьвместе

Показано 20 последних публикаций.