Секир завидует

@soilwriter Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

Стихи и суждения писателя-деревенщика второго ряда. Для связи @antisekisov
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Книги


Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Книги
Добавлен в индекс
08.11.2017 04:41
реклама
СысоевFM — канал о ресторанах.
Самый популярный канал о еде со скидками в ресторанах.
Началось!
Острые новости в твоём телеграме
Зачем мы спим
Что такое сон и что происходит в мозгу, когда мы спим?
2 052
подписчиков
~1.8k
охват 1 публикации
~541
дневной охват
~2
постов / нед.
86.3%
ERR %
14.23
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
14 упоминаний канала
12 упоминаний публикаций
118 репостов
сигма
ПРОСТАКОВ
ПРОСТАКОВ
ПРОСТАКОВ
ПРОСТАКОВ
Жизнь никчёмна
Всратоскоп
Красный Сион
Все Свободны
ПРОСТАКОВ
Octōpoda
МБХ медиа
ПРОСТАКОВ
Смагин Chanel
ПРОСТАКОВ
N и ребята
Все Свободны
ПРОСТАКОВ
Жизнь никчёмна
Красный Сион
zhuravleva 24/7
ПРОСТАКОВ
САША И ЛЕВ
Все Свободны
Ortega
Книжный кит
MMC
RAGEMACHINE
Fire walks with me
Каналы, которые цитирует @soilwriter
ПРОСТАКОВ
ПРОСТАКОВ
Все Свободны
Все Свободны
Мотовило Еноха
Все Свободны
Все Свободны
ПРОСТАКОВ
Дистопия
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Доброго времени суток, чудеснейшие! Хочу побаловать вас качественным контентом https://youtu.be/oeKZeNPuomU
В этом году решил прочитать биографии двух полумифических литераторов — Гомера и Шекспира.

Пьесы Шекспира я не читал, а только воевал с ним, он меня усыплял, а я старался не спать, тосковал, убеждал себя, что их нужно знать — иначе будет стыдно смотреть в зеркало.

Но в итоге из всего Шекспира я досмотрел до конца не преодолевая себя только две экранизации Козинцева — “Гамлет” и “Отелло”. Но пересматривать не особо тянет.

Еще на меня очень сильно действует шекспировская манера. Посмотрел Макбета, и потом несколько дней вместо того чтоб подумать простую мысль: «Вот бы отведать чего-нибудь», размышляю так:

«Подобно стае бешеных волков,
Грызет мне жадно чрево голод».

Биография Акройда Шекспир очень подробная, в ней реконструируется контекст, и из этого контекста кое-как вырисовывается призрачная фигура Шекспира — странно это все-таки, ни одного письма после себя не оставил.

По поводу эпохи Елизаветинского театра нельзя ничего категорически утверждать, но судя по всему, Шекспир был конченой гнидой. Причем из-за того, что автор биографии нежно в Шекспира влюблен и всячески его обеляет, его гнусность проявляется только отчетливее.

Это жулик, бессовестный ростовщик, подхалим, самовлюбленная гнида. Образован был очень плохо, в стиле Шерлока Холмса — все что связано с ремеслом тщательно изучил, но не знает, что земля крутится вокруг солнца, потому что этот факт никак не поможет в поимке преступников.

Писал напыщенно и многословно даже по меркам своей эпохи.

Судя по всему, это был тот же тип омерзительно гения, что и в фильме Милоша Формана “Амадей”. Все смотрят и думают, ну что это за нелепый и гнусный мудак, глупо хихикающий и похрюкивающий, неужели он мог сочинить все эти гармоничные, как античный амфитеатр, шедевры?

Он воровал чужие пьесы целыми актами, брал все что плохо лежало, но всё оживлял своей манерой. Судя по биографии, Шекспир — это тип одержимого запойного гения, он так торопился писать, что вечно путал имена и сцены, и странно, что при этом он всю жизнь носился с одним и тем же набором текстов, ну или по крайней мере коллизий и характеров. Редактировал, улучшал тех же Гамлета и Короля Лира по 20-30 лет.

Но есть что-то правильное в том, что драматурги его эпохи, презиравшие публику и актеров, старавшиеся максимально усложнить и украсить свои пьесы и танцевавшие вокруг издателей, остались в тени Шекспира.

Он, видимо, не особенно волновался по поводу публикаций и максимально подстраивался под обстоятельства — зрителя, актеров, особенности сцены. Наверное, все знают, что Гамлет одышлив и толст потому, что таковым был ведущий актер Глобуса Ричард Бербедж.

Обыватель хочет кровавую баню, магию, секса, шутов. Шекспир целиком идет на поводу у обывателя. Вчера лондонцы шли смотреть, как собаки рвут на куски связанного медведя, сегодня они идут смотреть трагедию “Ричард III”.

Да, еще про автора биографии пара слов. В прошлом году прочел роман Питера Акройда “Элизабет Кри”. Там Джек Потрошитель отрезает яйца Марксу и засовывает ему в рот. Роман, по-моему, хороший.

#книжныйуголокуМатвея
Читать полностью
Нашел у Кьеркегора подходящий ответ на всегда раздражавший меня вопрос: «Чем планируешь заняться сегодня / на выхах»

Буду оповещать человечество о своей грусти, стараясь представить новые доказательства печального ничтожества человеческой жизни
Впервые за много лет съездил на кладбище не для прогулки, а как все психически здоровые люди — навестить близкого человека. Приехал с товарищами на могилу приятеля, петербургского писателя Марата Басырова. Он умер три года назад.

Сидя на могиле и перебирая камушки (очень хорошо могила Марата обустроена, как японский сад), вспомнил недавно случившуюся историю.

Ехал в сапсане рядом с американкою. Обратил внимание, что она уминает пиццу из большой коробки. Какое-то время смотрел украдкой, как она неопрятно есть (хотя от вида опрятного поедания пиццы, двумя пальчиками и салфеткою, или с ножом и вилкой, вдвойне гаже на душе). В это время фейсбук присылает праздничное видео в честь годовщины дружбы с Маратом. Две наших фотокарточки на розовом фоне, воздушные шарики, конфетти и выплывающая подпись: «Как хорошо, что несмотря на расстояние, вы не забываете друг о друге».

Я вспомнил, что когда наш общий друг рассказывал подробности о его смерти — по всему выходило, что это цепь очень глупых случайностей, он не болел серьезно, не должен был умирать — в конце он добавил с нравоучительной интонацией: «Господь знает, когда призвать к себе». Какой же фальшивой была эта последняя фраза. Чего блядь он знает? Вот зачем эти бессмысленные слова добавлять? Но в то же время мозг пытается зацепиться за какие-то странные совпадения, за разговоры о загробном мире, которые в последние месяцы Марат вел без конца. Может быть, жизнь Марата это очень гармонично устроенный пазл, просто он так размешал детальки, и часть намеренно выкинул, чтоб никто не был в силах его собрать.

В общем, погружаюсь в богоискательство, но тут замечаю, что американка всё это время жрет. Она уже умяла пиццу и теперь достала коробку шоколадных конфет. Это просто невероятно, как много она может в себя вместить. Постепенно я переключаю внимание на американку. Доев конфеты, она встает. Я думаю, что она идет в туалет, но нет! Теперь она в буфете — что-то заказывает, что-то ест.

Это становится очень смешным. Вот мы сидим рядом, русский богоискатель и американский желудок на ножках. Еще при посадке по салону бегал туда-сюда китаец с камерой и фотографировал всё подряд. У меня вообще не жизнь, а анекдот категории Б бесконечный. Заходят как-то китаец, американец и русский в бар…


А еще в кресле сзади сидел маленький буржуа с толстомясой мордочкой. Громко радовался всему — поездке, вай-фаю, чаю, еде, скорости, своему животу, упирающемуся в откидной столик. У него в руках была фотокамера, он фотографировал раз в пять секунд все, что видел в окне — дерево, лужу, руину деревенского дома, забор, озеро, свалку, ворон, деда в лодке, который плывет без весла. Но только когда мы поравнялись с кладбищем, он опустил фотоаппарат. Кладбище симпатичное, оно интересней всего, что он до этого снял. Почему мальчик не стал снимать кладбище? Смерть ужасает и этого жирного малыша, который даже, думаю, не подозревает о смерти.

Но если вы не жирный маленький буржуа, то смерть нужно любить.

А своего мертвого друга всячески рекомендую к прочтению. Книжку лучших текстов Марата можно купить здесь. https://vk.com/market-739850?w=product-739850_967487%2Fquery
Читать полностью
В этом году читаю небывало много для себя мемуарной литературы и дневников. В рамках книжного уголка у Матвея (уже без Матвея) вот сразу три мини-рецензии, почему-то все ядовитые




Юрий Олеша «Ни дня без строчки»


Понял, что мой когда-то любимый роман «Зависть» мной же очень сильно переоценен. Всё же если устоять под натиском первых метафор, которые у Олеши в самом деле сильны, окажется, что история в «Зависти» все-таки глуповатая, а герои необаятельны и скучны. И в своем дневнике «Ни дня без строчки» он сам же дает своей прозе самую точную характеристику. «У Толстого краска — способ, а у меня всё — к краске».

Дневники «Ни дня без строчки» несколько вяловатые — рассуждения о Гете и Данте, состоящие из общих мест, мучительные попытки снова начать писать, упирающиеся в лень и пьянство.

Но в той части, где он говорит о метафорах, они по-настоящему интересные и живые. Сам Олеша называет королем метафоры Маяковского. И ведь действительно, помню, как охуел, когда прочитал:

Каждое слово,
которые изрыгает обгорающим ртом он,
выбрасывается, как голая проститутка
из горящего публичного дома.

И, кстати, одному Маяку, как мне кажется, шло это откровенное самолюбование, вот это «И бог заплачет над моей книжкой, и будет читать знакомым». Не знаю, был ли когда-нибудь заинтересован в авангардной поэзии бог, но на меня впечатление до сих пор производит.





Ирина Одоевцева, «На берегах Невы»

Общих восторгов по поводу этой книжки мемуаров о поэтах Серебряного века разделить не довелось. Сложилось впечатление, что Одоевцева (жена поэта Георгия Иванова) —пустая бабенка, по ошибке втянутая в литературу. Но с отличной памятью — воспроизвела во всех подробностях, как тусовалась с Гумилевым, Мандельштамом, Блоком и прочими.

Когда я вертел эту книжку в руках в букинисте, продавщица сказала, что Одоевцева всех оболгала, сучка (с такой живой болью продавщица сказала, с какой только в Петербурге о поэтах Серебряного века способны говорить). Но я не верю — если б она такие характеры и диалоги выдумала, была бы великой писательницей. Мне кажется, просто как телеграфистка хорошая всё воспроизвела. И в конечном счете всё сводит к тому, кто из великих ее похвалил, кто ее запомнил (Блок, например), а кто позабыл уже на следующий день (например, Белый). Всё же 70-летним старухам (она написала книгу в 70 лет) очень уж не идет такое тщеславие.

Но вот что она главного героя книги, Гумилева, аж на 70 лет пережила, это мощно.

И всё же лучше «Курсив мой» Берберовой прочитать, это книжка повыше классом!



Борис Рыжий «Роттердамский дневник»

Хотя и всегда относился к Рыжему с огромнейшим уважением, все же по-настоящему, в полную силу его стихов не любил никогда. Какая-то преграда мешала насладиться его поэзией, вся эта есенинская колхозная задушевность с бубенцами, прямолинейно пихаемый трагизм, алкоголизм, суицид, которые сложно переварить в таком виде.

В «Роттердамском дневнике» бубенцов нет, и все те же темы подняты без надрыва, и читается он с большим удовольствием. Рыжий слоняется по Роттердаму, куда его позвали на книжный фестиваль, треплется с коллегами, описывая их с добродушной издевкой, и вспоминает, как вскрывал себе вены и как бежал из дурки, про смертельно опасные потасовки у себя на районе, про жену с ребенком, которых очень любит, но жить с которыми не выходит. Самая крутая линия там про его друзей, екатеринбургских поэтов (Ройзман, кстати, был тогда среди них), которые за счет какого-то олигарха устанавливают себе прижизненные памятники с гравировкой своих стихов позолотой.

Но, конечно, если б Рыжий не повесился юным, всё это такого впечатления и близко не произвело. Все же, как говорит Гумилев в книжке Одоевцевой, героическая и/или ранняя смерть играет решающую роль в славе поэта.
Читать полностью
"Секисов явно читал и Виктора Пелевина с его мистериями в московских клубах, и мессианскую «Ледяную трилогию» Сорокина, он помнит «Маятник Фуко» Эко, в котором «игры разума» группы интеллектуалов на, казалось бы, отвлеченную тему оборачиваются животным кошмаром....", — и близко нет, ув.коллега Михаил, но все равно очень признателен за лестный отзыв! (напоминаю таким образом о книжке, последнюю часть тиража которого не терпится сбагрить) https://godliteratury.ru/projects/vybor-shef-redaktora-pyat-knig-dlya-kholo
Читать полностью
Стараюсь не читать художественную прозу через силу, но решил всё же через себя немного переступить, чтобы дочитать роман «Петербург» Андрея Белого. Книга-то великая, хоть и чересчур многословная. Где-то прочел, что Белый без конца говорил невыносимо длинными монологами, и если его никто не перебивал, мог болтать часами без продыху. Своей болтовней он доводил людей буквально до обморока. Вот и его проза оказывает схожее тягостное воздействие.

Но своим текстом Белый перепрограммировал Петербург, город, который существует в четырех измерениях. Во всяком случае у меня возникло полное ощущение, что я живу не только в граде Петра, но и в граде Андрея Белого. Очень рационально, по линейке выстроенный город призраков и параноиков, мировая столица тревоги и тихого помешательства. Может быть, его взгляд на город мне так близок именно потому, что и у Белого — это взгляд москвича, пытающегося удержаться во враждебном ему, противоположном Москве городе.

Я читал тот же экземпляр «Петербурга», что и на втором курсе универа, с собственными пометками. И 19-летний я особо отметил следующий эпизод:

«род ублюдочный пошел с островов —
ни люди, ни тени, — оседая на грани двух друг другу чуждых миров.
Аполлон Аполлонович островов не любил: население там — фабричное,
грубое; многотысячный рой людской там бредет по утрам к многотрубным
заводам….

…..житель острова считает себя петербуржцем, но
он, обитатель хаоса, угрожает столице Империи в набегающем облаке...»

Знал бы я, что в следующий раз буду читать эти строки как представитель этого самого ублюдочного населения островов, в частности Петроградки, как агент хаоса, который лезет на материк, и угрожает спокойствию города.

Только теперь все переменилось, и уже ублюдочный род весь живет в центре, а на Петроградке и Ваське напротив, европейские ЖК, маленькая Скандинавия, в которой живут маленькие буржуа, и уже они видят во снах косматых, чудовищных алкашей из Адмиралтейского района, которые ползут на острова, опираясь как на клюку на почти допитую бутылку водки «Праздничная».
Читать полностью
Пока не посмотрел нового Квентина Тарантино, но зато посмотрел своего любимого Квентина Дюпье, который тоже еще идет в прокате.

Дюпье это настоящий гений, парень, которому в 2019 году удается обращаться с абсурдом так, чтобы это не было третьесортным поносом с огромною претензией. В «Оленьей коже» обыгрывается классический романтический сюжет — человек попадает под власть одушевленной вещи. Куртка из оленьей кожи хочет остаться единственной курткой на свете и требует от хозяина, чтобы все другие куртки были истреблены. Владелец куртки (или подчиненный, если точнее) приступает к выполнению поручения.

Олень — доброе и тупое создание, но его шкура — злобное, дьявольски хитрое существо.

Кино отменное, ничего лишнего, и даже шутка про Тарантино есть: героиня-официантка на досуге монтирует заново старые фильмы. Она перемонтировала «Криминальное чтиво» так, чтобы сюжет развивался линейно, и пришла к выводу, что это совершенно отсосный фильм.

Очень советую у Дюпье посмотреть wrong, «неправильных копов» или «на посту», который в прошлом году вышел.

А еще после просмотра фильма мне снился бесконечно длинный, очень реалистичный сон, в котором у меня был роман с 68-летним мужчиной по имени Геннадий. Я всё ходил и не понимал, какого хуя я вообще оказался в отношениях с 68-летним дедом, которого к тому же зовут Геннадий. Но мне все говорили, что Геннадий очень раним, что если я его брошу, то у него не выдержит сердце. И пришлось с ним таскаться повсюду, а один раз даже пососаться пришлось. Просто омерзительный сон. Не знаю почему, но чувство такое, что этот сон как-то связан с просмотром «Оленьей кожи».
Читать полностью
Еще вот что. Завтра прочту верлибры под музыкальное сопровождение Вовы Седых, на этот раз на Буковски фесте. Петербург, Мод, Летняя сцена, 18:00 https://vk.com/bukowskifest2
Есть вопросы, на которые очень хочется отвечать, отвечать бесконечно, но как правило эти вопросы вам не задаются. И всё же иногда случаются чудеса. Вот меня наконец спросили про любимую конспирологическую теорию. Конечно, это вампирский орден. В подкасте "между нами" про конспирологические теории, где мы с Сашей Семеновой и Сережей Простаковым болтаем о всём таком, подробно эту теорию пересказываю.

Тут штука такая, что статья Дугина, в которой я про этот орден в первый раз прочитал, датирована 1994 годом. И Дугин пишет, что влияние вампирского ордена в последнее время усилилось: он аргументирует это тем, что в массовой культуре все чаще и чаще возникает привлекательный образ вампира. Таким образом обывателя готовят к их появлению. А еще все больше людей увлекается всякого рода омолаживающими процедурами и оздоровлением, пытаясь продлить существование своей тушки, причем существование в товарном виде, на как можно более долгий срок любой ценой, а это важнейший принцип ордена.

Как можно судить, оглянувшись вокруг, за последние 25 лет вампирский орден подчинил себе обывателя до такой степени, что стоит ожидать вампирского апокалипсиса со дня на день. Так что послушайте, с чем предстоит иметь дело совсем скоро.

Кстати, в подкасте есть еще очень забавная любимая Сашина теория про то, что Пушкин и Дюма это один и тот же человек.
Ну и напоследок. Два года у меня в листе ожидания на озоне болталась книжка "конспирология" Дугина с этой великой обложкой, и стоило мне ее в подкасте упомянуть, как она тут же появилась в наличии. Вне всяких сомнений, покупка года https://soundcloud.com/mbkmedia/zagovor
Читать полностью
Прочитал подряд биографии Кафки и Хармса. Хармса так даже вовсе перечитал.

Первую написал друг Кафки Макс Брод. Кажется, он задался целью опровергнуть все популярные мифы, сложившиеся вокруг Кафки. Оказывается, Кафка любил жизнь, любил женщин, умел кайфовать, да и вообще был довольно веселым парнем. Почитайте роман "Процесс", там же одно веселье. Во всяком случае когда Кафка читал друзьям первую главу, он смеялся сам, и все друзья смеялись.

Так или иначе, Кафка в этой книжке как будто живой, как будто мой знакомый. Иногда кажется даже, что Кафка это вообще я и есть.

В биографии Хармса Шубинского круто дан исторический контекст 30-х годов, в который медленно погружаешься как в кошмарный сон, но вот живого Хармса там нет совсем. Хотя от филолога и не современника такого, может быть, ждать и не стоит. Да и другая задача у него, наверное, была.

Но на контрасте с "Кафкой" это особенно ощутимо. Нет ни Хармса, ни Введенского, ни Олейникова. Вот, например, Олейников, человек с героической биографией. В Гражданскую войну его сдал белым отец, его избили почти до смерти, от расстрела сбежал (по некоторым свидетельствам, убил отца), потом приехал в Петербург, где стал редактировать журнал для детей и ходил по редакции на четырех конечностях, изображая жирафа, а потом его непонятно за что расстреляли. Все эти факты приводятся вообще без связи между собой, хотя очень хочется понимать, каким был Олейников, что привело этого сверхчеловека в журналы "Чиж" и "ЕЖ". А ничего этого нет, и это досадно.

Но что общего у обоих — и Кафка, и Хармс, два гения времен гибели и распада старой великой культуры, совершенно не соотносили себя с этой культурой и с этим временем. Кафка восхищался и мечтал стать Гете, а Хармс — Пушкиным. Оба хотели создавать что-то прекрасно-ясное, величественное и целостное, а создали фрагментарное и изломанное.

Но это ладно, я вот всё стихи Олейникова не могу перестать читать. До чего велик! Взять хотя бы его нелепо-прекрасное стихотворение Чревоугодие.
Однажды, однажды
Я вас увидал.
Увидевши дважды,
Я вас обнимал.

А в сотую встречу
Утратил я пыл.
Тогда откровенно
Я вам заявил:

— Без хлеба и масла
Любить я не мог.
Чтоб страсть не погасла,
Пеките пирог!

Смотрите, как вяну
Я день ото дня.
Татьяна, Татьяна,
Кормите меня.

Поите, кормите
Отборной едой,
Пельмени варите,
Горох с ветчиной.

От мяса и кваса
Исполнен огня,
Любить буду нежно,
Красиво, прилежно...
Кормите меня!

Татьяна выходит,
На кухню идет,
Котлету находит
И мне подает.

...Исполнилось тело
Желаний и сил,
И черное дело
Я вновь совершил.

И снова котлета.
Я снова любил.
И так до рассвета
Себя я губил.

Заря занималась,
Когда я уснул.
Под окнами пьяный
Кричал: караул!

Лежал я в постели
Три ночи, три дня,
И кости хрустели
Во сне у меня.

Но вот я проснулся,
Слегка застонал.
И вдруг ужаснулся,
И вдруг задрожал.

Я ногу хватаю —
Нога не бежит,
Я сердце сжимаю —
Оно не стучит.

...Тут я помираю.

Зарытый, забытый,
В земле я лежу,
Попоной покрытый,
От страха дрожу.

Дрожу оттого я,
Что начал я гнить,
Но хочется вдвое
Мне кушать и пить.

Я пищи желаю,
Желаю котлет.
Красивого чаю,
Красивых конфет.

Любви мне не надо,
Не надо страстей,
Хочу лимонаду,
Хочу овощей!

Но нет мне ответа —
Скрипит лишь доска,
И в сердце поэта
Вползает тоска.

Но сердце застынет,
Увы, навсегда,
И желтая хлынет
Оттуда вода,

И мир повернется
Другой стороной,
И в тело вопьется
Червяк гробовой.
Читать полностью
Есть что-то нездоровое в том, чтобы гулять по кладбищам именно в Петербурге. Живешь в городе-кладбище и еще ходишь на кладбище, Петербург в Петербурге такой. Но что уж поделать, если это лучший на свете досуг.

Какое-то время назад съездил в Озерки к писателю Кириллу Рябову, и он показал мне Шуваловское кладбище. Шли очень долго вдоль трассы, выпивали омерзительный теплый джин из фляжки, мимо ашанов, тц, новостроек. Душно, невыносимо. Обсуждаем какие-то гонорары за книги, два уже совсем седовласых парня. Я уже давно заметил, что если человек раньше 35-40 поседел, то это точно писатель.

Кирилл говорит, что раньше тут был настоящий рай — тихие дачные места у озер, у Блока тут дом был, в частности. Я потом специально нашел воспоминания Блока об Озерках: "Пью в Озерках. День мучительный и жаркий, напиваюсь".

Не получается представить Блока в просторной усадьбе. Только в новостройке, рваные носки сушатся на батарее, всклокоченная голова, майка без рукавов, тут же его приятель Белый, у того лицо прямо стереотипного петербургского алкаша, они пьют теплую водку и сухарями закусывают.

Но вот на кладбище оказалось по-настоящему хорошо. Зелень, тенек, могилки стоят по крутому склону, открывается вид на озеро. Пока шли, чуть не грохнулись раз пять. А там такие штыри на заборах торчат, попадешь глазом, будет, думаю, очень досадно.

За кладбищем сразу пляж — смотрим, дверцы открыты на участке у одной из могил, и там стоит женщина, сорняки вокруг креста вырывает, тут же родственники жарят шашлык, купаются. Это же идеальный досуг.

Только возникает вопрос — есть на кладбищах такое понятие как "первая линия к воде"? И как это влияет на цену? По идее для живых-то это очень комфортно, а вот мертвецу у воды, наверное, не очень. Думаю, может и в озеро смыть. Уже где-то месяц мысль не дает покоя.
Читать полностью
У твоих подруг
Нежные девичьи комнатки
С пурпурного цвета торшерами,
И носят они тонкое белье
Но у тебя гораздо уютнее,
Как в деревенском хлеву
Повсюду крошки и кровь,
И целый зверинец
Вокруг постели,
Собака и кошка,
И белая крыса,
И ворона без одного крыла
Все с мордами стукачей
Кроме кролика,
У того просто сонный взгляд
Настоящего психопата
Всё вместе
Это напоминает ту серию
Южного парка,
Где лесные зверята
Собрались призвать князя тьмы.


Ты спрашиваешь меня
О любимой музыке
О родителях,
О высшем образовании
Теме диплома,
Любимых российских политиках
Любимых антидепрессантах
Любимых станциях метро
Любимом дезодоранте

Как же мне нравится
Не отвечать и просто
Целовать тебя в шею,
Трогать прозрачную белую кожу
На ощупь она как камень
Омытый морской водой
Почему все влюбленные
Парочки
Выглядят как
Двухголовые чудища?

Досадно, что влюбиться
Могу только
В кариатиду
С запылившимися грудями
Или бронзовую черную богиню
Со змеями вместо рук,
Твои руки, слова, улыбка,
Сияние злобных болотных глаз
Это сплошные ловушки, ловушки
Прибереги их для
Кого-нибудь подходящего

Ведь я просто
Уставший больной
Марсианин
Антенна проржавлена
Передатчик потерян в такси
Специальный отдел ФСБ
Уже давно идет
За мной по следу
Сколько мне еще бегать,
День, месяц, год?
Давай проведем
В тишине эту пару минут
Пока не вышибли двери.
Читать полностью
Друзья, простите за перерыв. Наше окаянное теплохладное лето специфически влияет на мое здоровье.

Зато успел как следует почитать - буквально приник к целлюлозным летописям наших дней.

Для начала, выбрал новый труд об Александре Македонском, затем буквально в один присест въебал свежего писателя Секисова и отполировал ранее нечитаным «Семиевием» кибермага Стивенсона.

Для начала расскажу о Секисове - другой рецензент Простаков неверно называет «Реконструкцию» романом об одиночестве(https://www.instagram.com/p/BzQQlwFicsB/?igshid=1gsy9j8p44xmp)

На самом деле, это роман о любви. Но любви современной, в мире где у рыцарей картонные мечи, пророками называют городских сумасшедших, а похоронных дел мастера из парий превращаются в солидные члена общества.

Отсюда главная проблема этой философской притчи - все алчут любви, но находят вместо неё суррогат, отдающий болотной, может даже кладбищенской землёй.

Так что одиночество это лишь симптом болезни - жуткого эгоизма, отравляющего отношения мужчины и женщины, низводящего их отношений между вещью и владельцем.

«Реконструкция» - это тоска по любви, замаскированная под эумный конспирологический триллер и одновременно рефлексия о нашем безвременье, в котором, кажется, уже самые простые вещи перестали существовать в реальности и заменены реконструированными копиями.

9 из 10 Йесодов. Презентация книги(для питерцев): https://vk.com/event183748303у
Читать полностью
ооо, ув.коллега Йесод про реконструкцию написал! Последний абзац на обложку просится, всё в точности так. В следующий раз постараюсь получить все-таки 10 из 10 получить йесодов
Привет, это я и мои издатели, Артем и Люба. Если вы такие же молодые и клевые, любите котов ну или иных домашних животных, проживаете каждый день на всю катушку, если живете в Санкт-Петербурге или просто приехали сюда, чтобы насладиться белыми ночами, пышными фейерверками на набережных, своей молодостью и красотой, фруктовым пивом и замечательной улицей Невский проспект, которая, как говорится, никогда не спит, и на которой всегда происходит что-нибудь интересное, так вот, в этом случае обязательно приходите на презентацию нашей книжки "Реконструкция" 10 июля в 19 30.

Глупо скрывать, что это книжка про сатану в образе женщины, расчлененку и помешательство, придуманная и написанная в состоянии глубочайшего упадка духа, нескончаемых панических атак и приступов паранойи, но при этом она содержит массу уморительных гэгов и просто забавных фразочек, так и просящихся в сборники "1000 и один анекдот".

Во всяком случае я, перечитывая эту книгу изо дня в день, хохочу так же неистово, как и при первом прочтении.

Приходите и покупайте! Или не приходите, но покупайте! Или даже не покупайте, но приходите! Хоть что-то из вышеперечисленного, я прошу вас!
Читать полностью