Секир завидует

@soilwriter Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

Стихи и суждения писателя-деревенщика второго ряда. Для связи @antisekisov
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Книги


Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Книги
Добавлен в индекс
08.11.2017 04:41
реклама
Кулинария в Telegram
Рецепты на каждый день, советы, кулинарные секреты
TGStat Bot
Бот для получения статистики каналов не выходя из Telegram
Telegram Analytics
Подписывайся, чтобы быть в курсе новостей TGStat.
2 971
подписчиков
~2.1k
охват 1 публикации
~1k
дневной охват
~3
постов / нед.
69%
ERR %
18.75
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
32 упоминаний канала
21 упоминаний публикаций
189 репостов
Радио 70%
Мысли Йесода
Максим Тесли
Максим Тесли
Утопия
ивж
пишусюдапьяным
полоротов.тхт
Лёха Никонов
Да сколько можно
ивж
Лёха Никонов
Baronova
Быть
Киропатка
Босфор Восточный
Свидетели и Егоры
полоротов.тхт
Русский Футурист
Максим Тесли
пишусюдапьяным
Игра слов
Киропатка
Утопия
Pal o' Me Heart
Ortega
Fantastic Plastic Machine
Лёха Никонов
Мысли Йесода
Всратоскоп
Ну где же я?
Лёха Никонов
Словесность
Влад пишет 🌊🌊🌊
Всратоскоп
Каналы, которые цитирует @soilwriter
Canal du Midi
Максим Тесли
Книгижарь
Всратоскоп
Утопия
Жуткое
Pal o' Me Heart
Мысли Йесода
Все Свободны
Жуткое
Мысли Йесода
ПРОСТАКОВ
ПРОСТАКОВ
Все Свободны
Все Свободны
Мотовило Еноха
Все Свободны
Все Свободны
ПРОСТАКОВ
Издание «Дистопия»
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Прошу изучить очередной профайл, на этот раз на писателя Розанова. Как же хорош его стиль, и как же он был уродлив по жизни! Вот как Розанов описывал сам себя:

«С выпученными глазами и облизывающийся — вот я. Некрасиво? Что делать».

Или «Во мне ужасно есть много гниды, копошащейся около корней волос. Невидимое и отвратительное».

Или еще: «Да просто я не имею формы. Какой-то “комок” или “мочалка”».
Читать полностью
Вчера был один из тех дней, когда немного узнаешь о механизмах функционирования тн реальности. Начался он с посещения Почты России. Почту России я не посещал, даже когда возникала острая необходимость: не удавалось переступить через ужас перед этим учреждением. Но дело в том, что есть такой замечательный мужчина по фамилии Дорда. Это директор одной провинциальной библиотеки. И он время от времени пишет мне сообщения следующего содержания: «Доброе утро вам и счастливого творческого дня». Без всякого повода. Согласитесь, что каждому человеку, сколь бы он ни был невозмутим, нужен такой Дорда. Впрочем, у Дорды имелся расчет: он выпрашивал для своей библиотеки экземпляр «Бога тревоги». Авторские я никому не дарю, тем более не высылаю по Почте России, но он так методично подтачивал мою психику этими сообщениями, что в какой-то момент я не выдержал: «Черт с тобою, Дорда!». И выслал ему экземпляр.

После отправились с ув.партнеркою в сад. Как вы помните, мы долго пытались найти сову на Елагином острове. Там живет масса сов, и их видела масса людей, но нам совы не показывались. А вчера внезапно наткнулись в саду у дома на ондатру! Впервые видел живых ондатр, а эта еще была самоуверенная. С энтузиазмом копалась в мусоре, наплевав на детей и собак.

И я уловил мораль: вымаливаешь у реальности (или христианского бога, или любого бога на ваш взыскательный выбор) дать сегодня сову, а реальность тебе говорит: получишь, само собой, но не сегодня, и не сову, и только в случае, если выполнишь все, что потребует от тебя блаженный дед из вконтакта.

Мы стали снимать ондатру на телефон, а ув.партнерка пожаловалась, что кадр портит пакет с мусором. «Не было бы пакета с мусором, не было бы и ондатры», — изрек я и понял, что эта фраза тянет на афоризм наподобие «Если ты ходишь по грязной дороге, ты не можешь не выпачкать ног» или же «Если ты пьешь с ворами, опасайся за свой кошелек». Жаль, что не удалось придать ей столь же изящную формулировку.

Выложил вчера видео с ондатрой в сториз, но чаемого фурора оно не произвело: может быть, вы насладитесь!
Читать полностью
Из аннотации к книжке статей одного литературного критика: «Его работы с удовольствием публикует периодика, но собрать и выпустить их под обложкой до сих пор никто не рискнул. Слишком крепкая книга получится». Советую взять формулировку на вооружение всем, кого могут спросить: «А когда у тебя книжка выйдет?»
У позднего Лимонова постоянный мотив: «Люди меня все меньше интересуют. Я все ближе к героям, богам и демонам». Из этого иногда рождался комический эффект, как в романе «В Сырах». Там лирический герой Лимонова запирается в туалете с телефоном тогдашней жены Екатерины Волковой и тайком читает ее переписку с каким-то то ли «Иванычем», то ли «Петровичем». Читает и искренне недоумевает: как это я, Лимонов, равный богам и героям (не иронично), переживаю приступ пошлейшей ревности, читаю про каких-то Петровичей, да еще и укрывшись от посторонних глаз, как прогульщик с сигаретой.
Нашел схожую цитату у Сонтаг про Бродского.
Иосиф сказал, что, начав сочинять, он сознательно соревновался с другими поэтами. Теперь я напишу стихотворение, которое будет лучше (более глубоким), чем вещь Пастернака (или Ахматовой — или Фроста — или Йейтса — или Лоуэлла и т.д.) «А теперь?» — спросила я. «Теперь я спорю с ангелами».

Вообще, Бродский появляется в дневниках Сонтаг ближе к концу (конец 70-х в «Сознании, прикованном к плоти») и целиком заполняет собой все пространство. До его появления — рассуждения о Берроузе, Дюшане, Кейдже, современном искусстве, фотографии и неореализме, после — СССР, диссиденты, Петербург, Мандельштам, Достоевский, Солженицын, Венеция.
Суровая и язвительная писательница Сонтаг восхищается Бродским как школьница: Иосиф сказал то, Иосиф сказал сё — просится даже не «сказал», а «изрек».
«Я превзошел Вергилия во всем», — изрек Иосиф. Ах, какой же он гениальный. Я плакала, когда он читал стихи на русском. Вот бы мне стать хоть чуть-чуть Иосифом, тогда бы я наконец написала что-нибудь стоящее.
Какая же дьявольская харизма у парня была!
Читать полностью
Для любителей странного досуга: в этот четверг у меня будет еще одна петербургская презентация. Вдруг кто-то сумеет забежать или же доползти. Она начнется в 19 30 в магазине Во весь голос, что напротив бюста Маяковскому. Помню, провел на скамейках у бюста несколько незабываемых вечеров в компании местных клошаров (богемы). Насколько я осведомлен, в магазине имеются стулья, которые можно занять, так что комфорт обеспечен.

И еще тут очень кстати на Прочтении вышла развернутая рецензия Сергея Лебеденко (там про постиронию, ГТА, Никиту Михалкова). Между прочим, Михалков фигурировал в черновиках БТ в качестве третьестепенного персонажа, а на стадии редактирования я его вычеркнул. Но этот непотопляемый энергичный дед сумел пролезть в рецензию Лебеденко.
Запощу ее сюда специально для сомневающихся петербуржцев: если прочтете и не захотите прийти, у вас сердце каменное! https://prochtenie.org/reviews/30541?fbclid=IwAR0qG0vBLTxIvw4Q75UMsZekdN7yf93Sk8ibvEDLtD5H3MUvUUhVtXLR66o
Читать полностью
Посмотрел оба сезона мокьюментари-сериала «Американский вандал». Первый — расследование про таинственного рисователя пенисов на школьной парковке, второй — про школьника-говнокрада.

По-видимому, у меня капитальные проблемы с башкой, раз документалки-расследования про серийных убийц и знаменитостей-злодеев типа О Джея Симпсона меня мало трогают, а вот фейковое расследование про нарисованные члены — захватывает и не отпускает до финальных титров. Кстати, если вам есть что посоветовать из неочевидного в жанре мокьюментари (или документалок в стиле «Тайгер Кинга»), буду крайне признателен (решился прикрутить-таки сюда комментарии).
Читать полностью
Открыл дневник Пришвина за 31-й год (почему-то именно Пришвина и почему-то именно за 31-й год). Там убаюкивающие описания подмосковной природы (что и как оттаивает, распускается, зацветает в весеннем лесу) чередуется с такими фрагментами:

«Встретил искусствоведа из Третьяковки (Свирина) и сказал ему, что для нашего искусства наступает пещерное время и нам самим теперь загодя надо подготовить пещерку. Или взять прямо решиться сгореть в срубе по примеру наших предков 16-го в. Свирин сказал на это, что у него из головы не выходит – покончить с собой прыжком в крематорий.
– А разве можно? – спросил я.
– Можно, – сказал он, – когда ворота крематория открываются, чтобы пропустить гроб, есть момент, когда можно прыгнуть».
Читать полностью
С тех пор как из типографии пришла книжка "Бог тревоги", количество тревожных событий в жизни возросло в разы. Поскольку у меня нет ни малейших сомнений, что эти события связаны, намереваюсь в кратчайшие сроки сочинить новый труд под названием "Бог размеренной жизни в уюте с элементами комфорта". Но происходят и неплохие вещи. Спасибо замечательному Максиму Мамлыге (он еще отдельно проницательнейшую рецензию на БТ написал, легко нагуглить), что включил в список рекомендованных к приобретению книг на Нонфикшне. Кроме того, от издательства Лимбус Пресс попал в тн топ-лист Нонфика с моим старым добрым приятелем Мишелем Монтенем. Заберите нас со стариной Мишелем домой! https://esquire.ru/letters/250783-ot-russkoy-kvir-literatury-do-modnogo-avtofikshena-k-novomu-perevodu-brehta-podborka-knig-kotorye-mozhno-nayti-na-moskovskoy-yarmarke-non-fiction/#part0
Читать полностью
Очень вдохновляющие цитаты священника Павла Флоренского об алкоголизме:

«Я теперь много пью, я даже думаю, что это полезно. У нас слишком много еще всяких диких порывов, которым надо давать выход. Когда я много выпью, на другой день я чувствую себя очень хорошо. Я даже физически стал поправляться, — все это замечают и не знают почему».

«П и уверяет, что именно на другой день после пьянства особенно хорошо чувствует себя, «наступает какой-то катарсис, сначала острое раскаяние, а потом смирение, ясность и радость»».

«Все вы смотрите на мои грехи слишком просто, а главное — применяете к ним оценки эстетические, житейские. Например, мое пьянство. Есть грехи безусловные — гордость, злоба, но пьянство и т.д. — относительно этого еще большой вопрос. Когда я сижу в компании и вздумаю отказаться от водки — сейчас же меняется все настроение компании, откуда-то появляется злоба, раздражительность — и не на меня, и даже не за мой отказ, а так откуда-то».

И еще: «Не пьянствуя, меня давно уже не было бы в живых». 

И вот философское обоснование: «Я начну с того, что центральным пунктом философии считается сейчас вопрос о познании, т.е. вопрос о познавании реального; но ведь всякое познавание есть выхождение из себя, я думаю, что исторически гносеологический вопрос зародился из культа опьяняющих растений, т.к. лучше всего явление выхождения из себя, тождества субъекта и объекта знают пьяные».

Конечно, логичным был бы финал в стиле: «он умер от цирроза печени» или «замерз под забором». Но нет, Флоренский прекрасным образом выпивал, пока в Соловки не сослали.
Читать полностью
Некоторые спрашивали, когда книжка вновь появится на Озоне. Отвечаю этим некоторым, что появилась, причем в двух видах https://www.ozon.ru/context/detail/id/231951198/
Моя навязчивая идея последних месяцев: встретить сову. Якобы она обитает недалеко от дома, на Елагином острове (между прочим, вместе с другими самыми разнообразными тварями, от зябликов до ястреба). И вот мы уже в который раз отправляемся на фотоохоту и вопием: «Выходи, сова!», но без результата. Встречаем только ее потенциальных жертв, полевых мышей. Но вообще, как я понял, чтобы встретить сову, нужно либо приходить рано утром, либо ночью — как раз когда Елагин закрыт. Кто же находит сов? Наверное, люди со своими лодками, которые нелегально заплывают на Елагин по ночам, со стороны Крестовского острова. Ну ничего, потеплеет, я тоже этим вопросом вплотную займусь.

Зато вместо совы довелось повстречать чудаковатого деда, напоминающего седовласого клоуна Славу Полунина (широко распространенный в Петербурге тип). Он стоял на набережной и, бешено крутясь вокруг своей оси, выл какие-то заклинания: обращаясь, вероятно, к Посейдону, требуя растопить лед, чтоб уж наконец можно было приступить к рыбной ловле. В силе своей молитвы дед был вполне уверен, потому что прихватил с собой удочку. Но, по-видимому, он добился обратного эффекта: лед только окреп, и кажется, не растрескался до сих пор из-за одной только личной неприязни Посейдона к этому сумасшедшему деду.
Читать полностью
Баня

Баня – это отвратительное место.
В бане человек ходит голым.
А быть в голом виде человек не умеет.
В бане ему некогда об этом подумать,
ему нужно тереть мочалкой свой живот
и мылить под мышками.
Всюду голые пятки
и мокрые волосы.
В бане пахнет мочой.
Веники бьют ноздреватую кожу.
Шайка с мыльной водой –
предмет общей зависти.
Голые люди дерутся ногами,
стараясь пяткой ударить соседа по челюсти.
В бане люди бесстыдны,
и никто не старается быть красивым.
Здесь всё напоказ,
и отвислый живот,
и кривые ноги,
и люди бегают согнувшись,
думая, что этак приличнее.
Недаром считалось когда-то, что баня
служит храмом нечистой силы.
Я не люблю общественных мест,
где мужчины и женщины порознь.
Даже трамвай приятнее бани.
Читать полностью
Недавно вычитал, что Василий Розанов (частенько поминаемый в этом канале) умер из-за похода в баню. Ему было строго воспрещено посещение бань, а все-таки он ослушался и пошел. По дороге домой с ним случился удар, от которого он уже не оправился: умирал в мучениях из-за нестерпимого внутренного холода, который было не одолеть никакими шубами и одеялами. Перед смертью его посетило такое соображение: «Все раскаленное, горячее представляется каким-то неизреченным блаженством, совершенно недоступным смертному и судьбе смертного. Поэтому "ад" или пламя не представляют ничего грозного, а скорее желанное».


А у меня из-за бани недавно произошел малоприятный инцидент. Прижег в Василеостровских банях родинки на спине, а они поменяли цвет и покрылись какой-то коростой. Пошел к врачу, а она говорит: ё-маё, удаляем срочно! Удалили все родинки радиоволновым ножом (!) и отправили на гистологию. 10 дней ждал результатов, а пока ждал, очень много узнал про рак кожи (самая агрессивная форма рака, не рекомендую). Тогда же твердо решил, что, при любом раскладе, в баню я теперь ни ногой. Однако же прошло некоторое время, раны даже не успели зажить до конца, а меня уже вновь стали осаждать навязчивые фантазии о посещении Ямских или же Мытнинских бань в компании моих постоянных собанщиков.

Не понимаю, в чем эта необоримая (и, как мы выяснили, роковая!) притягательность бань, ведь баня — это ж гнуснейшее место, если подумать. Чтобы удержать себя от похода, перечитываю великое стихотворение Хармса, посвященное этому вопросу.
Читать полностью
Какая же великая подводка в соцсетях (для рецензии Лены Васильевой на «Бога тревоги»). Тянет на манифест для нового направления в современной литературе — сверхунылая проза
Какая же великая подводка в соцсетях (для рецензии Лены Васильевой на «Бога тревоги»). Тянет на манифест нового направления в современной литературе — сверхунылая проза.
Attached file
Первую неделю поста провел с книгой Франсуа Ожьераса «Путешествие на Афон» (издательство Kolonna). Там происходит следующее: лирический герой Ожьераса, разумеется, гомосексуал и наркоман, померев, отправляется на Святую гору, чтобы найти духовного учителя. Путешествует он по Афону почему-то в форме люфтваффе, а местные монахи, которые хронически недоедают, стремятся его сожрать. Ближе к концу выясняется, что искать ему было некого, ведь духовный учитель — он сам. Читая эти писания (без удовольствия, но и без отвращения), я думал о той невозмутимости, с которой французы умеют нагромождать сколь угодно абсурдные обстоятельства. И за счет этой французской невозмутимости любая самая бредовая ситуация кажется вполне правдоподобной: неважно, идет ли речь об абсурдистской клоунаде (как в моем любимом сериале «Малыш Кенкен» Дюмона) или, как говорил один литкритик, об «абсурде на медленном огне» — как в недавнем великом фильме «Спа» с Депардье и Уэльбеком.

Но если вы хотите поистине хорошей прозы с чем-нибудь душеспасительным в названии, то горячо рекомендую изучить труд Дениса Джонсона «Иисусов сын» (хотя подозреваю, что многие из вас его изучили, я же взялся только теперь, после скоромного Ожьераса).
Читать полностью
Вспомнил недавно одну грязную литературную сплетню. К сожалению, без имен, ведь, как говаривали в авантюрных романах Дюма, «это не моя тайна». Впрочем, настоящие имена доступны для подписчиков моего «Патреона» (жаль, не существующего в реальности).

Есть один молодой писатель, который с утра до ночи клянчит у маститых литераторов и критиков хвалебные отзывы на свои произведения. Однажды ему удалось-таки убедить влиятельного писателя Е. написать слова на обложку.

Влиятельный писатель Е. не читает вообще ничего, кроме текстов Набокова и, конечно, своих текстов, но великодушно написал что-то вроде: «N — талантливый молодой писатель, подает большие надежды, советую присмотреться к нему».

Молодой писатель N ответил маститому писателю Е: «Спасибо, конечно, но для обложки нужно что-нибудь позабористей. Давайте лучше я напишу отзыв сам, а вы просто подпишете». Писателю Е. чисто пох на все, и он сказал: ну давайте. В итоге появляется примерно следующий отзыв на книгу: «Писатель N — лучшее, что происходило с русской литературой со времен Гоголя и Достоевского. Безупречный слог, божественный, ошеломляющий, первостатейный шедевр». Или не появляется. Не помню, согласился ли писатель Е., увидев сей текст.

Вспомнил эту историю, когда перечитывал книжку Флориана Иллиеса про 1913 год. Там описывается, как Марсель Пруст выкупил место на первой полосе «Фигаро» для рецензии на самого себя, в которой он, скрывшись за псевдонимом некоего критика, окрестил свой вышедший из печати роман «шедевром».

Как говорят в твиттере, «ну и в чем он не прав»?
Читать полностью
Таков постэр для первой, спонтанно устроенной презентации. По утверждению поэта Максима Тесли, я тут — вылитый Олег Майами. Не знаю, кто сей почтенный муж, но уверен, что это был комплимент. Петербург, Все свободны, уже послезавтра, 19 30.