я просто текст

@thedailyprophet Нравится 0
Это ваш канал? Подтвердите владение для дополнительных возможностей

Ссылки на тексты и мысли по этому поводу
[Меня зовут Александр Горбачев, я работал заместителем главного редактора «Медузы»; если что — @shurikgorbachev]
Не делаю вп, не размещаю рекламу.
Канал про музыку: https://t.me/musicinanutshell
Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Блоги


Гео канала
Россия
Язык канала
Русский
Категория
Блоги
Добавлен в индекс
09.05.2017 23:31
Последнее обновление
16.02.2019 13:57
Telegram Analytics
Самые свежие новости сервиса TGStat. Подписаться →
Searchee Bot
Поисковик по самой большой базе Telegram-каналов.
@TGStat_Bot
Бот для получения статистики каналов не выходя из Telegram
19 325
подписчиков
~15.4k
охват 1 публикации
~4.2k
дневной охват
~2
постов / нед.
79.8%
ERR %
20.87
индекс цитирования
Репосты и упоминания канала
135 упоминаний канала
34 упоминаний публикаций
153 репостов
Вычитала
СМИныч
СМИныч
Vox medii aevi
Найс энд Изи
Octōpoda
Медуза — LIVE
MaxRepost
FSCP
Вильям Цветков
Вычитала
OCCU.PIE
полоротов.тхт
мои закладки
Octōpoda
Культурный
Медуза — LIVE
FSCP
Octōpoda
СМИныч
Журналистика
Просто мюсли
Муки Зву
СМИныч
Вычитала
Выборы, всем ЦЫК!
Ai Bots News [synergis lab]
Altman News
🗯 Костя шарит
MaxRepost
Журналистика
ТОП каналов Telegram
СМИныч
ТОП каналов Telegram
Вычитала
Doodkina
Women don't cry
Медуза — LIVE
Вычитала
Вычитала
Каналы, которые цитирует @thedailyprophet
Медуза — LIVE
Agavr Today
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Внутри террора
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Внутри террора
Смирнов
Смирнов
Канал им. Гоббса
Извините, пирожки
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Записи и выписки
Медуза — LIVE
Канал им. Гоббса
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Внутри террора
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Канал им. Гоббса
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Медуза — LIVE
Горький
Медуза — LIVE
Последние публикации
Удалённые
С упоминаниями
Репосты
Пользуясь случаем (см. выше про статус), завел телеграм-канал про музыку. Просто краткие отзывы на новые альбомы, ничего больше. Подписывайтесь, если кому интересно.

https://t.me/musicinanutshell
К слову, если вы хотите делать тексты / фильмы вроде тех, которые в этом канале обозреваются, можно начать с того, чтобы записаться вот сюда.

В апреле Нина Назарова, мужем которой мне посчастливилось быть, будет читать небольшой курс по документальному сторителлингу. Тексты Нины для «Русской службы Би-би-си» в этом канале регулярно появляются, так что постоянные читатели знают, что она умеет рассказывать истории — и делать интересными и захватывающими даже темы, которые принято обозначать словами «сложные» и «важные» (то есть скучные, как моя жизнь). Научить она этому тоже может, чему свидетельством пара выводков счастливых выпускников прошлогоднего аналогичного курса.

Еще важная штука, что это нужно далеко не только журналистам. Я тут немножко (совсем чуть-чуть пока, конечно) походил по, так сказать, по рынку и понял уже, что понимать, как превращать данную тебе реальность в историю, нужно в самых разных отраслях — а владеет этим навыком мало кто. Если таких людей станет больше, всем будет лучше. А также улучшится материальное положение нашей семьи!

https://litschool.pro/stories-in-everyday-life/
Предыдущий пост расшарило издательство Ad Marginem, в котором вышла книжка Джеффриса. Спасибо ему за это, но есть пара поправок.

1) Я никогда не был «редактором специальных проектов» в «Медузе». Был редактором отдела специальных корреспондентов, а затем заместителем главного редактора.

2) Именно был — потому что с сегодняшнего дня я в «Медузе» не работаю, уволился. Небольшие объяснения, почему, можно прочитать тут.

3) Ну и раз такое дело — там же можно прочитать, что я люблю и умею делать. Если вам кажется, что я могу вам зачем-то пригодиться в смысле работы, и мы еще с вами не разговаривали — пишите, поговорим. В телеграме я @shurikgorbachev.
В прошлом году в Ad Marginem вышла «Гранд-отель "Бездна"» — биография Франкфуртской философской школы, которая в значительной степени определила то, как мы (ну или хотя бы некоторые из нас) думаем про общество потребления, поп-культуру, а также функционирование общественных связей. Эту книжку мне не советовали, но я ее все-таки прочитал — и не жалею, хотя какие-то претензии ясны даже мне, плохо знакомому с первоисточниками (например, иногда автор начинает разговаривать сам с собой или делает очень уж механические логические связки).

В целом название не обманывает. Внутри — подробный рассказ о том, как Вальтер Беньямин, Теодор Адорно, Герберт Маркузе и их последователи стали одним из важнейших мыслителей современности. Интереснее всего — биографические обстоятельства: от мелких деталей (Адорно очень любил бегемотов) до важных сюжетов, во многом определивших дальнейшие мысли геров книги — скажем, почти все первое поколение Франкфуртской школы так или иначе сопротивлялось прагматическому капитализму собственных родителей, зажиточных европейских евреев конца XIX века. Плюс интересно про то, какое влияние на ФШ оказали ранние, гегельянские работы Маркса, откуда взялась идея отчуждения и всякие проистекающие из нее построения.

Дальше — тоже неплохо: становится яснее, как и почему идеи Школы менялись вследствие прихода Гитлера власти или, допустим, триумфа массовой культуры. Чуть поверхностно, но все равно доходчиво объясняется, как на идеологическую эволюцию авторов влияли вынужденные переезды и смены источников финансирования; когда возникает Адорно, протестующий против протестов 1968 года и вызывающий ментов к бунтующим студентам, получается смешная параллель с советскими диссидентами, которые часто становились в эмиграции ультраконсерваторами. Про Хабермаса, который как бы последнее поколение ФШ, рассказывается уже немного вскользь, зато все остальные идеи пересказаны достаточно подробно и ясно. Если честно, я понял, что вообще люблю такого рода книжки с пересказом чужих идей, хоть это, наверное, и грех.

(Книжка есть на «Букмейте».)

https://ru.bookmate.com/books/PA05FAnw?utm_source=dailyprophet&utm_medium=telegram&utm_campaign=frankfurt
Посмотрел две документалки про Fyre Festival — тот самый, на Багамах, который рекламировали как рай из инстаграма и куда продавали билеты за десятки тысяч долларов. А потом выяснилось, что ничего не готово, музыканты не приехали, людям пришлось ночевать на мокрых матрасах в палатках для жертв стихийных бедствий.

Я вообще очень люблю такое упражнение — сравнивать лонгриды на одну и ту же тему. В американской прессе они бывают с поразительной частотой и про совсем неожиданные сюжеты — скажем, про мошенников, игравших в бридж. На русском — реже, но тоже бывает; мы даже со студентами в РАНХиГС разбираем несколько таких пар (например, два текста про отношения Марии Алехиной и Дмитрия Энтео, вышедшие в один день) — там очень ярко видны и роль редактора, и роль автора, и функции нарратива.

С документалками тем более занятно — наверное, несколько фильмов на одну тему бывает часто, но тут еще и вышли в одну неделю, явно в пику друг другу. И смешно — насколько они используют одни и те же материалы (вплоть до одних и тех же нарезок из каких-то публично доступных съемок — и одних и тех же героев), а фильмы все-таки получаются разными. На Hulu, снятый двумя женщинами, — почему-то кажется, что это важно, — скорее смешной и абсурдистский. На Neftlix, снятый мужчиной, — скорее серьезный и пафосный: обманули людей, в том числе бедных и беззащитных, на четыре кулака. На Hulu, несмотря на все обязательные ламентации про миллениалов, — скорее история выдающегося мошенника. На Netflix — скорее моральный урок поколению. Ну и все такое прочее.

Отдельно весело, что кончаются фильмы одинаково — человеку звонит главный герой; правда, в одном случае он еще на свободе, а во втором — уже в тюрьме. Вопросы, кстати, тоже к обоим остаются отчасти одинаковые: например, и там, и там важный герой — некий банкир, который завел твиттер-аккаунт Fyre Fraud и забрасывал фестиваль говном еще до того, как там начались публичные проблемы. Он страшно доволен собой, но зачем ему это все было надо и почему он так не любит организатора фестиваля Билли Макфарленда — так и непонятно.

Ну и деталей интересных куча. И про свиней, и про вечеринки, и про секс-услуги. Почитайте, собрал их в материале.

https://meduza.io/slides/povelitel-muh-epohi-instagrama
«Повелитель мух» эпохи инстаграма Билеты на фестиваль Fyre на Багамах стоили сотни тысяч долларов — а потом он провалился. Про эту историю вышли сразу два документальных фильма — Meduza
В апреле 2017 года на Багамах должен был состояться Fyre Festival — музыкальный фестиваль, который позиционировался как Coachella для модных и богатых; цена билетов доходила до 250 тысяч долларов. Ничего не вышло: когда зрители приехали на фестиваль, выяснилось, что вместо роскошных вилл их ждут плащ-палатки, вместо роскошной еды — бутерброд с сыром, а концертов не будет, потому что сцена не построена. Шумный провал Fyre Festival много обсуждался, а его организатора вскоре задержали агенты ФБР. На этой неделе сразу на двух стриминговых сервисах вышли документальные фильмы об истории Fyre Festival: «Мошенничество Fyre», снятый режиссерами Дженнер Фурст и Джулией Нейсон, — на сайте Hulu, и «Fyre», сделанный Крисом Смитом, — на Netflix. Редактор «Медузы» Александр Горбачев посмотрел оба — и рассказывает, что нового можно узнать из них об истории Fyre Festival и его организаторов.
Обожаю материалы, для появления которых вроде бы нет решительно никаких предпосылок, — но при этом они расширяют наши представления о богатстве жизни вокруг. Люди, которые получают удовольствие от отрезания своих конечностей? Да, пожалуйста. История про то, как американцев пытались заставить есть мясо бегемотов? Дайте две.

Вот еще одна история такого типа. Оказывается, существует микроиндустрия торговли крадеными соколиными яйцами — из которых потом теоретически можно вырастить охотничьих или гончих птиц, которые пользуются большим спросом в богатых арабских странах. Возможно, это даже наноиндустрия — поскольку промышляет такими вещами один человек. Его арестовывали с яйцами в Канаде, Бразилии и Британии; сейчас ему за 50 — и он продолжает красть яйца; только что его снова судили в Лондоне.

Ужасно интересная история. Вот оригинал, вот — мой подробный пересказ на «Медузе».
56-летний ирландец ворует соколиные яйца по всему миру. Он говорит, что это хобби, следователи — что это незаконный бизнес с огромным оборотом
10 января британский суд должен вынести приговор Джеффри Лендруму — 56-летнему уроженцу Южной Родезии и гражданину Ирландии, которого обвиняют в попытке контрабанды 19 яиц редких хищных птиц. Накануне суда издание Outside опубликовало большой материал про Лендрума. Из него следует, что мужчина — главный в мире специалист по краже соколиных яиц, которые пользуются спросом на Ближнем Востоке (там очень популярны соколиная охота и соколиные гонки). За попытки подобных краж его ранее задерживали в Канаде и Бразилии — при этом сам Лендрум утверждает, что никогда не крал яйца на продажу, а просто пытался помочь обездоленным птицам.
В 2012 году, вскоре после смерти отца, 33-летний житель административной столицы ЮАР Претории Джон, работающий юристом, переехал в дом своей матери Анны. Через год на пороге стали регулярно появляться странные люди.

Один из них представился частным детективом и заявил, что в доме Джона и его матери находится похищенная девочка; он отказался уходить, пока хозяева не разрешили ему обыскать все комнаты. Другие приходили в сопровождении полицейских и требовали вернуть похищенные у них телефоны и компьютеры; однажды отряд спецназа вломился в дом в поисках двух айпадов, когда 70-летняя Анна ужинала в гостиной. Приходили даже подростки, которые искали людей, оставлявших оскорбительные комментарии в их инстаграмах. Бывало, что незнакомцы стучали в дверь по семь раз за месяц.

Дальше — мощнейшая история про парадоксы цифрового тысячелетия, в которой оказывается замешанным малоизвестное американское разведывательное агентство. То есть буквально сюжет про то, как люди ткнули пальцем в карту — и испортили другим жизнь.

Оригинал: https://gizmodo.com/how-cartographers-for-the-u-s-military-inadvertently-c-1830758394

Мой пересказ в «Медузе»: https://meduza.io/feature/2019/01/12/politsiya-vse-vremya-prihodila-v-dom-yuzhnoafrikanskogo-yurista-v-poiskah-kradenogo-on-vyyasnil-vinovaty-ego-ip-adres-i-amerikanskaya-razvedka
Первый хороший лонгрид наступившего года: история боснийского француза Вьерана Томича, который многие годы виртуозно грабил парижские квартиры богатеев и знаменитостей (например, дизайнера Филиппа Старка), а в 2010-м вынес из музея современного искусства пять великих и дорогущих картин. Причем шел за одной, а вынес пять — потому что Томич очень любил искусство, и они сами его об этом попросили.

Много шикарных подробностей, которые грабитель рассказал в письмах журналисту The New Yorker, — от того, как Томич в детстве занимался паркуром на кладбище Пер-Лашез, до того, как он чуть не взял второго Модильяни, но картина ему «сказала», что этого не стоит делать ни в коем случае.

Оригинал на английском: https://www.newyorker.com/magazine/2019/01/14/the-french-burglar-who-pulled-off-his-generations-biggest-art-heist

Сделали подробный пересказ на русском: https://meduza.io/feature/2019/01/08/vor-po-klichke-chelovek-pauk-sovershil-ograblenie-veka-v-parizhskom-muzee-vot-kak-on-eto-sdelal-the-new-yorker
Ну и вот материал совсем уж по профилю этого канала — 15 любимых англоязычных лонгридов прошлого года. Честно скажу, сам жанр немного подутомил — многие ссылки даже не открываю, так как заведомо понятно, что там будет примерно. (В своей работе такого очень хотелось бы избежать, конечно, но не знаю, насколько получается.) Поэтому и сюда пишу реже, хотя все равно мог бы чаще.

Но! К черту ламентации. Все эти тексты правда интересные и бодрые. Про Японию, про Уорсли и про нью-йоркскую самозванку вообще великие вполне.

https://meduza.io/slides/riga-balsam-2018-luchshie-teksty-goda-na-angliyskom-yazyke-po-versii-meduzy
Riga Balsam — 2018. Лучшие тексты года на английском языке по версии «Медузы» — Meduza
Как обычно в новогодние праздники, «Медуза» рассказывает о лучших журналистских текстах, вышедших за прошлые 12 месяцев, — тех, которые не потеряли актуальность и на которые не жалко потратить время в праздничные дни. Тексты, выходившие на русском, мы уже перечисляли — теперь обратимся к тем, что были в 2018 году опубликованы на английском: вот полтора десятка тех, что запомнились нам особенно. Про многие из них мы делали материалы с подробным пересказом — их можно использовать, если вы не очень бегло читаете по-английски.
Как и было обещано, некоторые традиции хочется блюсти. Вот, например, выборка лучших — по мнению редакции «Медузы» — журналистских лонгридов и просто текстов на русском языке за прошлый год. Кого-нибудь наверняка забыли — в прошлом году вообще было много всего крутого. На английском тоже будет — прямо сегодня.

https://meduza.io/slides/rizhskiy-balzam-2018-luchshie-teksty-goda-na-russkom-yazyke-po-versii-meduzy
Рижский бальзам — 2018. Лучшие тексты года на русском языке по версии «Медузы» — Meduza
«Рижский бальзам» — символическая премия «Медузы», с помощью которой редакция отмечает лучшие, по ее мнению, тексты на русском языке. Премия субъективная — мы ориентируемся исключительно на собственные предпочтения. В этом году «Медуза» отмечает «Рижским бальзамом» полтора десятка выдающихся текстов, но, конечно, это не исчерпывающий список. 
20 тысяч знаков про смену поколений в российской популярной музыке. Текст был придуман в августе, до него никак не доходили руки, я его успел даже рассказать в качестве мини-лекции в Эрмитаже на Петербургском культурном форуме — и в итоге написал только к новогодним праздникам. Причем заранее — в общем и целом весь текст целиком был закончен 21 декабря. На следующий день в Москве случилась вечеринка «ВЭУ», еще через неделю — передача «Голубой Ургант»; смотреть, как тезисы, которые уже сформулированы на письме, но еще не опубликованы, подтверждаются на Первом канале, было одновременно увлекательно и немного обидно. В итоговой версии неизбежно пришлось учесть и эти передачи.

Буду благодарен, если почитаете.

https://meduza.io/feature/2019/01/02/epoha-zemfiry-i-mumiy-trollya-zakonchilas-teper-vse-inache
Эпоха Земфиры и «Мумий Тролля» закончилась. Теперь все иначе
В 2018 году стало окончательно понятно, что музыкальные герои конца 1990-х и начала 2000-х — то есть преимущественно русскоязычные рокеры, — отошли на второй план. В российской музыке появились новые, как правило, молодые голоса — и речь далеко не только о рэперах. Этих музыкантов слушают, о них говорят, их даже пытаются запретить. Редактор «Медузы» Александр Горбачев, который вырос на музыке Земфиры и «Мумий Тролля», с сожалением отмечает, что их эпоха ушла, — но в то же время считает, что это повод поговорить о новом поколении на российской сцене. На протяжении всего минувшего года он активно наблюдал, как менялась местная музыкальная парадигма, а теперь рассказывает, почему так получилось — и что (возможно) будет дальше.
Заканчивается год, когда я почти забросил этот канал. Хотелось бы, чтобы в следующем было иначе, но черт его знает. Так или иначе, некоторые традиции хочется блюсти. Например, традиции праздничного плейлиста из лучших песен года. В этом году я сделал его прямо для «Медузы» — но по той же методологии, что делал все предыдущие годы для себя. Без ориентации на условно объективные величины — а просто чтобы было хорошо.

Надеюсь, вам понравится. С новым годом и спасибо, что не отписываетесь от полумертвого канала. В следующие пару дней будет еще пара продолжений добрых традиций.

https://meduza.io/shapito/2018/12/31/100-luchshih-pesen-2018-goda-prazdnichnyy-pleylist-meduzy
100 лучших песен 2018 года. Праздничный плейлист «Медузы»
Весь 2018 год редактор «Медузы» Александр Горбачев слушал новую музыку и каждую неделю выбирал лучшие новые песни и клипы. Пора подвести итоги: ниже — 100 наших любимых песен, выпущенных в этом году. Именно любимых, а не «важных» и не самых популярных — поэтому тут нет ни «Цвета настроения», ни Little Big, ни Жанель Монэ, зато есть группы «Хадн дадн» и «Лемниската петрикор». Это не рейтинг — песни выстроены в таком порядке, чтобы был общий грув (впрочем, нажать на кнопку Shuffle тоже можно). Наиболее полная версия плейлиста выложена на Apple Music, но есть версии и для других стриминговых платформ. С Новым годом!
Посмотрел второй сезон Making A Murderer, хочется немного его осмыслить.

(На всякий случай — это очень нашумевший три года назад документальный сериал про то, как чувака из Висконсина и его племянника с низким IQ посадили за убийство, которого они, возможно, не совершали. Причем до этого чувак уже отсидел 18 лет за изнасилование, которого точно не совершал, и когда его арестовали за убийство, пытался выбить из властей округа 36 миллионов долларов компенсации.)

— Первый сезон был про обвиняемых и, соответсвенно, хрониками white trash. Второй — это такой реалити-процедурал, и это по-своему круто: трудно представить себе другой повод для такого подробного и популярного рассказа про бесконечную и беспощадную американскую судебную бюрократию. (А надо понимать, что это повсеместная история; во всяком случае, с кучей мало-мальски значимых и спорных кейсов происходит примерно то же самое; смертники в среднем проводят в ожидании исполнения приговора и исчерпания всех апелляций не меньше 13, кажется, лет.)

— Этому процедуралу сильно повезло с героинями: адвокат Стивена Кэтлин и адвокат Брендана Лора — идеальная в каком-то смысле пара. Одна — циничная боец, которую трудно не бояться; другая — отличница-гуманистка, в которую трудно не влюбиться. Ну и линии параллельные выходят интересные: одна по сути расследует преступление заново (и это один способ, что делать, когда человек уже сидит на пожизненном по предположительно несправедливому приговору), другая наглядно показывает, как работает иерархия судов в США от штатов к федеральным, и сосредотачивается на конституционности одного конкретного аспекта процесса (и это — другой).

Дальше сложнее.

— Что шансы героев освободиться невелики, и так понятно с самого начала; и круто, что есть поворот с дважды возможным освобождением Брендана. Но. По итогу, кажется, и зритель начинает задаваться вопросом — а точно они безвинно сидят? Про это вся линия Кэтлин, и эту линию очень шатает: то предположительный убийца тот, то этот; мотивы этих людей неясны; следственные эксперименты какие-то уж слишком технические. Короче, то, что подается как убедительное, по итогу убедительным совсем не выглядит.
(Хотя тройной телефонный разговор Стивена, Барб и Скотта в последней серии — это вышак и лучший момент сезона.)

— Второй сезон явно мог бы стать еще и сезоном про медиа, которые, конечно, тоже могут и make, и unmake убийцу. Поначалу кажется, что и станет, но нет — никакой рефлексии в итоге нет по этому поводу, только бесконечные нарезки кабельных каналов, с которыми говорили люди, не хотевшие говорить с создателями сериала. Упущенная возможность.

— Эти «отказники» — тоже проблема, и их список на весь экран в конце каждой серии ее не особенно решает. Особенно зияет отсутствие семьи убитой: разные люди на разные лады много раз повторяют, как плохо родственникам из-за того, что это дело продолжают ворошить; сериал очевидно ведет к тому, что им станет еще хуже, но опять же не слишком это рефлексирует. А главное — так и непонятно, почему эти люди так уверены в виновности героев и так последовательно отказываются сомневаться. Хочется про это узнать, а невозможно.

— Самая же главная дыра — это сами создатели сериала. Как и в первом сезоне, они делают вид, что их нет, вообще никак не манифестируют себя в кадре. Хотя вообще-то уже совсем понятно, что они заинтересованная сторона, что у них есть позиция и что эта позиция непосредственно влияет на судьбу героев. Непонятно, чего тут больше — прямого лицемерия или того же отсутствия рефлексии и автоматизма — но это драматически некруто.

— Ну и техническая сторона дела. Тоже очень meh. Понятно, что с камерой не пускают в тюрьму, из-за этого мы не видим главных героев, а только слышим, и это проблема. Но с ресурсами Нетфликса уж можно было ее решить как-то поизящнее. Ну выть прямо хочется от девяносто восьмого облета дроном тюрьмы, а визуально на одних и тех же приемах построены все десять часов без малейшей попытки найти какой-то новый язык. Так все-таки нельзя.
https://www.netflix.com/title/80000770
Не хотел выкладывать этот текст в будние дни, так как времени в будние дни на него все равно вряд ли бы хватило. За исключением книг это самое длинное, что пришлось редактировать. И одно из лучших.

Про такие материалы принято говорить слова типа «важный», и это нередко отбивает охоту читать, потому что как будто сразу все понятно — пиздец, безысходность, мрак и прочее afflict the comfortable. Поэтому я бы применил тут в первую очередь эпитет «интересный». То есть, конечно, мрака хватает, но важнее — что в центре текста человек, который этот мрак превозмогает. И про которого мы раньше толком ничего не знали. и у которого удивительная, киношная, как водится, судьба, то рифмующаяся, то, наоборот, сталкивающаяся с судьбой его края.

У меня есть давняя идея материала про Чечню, я уже потерял надежду на то, что получится сделать самим, поэтому напишу. Рассказать историю Чечни как историю семьи — благо семья и есть для этого общества ключевое понятие. Историю семьи, где бабушек с дедушками сослали в Казахстан, отец воевал за Дудаева, а сын, например, кадыровец. Почему-то думаю, что таких много. И что такая оптика помогла бы подальше провязать ту самую историческую памяти — говоря о нынешней Чечне, мало кто вспоминает историю с депортацией, а она случилась-то полтора поколения назад всего, и кажется очевидным, что такая травма не может не определять современность.
(Идею не дарю, если что!)

Этот материал, конечно, про другое, но с точки зрения глубины погружения — не так уж и далеко. Кстати, Оюб Титиев родился в селе Лебединовка в Киргизской ССР — туда (в республику, не в село) в 1944 году отправили больше 85 тысяч чеченцев.

https://meduza.io/feature/2018/09/26/monitor-1
Монитор-1: Главу грозненского «Мемориала» Оюба Титиева судят за наркотики. Шура Буртин рассказывает его историю — и историю современной Чечни
20 сентября процесс по делу правозащитника Оюба Титиева закрыли для публики. 60-летнего Титиева арестовали в январе 2018 года: в его машине якобы нашли наркотики. Правозащитники заявляют, что дело сфабриковано. Оюб Титиев, бывший учитель и тренер по боксу, возглавил чеченский «Мемориал» девять лет назад, после похищения и убийства предыдущего лидера Натальи Эстемировой. До ареста о Титиеве мало кто слышал — как и о том, что «Мемориал» все еще работает в Чечне. Это неудивительно: его деятельность была секретной. По сути он и его коллеги были маленьким партизанским отрядом — только таким, который не убивает людей, а спасает. Журналист Шура Буртин был знаком с Титиевым много лет. Когда его арестовали, Буртин поехал в Чечню, — чтобы через его биографию рассказать послевоенную историю республики.
Репост из: Медуза — LIVE
Две недели назад рэпер Фейс (его зовут Иван Дремин, ему 21 год, он из Уфы), который раньше пел про бургер и «твою телку», выпустил альбом «Пути неисповедимы» — про суровую Россию, продажных полицейских, коррумпированных дьяконов и «страну-заточку». Альбом длится 23 минуты; скорее всего, примерно столько же времени у вас уйдет на интервью с Фейсом, которое взял наш редактор Александр Горбачев. А вот что он сам рассказывает про отношения с рэпером:

В июле прошлого года со мной в телеграме связался человек по имени Богдан — рассказал, что появилась новая молодая звезда хип-хопа Фейс, и предложил взять у него интервью. Честно скажу: в тот момент я про Фейса услышал первый раз. Прошел в «ВК», прослушал несколько песен, услышал строчки «Она закрыла инстаграм от меня и удалила свой “ВК”», кинул ссылку в рабочий Slack, написав коллегам, что этот парень, кажется, будет успешен у подростков — и на какое-то время забыл: для интервью тогда было явно рановато.

Через три месяца у Фейса вышел новый альбом — и побил рекорды по репостам в «ВК». Надо было писать текст — и вслушиваться в песни внимательнее: при всей их одномерности и бесхитростности (самый яркий трек с альбома назывался «Я **** твою телку»; эта фраза в нем была повторена больше 30 раз) в музыке Дремина явно слышались какая-то мощь, наглость, лихость, а главное — дичайшая энергетика. Когда еще через полтора месяца вся редакция собралась отмечать день рождения «Медузы», выпивать и танцевать, под Фейса все прыгали так, что чуть не проломили пол заведения. Примерно в это же время я имел ночную алкогольную беседу с одним ветераном-тяжеловесом русского хип-хопа — и он неистово, злейше Фейса ругал, причем завел разговор об этом сам; в общем, было понятно, что равнодушных нет.

Прошел еще год. За это время я познакомился с Богданом, выяснил, что он приходится Фейсу старшим братом и кем-то вроде продюсера, а также дал ему контакт журналистки Олеси Герасименко. В сентябре почти одновременно Фейс выпустил «Пути неисповедимы» — самый оппозиционный российский хип-хоп-альбом в этом году, если не десятилетии (среди мейнстримовых — так точно), а Герасименко — большую биографию Дремина на сайте «Би-Би-Си». Тут уж стало понятно, что без интервью все-таки не обойтись.

Мы встретились и говорили почти два часа — причем быстро стало понятно, что без Богдана эта беседа будет неполной. Результат — по ссылке; скажу про него, пожалуй, только одно. За свою жизнь я взял, думаю, больше сотни интервью у разных музыкантов; 21-летний рэпер Фейс — чуть ли не первый, кому было явно интереснее говорить о России, бытии и времени, чем о музыке. Хорошо это или плохо — тут уж решайте сами.

Да, и еще один момент. Мы сидели в ресторане; в какой-то момент Фейс делал заказ и спросил официантку: «А ризотто — это пельмени?» Думаю, эту деталь стоит иметь в виду, когда будете читать интервью.

https://meduza.io/feature/2018/09/24/rossiya-eto-odin-bolshoy-mem?utm_source=telegram&utm_medium=live&utm_campaign=live
«Россия — это один большой мем»
2 сентября рэпер Фейс — 21-летний уроженец Уфы Иван Дремин — выпустил альбом «Пути неисповедимы»: восемь песен, которые почти полностью посвящены критике всех аспектов жизни современной России, от официальной церкви до пенитенциарной системы и общей социальной пассивности. Это одна из самых политизированных записей в современной истории российского хип-хопа — что любопытно еще и потому, что прославился Фейс оголтелыми песнями про секс, богатство и славу. Редактор «Медузы» Александр Горбачев поговорил с Иваном Дреминым и с его старшим братом Богданом: ему 26 лет, и он работает креативным директором Фейса.
Я думаю, это довольно уверенный претендент на звание лучшего журналистского текста на русском языке в этом году. Приятно, что посчастливилось быть его редактором.

https://meduza.io/feature/2018/09/18/kontslager-na-10-millionov-chelovek
Концлагерь на 10 миллионов уйгуров
9 сентября Human Rights Watch опубликовала доклад о преследованиях мусульманского населения китайского региона Синьцзян: по данным организации, в последние годы там массово и зачастую безосновательно задерживают уйгуров, помещая их в тюрьмы и воспитательные лагеря; за миллионами людей организована постоянная видеослежка, а их социальное положение и судьба зависят от баллов, начисленных в системе «социального кредита». Как заключает Human Rights Watch, репрессий такого масштаба в Китае не случалось со времен Культурной революции. По информации The New York Times, президент США Дональд Трамп раздумывает о санкциях в отношении Китая, но в целом ситуация в Синьцзяне почти не обсуждается, — возможно, еще и потому, что туда редко добираются туристы и журналисты. «Медуза» публикует материал русскоязычного журналиста и путешественника, который сумел побывать в Синьцзяне этим летом и увидел, как новые технологии помогают тотальной слежке, сегрегации и дискриминации. Для безопасности автора и его собеседников материал…
Два с половиной года назад, сидя в богато отделанном театральном зале в Коламбии, Миссури, я обнаружил, что живу в одном городе с гением или кем-то в этом роде. Показывали «Kate Plays Christine» — фильм Роберта Грина, выпускника того же университета и факультета, где в тот момент учился я, и создателя факультетской программы про документальное кино. Фильм был феноменальный. это как бы хроника того, как нью-йоркскую актрису приглашают сыграть в кино журналистку провинциального флоридского телеканала Кристин Чаббак, которая в 1975 году застрелилась в прямом эфире. При этом ближе к концу фильма ты понимаешь, что никакого кино, в котором снимается актриса, на самом деле нет; то есть это режиссер документального фильма придумал художественный фильм, про который он снимет свое кино — и вот поди скажи, документальное оно или художественное.

В этом году у Грина вышел новый фильм — судя по описанию, тоже обитающий где-то на границе реальности и вымысла. Про то, как люди в маленьком городке в Аризоне реконструируют в театральной постановке события столетней давности, когда их предков-пролетариев за попытку бунта жестоко депортировали, отлучив от родине. Уже по заявке круто звучит и рифмуется одновременно с «The Act of Killing» и великим романом Шарова «Репетиции». В общем, завтра этот фильм наконец можно будет посмотреть — причем на большом экране в Москве. А потом будет небольшая дискуссия про грани документального с умными людьми и мной.

Надо идти, ребята!

http://centerfestival.cdkino.ru/program/society/bisbee17.html
Года четыре назад придумал, что хочу написать или прочитать текст про Германа Стерлигова — который биржа «Алиса», «вы поместитесь в наши гробики без диеты и аэробики», а сейчас «пидарасам вход воспрещен». Теперь этот текст существует — спасибо Полине Еременко, поскольку герой делал все, чтобы не дать ему состояться. В процессе выяснилось, что Стерлигов — вовсе не воплощение современной истории России, а скорее такой прилипала к ней. Но, конечно, очень яркий деятель — зло иногда принимает крайне зрелищные формы.

https://meduza.io/feature/2018/09/03/my-konchenoe-hmyrie-kto-ne-soglasen-argumentiruyte
Мы конченое хмырье. Кто не согласен, аргументируйте
30 лет назад 23-летний Герман Стерлигов вместе с партнерами создал «Алису» — одну из первых советских товарных бирж (и, вероятно, самую известную). Биография Стерлигова могла бы служить учебником современной истории России: он успел побывать бизнес-партнером Джохара Дудаева, политиком, антитабачным активистом, банкротом, компаньоном «оборотня в погонах», спонсором боевой националистической организации и даже дворянином. В последние годы Стерлигов стал едва ли не самой одиозной публичной фигурой в России: живя на подмосковной ферме, он пропагандирует натуральное хозяйство, гомофобию, альтернативную историю и глобальное отключение электричества. Спецкор «Медузы» Полина Еременко побывала в гостях у Стерлигова, поговорила с ним самим и с его знакомыми и попыталась понять, как один из первых российских капиталистов превратился в ультраконсерватора.
Репост из: Agavr Today
Скончавшийся этой ночью Владимир Шаров был главный русский писатель. Как и положено - не читаемый и не слышимый современниками. По всему главный, и по всему русский - по отношениям с языком, по мощному историческому мышлению, по безошибочному чувству исчезновения правды и оголения истины.
Каждый его роман был для меня событием. Сегодня вспоминается особенно ярко, как мы с одноклассниками в крещенские морозы 1993 года отправились в Новый Иерусалим, остановились на каком-то цельно засыпанном снегом холме и читали "Репетиции" вслух, глядя на монастырь: просто потому, что не могли никак иначе справиться с острым читательским переживанием. Это паломничество читателей к тому месту, которое не сделал святыней патриарх Никон, но сделал местом чуда Шаров, было для меня лично фоном чтения каждой шаровской книги.
Он учил - очень мягко, всё время по-доброму и лукаво ухмыляясь в жидкую бороду - тому, что чудо есть, но как только мы принимаемся по русскому обычаю строить на чудесах избушки, оно на глазах обращается чем-то иным. Что древняя история никогда не исчезает, а обстаёт нас, как роща. Что все времена - одна вечность, и в её ночном небе медленно кружится тихий снег Второго Всемирного Потопа, и в ковчеге тепло.
Вечная память.