между приговым и курехиным


Channel's geo and language: Russia, Russian
Category: Art


Вопросы, предложения, поклоны и угрозы: @karavaevpavel

Related channels  |  Similar channels

Channel's geo and language
Russia, Russian
Category
Art
Statistics
Posts filter


Александр Пятигорский раскрывает маленький секрет про внутреннюю свободу


Картина Эрика Булатова «Свобода есть свобода» 1996 года по мотивам стихотворения Всеволода Некрасова:

Свобода есть
Свобода есть
Свобода есть
Свобода есть
Свобода есть
Свобода есть
Свобода есть свобода


Андрей Монастырский вспоминает про круг МАНИ — Московский Архив Нового Искусства


Комната Андрея Монастырского с комментарием, второй сборник МАНИ «Комнаты», 1987 год.


Комнаты представителей неофициального искусства Москвы конца 70-х — начала 80-х годов, сфотографированные Георгием Кизевальтером для сборника МАНИ «Комнаты» 1987 года.

На фоне того, что представители московской концептуальной школы не могли официально выставлять свои работы или писать критические тексты, возникла необходимость в альтернативном способе сохранять, представлять и критически описывать их творчество. Так появился Московский архив нового искусства (МАНИ). Андрей Монастырский вспоминает об этом:

«Я помню, как однажды мы втроем — Никита Алексеев, Лев Рубинштейн и я, — в конце 1975-го или в начале 1976-го сидели в квартире Иры Наховой на Малой Грузинской и говорили о том, что хорошо бы сделать журнал, посвященный неофициальному искусству. И в этом разговоре как раз прозвучало название такого журнала. Не помню, кто именно, но кто-то из нас произнес слово ‘’архив’’ — ‘’архив нового искусства’’. Мне кажется, это был Рубинштейн, потому что он был связан с какими-то архивными делами».

Позднее, с 1981 по 1986 год на свет появились пять авторских папок, содержащих фотографии, литературные и критические тексты, выставочные материалы и рисунки. Они соединяли в себе функции архива, каталога и коллективного художественного произведения. 

На фотографиях — комнаты Ильи Кабакова, Дмитрия Пригова, Владимира Сорокина, Льва Рубинштейна и других героев МАНИ.


Арт-группа «Коллективные действия». Фрагмент акции «Д.А.Пригову. Заповедная дубрава», 1992 год.




Игорь Макаревич. «Изменения», 1979 год.


Иван Ахметьев читает девять стихотворений


На днях я посмотрел документалку «Гагарин, я вас любила» — взгляд режиссера Валентины Руденко на первого космонавта из постсоветской разрухи девяностых. Такое ощущение, что вслед за разбившимся Гагариным разлетелась на осколки и сама страна, по инерции. Дается резкий контраст между кумачово-плакатной формой, которую с годами приобрел образ космонавта, и жизнью за этой ширмой в масштабе его отдельно взятой семьи. Да и вообще все кино построено на контрастах: страны, семьи, времени, и только Гагарин летает над этим, как некий божественный эталон, константно великолепный и непоколебимый. Само время закручивается вокруг него и кончается с его гибелью, наступает безвременье. Такое кино, в общем. Документальное.

А после в канале «История одной песни» я прочитал про одноименную песню группы Ундервуд, очевидно навеянную этим же фильмом. Авторы канала, как можно судить из названия, разбирают истории, стоящие за известными песнями. Одним из мотивов этой, про Гагарина, стало желание деконструировать пошлость и карикатурность, которую приобрел его образ, а точнее довести его до точки невозврата:

Как будто правда, что Млечный Путь
Господь спустил ему на лампасы
Его погоны горят, как ртуть,
Он так прекрасен, что нас колбасит.


Так монолитная фигура белозубого полубога из фильма Руденко мерцающе переходит в плоскость поп-культуры, принимая ироничную форму картины Лихтенштейна. Такого Гагарина мы можем если и не полюбить еще (а зачем его любить, впрочем), то испытать к нему уже что-то человеческое (на контрасте с фильмом).

Ребята из канала «История одной песни» неустанно разбирают всевозможную современную музыку от Мумий Тролля до New Order и от Мака Демарко до Radiohead, фиксируют отсылки и источники вдохновений, скрупулезно и по-гегелевски — «тезис-антитезис-синтез» — анализируют музыкальную историю. Ребята достойны всяческого внимания и далеко не только потому, что заплатили мне за рекламу. Подписывайтесь на их канал!


Николай Панитков. «Поэтические воззрения славян на природу», 1999 год.

Коллаж. Бумага, силуэт иллюстрации Владимира Конашевича к сказке «Репка», канцелярские кнопки, пластырь.


Три«О» и один Д.А. Пригов. Мантра высокой русской культуры


Три«О» и один Д.А. Пригов. Азбука оглашенная


Video is unavailable for watching
Show in Telegram
Арт-группа «Коллективные действия». Акция ТРИ (акции), часть вторая «Пьеса для голоса и 5 молотков», 20 сентября 2016 года.


Павел Пепперштейн: Самая злоебучая хуйня из злоебучих хуен — это борьба с коррупцией. Естественно, коррупция — одно из ценнейших сокровищ, которое надо беречь, отстаивать, а ни в коем случае не бороться с этим.

Корреспондент: А что в коррупции полезного?

ПП: Это гуманизирует многие процессы. Облегчает их.

К: Разве не разумно, что функции и система, в которой появляется коррупция, должны быть реализованы автоматически — без присутствия человека?

ПП: Когда начинаются бездушные проекты, начинается ад. Прямо Франц Кафка такой. Неимущему человеку гораздо проще где-то нарыть деньги, чтобы коррумпировать чиновника низкого уровня, чем пройти бесконечный бумажный ад. Если хотите попасть в этот ад, то можно поехать в Евросоюз — там он, собственно, есть. Это реальный мир тотального отчаяния, где невозможность ничего осуществить. Франц Кафка — это мир без коррупции.


Я стала гораздо спокойнее в общении с людьми, когда поняла, что можно смотреть в них, как в зеркало, и дать им смотреть в себя так же. Но все зависит от качества зеркальной поверхности. В силу этого же люди мне не столько интересны сами по себе (хотя бывает — что интересны), но скорей — насколько я сама интересна себе в их присутствии.

Елена Шварц. «Определение в дурную погоду»


Эрик Булатов. «Поезд — поезд», 2007 год


Собрал любимые сентенции Ерофеева в один пост:

У меня абсолютный слух. Я способен расслышать, как рушатся моральные устои на Пятницкой, 10, как плачут ангелы над погибшей душой друга Тихонова.

Если человеку по утрам скверно, а вечером он бодр и полон надежд, он дурной человек, это верный признак. А если наоборот – признак человека посредственного. А хороших нет, как известно.

…написать задачник, развивающий, попутно с навыками счета, моральное чувство и чувство исторической перспективы.

Например такая задача. Выразить в копейках цены зверобоя, московской особой, столичной, российской и найти в истории европейской такую войну, все основные события которой следовали бы с теми же интервалами.

громадная душа в щуплом и веснушчатом теле. Не женщина, а стихотворение в прозе.

И вот тогда-то я научился ценить в людях высшие качества: малодушие, незрелость и недостаток характера.

Любить Родину беззаветно – это примерно значит: покупать на все свои деньги одни только лотерейные билеты, оставляя себе только на соль и хлеб. И не проверять их.

что удобнее потерять: вкус или совесть?

Великолепное «все равно». Оно у людей моего пошиба почти постоянно (и поэтому смешна озабоченность всяким вздором). А у них это – только в самые высокие минуты, т.е. в минуты.

Солнце останавливали словом. Иоанн Бого­слов. Первые учебные заведения мира – школы риторики, а не военного дела, не медицины и пр.

Если в граммах считать, я больше пролил слез, чем Боря водки выпил.

Не надо ничего, кроме соединения крайней бестактности с крайней неповерхностностью. Величайший образец – Иисус. Верх глубинностей и вершина бестактностей.

В будущем году спрыснуть 150-летие великого наводнения в Петербурге – 7 ноября 1824 г.

Христа (как следует) знали 12 человек, при 3 с половиной миллионах жителей земли, сейчас Его знают 12 тысяч при 3,5 миллиардах. То же самое.

И всегда с наступлением холодов с завистью вспоминаю Прозерпину, которую Плутон забирал к себе в Аид на эти зябкие полгода – и выпускал на волю к первым цветам.


Forward from: между приговым и курехиным
Дмитрий Пригов про сложившуюся у него систему многописания: Это как атомная электростанция, ее нельзя глушить сразу, нужно приглушать ее десять лет. И чтобы не взорваться, я пишу.



20 last posts shown.