Александр Ходаковский


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Политика



Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Политика
Статистика
Фильтр публикаций


В текущих обстоятельствах День защитника Отечества приобретает не новые смыслы, а просто - смысл. Вчера один руководитель мне описал ситуацию: офисные дамы в стольном граде Москве сбросились деньгами, чтобы поздравить коллег мужского пола с праздником и сообщили о планах руководителю. Руководитель отреагировал так, как ещё два года назад даже и не подумал бы реагировать: а где вы здесь видите защитников Отечества? Руководитель по долгу службы бывал в госпиталях, вблизи линии соприкосновения, - и для него понятие защитника Отечества приобрело чёткий, не размазанный смысл. Руководитель отказал в просьбе и порекомендовал собранные деньги употребить на более полезное дело.

Медленно проникают в сознание удалённых от происходящего людей простые истины, но проникают. С Праздником всех причастных - на ваших плечах вся наша огромная Родина!


Сегодня попрощались с нашим бойцом, выжившим в боях, но попавшим под обстрел в тылу - в центре Донецка. Вот так бывает... Здесь, наверное, не стоит пускаться в причитания: дескать, что за нелепость. Смерть такая штука, что место и обстоятельства для неё не имеют значения.


Я не хотел касаться темы Навального, - что её касаться? Только полный идиот не понимает, что нет ни одной причины мощной государственной машине превращать отбывающего наказание в сакральную жертву системы. Накануне выборов устроить провокацию выгодно только нашим противникам - это даже не требует доказательств. Но, собственно, за что же отбывал наказание человек, о котором все наши "друзья" вдруг так заголосили?

Понятно, что есть приговор суда, в котором доходчиво описано, что вменяется Навальному со стороны системы. Но хотелось бы заострить внимание на том, что следовало бы вменить ему со стороны Родины.... Сын моих друзей очень увлекался Навальным, как и многие из его молодой среды. Он не преуспевал в освоении наук, но он чётко из уст Навального знал, какая никчёмная у него Родина. Навальный не просто критиковал - он медным купоросом своих умозаключений вытравливал из молодого поколения всякую любовь к своей земле. Внешне он вроде бы клеймил только власть, но делал это так, что в сухом остатке в душах молодых людей, обретших вдруг в Навальном поводыря для своего неокрепшего сознания, ничего, кроме отравы, не оставалось. Сын моих друзей не стал защищать землю, на которой он был рождён, а уехал в Израиль и служит теперь в израильской армии, воюющей с палестинцами.

Мы часто говорим про то, что упустили целое поколение молодёжи, отдав его на откуп чуждым нам ценностям. Мы рассуждаем о том, что Шаман выглядит не так, как мы, взрослые, хотели бы в отношении исполнителя таких песен, - но тут же поправляем сами себя: а другого молодежь не воспримет. Мы говорим про Даню Милохина с крайне критическими интонациями, но тут же вынужденно признаем, что он имеет влияние на молодых, и когда после своего боксёрского поединка он принимал аплодисменты с флагом России в руках - это хорошо. Мы вынуждены радоваться хоть каким-нибудь положительным эффектам, потому что мы не просто что-то упустили, а у нас это деятельно отнимали, желая убить Россию, лишив её продолжения.


"Мы можем долбить его, постепенно стирая с лица земли вместе с остатками строений - он в наших руках. Канонада, кстати, не прекращается ни на день. Но он может выйти или сдаться, как сдался в Мариуполе. Чего бы ни стоили укрепления, созданные под Авдеевкой - при нашем разумном подходе итог будет аналогичным (мариупольскому) ".

Не много времени нам понадобилось с момента написания мной этих строк, чтобы сломить оборону противника в Авдеевке. Начало было очень трудным. Первые дни вообще что-то невообразимое творилось - так непросто было нам снова входить в режим полномасштабного наступления в городе. Но в течение недели наступила адаптация, расход наших сил уступил место расходу наших средств - преимущественно поражения, - и противник дрогнул. Всё правильно: когда ты в западне и тебя методично раскатывают - итог предрешён: системная оборона превращается в бессистемные очаги сопротивления.


Мне запомнился эпизод из интервью президента, где он рассказывает про окружённых украинских военных, которые на предложение сдаться ответили: русские не сдаются, - и все погибли.. Из этого президент сделал вывод, что многие даже в воюющей против нас среде продолжают считать себя русскими, - история красивая и показывающая не только то, на чем сделал акцент президент, но и то, что противник у нас серьёзный.

В контексте этого я бы не стал употреблять выражение, что Авдеевку сдают, потому что ВСУ, кроме как с мирным населением, воевать больше ни с кем не способны. Если бы это было так, то военная ситуация складывалась бы совсем иначе.... Но тем ценнее результат, чем упорнее противник сопротивляется. Я знаю, что бои за Авдеевку - не лёгкая прогулка по Монмартру. Там воюют многие из тех, кто служил под моим началом, и я прекрасно осведомлён о цене наших усилий. А что до тех, кто воюет с мирными - это правда: ни на что другое они не способны. В авдееской западне их нет, и ни в чем подобном, где убивают, - быть не может.








Когда в начале СВО мы оценивали экипировку противника, то завидовали, и даже не слегка. После Азовстали наши бойцы защеголяли модными брендами, выхваляясь один перед другим обновками: трофеи на войне - дело святое. Сейчас смотрю на противника - ситуация так себе. У нас есть проблемы, но даже зэки выглядят вполне в соответствии - рывок с момента мобилизации, когда одна каска на семерых, был сделан внушительный. Напротив, противник на кадрах, которые он снимает сам про себя, не производит впечатления: плитничек или без обвесов совсем, или что-то скромненькое; калаш, как только из "роддома"...
Это, на самом деле, показательно. Мы вопреки всем трудностям и бестолковщине движемся вперёд, и где сами уже производим, где у партнёров закупаем, - а противник, очевидно, не преуспевает. Впрочем, когда солдату жить долго не приказано, - зачем в него вкладываться? Чур нас от такого подхода.


Сейчас в узкой среде много разговоров про ренессанс русской идеи. Интервью президента с такими мощными акцентами, юбилей певца русского духа Ф. М. Достоевского вызвали среди восторженной публики много откликов возвышенного содержания. Это прекрасно - нужно задавать правильное направление. Но жизнь в её многообразии требует не только философского, но и практического подхода. Если, или когда высокие соображения начнут спускаться вниз в виде установок к действию - они утратят значительную часть своей идеалистичности, трансформируясь в свод установлений и указаний. Но без этого никак.

Патриарх может носить в себе строй высших соображений относительно роли и места церкви в современном мире, а архиерей может думать только о своём собственном месте, и отобрать у священника, отправившегося в зону СВО окормлять военных, приход, лишив последнего самого для него важного. Президент может обозначать главные смыслы, а министр может видеть смысл только в служении личным интересам. В культуре, которая должна транслировать эти смыслы в массы, мы встретим глухое сопротивление, потому что на государственные деньги мы вырастили оппозицию....

Слова такой важности и произнесенные людьми такой важности не должны носить декларативный характер - они должны стать основой новой политики. Эта политика не должна плодить швондеров и шариковых, готовых всегда подхватить полезные для карьеры лозунги. Но она должна исходить из понимания, что "вера без дел мертва есть": то есть, обозначив направление движения - нужно двигаться широким фронтом в этом направлении, твёрдой рукой превращая высокие смыслы в здоровые правила, чтобы эти смыслы не обесценились, а стали основой нормальной реальности.


Один мой друг недавно признался: знаешь, я вдруг поймал себя на мысли, что умирать за свою землю на Белгородчине мне было бы ближе, чем умирать здесь.... Годы делают свою работу, и потребуется ещё "дополнительное время", чтобы присоединённые территории в послеразвальном сознании россиян стали такой же неотъемлемой частью России. Поэтому Херсон остался на "том" берегу, и если и болит, то меньше, чем болел бы Смоленск. То, о чем говорит президент, возвращая нас к исторической действительности, должно стать не академическим знанием в мозгах, а острой болью в сердцах.

Когда-то был заключён союз, названный Переяславской Радой. Историки обоснованно пишут, что позднейшая редакция договора между Хмельницким и русским царем отличалась от первоначальной: договор стал более вассальным, чем союзным. Ну и что? Даже если Россия постепенно лишила права выбора украинскую элиту, которая до заключения договора металась между турками и поляками, и спасла и русскую землю, и православие на этой земле от участи народов тех же Балкан, которые претерпели и исламизацию, и окатоличивание, - Россия совершила благо, или совершила несправедливость?

И ещё один вопрос: вот есть земля с её историей, сутью и духом, а есть очередное поколение, которое сегодня есть, а завтра уйдёт в небытие, и это поколение живёт во времена, когда управлять мозгами может каждый мерзавец, дорвавшийся до рычагов управления. Что мы должны брать за основу: правду, рожденную веками, - или ситуативные настроения, порождённые политтехнологиями в угоду потребностям меньшинства? Имеем ли мы, сами являясь порождением этого века, право решать и судить? Как по мне - имеем. Имеем, потому что в основу своего существования стремимся положить вечное вопреки ситуативному, диктуемому нашим безответственным потребительским временем.


Сейчас всё понятно: мы имели право и воспользовались им. Остаётся вопрос: в четырнадцатом мы не понимали того, чем руководствовались в двадцать втором? В четырнадцатом мы могли бы реализовать свои исторические и политические претензии почти без крови... В четырнадцатом Мариуполь, за который было заплачено столькими жизнями, был уже у нас в руках - оставалось сделать только шаг.

Я не буду брать во внимание международную конъюнктуру, - к двадцать второму году запад не стал благосклоннее к нам, чем был в четырнадцатом. Я скажу о том, как я понял внутренние расклады.... И в четырнадцатом мы имели мотивы того же характера, что и в двадцать втором. Разница в том, что в окружении президента превалировало мнение, что можно ещё поиграть с Украиной и достичь целей и задач, которые мы перед собой поставили почти два года назад, не прибегая к радикальным средствам. Теперь понятно, что это было ошибкой .

Мариуполь - красноречивый пример. Его не стали брать, потому что кому-то показалось, что заинтересованные в этом украинские лица могут сыграть положительную для России роль в будущих процессах в Украине. Но в результате мы оказались в положении, "когда партнёры ваши шулера, а выход из игры уж невозможен". И пока лица, носители этого заблуждения, имели возможность убеждать президента в перспективности политических игр с Украиной - ситуация всё более заходила в тупик. Понимание этого окончательно пришло спустя долгих восемь лет. Когда речь идёт о таких сакральных вопросах, какие возникли по отношению к Украине - пути должны быть прямыми Чтобы понимать это - нужно иметь особое сознание.


Вчера в Донецке был вынесен приговор большой группе "азовцев". Минимальный срок наказания составил двадцать семь лет для рядового состава. Это событие вызвало воспоминания об осаде Азовстали, в результате которой немалое количество солдат противника подняли руки и сдались на милость победителя. Да, велись переговоры и обсуждались условия. Да, продолжение штурмовых действий отняло бы ещё немало жизней с нашей стороны, - но мы уже пришли к состоянию, когда отдавалось предпочтение уничтожению позиций противника всеми средствами поражения, а не людским наскокам.

Обстоятельства сложились в нашу пользу и мы диктовали условия. Авиация складыаала огромные цеха за несколько авианалётов, артиллерия довершала её работу - пехота продвигалась по руинам. Постепенно дело было бы кончено - лишь бы никто не торопил. Но на других участках фронта требовались резервы, и переговоры, наглядно подкреплённые действиями армии, преследовали цель высвободить силы для их дальнейшего применения. Получилось.

Протяжённость Азовстали по наиболее длинному поперечнику составляет около девяти километров - город в городе. Авдеевка не намного больше, и вокруг неё складывается похожая ситуация: противник локализован, лишён нормального снабжения, ещё не окружён, но и не свободен в манёвре. Мы можем долбить его, постепенно стирая с лица земли вместе с остатками строений - он в наших руках. Канонада, кстати, не прекращается ни на день. Но он может выйти или сдаться, как сдался в Мариуполе. Чего бы ни стоили укрепления, созданные под Авдеевкой - при нашем разумном подходе итог будет аналогичным.


Немного о нашей конкуренции с противником в области беспилотья не с технической точки зрения. У нас много талантливых ребят и толковых организаторов, которые показывают классные результаты. Есть "судоплатовцы", "бобры" и многие другие, кому не стыдно за свои усилия. Как показали наши собственные изыскания - и инженерная мысль у нас на высоте. Но что у нас не совсем так, как мне виделось бы?.... Есть разница между централизованным и системным подходом. Мы более склонны к централизации не только управления процессами, но и производства наших изделий. Крупные корпорации стараются сейчас вытеснить более мелких "конкурентов" с рынка, действуя порой вполне отработанными в бизнесе методиками. Например, какое-то производство, которое подавало надежды, просто выкупается и перестаёт существовать не только, как "бренд", но и как команда. Другим создаются разного рода препятствия, мешающие развиваться и давать качественный и тиражный продукт....

Корпорации, которые на слуху, имеют, как правило, очень серьёзную господдержку и претендуют на бюджетные средства. Конечно, им не выгодны "камни в ботинках" в виде более мелких производств, но могущих существенно подпортить "реноме". Например, когда от маститых производителей потребовалась гибкость ввиду быстро меняющейся обстановки на фронте - они не смогли её дать, а менее звёздные производители дронов вцепились зубами в возможность занять нишу. Наша централизация - это, прежде всего, укрупнение со всеми вытекающими последствиями. Настоящей же системности в подходе к вопросу изготовления и применения БПЛА у нас недостаéт. Противник же делает упор, как раз, на системный подход, при этом не делая ставку на монополистов. Проблемность нашей системы подхода в том, что монополия - это всегда бюджетные деньги, которые особо не считаются. Поэтому борьба за монополию - это борьба за прибыли. К сожалению, профессиональная война, каковой становится наша спецоперация, - сродни профессиональному боксу: морды бьют честно, но за деньги. Когда этот стимул играет существенную роль - ждать народной синергии не приходится.


Репост из: bmpd
Видео недоступно для предпросмотра
Смотреть в Telegram
Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) — российская корпорация, являющаяся одним из крупнейших производителей вооружений.

Стратегической целью создания КТРВ стало сохранение и развитие научно-производственного потенциала ракетостроения, обеспечение обороноспособности государства, мобилизация ресурсов для создания высокоэффективных управляемых ракет и комплексов вооружения воздушного, наземного, морского базирования, усиления позиций России на мировом рынке вооружений.

Безусловным приоритетом в деятельности КТРВ является выполнение государственного оборонного заказа, разработка перспективных видов вооружений для Вооруженных сил Российской Федерации.

Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» была создана в 2002 году. Мы делимся с вами роликом об организации, её сотрудниках и достижениях.


Какой ценой нам нужен мир? Любой ценой. В конечном итоге - именно это наша цель. Лукаво? Цинично? Возможно. Но так уж получается, что при всех прочих достижение прочного мира возможно только через войну и победу одной из сторон. Они рассчитывают на такой сценарий в отношении нас, мы стремимся проделать эту процедуру с ними, - но в нашей ситуации всем понятно, что мира по обоюдному согласию не будет - будет перемирие.

Может ли перемирие перерасти в мир? Маловероятно. Необходима победа, но победа не обязательно должна быть силой оружия - может случиться ещё и внутренний кризис. Война у нас, как любят говорить, гибридная, - варианты всякие возможны. Но чтобы случился какой-нибудь альтернативный вариант - нужно время и подходящее стечение обстоятельств. Пока что работает вариант на истощение, но и тут есть условие: чтобы Украина истощалась - нужно держать её в напряжении. Просто переход к позиционному стоянию в энергосберегающем режиме к истощению не приведёт - нужно постоянно давить и заставлять противника бросать в бой всё новые ресурсы, даже если со стороны это выглядит, как мелкая моторика.


Недавно в кругу близких по духу коллег, вспоминая события четырнадцатого года, я употребил выражение: правоохранительное сознание. В обстановке отсутствия власти и изобилия оружия на руках, когда заполучить его могли и люди, весьма далёкие от высоких побуждений, у тех, кто носил погоны убеждённо, - особенно чётко проступила установка: не дать хаосу взять верх. Постепенно броуновское движение сменилось системой, общество не успело испугаться, даже особо и не заметив, что ситуация в какой-то период была довольно шаткой, и приходилось постоянно прилагать усилия, чтобы не дать ей сорваться в пропасть.

Это не вполне точное словосочетание - правоохранительное сознание, - тем не менее отражает суть мышления тех людей, кто посвятил свою жизнь профессиональному служению стране и обществу. Оно работает, даже когда государство прекращает существовать, как это произошло на какое-то время на Донбассе в четырнадцатом. И если для многих, кто взял оружие в руки и образовал разного калибра отряды, отсутствие системы было предпочтительным, то для таких же, но с правоохранительным вирусом в голове - это было недопустимым. В конечном итоге вирус победил, саморазрушительные процессы были остановлены - общество вернулось в состояние относительной стабильности.

Такое происходило со страной и после ельцинского правления. Что бы ни говорили про силовиков - именно они взяли на себя ответственность за приведение России в порядок. Путин, как носитель этой специфической формы сознания, и стоящие рядом с ним и за ним люди не просто привели себя к власти ради самой власти - они употребили эту власть, чтобы остановить разложение. Получилось? Ровно в той степени, в какой человека в принципе можно привести к чувству меры. Болячки не исчезли, но их влияние стало на порядок менее пагубным, и был достигнут некоторый баланс, позволяющий стране жить и не ожидать, что следующий день будет последним.


Есть Великое - вернулись на Родину. Это стоит надо всем, осмысливает пот и кровь, оправдывает ожидание. Это настолько выше политики и её интересов, что не политика, а эта сакральная причина повернула колесо истории. Мы в этом всем сыграли свою роль, не будучи до конца субъектными - просто мирозданию стало так нужно, а мы оказались под рукой.

На этом фоне любые "побочные эффекты" должны казаться такими незначительными, что на них не стоило бы и обращать внимания. Но сложно не обратить внимание, например, на растущие кучи мусора во вполне респектабельных районах Донецка. Это называется - мерзость запустения. Когда отключают свет из-за попаданий в подстанции, или дают по графику воду из-за прилётов по фильтровальной - это все понимают. Но что вдруг случилось с мусороуборочными машинами? Их противник расценил, как приоритетные цели, и вывел из строя, чтобы подорвать наш моральный дух? Я помню, как у нас происходил передел этого рынка - кто будет осваивать бюджет, - и возникали временные трудности. Но это было давно, задолго до приоединения. Что теперь делят? Этот город так настрадался, что заслуживает того, чтобы к нему относились с пиететом.


"ЕС берёт на себя лидерство и ответственность в поддержке Украины. Мы знаем, что поставлено на карту"

Это слова одного из функционеров Евросоюза сразу после положительного голосования о выделении Украине помощи в размере 50 миллиардов. Куда пойдут эти деньги - сомневаться не приходится. Западу важно, чтобы война не заканчивалась. Запад надеется, что случится что-то обнадеживающее, и Россия падёт, - а для этой цели не жалко пустить в расход и Украину.

Группу собирали примерно двое суток, пока не собрали человек шестьдесят. Потом козьими тропами проводники повели группу к венгерской границе, помогли пересечь нехитрые ограждения, и указали направление к ближайшему посёлку, где есть орган полиции. Там украинские мужчины различных сословий, но все призывного возраста и состояния получили бумажки о том, что они беженцы. Дальнейшая судьба их будет разной: кто-то попытается перебраться в Россию, рискуя быть развёрнутым в Шереметьево, кто-то осядет в Европе....

Бегство из Украины стало повальным явлением - это лучше всего характеризует и положение дел, и перспективы. Деньги, которые лукавый запад выделяет в качестве "помощи" - это деньги на похороны. Агония будет продлена, но итог будет неизбежным: деньги сами за себя воевать не будут.


Приближается дата подписания Указа о признании ЛНР и ДНР, предшествовавшая событиям, которые погрузили нас в настоящее время. Восемь лет неопределённости на фоне перманентной войны подвели нас к состоянию, когда всё чаще стало звучать выражение: лучше ужасный конец, чем ужас без конца... Никто не помышлял о том, чтобы поднять руки перед Украиной - хотелось последнего настоящего боя, даже при понимании превосходства противника. Я пытался донести тем, кто курировал тогда политическое направление, что любые игры с Украиной обречены на провал. Наивные мысли о том, что можно вернуть нас в политическое поле Украины и воссоздать пророссийский проект с глобальными перспективами я опротестовывал, как мог, оперируя цифрами.

Я был участником выборов 2004 года и находился два тура непосредственно в центризбиркоме, наблюдая все процессы изнутри. Помаранчевая революция стала возможна в том числе и потому, что сторонников Януковича не хватило для внушительного перевеса, и его политтехнологам пришлось играть с цифрами, чтобы наскрести на победу. Украина к тому времени уже стала значительно прозападной, а спустя десять лет, да ещё после дурманящего майдана, - расчитывать на то, что можно было бы политическим путём переиграть сложившуюся в Украине ситуацию- было верхом недальновидности. Преданный Донбасс не исправил бы положение, но чтобы это понять, нужно было перестать думать, как политтехнологи.

Когда по аэродромной инфраструктуре Украины полетели ракеты - это было, как избавление. Ракеты от нас и по нам летят до сих пор, но исчезла эта удавка неопределённости, а петля бесконечности превратилась в прямую линию, конец которой стал различаться в тумане. И хотя мы ещё отправляем газ в Европу по украинскому трубопроводу - политика России в целом превратилась в более-менее прямую линию. Как это многим не нравится! Как это грубо и не изящно! Но хождение кругами никуда бы нас не привело.

Показано 20 последних публикаций.