Графономика


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Экономика


Канал обозревателя издания "Монокль" Евгения Огородникова. Об экономике, политике и обществе.
Обратная связь: @EOgorod

Связанные каналы  |  Похожие каналы

Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Экономика
Статистика
Фильтр публикаций


В ближайшие пару лет на мировом рынке СПГ зазвучат новые имена. Первое – мексиканский СПГ. Небольшие проекты Fast LNG Altamira и Fast LNG Lakach (оба – менее 2 млрд кубометров газа в год). Источник газа – импорт из США, то есть тот же американский газ, только «вид сбоку». Однако рынок сбыта другой. Если многотоннажные СПГ-проекты Штатов нацелены на макрорегионы – Европу и Азию, то мексиканские среднетоннажные СПГ-проекты ориентированы на местные локальные рынки: ТЭС, заправку судов и т. п.

А вот знаковый проект реализуется в Канаде. Под звучным названием LNG Canada скрывается завод по производству 19 млрд кубометров газа в год (с опцией удвоения). Канадский СПГ-пионер заработает в 2025 году. Важное отличие от американских СПГ-проектов: он будет находиться на западном побережье, то есть нацелен на рынок Китая, Японии и Южной Кореи: акционеры проекта: Royal Dutch Shell (40% акций ), Petronas (25%), Mitsubishi (15%), PetroChina (15%) и Korea Gas (5%). То есть – прямой конкурент «Сахалинской Энергии».


Визуально видно, США перестали управлять своим долгом, и ситуация вышла из под контроля. Пока финансовый мир делает вид, что ничего ужасного не происходит. Однако стоимость обслуживания госдолга выросла с 2020 года вдвое – до 1 трлн долл. в 2023 году. По прогнозам BofA, в этом году обслуживание американского долга обойдется в 1,6 трлн долл., если ФРС не снизит ставки. Проценты станут самой затратной статьей бюджета в два раза обойдя бюджет Пентагона.

Проблема не имеет простых решений: девальвировать доллар США невозможно, его курс упадет с курсами других валют (иеной, евро, юанем); дефолт по US Treasuries приведет к финансовой, а затем политической и военной катастрофам: 1991 год СССР для всего остального мира. Поэтому единственный путь – затяжная инфляция доллара, которая съест американский долг, а вместе с ним капиталы, накопления и доходы, уравняв права и возможности гегемона с аргентинскими.

Впрочем, грабеж очень богатой ресурсами страны (России, Китая, Ирана) отодвинет проблему на пару десятилетий.


Долг правительства Украины удвоился с начала СВО и сейчас превышает 140 млрд долларов США. Украина и до начала военного противостояния с трудом обслуживала свои долги, сейчас и подавно: размер экономики резко снизился, тогда как долг распух.

От краха финансовую систему защищает мораторий на выплату долгов. Однако в этом году он истекает, и кредиторы, понимая неминуемый дефолт страны, хотели бы получить вложенное, пусть не деньгами, но активами. Отсюда понижение кредитного рейтинга страны и начавшиеся обсуждения условий новой реструктуризации долгов, особенно внешних.

Очень вероятно, что по новым долгам потребуются залоги. При этом у украинского правительства есть активы, которые могли бы заинтересовать международных кредиторов: «Энергоатом», «Укроборонпром», «Управление морских портов Украины», «Мотор Сич», «Южмаш» и конечно газотранспортная система.

Финал СВО в текущей ее стадии близок и многим понятен. Начинается раздел территории и остатков активов.


Природный газ - еще один из аспектов ирано-израильского противостояния. Иран агрессивно развивает свою газовую промышленность. На первом этапе страна отказалась от импорта газа из Азербайджана и Туркмении для снабжения северных провинций. На втором – начался резкий рост потребления этого ресурса для нужд собственной энергетики и промышленности. В результате внутренний рынок Ирана – по объемам четвертый в мире, уступая лишь США, России и Китаю.

Параллельно начался экспорт этого ресурса. Пока в соседние – Турцию и Ирак.

Ресурсы природного газа в Иране – безграничны. Это страна номер 2 в мире по объемам запасов газа. И в отличие от России и США – залежи этого газа находятся не в суровой Арктике или пустынях Техаса, они сосредоточены в центре мирового перекрестка Европа-Азия. Реализовать преимущество короткого транспортного плеча (хоть в Европу, хоть в Индию и Пакистан, и трубой и СПГ) в первую очередь мешает ближневосточная политика Израиля и их стратегического союзника - США.


Цены на ГСМ в США растут с начала года. Спрос на топливо повышается еженедельно, однако до пика автомобильного сезона еще 4-5 месяцев, и до его прохождения надежды на охлаждение рынка нет. От роста цен на бензин не спасают ни рекорды в добыче нефти, ни остановка атак на российские НПЗ и стабилизация работы американской нефтепереработки: аварии в США тоже прекратились.

Причина роста цен на топливо – накопленные дисбалансы мирового рынка нефти и нефтепродуктов: сделка ОПЕК+, перекрытие Красного моря, напряженность на Ближнем Востоке. При этом запасы ГСМ на складах на низких для сезона уровнях из-за перебоев в работе российских и американских НПЗ зимой.

Впрочем, Белому дому не привыкать разрешать сугубо рыночные отношения между потребителями и нефтяниками в «ручном режиме», и вероятно, скоро последуют неформальные встречи президента с главами крупнейших нефтяных компаний с целью «нормализации» маржи нефтепереработки в предвыборный сезон.


Главный мировой долговой бенчмарк – US Treasuries снова дешевеет, а проценты, которые обещает Дядя Сэм по одолженным деньгам, достигли 4,6% годовых: долларовый пылесос перешел на новый уровень мощности всасывания ликвидности. Если Федрезерв не успокоит рынки голубиной риторикой (обещанием новых долларов в скором времени), то в ближайшие недели ставки превысят 5% годовых, что для доллара США очень много.

Падение цен на «защитные» облигации США – это боль для банков, вложивших триллионы долларов в US Treasuries. Это проблемы у компаний, вынужденых занимать на рынке с премией к госбондам. Это недоступность займов для домохозяйств.

То, что сейчас наблюдается на долговых рынках – эхо заморозки российских активов. «Невинный акт» привел к тому, что желающих ссудить деньги Минфину США резко поубавилось. При этом на фоне падающих долговых бумаг рекордно подорожало золото и другие товары сохранения капитала.

Выход один – нужно срочно включать печатный станок: без него финансовому рынку США очень больно.


За мишурой ответных ракетных ответов в ирано-израильском конфликте кроется стратегическая суть происходящего. Иран - крупнейшая нетронутая кладовая нефти на планете, уступая только Саудии (что не факт, т.к. размер запасов нефти в КСА часто подвергается сомнению) и Венесуэле (знаменитой своей тяжелой битуминозной нефтью очень дорогой в добыче).

Иран, по резервам в 3 раза обгоняет Россию и в 4 раза США – нынешних мировых лидеров добычи. То есть режим аятолл буквально сидит на огромной копилке денег. Не липовых долларов и евро, а именно реальных денег, сконцентрированных в энергии.

Желающих контролировать этот резерв масса: от китайцев и индусов, до израильтян и американцев. И конечно страны Запада предпочли бы, чтобы эта нефть использовалась в обмене на бусы (тачки, самолеты, яхты) по взаимовыгодному курсу, как это делает дом Саудов, а не на развитие национальной ядерной и ракетной программы. Ведь эти ракеты и бомбы – сильно усложнят захват иранской нефти по иракскому сценарию.


Российские нефтяники, взяв лидерство в 2022 году, резко ускорились в 2023 и нарастили отрыв в поставках нефти на крупнейший рынок в мире - КНР. Ближайшего конкурента на китайском рынке Saudi Aramco российские нефтяники опережают на 25%, хотя еще пару лет назад эта компания держала абсолютное лидерство.

Скидки на российскую (и иранскую, скрывающейся за малайзийской) нефть сделали чудо: Россия впервые в истории заняла 19% рынка КНР. При этом толкаться на рынке Китая особо не пришлось. Другие страны-поставщики нефти, если и потеряли продажи, то не сильно. Все благодаря рекордному приросту спроса в Поднебесной из-за запуска крупных НПЗ. Впрочем, роль Китая, как основного драйвера роста спроса на нефть, будет снижаться.

Что интересно, основной прирост предложения на мировом рынке нефти в последние годы происходит за счет производителей из США. Однако китайцы не горят желанием пускать американскую нефть на свой рынок. В отличие от Европы, китайцы опасаются наращивать энергетическую зависимость от Штатов.


Кардинальные изменения происходят в российской экономике за тенью СВО. Доля экспорта в ВВП страны снизилась до минимума за 30 лет. То есть, основную добавленную стоимость российская экономика производит и получает внутри страны. Менее четверти ВВП приносит экспорт. При этом, экспортная выручка не падает, однако добавленная стоимость внутренней экономики, растет быстрее внешней.

Революционность в том, что у каждого денежного потока есть свой администратор (условно - башня Кремля), ресурсы, возможности и значимость которого определяются размером контролируемого потока. Так вот, ориентированные на внутренний рынок и экономику администраторы (почвенники) стали крупнее и важнее для страны, нежели ориентированные на экспорт (западники).

Такое кардинальное изменение в структуре ВВП будет иметь долгосрочные последствия как во внешней политике, так и во внутреннем устройстве. Говоря конкретнее - это повлияет на фондовый рынок (постепенно меняются лидеры капитализации), меняются доноры бюджета, работодатели и т.п.


Согласно прогнозам МЭА, глобальное предложение природного газа в мире в ближайшие три года будет расти на 30-60 миллиардов кубометров в год. Основной прирост спроса будет в виде СПГ, естественно сделанным в Америке – более 60%. СПГ из стран Ближнего Востока станет источником №2 и даст еще 16% предложения.

Теоретически на растущем рынке найдется спрос и для СПГ из России, в частности для газа "Арктик СПГ-2". Однако успех проекта зависит от судов-газовозов, законтрактованных на верфях Ю. Кореи и попавших под санкции. В России такие суда не строят, а очередь из желающих получить судно с российских верфей растянута на несколько лет. Заграничные судостроители (китайские), даже если согласятся строить газовозы высокого арктического класса, за три года не управятся. Отсутствие газовозов сейчас вопрос критический.

Постепенно будет наращивать свои продажи и "Газпром". Основное экспортное направление для трубного газа – Китай. Других столь глубоко проработанных экспортных направлений пока у корпорации нет.


Газовая инфраструктура стран Европы смогла нивелировать взрывы на магистральном газопроводе "Северный поток". Так суммарная мощность введенных в строй терминалов регазификаторов с начала 2022 года привесила 50 миллиардов кубометров газа в год, что соответствует мощности поврежденного газопровода. Еще пару лет таких ударных строек и удастся компенсировать национализированный поляками "Ямал-Европа" (33 миллиарда кубометров в год) и финский "Выборг-Иматра" (6 миллиардов кубометров). Там дело дойдет и до украинского транзита.

Другое дело, цена вопроса. Сейчас страны Европы инвестируют миллиарды евро в новые терминалы по политически надуманным предлогам, а цена СПГ оказывается заметно выше цены трубного газа, что ощущают потребители. При этом зависимость от поставок газа из России хотя и снизилась, но не принципиально: теперь вместо газа из трубы в Европу поставляется газ в виде СПГ.


Медицина в США – самая прожорливая отрасль экономики, занимая первое место в мире как по абсолютным цифрам, так и по процентному соотношению к ВВП: расходы на здравоохранение составляют около 18% от всей национальной экономики. В странах Европы и Японии эти расходы составляют около 10-12% от ВВП, в России – 7,6%.

Имея такую огромную и ресурсоемкую систему здравоохранения, США не решают все проблемы. 10% населения лишены доступа к страховке и, следовательно, к медицинской помощи; продолжительность жизни в США составляет 76,3 года – хуже, чем в Алжире и Китае, но лучше чем в Аргентине и Иране.

Диаграмма показывает стоимость лекарства EpiPen – эпинефрина, синтетического адреналина. При одних и тех же параметрах и исполнении, разница цен между американским рынком и другими рынками огромна. Можно привести массу причин, почему такая разница в ценах на одно и то же лекарство, однако правильный ответ один: выстроенная система «легальной коррупции». Здравоохранение сегодня – главная присоска к бюджету США.


Согласно прогнозу МЭА, спрос на нефть будет расти до конца 2025 года. И если страны развитого мира сокращают потребление, в первую очередь - Европа и Япония, то развивающийся мир наращивает. Совокупный рост спроса будет интенсивным - на 1-1,5 млн баррелей (г/г).

Важный фактор - уход на второй план Китая. Основной рост спроса будет формироваться в странах развивающейся Азии и Африки, включая Индию, Нигерию, Пакистан и т.д. Для развивающегося мира - рост экономики и снабжение ее нефтью - понятия синонимичные. В таких условиях, выбирая между отсутствием нефти и санкционной нефтью - выбор очевиден.

То есть все большее число стран будет игнорировать санкции Европы и США, снижая и без того их сомнительную легитимность. В условиях дефицита нефти поиск путей оплаты поставленной нефти теперь будет не только головной болью российской банковской системы, но и страны контрагента.

Второе - ограничения ОПЕК+ уже в ближайшие кварталы начнут ослабляться. Российский нефтегаз сможет наращивать производство.


Одна из причин, по которой страны ЕС впали в потерянное десятилетие, – это схлопывание ценового спреда на природный газ между европейскими и азиатскими хабами с 2015 года. Разница в цене энергии давала мощнейшее конкурентное преимущество европейским производителям, и оно до сих пор не проедено. Следствие хронически заниженных цен на газ в Европе – крупнейший в мире газовый химический кластер, построенный для переработки сырья, в том числе идущего из России.

Олигопольное положение европейских химиков начало рушиться только сейчас, со строительством заводов гигантов в Китае. Что характерно, поставки российского природного газа также переориентируются на эту страну, давая китайским химикам и энергетикам преимущества перед европейскими. Снижение ценовой премии для Европы – следствие перехода от долгосрочных контрактов на спотовые. Однако с 2022 года начались форс-мажорные события в виде СВО и ответных санкций, и вероятно, все в купе добьет остатки энергоемкого производства ЕС в ближайшие годы.


Юго-Восточная Азия и Индийский субконтинент, где проживает более 3 миллиардов человек, уже вовсю конфликтует вокруг пресной воды. Вода, наряду с электроэнергией, - базовый ресурс промышленности. Для производства смартфона требуется 12 760 литров воды. Без воды нельзя произвести даже самые простые вещи. На пару кожаных ботинок потребуется 25 000 литров, на футболку - почти 4 000 литров воды.

Стратегический район, где берут начало все основные реки, региона – Тибетское плато, сегодня находится под контролем Китая. КНР активно использует водные ресурсы для строительства плотин, генерации электроэнергии, орошения своих земель, водоснабжения городов.

Однако это приводит к засухе в нижнем течении рек. Например, во время строительства плотин на реке Меконг произошло восемь крупных засух, которые нанесли ущерб производителям риса в Таиланде, Лаосе, Камбодже и Вьетнаме. Река Брахмапутра перекрыта 20 плотинами на территории Китая, что вызвало проблемы в сельском хозяйстве и промышленности Индии.


Десятка крупнейших компаний страны прекрасно отражает, чем в данный момент живет экономика, чем кормится ее бюджет и где престижно работать. Так сегодня 3 из 10 крупнейших по выручке компаний США заняты медициной: McKesson (интернет аптеки), CVS Health (поставщик рецептурных препаратов) и UnitedHealth Group (крупнейший медицинский страховщик). То есть бенефициары социалистического бюджета Штатов.

За почти три десятилетия американский топ-10 поменялся на 70%. В лидерах остались нефтяные Exxon и Mobil, объединившись в единую компанию, и Walmart – флагман розничной торговли, возглавил ТОП.

А вот его конкурент, розничный конгломерат Sears пережил банкротство в 2018 году; IBM передал флаг технологического лидера Apple; коммуникационный гигант AT&T, активно инвестирующий в поисковые системы еще на заре их становления, уступил Google. Сложно сказать, на каком этапе была совершена ошибка, но она стоила этим компаниям лидерства. В сегодняшнем топе нет и промышленных компаний: GM, GE и Ford.


Внимание! На сцену выходит великая газовая держава - Турция

2022 год стал поворотным не только для потерявшего свой крупнейший рынок сбыта "Газпрома", но и для Турции – страны, претендующей на статус газового хаба всей Европы. До полноценного хаба еще далеко, основные страны-поставщики природного газа – Россия и Иран, находятся под санкциями. Но турки бы не были турками, если бы они не начали "торговаться за газ" уже сейчас.

Согласно прогнозам МЭА, с этого года начнется добыча на Турецком месторождении Сакарья, находящемся на шельфе Черного моря. На первом этапе разработки планируется добывать 3,6 млрд кубометров в год, с перспективой выхода на 15 млрд. Этот объем способен покрыть треть внутренних потребностей страны в природном газе.

Для Турции свой газ – мощнейший козырь в торговле с "Газпромом" за условия организации газового хаба. Тем более, в последние годы Турция стала единственной страной в Европе, которая может выступать торговым посредником между Россией и странами Запада в газовых вопросах.


Можно долго ругать коммунизм как способ устройства общества и хозяйства, однако у него есть и неоспоримые плюсы в виде возможности мобилизации всей экономики для решения стоящих задач, в том числе долгосрочных.

Из всех крупных экономик, кажется, лишь Китай имеет ответ на вызовы. Два важных вопроса выживания для Китая – это нехватка двух видов ресурсов: энергетических и трудовых. В ответ на первый вызов КПК железной рукой проводит политику энергоперехода в энергетике и на транспорте.

Второй важнейший вопрос – старение населения и его значительное сокращение к концу этого века. Реакция китайской экономики - активная роботизация: по числу установленных роботов Китай опережает другие страны на порядок. Находящиеся в подобном положении страны-конкуренты – Япония, Корея, Германия, но с рыночными экономиками не успевают за темпами жестко администрируемым КПК хозяйством Китая.


Найдите Сбер на диаграмме. Его там нет!

Активы Сбера по итогам 2023 года составляли лишь 415 млрд долларов. Сбер - карлик на фоне мировых банковских групп. При этом Россия – экономика №8 в мире по номиналу (№5 по ППС), а крупнейший банк страны даже не входит в Топ-50 из 13 стран.

Важнейшая проблема российской экономики – ее низкая монетизация. Причин тому много, от обнуления накоплений граждан в 90-ые до нежелания (неумения) банков кредитовать реальную экономику и неготовности бизнеса привлекать деньги под двузначные ставки. Поэтому почти все крупные проекты в России реализовывались с привлечением иностранного финансирования: проекты «Газпрома», Ямал-СПГ, «Восток Ойл», ВСТО и т.д. Иностранное финансирование дешевое, долгосрочное, но требует покупки иностранного оборудования. Сейчас нет доступа ни к тому, ни другому. На этом фоне роль отечественных банков – кратно возрастает.

Мировые лидеры среди банков – китайские конгломераты, прокредитовавшие создание крупнейшей экономики в мире.


Пророчество "Голдмана" Джима О'Нила, данное в 2001 году, начало сбываться – страны БРИК действительно становятся доминирующей силой в мире. ЮАР (С в БРИКС) присоседилась позднее.

Настроение менеджеров по закупкам, измеряемое агентством S&P Global за март 2024 года, можно интерпретировать по-разному, однако оно отлично ложится в канву новых бенефициаров формирующегося мироустройства: Бразилия, Россия, Индия, Китай, входящих в обозначенный блок. Кроме того, хорошо идут дела у бизнесменов из Индонезии и Саудии.

Неплохое настроение бизнеса в США объяснить сложно, однако возможно, это статистический артефакт, связанный с предстоящими выборами президента страны, мало отражающий действительность, происходящую в реальном бизнесе Штатов.

Отлично видно на карте и страны, бизнес которых вдруг начал чувствовать себя плохо (страны, за счет которых происходит банкет, или чьи доли в режиме реального времени в мировом разделении труда падают): Германия, Франция и Япония.

Показано 20 последних публикаций.