The Гращенков


Гео и язык канала: Россия, Русский
Категория: Политика


Канал политолога Ильи Гращенкова, президента Центра развития региональной политики (ЦРРП). Формируем политическую повестку.
Для связи по вопросам сотрудничества
info@crrp.ru @ilyagraschenkov


Гео и язык канала
Россия, Русский
Категория
Политика
Статистика
Фильтр публикаций




Репост из: Кремлёвский безБашенник
🌐Специально для "Кремлевского безБашенника" -

политолог Илья Гращенков
(Телеграм-канал The Гращенков)

Какая трансформация ждет Правительство?

На этой неделе все с трепетом ждали президентского Послания Федеральному Собранию. Каждый год – это определенная интрига. В 2022-м Путин отказался от Послания, а в 2023-м оно совпадало с годовщиной СВО. В 2021-м все ждали, что именно в ходе Послания могут быть признаны народные республики, но тогда Послание содержало чисто экономические тезисы и в целом выглядело миролюбиво. Что на этот раз?

Возможно, что все - как раз наоборот. В этот раз начальная фаза Послания оказалась весьма милитаристской, много было сказано про всякие «Кинжалы» и «Цирконы». Однако, вторая часть содержала много социально-экономических обещаний. Некоторые, особо масштабные, даже были выделены в отдельные нацпроекты. Так, главный упор – на цифровизацию (нацпроект «экономика данных» - 700 млрд.), которая вовсю идет в ходе реализации другого проекта - «цифровой трансформации». Примерно столько же денег выделяют в сумме на науку: 400 млрд. – на кампусы, 190 – на технопарки, 120 – на НИКОР, 124 - на ремонт общежитий ВУЗов, т.е. в сумме почти 900 млрд. Эти проекты тоже много где запущены и почти построены.

Очевидно, что для первой европейской экономики одновременно развивать науку, промышленность, ВПК и субсидировать социально необеспеченные слои населения не составит труда. Но, все-таки для пятой мировой экономики пока сложно уделять повышенное внимание всем отраслям сразу. И раз уж финансовый крен заметен в сторону науки и цифровизации, то и «гонка вооружений» будет идти в этом, по сути, мирном направлении. Ну и правильно - стране нужны технологии, раз уж 116 млрд. выделяется на спутниковую группировку, например.

В этой связи встает вопрос, кто будет обеспечивать решение поставленных задач? Т.е. будет ли Путин (в случае своей неминуемой победы) менять правительство или ограничится частичной ротацией? Сейчас ключевые кураторы направлений: Марат Хуснуллин (инфраструктура), Денис Мантуров (промышленность), Дмитрий Чернышенко (наука и «цифра»). И если судьба двух первых вице-премьеров, в целом, не кажется под угрозой, то вот судьба куратора двух отраслей, на которые пролился денежный «дождь» – «цифры» и науки (в сумме более 1,5 трлн) - пока неоднозначна. О возможном переходе Чернышенко на другой пост ранее ходило множество разговоров.

Цифровизация стала чуть ли не самой по себе идеологией, а с такими деньгами – еще и важнейшим ресурсом. Глава Минцифры Максут Шадаев вполне бы мог претендовать на повышение до уровня вице-премьера, однако не исключено, что в борьбу за это направление включатся все влиятельные игроки. Собственно, борьба за сферу стартовала чуть раньше и началась с посадок-зачистки некоторых потенциальных участников процесса.

Потребуется ли при таком раскладе менять верхушку правительства? Премьер-министр Михаил Мишустин – сам главный «цифровизатор», который в курсе многих вопросов и уже реализуемых проектов. Его замена может привести к параличу на некоторых направлениях, которые находятся под его прямым контролем. Конечно, незаменимых у нас нет, но и явной необходимости менять премьера именно сейчас – тоже нет. Переводить экономику на «военные рельсы» будут как и прежде, точечно и без рисков обрушить хрупкое равновесие всей экономической системы.

Что касается Андрея Белоусова, курирующего финансовый блок, тут многое будет зависеть от того, будет ли меняться сама концепция денежно-монетарной политики. Суверенно-либеральный модуль из Силуанова и Набиуллиной доказал свою устойчивость, и «менять коней на переправе» вновь переизбранный президент может и не захотеть. Белоусов в каком-то смысле уравновешивает эту группу монетаристов своей государственническо-инфляционисткой идеологией. Но при этом же и курирует тех, кому теперь будет поручено изыскивать средства на новые грандиозные президентские указы. Будет ли в дальнейшем нужда в такой сборке сдержек и противовесов – пока неясно. Как непонятны и остальные контуры будущего Правительства РФ – от ТЭК до силового блока.


Как я уже говорил, закон о запрете рекламы на каналах иноагентов – это «закон Пивоварова», т.е. бьёт в итоге по одному единственному СМИ – каналу Редакция. Сегодня медиа фактически завершает свою работу, что очень плохо. Канал был эталоном нормальности, всегда объективно освещал все актуальные события. Знаю, что его смотрели все: от федеральных чиновников, министров, кремлевских сотрудников до простых людей, которые теперь уйдут непонятно куда (вероятно, что к реальным иноагентам, которые работают на гранты, а не на доходы от рекламы). Кому мешала Редакция – непонятно. Даже само признание иноагентом носило очень неоднозначный характер, так как формальная причина внесения в списки Минюстом – спорная. Насколько я понимаю, сегодня самый простой способ выправить ситуацию – это принять решение об исключении автора программы из данного списка. Возможности для этого есть, кроме того, даже Володин говорил о такой возможности для тех, кто «отвергнет подачки других стран». Насколько я понимаю, Пивоварову их и отвергать не надо, поэтому справедливость еще могла бы возобладать. Ранее в поддержку Редакции высказался и вице-спикер Госдумы, кандидат в Президенты РФ Владислав Даванков, который так же не видит здравого смысла в закрытии популярного СМИ. Так что исключение из списков иностранных агентов - было бы самым простым решением.


Тема семьи – политическая установка, а демография – новый ключевой KPI для губернаторов.
Глава Ставрополья Владимир Владимиров прокомментировал послание президента и объявил о новых краевых мерах поддержки семей. 2 млрд рублей выделено на субсидии для приобретения жилья молодым семьям. Также на 1,6 млрд рублей увеличен объем средств на поддержку участников СВО и членов их семей.

Тренд на усиление соцподдержки важных для государства групп населения обозначился задолго до послания (Год семьи и т.д.), которое также получило выраженную социальную направленность. Региональные власти соревнуются в размере материнских капиталов: у кого-то таковой составляет 50 тысяч рублей, у кого-то 300. Главы регионов, вовремя уловившие этот тренд и принявшие собственные меры соцподдержки, выглядят более уверенно на фоне послания.

Полагаю, сейчас необходима реализация такой политики, направленной на создание условий, когда люди реально могут купить себе жилье (пусть даже в ипотеку). Это очень правильная политика, которая мотивирует людей создавать и расширять семью. Губернатор Ставрополья Владимиров в этом случае в тренде - инвестирует в будущее региона, поддерживая институт семьи на системной основе. Послание президента и объявленный им нацпроект «Семья» подтвердили, что Владимиров правильно понимает государственные приоритеты.

За последние шесть лет объём вложений краевого бюджета в поддержку семей с детьми вырос почти вдвое: с 2,6 до 4,4 млрд. рублей. Молодым семьям региона помогают в улучшении жилищных условий. За пять лет поддержку получили почти 3,2 тыс. пар. Из краевого бюджета на эти цели выделили 1,9 млрд. рублей. Раз уж мы оказались в такой ситуации, окруженные со всех сторон западными санкциями и с суверенной национальной экономикой, которой еще только предстоит вырасти, то рынок жилья должен быть одним из первых, для которых необходимо найти адекватные подходы и механизмы. Прежде всего, речь идет о выработке государственной стратегии, объясняющей смысл, для чего это все - хотим ли мы, чтобы люди жили в собственном комфортном жилье и имели счастливые большие семьи.


Тревожность больше не растет! Сказал бы персонаж старого советского фильма «Свадьба в Малиновке». Еженедельный опрос ФОМ опять фиксирует стабилизацию уровня спокойствия на уровне 56%. И это еще до замеров после президентского послания. На прошлой неделе спокойствие россиян ничто не могло поколебать, невзирая даже на тревожные новости. На этой их и вовсе почти не было. До глубинных масс наконец дошла волна радости за взятие Авдеевки (на прошлой неделе эта новость заслужила внимание только 3% опрошенных, а на этой – уже 11%). Также до них докатилась весть о гибели оппозиционера, чье имя нельзя называть без упоминания всех вражеских регалий. 5% отметили ее как важную, тем самым она стала наиважнейшей после темы СВО. Кроме того, люди упоминают в этой связи такие слова как «убийство» и «не отдали тело матери», что говорит о дополнительном внимании к факту гибели, как к некоему неоднозначному событию.

Вполовину меньше, чем гибель оппозиционера, людей продолжало интересовать интервью Путина американцу Карлосну (который теперь, видимо, будет предан анафеме), а вот все остальные события, вроде аварий, пожаров, открытия «Игр Будущего» и даже президентские выборы – остались на периферии внимания россиян. Лишь 1% интересовался всей этой «суетой». «Уругвай снова начал поставлять нам бананы», - так гордо завершает ФОМ свой опрос. Хотя терки вроде бы были с Эквадором, ну да ладно, главное, что у ответившего на этот вопрос – тревожность больше не растет, бананы то – есть!

И все же странно получается. ФОМ не фиксирует значимых для россиян событий вне зоны СВО. Но, несмотря на фразы, составляющие это внимание, вроде «война в Украине тревожит», сама тревожность – падает. А что тогда беспокоит? Все остальные события, помимо гибели оппозиционера, не упоминаемого без страшных регалий, проплывают мимо сознания, как льдины по реке: «Якутия митинги», «гололед в Оренбурге». Это все такой же 1% внимания как выборы президента или «13-й пакет санкций». В общем, тот информационный дзен, в который, судя по ФОМ, впали россияне, имеет мало общего с их общественными реакциями. Или же они просто научились хорошо их скрывать.


Мне кажется, хорошо, когда на выборах есть альтернатива власти. Считать, сколько раз совпала или не совпала программа «основного кандидата» с программой его «уважаемых спарринг-партнеров», довольно абсурдное занятие. Прекрасно, если Путин после переизбрания (в этом, кажется, никто не сомневается) возьмет из других программ какие-то позитивные вещи (вроде «второго шанса» сдать ЕГЭ) и реализует их. Но всерьёз считать, что если твоя программа совпадает с президентской, ты наберёшь больше процентов на выборах - это странно. Зачем тогда избирателю голосовать за условного Слуцкого, а не за Путина? Как раз наоборот, если достаточно большое число людей выскажется в поддержку оппозиционных кандидатов, будь то Даванков или Харитонов, это покажет, что избиратели хотели бы реализации их альтернативных программ.

Кстати, раньше был такой кейс. вот на юге России казаки очень сильно поддерживают Путина например. Но приезжает технолог, который сопровождает кандидата от коммунистов. Предлагает проголосовать за него. Казаки, ясное дело отказываются, они ведь за атамана! Но технолог им говорит: если вы все проголосуете за власть, в Москве решат, что у вас всё хорошо и ничего не нужно. А вот если вы проголосуете за оппозицию, тогда они поймут, что что-то не так. Начнут вам звонить, спрашивать, что хотите. Вот так он и уговорил казаков голосовать против провластного кандидата.

Так и сегодня, голосовать за кандидата, который старается ничем не противопоставлять себя Кремлю, вряд ли кто то станет. По крайней мере у КПРФ есть понятная идея - социализм, у «Новых Людей» - демократия и только у либерально-демократической партии нет ни либерализма, ни демократии. Зато есть цифровой Жириновский. Поэтому никто не должен ни перед кем оправдываться. Путин много говорит о том, что Россия - демократическая страна. Значит, у нас должна быть свобода слова и плюрализм мнений. Те же, кто считает, что тотальная сервильность - это путь к сердцу политических администраторов, возможно ошибается. Кремлю нужна устойчивая политическая система, часть которой является системная оппозиция. Но если она будет мало чем отличаться от власти, вряд ли такая позиция вообще будет нужна хоть кому-нибудь.


В общем, по итогам президентского послания ФС РФ можно предположить кое-какие сигналы управленческим элитам в части их вероятной ротации:

- Правительство после выборов имеет большие шансы на сохранение в нынешней конфигурации. Как и действующий премьер.

- Финансовый блок ждет реструктуризация. Но и она может носить не тотальный характер. Как и нынешняя структура ЦБ, также может сохраниться без серьезных потрясений.

- Социализация провозглашена, но она не носит прорывного характера. Какие-то программы продлят, какие-то расширят. Яркий пример: экономия многодетной семьи за счет налогового вычета может составить 1300 руб. в месяц (за троих детей), что не густо.

- Политическую систему признали устойчивой. Система продолжит совмещать в себе либерально-патриотический модус, при общем крене власти в сторону политики «суверенизации». Пока все системные игроки довольны.

- Возможны перестановки в силовом корпусе. Тут явно много скрытых сигналов акторам (как присутствующим, так и отсутствующим).

- Довольно агрессивная риторика в адрес «западных партнеров», видимо консервирует перестановки в МИД и все «международные треки» на неопределенный период.


Мирный кандидат. Состоялись дебаты по самой главной теме – СВО. Окончание боевых действий и мирные переговоры – главный вопрос, который фактически раскалывал электорат всех кандидатов поровну. Позиция «основного кандидата» по данному вопросу ясна, хотя и Путин в интервью американскому журналисту много говорил о стремлении России к скорейшему миру и провале мирного урегулирования исключительно по вине противоборствующей стороны. Поэтому кандидаты от КПРФ и ЛДПР в данном случае выступают в качестве раздражителя для действующей власти, подталкивая Кремль к радикализации: Слуцкий вьется «буревестником», вещая про противостояние с НАТО, а КПРФ косплеит дряхлого «ястреба» времен холодной войны. По теме СВО внятно высказались только «Новые Люди» и кандидат Даванков, который ясно артикулировал: «мы – за скорый мир».

«Люди хотят мира и только политики из прошлого тащат нас к большой войне своими заявлениями про «походы на Варшаву» и «весь мир в пепел». Они вечно говорят от имени большинства. Но это неправда. За эту кампанию я провел больше 100 встреч. Везде, в каждом регионе люди хотят мирного неба и уверенности в завтрашнем дне. В стране много людей, которые думают по-другому. Нам нужна мирная и процветающая страна. И конкретная цель — скорейший мир»,заявил Владислав Даванков в ходе дебатов на канале Россия 1.

Полагаю, что это наиболее выверенная и внятная позиция по теме СВО, фиксирующая, что у тех, кто высказывается за скорейший мир – есть свой кандидат в лице Даванкова. Ранее таким кандидатом можно было считать Бориса Надеждина, который в итоге не был зарегистрирован на выборах. Уже тогда многие социологи фиксировали, что электорат Надеждина (до 10% избирателей), в качестве второго выбора называют именно кандидата от «Новых Людей». Тогда же стало интригой, будет ли Даванков озвучивать свою антивоенную повестку и насколько внятно он сможет ее артикулировать. Дебаты показали, что он высказывается предельно прямо и четко, тем самым не давая критикам оснований заявлять, что он обходит стороной «главную тему».

Похоже, что после темы СВО дебаты уже не будут столь острыми и интересными. Подождем социологических замеров ближе к выборам, что бы посмотреть, насколько участники дебатов смогли достучаться до своих ядерных аудиторий и какое число потенциальных избирателей из «серой зоны» (обычно не голосующие, неопределившиеся и т.д.) они смогли охватить. Сами по себе дебаты на телеканалах смотрят не многие, но как минимум два кандидата – Слуцкий и Даванков активно разгоняли материалы в соцсетях. Харитонов, по всей видимости, уповая на базовый электорат КПРФ в принципе не старается вести активную кампанию, используя только бесплатный инструментарий и то по минимуму.

В любом случае, по теме украинского конфликта и КПРФ и ЛДПР занимаются позицию «бустеров» военных действий, борясь за голоса «рассерженных патриотов». И если КПРФ обращается к визуальным образам (Сталин, ВОВ, «дойти до Берлина»), то ЛДПР просто использует весь набор идеологических клеше т.н. телеэкспертов (западные спецслужбы, НАТО, ядерный удар и т.д.). «Новые Люди» заняли внятную и системную позицию, которая подразумевает скорейшее завершение боевых действий, но с точки зрения «здравого смысла», т.е. на понятных и приемлемых для нас условиях. Что не менее важно, мирная повестка Даванкова – это еще и нормализация жизни внутри самой России, отход от экстремально изоляционистской повестки «осажденной крепости».


Репост из: Выборы/Огосдумевшие
Вслед за освоением соцсетей политические партии и их кандидаты начали работу в домовых чатах в мессенджерах, причем одними ими не ограничились: политическая пропаганда добралась и до закрытых чатов по интересам, а под раздачу попали и автомобилисты, и собачники, и даже мамы с детьми.

В преддверии мартовских выборов политические рассылки в чаты фиксируются по всей стране.

Традиционно аудитория чатов негативно относится к какой бы то ни было рекламе. Поэтому пиарщики и политтехнологи ухитряются как могут. Например, маскируясь под активных пользователей чата. Однако и это не всегда помогает.

Технологи ЛДПР Слуцкого даже занялись сегментированием повестки: отправили родительский контент в мамский чат. Однако в этом контенте пользователи заподозрили агитацию, так как последнее время Слуцкий и его инициативы слишком часто стали появляться в чате.

Эксперты говорят о том, что возможность массовой работы в чатах появилась вслед за внедрением соответствующего программного обеспечения. Если раньше для того, чтобы участвовать в чате, необходимо было «обложиться телефонами» и вручную вести дискуссии, то сейчас достаточно нажать несколько кнопок в программе и сообщение улетит в выбранные чаты.

Эффективность данной технологии коммуникации может снижаться со временем, как это произошло в свое время с контекстной или баннерной рекламой в интернете. Однако на старте можно рассчитывать на серьезный эффект: потребитель еще не готов к тому, что в чатах столкнется с рекламой; по-прежнему для большинства пользователей чаты в мессенджерах являются неким аналогом «закрытых клубов», информация в которых обладает высоким уровнем доверия.

@gosdumaem


На что делает ставку врио главы Вологодчины? Георгий Филимонов — единственный на данный момент врио губернатора в стране. В возглавляемой им Вологодской области выборы главы региона пройдут в сентябре. Для участия в них Филимонова пришлось «продавить» изменение местного законодательства. Депутаты Заксобрания приняли закон, позволяющий участвовать в выборах самовыдвиженцам. До этого в области кандидатами в губернаторы могли быть только представители партий. Филимонов же не раз открыто заявлял, что не собирается вступать ни в одну из них, называя себя представителем «партии президента».

Согласно новым правилам, врио придется собирать подписи жителей за свое выдвижение (1% от количества населения), а также пройти муниципальный фильтр (подписи 7% депутатов местных органов управления и глав муниципалитетов). Интересно, что половину подписей избирателей можно будет собрать с помощью регионального сайта Госуслуг.
В Вологодской области на сентябрьских выборах будет применяться электронное голосование, однако с этим есть проблемы: Вологодчина - один из немногих регионов, где отмечаются существенные трудности с распространением интернета за пределами областной столицы. Очевидно, что за оставшееся до выборов время ситуацию кардинально изменить не получится. Тем не менее, на участие в президентских выборах в марте в электронном формате заявления подали более 60 тысяч вологодцев. Общее же число избирателей в регионе — чуть менее миллиона.

Филимонов начал руководить регионом чуть больше трех месяцев назад, поэтому сейчас сложно судить о прочности его позиций и популярности среди населения. В общении с людьми и прессой он активно использует довольно популистские лозунги, щедро раздавая обещания и предлагая решения накопившихся проблем. Например, в самом начале своей работы едва ли не лично выезжал на вологодские улицы и раздавал указания коммунальщикам, которые не могли справиться с последствиями выпавших осадков. Тема уборки улиц в Вологде традиционно проблемная, поэтому такая активность хорошо освещалась местным телевидением, а Филимонов использовал повод для самопрезентации избирателям.

Все время, находясь на своем посту, врио губернатора проводит чистку команды, доставшейся от предшественника. В первый же месяц работы он заменил глав департаментов здравоохранения, образования и спорта, а также уточнил круг их непосредственных обязанностей. В конце января постов лишились руководители еще пяти департаментов, а сами структуры были перепрофилированы: например, вместо распущенного департамента экономического развития создается другой профильный отдел. Увольнение чиновников Филимонов сопровождал резкой критикой, что, вероятно, может создать ему проблемы в будущем. Уволенные сотрудники остаются в регионе, очевидно, что они получат новые предложения, потенциально могут занять статусные позиции. Около недели назад ближний рабочий круг Филимонова пополнился новым заместителем — из московской мэрии переманили Дениса Алексеева, который будет заниматься вопросами взаимодействия с федеральными органами власти. Должность важная, особенно перед выборами, поскольку бюджет области на 2024 год сверстан с дефицитом в 20 млрд рублей, без помощи федерального центра явно не обойтись.

Вообще успешное взаимодействие с Москвой может стать для Филимонова главным козырем на предстоящих выборах. Однако для этого необходимо не провалить подготовку к выборам президента в марте. В условиях создаваемой кадровыми чистками напряженности это нетривиальная задача, поскольку местные элиты больше озабочены сохранением своих мест, находясь в состоянии стрессового ожидания по поводу собственных дальнейших перспектив. Жесткие методы Филимонова могут сыграть против него самого: вряд ли стоит ожидать открытого саботажа его решений, однако элитное сопротивление уже наблюдается.


Участники съезда депутатов в Приднестровье намерены обратиться за помощью к РФ. Участники съезда депутатов всех уровней в Приднестровье намерены обратиться за помощью к России из-за давления Молдавии. Авторы проекта резолюции просят учесть тот факт, что на территории Приднестровской Молдавской Республики живут более 220 000 россиян. Кроме того, упоминается уникальный положительный опыт российского миротворчества на Днестре, а также статус гаранта и посредника в переговорном процессе.

Пока ещё не очень понятно, чем может закончиться данная инициатива. Признать независимость Приднестровья пока никто не требует, формулировки довольно обтекаемые. Однако тот факт, что данное обращение принимается накануне президентского послания Путина федеральному собранию, рождает вихрь догадок. Если Россия согласится как-то поддержать непризнанную республику, то это может перевести к очередному витку конфликта. У Молдавии с Россией сейчас нет сухопутных границ, поэтому, чтобы оказать хоть какую-то помощь – нужно либо высадиться прямо в Тирасполе, либо получить эту границу путем расширения зоны СВО на Одессу.

Возможно, что данная инициатива «идёт снизу» и просто приднестровские депутаты подгадали со своим заявлением ко времени обращения Путина к ФС, включая Совфед, который теперь может экстренно рассмотреть эту резолюцию и как-то на неё прореагировать. В любом случае, пока не очевидно, что данные решения будут носить тот же характер, какой ранее носили обращения со стороны руководства ЛДНР, вследствие которого и начался конфликт с Украиной.


Внимание на Арктику. Неоднократно подсказывал своим подписчиком следить за работой «арктической» рабочей группы Госсовета Андрея Чибиса - одной из главных смысловых площадок, генерирующих стратегию развитии Арктической зоны.

И вот опять новость, претендующая на сенсацию: Арктика может получить свой собственный нацпроект. Точнее говоря, на заседании рабочей группы рассматривалось два варианта:

- новый нацпроект;
- внесение арктических приоритетов в существующие нацпроекты.

Если учитывать, что нацпроекты стали основным инструментом бюджетных инвестиций в развитие инфраструктуры, то включение в них арктических приоритетов – вполне логичное решение. Тем более, что этот кейс уже отработан на Дальнем Востоке.

Выльется ли арктическая тематика в отдельный нацпроект, мы скорее всего поймем по изменениям в структуре правительства после президентских выборов. Но то, что тема развития северных регионов будет усиливаться, в том числе, через нацпроекты – практически нет сомнений. Арктика – это 10% ВВП страны, богатейшие залежи углеводородов и других полезных ископаемых, Северный морской путь, который уже в среднесрочной перспективе станет одним из основных мировых логистических маршрутов.


ЖКХ на пороге ползучей национализации. Тема возможного огосударствления ЖКХ неспроста входит в актуальную политическую повестку. Самые разные акторы, в том числе высокопоставленные, регулярно находят поводы для оживления дискуссии вокруг перспектив жилищно-коммунального хозяйства.

На этот раз сигнал подала спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, заявившая о необходимости предоставить главам регионов больше полномочий в сфере ЖКХ. Она аргументировала предложение тем, губернаторы смогут лучше контролировать работу коммерческих управляющих компаний.

Коллеги утверждают, что схема огосударствления большинства управляющих компаний, по образцу столицы России, вряд ли может быть реализована в ближайшие годы в большинстве регионов. Основной аргумент - износ оборудования в сфере ЖКХ в регионах достигает 60-70% и выше, а возможности для модернизации у региональных и муниципальных властей ограничены. Однако недавний опыт, когда многие регионы в Поволжье и Центральной России накрыли мощнейшие снегопады, показал, что именно управляющие компании оказались важным звеном в работе по устранению последствий разгула стихии. В частности, жилые массивы преимущественно расчищались техникой, принадлежащей «управляйкам». Очевидно, что у государства появляется серьезный соблазн забрать этот ресурс.

Реальность такова, что многие регионы, как показала нынешняя зима, оказались не готовы к природным катаклизмам – суровым морозам, ледяным дождям и обильным снегопадам. Это чаще всего обусловлено объективными причинами: снижением уровня финансирования отрасли, плачевным состоянием необходимой инфраструктуры и разрушенной системой управления ЖКХ в целом. В ряде субъектов многие профильные организации оказались обанкрочены, техника выведена, человеческие ресурсы растеряны. Однако и дальнейшие перспективы вряд ли можно назвать радужными: в трехлетнем бюджете России запланировано сокращение расходов на ЖКХ: с 884 млрд руб. в 2024 г., до 506 млрд в 2025 г. и 381 млрд. в 2026 г.

Одновременно с этим одним из очевидных последствий январских коммунальных аварий в Подмосковье и других регионах стало повышение ответственности губернаторов за состояние ЖКХ. В настоящее время именно на эту сферу приходится наиболее значимый объём жалоб в субъектах, что в конечном итоге рискует привести к заметному росту протестной активности. Скорее всего, власти не пойдут на одномоментную национализацию объектов коммунального хозяйства. Судя по всему, более предпочтительным видится некий промежуточный вариант решения проблемы. На таковой, в частности, ранее намекал вице-премьер РФ Марат Хуснуллин. По его словам, Правительство РФ не планирует передавать объекты ЖКХ полностью в государственную собственность.

Можно предположить, что в ближайшие годы нас ожидает «ползучая национализация» жилищно-коммунальной отрасли. Приходится констатировать, что введение частных инвестиций и концессионных соглашений не привело к улучшению ситуации в системе. Именно поэтому национализация некоторых компаний и передача их в государственную или муниципальную собственность видится вполне реалистичным сценарием. С точки зрения власти, такое решение, вероятно, позволит преодолеть трудности, связанные с коммунальной инфраструктурой.


Казус Паслера: с какими проблемами глава Оренбуржья идет на выборы. Географическая удаленность Оренбургской области от Москвы дает о себе знать. Причем в данном случае речь – и про политику, и про экономику. Неспешность — вот, пожалуй, главный лозунг местных элит. Запоздалая реакция действующего губернатора Дениса Паслера по поводу текущей повестки уже стала своего рода мемом. Составление планов и демонстрация готовности что-то делать зачастую создают проблемы для губернатора, которому осенью-2024 предстоят выборы.

В качестве красноречивого примера можно привести нашумевший в медиа случай, когда бродячие собаки в областной столице загрызли ребенка. В Якутии принимаются меры, Башкирия реагирует, в Подмосковье проводятся рейды по выявлению бездомных животных, в Оренбурге же… создается комиссия по уточнению проблемы.

Едва ли не главная болевая точка в регионе — отток населения. С 2000 года область потеряла около 350 тысяч человек (это только официальные данные). Ежегодная убыль фиксируется на уровне 10-15 тысяч человек. Однако команда Паслера, судя по всему, не спешит решать эту проблему. Из-за сокращения живущих в регионе людей происходят закрытия госучреждений. Например, в городе Гай были вынуждены повесить замок на один из трех действующих судебных участков мировых судей.
Другая проблемная ситуация, которая регулярно обсуждается в местных медиа, касается очевидного нежелания областной власти слышать общественность. В области, в отличие от многих других субъектов страны, довольно сильно развиты независимые СМИ и паблики в соцсетях, где зачастую открыто выражается недовольство жителей. Однако Паслер не спешит давать обратную связь. Так, особенно активен в конкретизации проблем малый бизнес. Люди жалуются на притеснения регуляторных органов, однако губернатор игнорирует проблемы. Обратной связи нет. Получается, что власть сама по себе, а люди сами по себе, включая бизнес.

Определенные сложности наблюдаются и в части консолидации политических элит. Местные инсайдеры констатируют: Паслер разругался едва ли не со всеми, включая «Единую Россию». Показательно, что по результатам отчета главы региона об экономическом положении, треть депутатов областной думы выразили несогласие. Причем речь не только о представителях системной оппозиции из КПРФ и ЛДПР, но и о единороссах.

Впрочем, губернатору подчас удается использовать возникающие разногласия в свою пользу: в федеральный центр регулярно летят депеши о том, что в регионе - сплошная демократия, политические силы находятся в постоянной дискуссии, а значит, консенсус вокруг его фигуры однозначный. Очевидно, предстоящие выборы покажут, насколько ставка Паслера на разногласия между политическими силами окажется верной.


На этой своей инициативе «Точка», безусловно, хайпанет - но хайпанет заслуженно. Лично я пока не припомню случая, чтобы финансовая компания вот так запросто поставила на кон 8 млрд рублей без гарантий их возврата. Понятно, что клиенты сервиса переуступят Точке права требования с лишенного лицензии Kiwi, но как быстро Точка сумеет вытащить из «птички» эти деньги, да и сумеет ли вообще - это еще вопрос. Но суть даже не в этом. Кейс «Точки» (и того же Тинькофф) еще раз наглядно продемонстрировал, что компании, управляемые менеджментом и независимыми директорами, куда более гибко реагируют на меняющиеся условия и, как правило, более клиентоориентированы, нежели гиганты рынка с их олдскульной многоуровневой системой согласований. Тот факт, что новые инвесторы Точки (в том числе Интеррос) сумели сохранить гибкость и независимость сервиса, делает им честь.


Жанр дебатов модифицировался до очень странного формата. Теперь кандидаты не дебатируют-спорят между собой, а как бы представляют свои программы, да еще и через призму вопросов, подготовленных службами телеканалов. Выглядит странно. Такая форма подачи не дает ни драйва, ни понимания целостности этих самых программ, да и кандидатов не позволяет презентовать во всей красе. Для нашего телевидения, которое помешалось на крик-шоу, где гости друг другу слова сказать не дают, такие дебаты кажутся почти поминками. И все же.

Во-первых, лично меня интересуют программы кандидатов. Пусть часть политтехнологов считает, что «программы никто не читает», но я уверен, что для президентских выборов – это абсолютное исключение. Особенно сейчас в эпоху «большого передела», когда мы стоим одной ногой в нашем старом мире, а другой ногой – пытаемся шагнуть непонятно куда. Программа – это дорожная карта, ну или хотя бы указатель, куда именно мы хотели бы шагнуть. И что мы видим? У ЛДПР вся программа помещается на один листик А4, где из 11 пунктов два – это дублирующие друг друга предложения: «мы продолжаем дело Жириновского» и «дело Жириновского живет». Это какой-то… позор. У КПРФ программа стала подозрительно напоминать не коммунистическую, а правительственную. В чем тогда ее оппозиционность? Единственная реальная программа у «Новых Людей» - увесистый талмуд из вполне прикладных решений и генеральных линий. «Альтернатива для России» - это действительно попытка на очередном историческом витке «свернуть куда надо». Удастся ли в ходе дебатов донести хотя бы общие ее тезисы – вопрос.

Во-вторых, важно понимать, что сами по себе выборы 2024 – это борьба за 2 место (дебаты вице-кандидатов, как удачно шутят коллеги). Партии учувствуют в выборах с целью нарастить узнаваемость своих спикеров и вообще, провести смотрины на будущее. Так что тут крайне важно видеть, кто кампанию в принципе ведет, а кто ее явно сливает. Кто мог бы претендовать на политическое будущее, а кто его явно сливает (тут лидер СРЗП, но они сразу спасовали), чьи выступления можно считать заявкой на политическую активность, а кто «отбывает номер». Тут, к сожалению, обе старые партии вновь выглядят бледно. И если с КПРФ понятно, что у них «травма Грудинина» и они стараются не отсвечивать, то зачем Слуцкий решил лично идти на выборы от ЛДПР, а потом – сливаться со всех дебатов, вообще непонятно. «Новые Люди» еще учатся, но вполне умело. Вчера Даванков еще нервничал, а сегодня, как пишут коллеги, «снял галстук и всех порвал». Что же, в нашей политике и вправду иногда надо снять галстук.

В-третьих, дебаты – это единственный легальный формат медиа активности через государственные СМИ. Так то вице-кандидаты могут прокачивать повестку только по углам соцсетям. А тут впервые им дают и радио и телек, из которого бабушки и дедушки составляющие костяк избирателей смогут вообще узнать, кто там еще есть в этом электоральном меню «кроме Путина». Конечно, рейтинги у дебатов невысоки, а в стране, где выборами интересуется всего 1% населения - это совсем не «звезды прайм-тайм». Но через две недели, когда до выборов будет оставаться 5-6 дней, люди сами начнут интересоваться чем-то вроде: «а че, там выборы говорят какие-то?». И вот тогда партиям придется экстренно предъявить кандидатов со всеми потрохами.

Ждем, как пойдут дебаты на 3-4 день, когда первая тревожность спадет, зато усталость накопится. Очень интересно посмотреть, дойдет ли до студии Слуцкий и как он там выступит (пока что его публичные выступления – лютый кринж), не прорвет ли где-нибудь Харитонова и сумеет ли Даванков донести свою альтернативную повестку до масс.


Волгоградская аномалия: планы опережают реальность. Вышедшее сегодня из федеральной повестки слово «губернаторопад» в последние годы прочно ассоциировалось с именем главы Волгоградской области Андреем Бочаровым. Потому как в шорт-листах возможных «губернаторов на вылет» находился уже не раз. Это, вероятно, связано не только с его личными и управленческими качествами, к которым, по всей видимости, есть претензии в Москве, но и с социально-экономической ситуацией в регионе. Проблемы, накопленные годами, судя по всему, так и не были решены.

Впрочем, стоит отметить и некоторые позитивные моменты. За последние два года экономика региона показывает рост, примерно равный общероссийскому. Однако тренд на рост ВВП, драйвером которого преимущественно является активизация ВПК на фоне продолжающейся специальной военной операции, отслеживается по всей России. На совещаниях с членами регправительства Бочаров озвучивает планы по экономическому росту на уровне 10-12% на десятилетний период, однако пока это лишь планы. Согласно независимым оценкам, рост составляет не более 2-4% в сравнении с аналогичными периодами прошлых лет.

Между тем, в сентябре текущего года Бочарову предстоят перевыборы. Интересно, что и год, и два назад глава Волгоградской области в публичных выступлениях «замахивался» на десятилетие в развитии региона. Время идет, риторика сохраняется, результаты же не то чтобы не впечатляют, но «замах» остался на уровне деклараций.

Согласно исследованию НИУ ВШЭ, по уровню инновационного развития Волгоградская область находится ровно в середине рейтинга. При этом определить какие-то ключевые моменты, которые могли бы стать драйверами развития, сложно. Соседние регионы, пусть и проигрывая даже в общем списке, но направили усилия: кто на сельхоз-, кто на научные разработки, а кто-то переориентировался на ВПК. В Волгоградской области всё «по-среднему».

Федеральные эксперты и местные жители видят проблему в том, что Бочаров «не чувствует» регион. Негласный статус несправившегося «местного», поддержанного правящей партией, преследует его весь губернаторский срок. Обратная ситуация, например, фиксировалась в Орловской области, когда местные элиты и население отторгали назначенного губернатора Андрея Клычкова. Однако на Орловищине со стороны федерального центра наблюдалось еще и давление по поводу того, что Клычков — представитель КПРФ, а не ЕР. В Волгограде же это повторить нельзя — нынешнего главу поддерживала ЕР, к тому же он «местный». Тем не менее, возможно, что применение обширного комплекса политтехнологий позволит Бочарову выиграть выборы. Кто, если не он — человек, который давно в регионе, которому надо еще немного времени на «раскачку».

При этом рядовые волгоградцы и столичные эксперты видят несоответствие заявленных задач и способов их решения — транспортная проблема в Волгограде и области за все время пребывания Бочарова в должности не купирована, коммунальные вопросы, опять же, находятся в подвешенном состоянии в режиме «решим за десятилетку», система здравоохранения, похоже, едва справляется с текущими вызовами. Максимум, на что может рассчитывать губернатор — выдача «индульгенции» от федцентра на решение вопросов в следующий срок. Лишь бы не раскачивать лодку в период геополитического шторма.


Неочевидные для инвестиций регионы или стратегии губернаторов 3.0 в действии. Реализация заявленных идей и проектов в Тамбовской области, озвученные ранее губернатором Максимом Егоровым, нашли конкретное проектное воплощение. Так на Токаревской птицефабрике в Инжавино начал свою работу современный цех по производству продукции для сети быстрого питания «Ростикс», а инвестиции в развитие цеха составили 120 млн рублей, а это – сотни рабочих мест. И сразу же Тамбов выдает еще одну новость - регион строит крупнейший в центральном федеральном округе аквапарк за 600 млн. Рублей. Случайность? Лично я полагаю, что это скорее звено одной цепи - пример системной работы в условиях санкций и создания прозрачных правил игры, когда все инвесторы идут туда, где уже протоптана дорожка. Сам по себе аквапарк решает и важную задачу роста туристической привлекательности. Это такая синергия, которая дает возможность удачного решения сразу нескольких задач:.

Это приоритетная задача для всех губернаторов – создание условий для роста экономики, несмотря ни на что. Сюда входят и создание комфортных условий для бизнеса, который приходит в регион с инвестициями, создание рабочих мест, повышение уровня благосостояния населения. Одно из важных условий развития – твердое слово главы региона, его гарантии для бизнеса, касающиеся того, что даже в непростых условиях инвесторы и работающие в его структуре люди будут защищены.

Интересно, что сегодня инвестиции идут как раз в те регионы, которые раньше считались депрессивными, а в последние годы оказались неочевидными территориями для вложения средств. Сегодня Тамбовская область уже признанный лидер в производстве мяса в России: Тамбовщина занимает 4-е место среди регионов страны и 2-е место в ЦФО по производству мяса птицы. Губернатор Максим Егоров отметил, что развитие сотрудничества с крупными брендами, такими как «Ростикс», а также предыдущее соглашение о строительстве логистического центра Х5Group и распределительного центра Wildberries подтверждает привлекательность инвестиций в Тамбовской области. Это отражает стратегическое направление региона на снижение зависимости от импорта.

Такие подходы доказывают, что потери российской экономики от западных санкций хоть и есть, но уже не такие болезненные как ранее. Тут важно, что бизнес быстрее, чем государство, реагировал на освободившиеся для замещения ниши и расширялся. И тут государство и предприниматели смогли опереться друг на друга. Субъекты пришли к осознанию растущей межрегиональной конкуренции и увидели выход в формировании индивидуальных экономических стратегий. Такой подход очевидно присущ в первую очередь губернаторам 3.0, которые начинают не просто мыслить креативно, но и пытаются максимально эффективно пользоваться отданными федеральным центром полномочиями.

Кластеризация экономики позволяет субъектам максимально эффективно использовать имеющиеся конкурентные преимущества. И тут себя смогли проявить регионы ЦФО, которые ранее считались депрессивными. Помимо Москвы и Подмосковья лишь немногие главы смогли выстроить собственные успешные стратегии развития. Среди них можно отметить глав Белгородской, Орловской, Тамбовской, Тульской и Ярославской областей. Во всех этих регионах главы проявили себя как политические акторы. Белгородская область, соприкасаясь с зоной СВО, тем не менее, смогла выстроить собственную успешную стратегию развития. Орловская область постепенно уходит из числа наиболее депрессивных областей ЦФО. Тамбовская область не только ушла далеко вперед, но и может претендовать на статус столицы Черноземья и научного кластера, особенно в сфере АПК. Тульская область на фоне традиционных успехов ВПК стала еще и туристической столицей.


Вопрос, почему будущее России стало ее прошлым, лежит в плоскости не ценностей, а страхов. Страхами управлять легче. Что касается картины мира, то и тут ясен ответ на вопрос, почему власть и народ «нашли друг друга». У нас большая часть населения – люди старше 60 лет, как и во власти, средний возраст чиновника – 55 лет, а в том же Совбезе – 62 года. Разумеется, все эти люди выросли в СССР и хотели бы возвращения к «советской модели», как к понятной и приоритетной.

Просто у всех советская модель своя. Так как это не реальный Советский Союз (тот был и его больше нет и не будет), а воспоминания о нем. Причем у каждого – свое. У кого то очень светлые и хорошие (детство в семье какого-нибудь замминистра, сталинская высотка, детство в Артеке), а у кого-то не очень (военный городок, холодная пятиэтажка, еда по талонам). Кому-то было хорошо при Брежневе, с его застоем и предсказуемостью, а кому-то при Горбачеве и первых кооперативах. В общем, тут пространства для фантазии много, так как это очень субъективные представления о том, что такое хорошо, а что такое плохо (и кому, самое главное, хорошо и кому плохо).

Так что это не столько возврат в средневековье, сколько возврат «в детство». Детству тоже свойственна политика упрощения. Тут – хорошие, а тут – плохие. Украл конфеты – извините!, разбил окно – получил ремня. Так что это не «новое средневековье». Вообще, жители страдающего средневековья и не знали, что они жили именно в эту эпоху. Посреди старого времени и ренессанса. Вот и мы не знаем, как потом историки обзовут наши странные времена. Как говорится, мы стоим на стыке. Но средние века были временем построения нового института – большой церковной корпорации, как в христианском, так и в остальном мире. Невежество окупалось верой. Сейчас нечто другое.

Эпоха атомизации сознания в постинформационную эпоху. Люди утратили единство коммуникационного пространства. Проще говоря, для одних важно одно событие, а другие – просто не замечают его, в их мире его – нет и оно не может в него попасть. Поэтому конфликт идет по принципу: я взломаю твой мир и заставлю тебя поверить в мой. Но и здесь борьба идет не столько за ценности, сколько люди пытаются навязать друг другу собственные страхи. И вот тут появляется маркетплейс по торговле страхами, который заботливо обслужит обе стороны, которые нужно не только разделять, но и над которыми приходится властвовать.


Сегодня исполняется 40 лет самому молодому кандидату в Президенты РФ – Владиславу Даванкову. Сегодня он олицетворение той политики перемен и обновления, которой требуют наши сердца. Думаю, что как и партия «Новые Люди», так и сам Даванков – имеют очень хорошие перспективы в будущей России, которая обязательно будет свободной и процветающей страной. Хорошо знаю Влада с самого начала его политической карьеры и могу сказать, что он один из самых честных и открытых политиков. Ну, серьезно, даже став вице-спикером ГД, потом кандидатом в мэры Москвы, затем и в Президенты – никогда не «ловил звезду», оставался самим собой, «своим парнем». Ты празднуешь день рождения в поездках по стране, продвигая столь важную программу «Альтернативы для России», призывая общество к миру и нормализации. Это очень важно и круто. Так что сегодня с удовольствием выпью за тебя и пожелаю не только победы (во всем), но и самое главное – сохранить себя таким, как сейчас. За тобой – будущее!

Показано 20 последних публикаций.